Русское Информационное Агентство
 сегодня 23 октября 2018 г. на главную  контакты   
  главная новость

[22.10.18] Кагорта адвокатов, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами, захватила этот рынок: рынок решения вопросов формировался одновременно на федеральном и региональном уровне. Денис Тумаркин уже работал адвокатом в коллегии адвокатов Фемида-Групп, куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов. Нет подтверждения, состоялась ли тогда встреча Тумаркина с директором Росстандарта Г.И.Элькиным, или это произошло позже; точно то же самое относится и к сотруднику Службы внешней разведки СВР) П.А.Карюхину, для которого Никулинский суд стал центром его афер с гаражами... Немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых[ читать дальше ]


  анонсы

[22.10.18] Уж Карюхин-то знает, откуда у него баксы и почему он спрятал их от своего шефа из Службы внешней разведки (СВР) и от налоговой инспекции. Признанный профнепригодным агент СВР, во всяком случае он так уверял и всем совал под нос ксиву, Павел Карюхин, видно в расчете на придурков или мздоимцев, уверяет судью Николинского суда, что он купил в Москве участок земли размером 30 соток за 80 тыс рублей в 2005 году, когда она стоила там примерно 200 тысяч рублей за 1 (одну) сотку и требует от продавца, чтобы он вернул ему, Карюхину, примерно 4.5 млн рублей, которые он внес, дескать, на нужды благоустройства поселка. Уже видно, что никак не сходится. Но интересно и другое: где наскреб в 2005-06 году сотрудник Службы внешней разведки четыре миллиона с лишним рублей? Если он получал зарплату в 2 тыс долларов, что в то время было невероятно, то есть 50 тыс рублей, то ему на это понадобилось бы копить 10 лет, если бы он вообще ни на что не тратился, а если бы половину тратил на житье, то все 20 лет. Одновременно Карюхин на полученном участке срочно возвел хоромы, баню и гараж, которые обошлись не менее чем в те же 4-5 млн рублей. А эти откуда? Еще 10-20 лет? Нечисто здесь, точно нечисто, не зря Карюхин уговорил своего риелтора оформить сделку как взнос в производство - эти деньги ему не надо было показывать в налоговую и, значит, на работе, то бишь - в Службу внешней разведки, где его, уж точно, спросили бы: откуда баксы, агент Карюхин? [ читать дальше ]

[22.10.18] А если оправдают и выпустят? Страсть господня... На него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? В поселке Архангельское Красногорского района 10 октября убили следователя по особо важным делам МВД России Евгению Шишкину. Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... По указу и зову души каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него таращатся замгендиры типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателя однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, что с ними будет? [ читать дальше ]

[22.10.18] Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[22.10.18]К президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. А приятель всех московских полицейских генералов и прокуроров замгендир в системе Ростех (тоже, я думаю, генерал) Григорий Иосифович Элькин, спокойно дирижирует целой командой рейдеров и приватизаторов охраняемого леса в Москве(!), - он так мне и говорил: мы вас посадим, у меня вся Москва в кармане, включая, как я полагаю, не только генерала Морозова, но и его сменщика - генерала Агафьеву на посту начальника главного следственного управления Москвы. Старые следы генерала Натальи Агафьевой. Уголовное дело вел следователь столичного главка Иван Анатольевич Шестаков. Ранее он работал в подчинении главы Следственной части окружного главка по ЦФО полковника юстиции Натальи Ивановны Агафьевой. И именно в подразделение Агафьевой по протекции Зорова было передано в 2013 году возбужденное против Пономарева уголовное дело. Но вскоре ГУ МВД по ЦФО расформировали, и г-жа Агафьева получила должность в столице — стала начальником ГСУ ГУ МВД по г. Москве. В ее подчинение перешел и следователь Шестаков. Особо отметим, что все время с 2013 года здания «ДЭЗИСа» по Малой Семеновской благодаря странной благосклонности следователей находились на ответственном хранении… у Елены Волощук, которая, не имея на это имущество никаких прав, вопреки решениям всех судов сдавала их в аренду и извлекала незаконный доход. Вот что значит иметь «правильных» друзей. [ читать дальше ]

[22.10.18]Есть грозный суд: он ждет; он не доступен звону злата, и мысли и дела он знает наперед. Тогда напрасно вы прибегнете к злословью: оно вам не поможет вновь... Не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Темпы процесса слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала ускорились на порядок или даже порядки. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. Позвоночник сломан, следы от кипятильника во рту: Валерий Пшеничный умер не от неоказания медицинской помощи. Он не наложил на себя руки. Его не мучили условиями содержания, как это практикуют с другими заключенными. Его просто запытали, а потом убили. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, снова вляпался. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). Совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]

[22.10.18]Мобильная вещь - государевы интересы, и не всякому опричнику дано за ними уследить. Блюститель чистоты рук сел на 13 лет за взятки. В получении взятки в $1 млн обвиняются Денис Никандров, Александр Дрыманов, Михаил Максименко и начальник СО по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве Алексей Крамаренко, все сплошные генералы. Со слов Никандрова, выходило, что посредником при передаче $1 млн за изменение меры пресечения Кочуйкову выступал бизнесмен Дмитрий Смычковский, состоявший в товарищеских отношениях с Дрымановым и генералом СК РФ Михаилом Максименко. Из этой суммы по $200 тыс. получили Крамаренко, Никандров и Дрыманов, а оставшиеся $400 тыс. забрал себе Максименко. Чтобы генерала полиции, признанного блюстителя законности, взяли и посадили, должно было случиться что-то особенное; ведь вон, скажем, замгендир Ростеха, а до этого директор Росстандарта Григорий Элькин, - о нем все давно известно с давних времен, на него я сам передал досье Чайке и Путину, - и ничего, сидит и в ус не дует; может, только чуть-чуть дует, потому что карьеру ему притормозили; а тут раз - и на 13 лет. Это значит одно из двух или трех: не по чину взял; не поделился или насамовольничал: хапнул не спросясь. Может быть, конечно, и историческая версия: оказался классический фигурант опричника - верил, что служит государю и ему все можно, что - в интересах государя; но государевы интересы - вещь очень подвижная, и не всякому опричнику дано за ними уследить. [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[22.10.18] Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Стукачество культивируется режимом. Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Эта история наглядно вскрывает механизмы новых репрессий — сейчас не расстреливают; однако впечатляет живучесть технологий карательных органов. Каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... [ читать дальше ]

[22.10.18] Не знаю, как у Путина, а у меня постоянно волосы стоят дыбом... Путину я сам написал о том, что по заказу топотуна из Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили против него уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. Следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала в присутствии адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. Откровенно вымогались деньги. Дело возбудили, обвинили, объявили в розыск, в качестве меры пресечения присудили арест. Это, конечно, не столь эффектный в смысле одиозности случай, от которого у Путина волосы дыбом встали, но совершенно равный ему по масштабам и беспределу нарушения прав. Но на мое письмо администрация президента России от имени Путина сообщила: не компетентен; вот так вот, и как быть волосам рядового гражданина, до сей поры не знаю. [ читать дальше ]

[22.10.18] Благодаря рассекреченным архивам мы наконец смогли заглянуть в это закулисье: поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов — в нашем новом материале. Поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов. Где-то в Конституции или Уголовном кодексе формулируются основания, при которых агент СВР Павел Карюхин может заниматься мордобоем иностранных рабочих на своем, либо соседних участках в элитном коттеджном поселке, где скромный работник Службы внешней разведки отгрохал солидную усадьбу. Не знаю, ведает ли высокое начальство об многомиллионных инвестициях в личную недвижимость своего агента, он по пьяному делу хвастал, что хапнул за гроши, налогов не платил и в контору сведений не представлял. Но прокуратура Москвы об этом была осведомлена, но относилась снисходительно к герою плащей и кинжалов. Реальная жизнь шпионов недавних времён: каждую субботу вдупель пьяный Павел Александрович Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Возмущённая общественность в моем единственном лице обратила на это внимание самого Карюхина, но он не отозвался, лишь брызгал слюной, но представитель таджикского землячество встрепенулся. Однако потом, пообщавшись с Карюхиным, заявил тусклым голосом, что действовать так у Карюхина были основания. Но надо посочувствовать рабочим: и Карюхин их лупит по лицам, и их этнические юридические защитники с подобной практикой соглашаются. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[22.10.18]В России обвиняет следователь. А ведь неоднократно говаривал Владимир Путин: тот, кто обвиняет, должен быть сам чист как стеклышко. Тогда давайте исполнять поручение президента: пусть следователи - каждый - публично- докажут, что не имеют отношения к коррупции; мы - общественность, гражданское общество - посмотрим, проверим, расследуем - не хуже них уже умеем. Если арестовывать подозреваемого (обвиняемого, свидетеля) на основании заявления следователя, - дескать, может уничтожить улики, то надо посадить под арест и следователя - для соревновательности процесса, - он-то уж точно и уничтожит и родит все, что надо. А через два месяца и решим, выпускать или продлить. А вообще-толучше к президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. Старые следы генерала Натальи Агафьевой. Уголовное дело вел следователь столичного главка Иван Анатольевич Шестаков. Ранее он работал в подчинении главы Следственной части окружного главка по ЦФО полковника юстиции Натальи Ивановны Агафьевой. И именно в подразделение Агафьевой по протекции Зорова было передано в 2013 году возбужденное против Пономарева уголовное дело. Но вскоре ГУ МВД по ЦФО расформировали, и г-жа Агафьева получила должность в столице — стала начальником ГСУ ГУ МВД по г. Москве. В ее подчинение перешел и следователь Шестаков. [ читать дальше ]

[22.10.18]Нарисовать дело: как в России сажают. В 2017 году и первой половине 2018-го в России практически каждый день возбуждалось уголовное дело, связанное с публикациями, лайками и репостами в социальных сетях: в 2017 году 48 пользователей получили за публикации в соцсетях реальные сроки, а 411 человек стали фигурантами уголовных де, это не окончательные цифры, а лишь те случаи, которые удалось выявить. Как возбуждается дело. На первом этапе следователь находит в социальных сетях публикации, подпадающие, по его мнению, под статьи УК и КоАП. Затем производится доследственная проверка и принимается решение о возбуждении или невозбуждении дела. С учетом расширенной трактовки судьями ряда статей УК РФ, особенно 282-й, и обвинительного характера российских судов (по данным Верховного суда РФ количество оправдательных приговоров в 2017 году составило 0,36% от общего числа) успешное завершение дела для стороны обвинения практически гарантировано. Посты, из-за которых люди уже осуждены, часто не удаляются из социальных сетей, а следователи продолжают внимательно наблюдать за репостами и комментариями к ним, трактовка российскими судами такого понятия, как экстремизм, очень расплывчата и сильно отличается от принятой в европейских странах, где она четко увязывается с призывами к насильственным действиям и их публичным одобрением, - для российских судов важен формальный факт публикации в интернете, и любой пост, даже если его прочел лишь один человек, трактуется судом как массовое распространите информации посредством сети интернет. При этом подавляющее большинство обвиняемых за публикацию постов и мемов в социальных сетях даже не догадываются о том, что их действия подпадают под ту или иную статью УК РФ. Сам факт заведения на них уголовного дела становится шокирующим обстоятельством, и в большинстве случаев они идут признание вины в обмен на смягчение наказания. Репрессивные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям. [ читать дальше ]

[22.10.18]Не стоит по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, осуществляющий простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. Его не мучили условиями содержания, как это практикуют с другими заключенными. Его просто запытали, а потом убили. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир Ростеха, снова вляпался. ФСБ задержала бывшего главу СКР по Москве Александра Дрыманова, который фигурировал в материалах расследуемого ФСБ дела о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). Абсолютно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 65.31 (+65.31)
EUR 75.37 (+75.37)

  12.02.18 :: новости
Важным прорывом в холодной войне, резко снизившим шансы ядерного конфликта, стало признание американскими и российскими лидерами того, что наши страны не могут опередить друг друга в гонке вооружений. Нужно было спуститься с лестницы эскалации, и мы это сделали посредством ввода контроля за вооружениями, поддающегося точной проверке – в то время, когда отношения между США и Россией были не более теплыми или доверительными, чем сегодня. В «Обзоре конфигурации ядерных сил», выпущенном 2 февраля, говорится, что мир является свидетелем «возвращения конкуренции великих держав», поэтому Россия снова оказывается в центре ядерной стратегии Соединенных Штатов. К сожалению, вместо использования испытанных и проверенных инструментов, таких как контроль над вооружениями и взаимодействие для управления рискованной эскалацией между Вашингтоном и Москвой, Вашингтон, похоже, намерен сделать ставку на то, что не содействовало большей безопасности Америки и ее союзников в годы холодной войны: гонка ядерных вооружений будет скорее разжигать конфликт, чем сдерживать его. Не менее тревожно, что в новом Обзоре регулярное взаимодействие на высоком уровне и дипломатия воспринимаются как второстепенный вопрос, а не составная часть стратегии ядерной безопасности США. Новое оружие, новые страхи и отсутствие доверия Чтобы донести мысль о сдерживании и укрепить доверие оппонента к способности и желанию Америки отвечать на ядерные и неядерные атаки России, администрация Трампа планирует взять на вооружение первые новые ядерные системы со времен окончания холодной войны. Две системы, включая ядерные вооружения ограниченной мощности, которые будут размещены на баллистических ракетах подводного базирования, а также новые крылатые ракеты морского базирования, снабженные ядерными боеголовками, как утверждают авторы Обзора, легче в использовании, а потому воспринимаются как более реальное и заслуживающее доверия средство сдерживания.

Важным прорывом в холодной войне, резко снизившим шансы ядерного конфликта, стало признание американскими и российскими лидерами того, что наши страны не могут опередить друг друга в гонке вооружений. Нужно было спуститься с лестницы эскалации, и мы это сделали посредством ввода контроля за вооружениями, поддающегося точной проверке – в то время, когда отношения между США и Россией были не более теплыми или доверительными, чем сегодня. В «Обзоре конфигурации ядерных сил», выпущенном 2 февраля, говорится, что мир является свидетелем «возвращения конкуренции великих держав», поэтому Россия снова оказывается в центре ядерной стратегии Соединенных Штатов. К сожалению, вместо использования испытанных и проверенных инструментов, таких как контроль над вооружениями и взаимодействие для управления рискованной эскалацией между Вашингтоном и Москвой, Вашингтон, похоже, намерен сделать ставку на то, что не содействовало большей безопасности Америки и ее союзников в годы холодной войны: гонка ядерных вооружений будет скорее разжигать конфликт, чем сдерживать его. Не менее тревожно, что в новом Обзоре регулярное взаимодействие на высоком уровне и дипломатия воспринимаются как второстепенный вопрос, а не составная часть стратегии ядерной безопасности США. Новое оружие, новые страхи и отсутствие доверия Чтобы донести мысль о сдерживании и укрепить доверие оппонента к способности и желанию Америки отвечать на ядерные и неядерные атаки России, администрация Трампа планирует взять на вооружение первые новые ядерные системы со времен окончания холодной войны. Две системы, включая ядерные вооружения ограниченной мощности, которые будут размещены на баллистических ракетах подводного базирования, а также новые крылатые ракеты морского базирования, снабженные ядерными боеголовками, как утверждают авторы Обзора, легче в использовании, а потому воспринимаются как более реальное и заслуживающее доверия средство сдерживания.


Новый ядерный обзор и риск гонки вооружений
7 февраля 2018 Джон Вольфсталь Джон Вольфсталь сотрудничает с проектом «Управление атомом» Центра научных исследований и мировой политики Бельфера при Гарвардском университете. Ранее он был особым помощником президента США по национальной безопасности и старшим директором Совета национальной безопасности и нераспространения ядерных вооружений.Резюме: Гонка ядерных вооружений будет скорее разжигать конфликт, чем сдерживать его. Не менее тревожно, что в новом Обзоре регулярное взаимодействие на высоком уровне и дипломатия воспринимаются как второстепенный вопрос, а не составная часть стратегии ядерной безопасности США.
Важным прорывом в холодной войне, резко снизившим шансы ядерного конфликта, стало признание американскими и российскими лидерами того, что наши страны не могут опередить друг друга в гонке вооружений. Нужно было спуститься с лестницы эскалации, и мы это сделали посредством ввода контроля за вооружениями, поддающегося точной проверке – в то время, когда отношения между США и Россией были не более теплыми или доверительными, чем сегодня. В «Обзоре конфигурации ядерных сил», выпущенном 2 февраля, говорится, что мир является свидетелем «возвращения конкуренции великих держав», поэтому Россия снова оказывается в центре ядерной стратегии Соединенных Штатов. К сожалению, вместо использования испытанных и проверенных инструментов, таких как контроль над вооружениями и взаимодействие для управления рискованной эскалацией между Вашингтоном и Москвой, Вашингтон, похоже, намерен сделать ставку на то, что не содействовало большей безопасности Америки и ее союзников в годы холодной войны: гонка ядерных вооружений будет скорее разжигать конфликт, чем сдерживать его. Не менее тревожно, что в новом Обзоре регулярное взаимодействие на высоком уровне и дипломатия воспринимаются как второстепенный вопрос, а не составная часть стратегии ядерной безопасности США.
Озабоченность, заслуживающая внимания Справедливости ради стоит отметить, что повод для беспокойства в связи с поведением и намерениями России действительно есть. Отношения между Вашингтоном и Москвой плохие и могут еще больше ухудшиться. Конечно, вторжение и оккупация украинской территории, вмешательство в американские выборы и нарушение Договора РСМД справедливо тревожат политиков в США. Что еще хуже, стратеги считают, что Москва готовится применить первой ядерное оружие в том случае, если Россия будет втянута в конфликт, в котором не может победить посредством обычных вооружений, хотя эта тема вызывает споры среди аналитиков. В то же время, авторы Обзора отмечают, что такие государства как Россия могут использовать неядерные стратегические средства, включая обычные вооружения и другие атаки, чтобы парализовать критически важную инфраструктуру Соединенных Штатов, командный пункт управления ядерным оружием и системы раннего оповещения. По мнению авторов Обзора, эти новые возможности и планы требуют ясно дать понять, что Америка намерена сдерживать подобные атаки со стороны России. С этой целью используются достаточно сильные, но здравые выражения – прежде всего, что Россия не сможет избежать последствий в случае применения ядерных вооружений, которые будут хуже, чем любая выгода от использования ядерного оружия, на которую Москва рассчитывает.
Новое оружие, новые страхи и отсутствие доверия Чтобы донести мысль о сдерживании и укрепить доверие оппонента к способности и желанию Америки отвечать на ядерные и неядерные атаки России, администрация Трампа планирует взять на вооружение первые новые ядерные системы со времен окончания холодной войны. Две системы, включая ядерные вооружения ограниченной мощности, которые будут размещены на баллистических ракетах подводного базирования, а также новые крылатые ракеты морского базирования, снабженные ядерными боеголовками, как утверждают авторы Обзора, легче в использовании, а потому воспринимаются как более реальное и заслуживающее доверия средство сдерживания. Стоит отметить, что уже ведутся дебаты о том, нужны ли такие системы для сдерживания России, и смогут ли они убедить ее в наличии у США возможностей ядерного сдерживания. Конгрессу предстоит определить, стоит ли финансировать эти системы и, если да, то где изыскать на них средства с учетом растущей и уже колоссальной стоимости модернизации существующей триады ядерных систем.Ясно то, что гонка вооружений и возможная разработка этих систем могут подорвать главные требования стратегической стабильности и стабильности в период кризиса, которых так не хватает в нынешних отношениях между Соединенными Штатами и Россией. Отчасти это проистекает из двух контекстуальных факторов: отсутствия доверия и информационного обмена в рамках двусторонних связей, а также возникновения новых неядерных технологий. Что касается первого пункта, то у Вашингтона слишком мало постоянных и откровенных обсуждений с людьми, принимающими решения на высоком уровне в российских оборонных ведомствах, и это огромная проблема. Отсутствие информационного обмена и, как следствие, отсутствие доверия, а также способности понимать процесс принятия стратегических решений в России и влиять на него, вынуждает политиков США полагаться в планировании на худший сценарий; в свою очередь, это приводит к гонке вооружений и разработке таких вооружений, которые в противном случае нам могли бы не понадобиться. Что еще хуже, новые вооружения повышают риск конфликта, подпитывая опасный и непрерывный цикл действия-противодействия: в течение какого-то времени новые обычные вооружения США, более быстрые, точные и/или скрытные, чем раньше, в сочетании с растущими возможностями развертывания ракетной обороны, увеличивали опасения России, что во время потенциального конфликта Америка может уничтожить ее силы до того, как они успеют причинить какой-либо урон. Эти страхи побуждают Россию поддерживать и модернизировать свой арсенал тактического ядерного оружия и в целом модернизировать армию, в том числе наращивать возможности асимметричных, неядерных действий.
Перспективы стабильности Чтобы оценить, как новые вооружения, предложенные авторами Обзора, могут подорвать безопасность, полезно рассмотреть две концепции: стратегическая стабильность и стабильность в период кризиса.У стратегической стабильности нет четкого и понятного определения, но на протяжении нескольких десятилетий американские эксперты в сфере безопасности и обороны определяли ее как состояние, при котором ни США, ни Россия не видят преимуществ в применении ядерных вооружений первыми против неприятеля. Если каждая из сторон будет уверена в поведении и возможностях другой стороны и в надежности своих сил ядерного возмездия, стабильность по силам сохранять. Это состояние может дальше укрепляться за счет последовательного диалога и прозрачности, а также поддерживаться соглашениями о лимите ядерных вооружений и проверки соблюдения этих соглашений. Стратеги США и официальные лица в сфере безопасности обеспокоены тем, что российская ядерная доктрина предусматривает право первого ядерного удара в случае угрозы поражения в конфликте с применением обычных вооружений, если под угрозой окажется выживание или территориальная целостность Российского государства, а также тем, что Россия разрабатывает многочисленные системы тактического ядерного оружия ограниченной мощности. Это указывает на то, что Россия больше не верит в стратегическую стабильность в отношениях между двумя странами. Российские страхи усугубляются растущими возможностями Америки в сфере ракетной обороны; возможно, Россия иначе оценивает стратегический ландшафт или иначе определяет стабильность. Отсутствие прямых и последовательных дискуссий и переговоров с президентом Владимиром Путиным и его ближайшими доверенными лицами делает неопределенными любые предположения любой из сторон, поэтому ни та, ни другая держава не чувствует себя в безопасности.

Стабильность во время кризиса поддается более точному определению, несмотря на отсутствие объективных показателей и подверженность переменам. Все, что влияет на способность лидеров осознанно и ответственно реагировать на любые видимые действия – происшествие, атаку, не поддающееся определению событие – влияет на стабильность во время кризиса. Если кризисная стабильность находится на высоком уровне, у лидеров России, Америки или Европы появляется уверенность, что у них есть время на оценку ситуации и возможных вариантов действий до того, как придется реагировать или определять, существует ли сама необходимость предпринимать ответные действия. Низкая стабильность в период кризисов – состояние, при котором лидеры испытывают на себе давление быстро отреагировать даже на двусмысленные события, потому что риск бездействия может быть выше, чем последствия неадекватных действий. Например, когда несколько ядерных боеголовок могут долететь до столичных городов без стратегического предупреждения, имеющиеся свидетельства атаки или взрыва могут и не требовать быстрых действий. Однако в сложившейся обстановке, когда у России и Америки/НАТО имеются на вооружении быстролетающие системы доставки ядерных боеголовок, которые трудно уловить с помощью радаров, и к тому же между странами почти нет информационного обмена, нестабильность в период кризиса крайне высока.При таком определении желание США разработать и взять на вооружение две новые ядерные системы – баллистические ракеты подводного базирования (БРПБ) и крылатые ракеты морского базирования (КРМБ), оснащенные ядерными боеголовками – могут еще больше подорвать стратегическую и кризисную стабильность. Они уменьшают время на принятие важных решений российскими официальными лицами, а тем придется быстро решать – реагировать на мнимую или реальную атаку, или воздержаться, поскольку некоторые вооружения, упомянутые в Обзоре, могут быть использованы против ключевых целей политического руководства России. Таким образом, хотя эти системы вроде бы призваны усовершенствовать сдерживание, они могут повысить, а не уменьшить вероятность конфликта и применения ядерного оружия. Они также усилят давление на Соединенные Штаты фактически использовать ядерные вооружения, если Москва предпримет некоторые шаги, перечисленные в Обзоре, которые потенциально требуют ядерного ответа. Как указывал Скотт Саган в своей статье 2000 г.«Ловушка обязательств», угрозы оказывают давление на прибегающее к ним государство выполнить эти угрозы из опасения, что если этого не сделать, то доверие к другим обязательствам снизится.

В Обзоре не упоминается необходимость поддерживать прямое взаимодействие на высоком уровне между Москвой и Вашингтоном для снижения риска конфликта и ядерного противостояния. Если мы вернулись к явно враждебным отношениям в стиле холодной войны, как следует из Обзора и Стратегии национальной безопасности, выпущенной в декабре, почему бы тогда не вернуться к тем инструментам, которые тогда были весьма эффективны? С тех пор как в 2010 г. завершились переговоры по новому СНВ, Россия и США не проводили переговоров по контролю над стратегическими ядерными вооружениями. Это самая долгая пауза в стратегических дискуссиях со времен Кубинского ракетного кризиса. Ирония в том, что Обзор был опубликован за три дня до вступления в силу главных ограничений по этому соглашению, которые обе страны будут соблюдать, чтобы доказать, что они все еще ценят механизмы регулирования ядерной конкуренцией. Неспособность осуществлять непрерывные и последовательные контакты по стратегическим вопросам с российской стороной лишает американских стратегов понимания того, как мыслят русские, и нахождения адекватных механизмов регулирования нарастающей конкуренции между двумя ядерными державами. В конце концов, подобные усилия могут оказаться бесплодными и не оставить Америке других вариантов, кроме втягивания в гонку ядерных вооружений. Но почему бы не попытаться избежать подобного исхода? Ведь если ничего не предпринимать, то риски для безопасности будут только расти, да и к тому же бездействие в таком важном вопросе может привести к политическому расколу за рубежом и на родине. Европа не желает гонки вооружений, да и Конгресс может не одобрить финансирование важных мер в сфере безопасности, если они сопряжены с другими мерами, повышающими риски. Конгрессу еще не поздно убедить администрацию Трампа шире смотреть на вещи, но подобные усилия могут быть слишком запоздалыми, чтобы предотвратить дальнейший урон стратегической стабильности в отношениях между двумя ветеранами холодной войны.Заказано и опубликовано сайтом Russia Matters, любезно разрешившим перепечатку на русском языке.
Трамп. Нормализация?
7 февраля 2018 Федор ЛукьяновАмериканская политическая жизнь нащупывает новый балансФёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.Резюме: Пузырь, лопнувший на американском фондовом рынке, может вновь изменить повестку. Только Дональд Трамп похвастался экономическими успехами - и на тебе. При этом понятно, что дискуссия лукава. И достижения Трампа не вполне его, а продукт долгосрочных тенденций. И вина за карусель на бирже легко раскладывается на предшественников. Политика, однако, устроена так, что очки набирает или теряет тот, кто на виду.Впрочем, многое зависит от политического чутья и умения. Демократы обвинят президента в экономической безграмотности. Но и он обычно за словом в карман не лезет - до сих пор Трампу (напомним - миллиардеру) удивительным образом удавалось играть в глазах избирателя роль защитника от "жирных котов" Уолл-стрит. Можно сесть и на любимого конька - вот результат глобализации, когда наши рынки становятся объектами спекуляций чуждого капитала, а толстосумы не думают о своей стране. В общем, назад к былому величию без новомодных придумок.Американскую политику трясет уже полтора года, что ощущает весь мир. Как скажутся финансовые перепады, прояснится скоро, но до этого стало появляться ощущение, что американская политическая жизнь нащупывает новый баланс. Наметилась "нормализация" и необычного президента, и отношения к нему хотя бы части истеблишмента.Про первое недавно писал Андрей Кортунов, указывая на то, что выступления Трампа и программные документы, выпущенные администрацией за последнее время, демонстрируют, что из несистемного смутьяна-скандалиста он превращается в относительно стандартного президента-республиканца. Многие категорически против его взглядов, но то же самое было и с Никсоном, и с Рейганом, их в парии никто не зачислял.Что же касается второго, то есть отношения правящей верхушки к Трампу, последний раунд его поединка с оппонентами, развернувшийся на прошлой неделе, отличается от предыдущих. Белый дом рассекретил меморандум главы комитета по разведке сената США Девина Нуньеса, согласно которому (опускаю детали) расследование ФБР по поводу сговора Трампа с русскими было инспирировано демократами в узкопартийных интересах. Это вызвало шквал обвинений в разглашении гостайны. В ответ демократы потребовали обнародовать их собственный документ с доказательствами правомерности слежки, республиканцы в комитете по разведке проголосовали и за это, заявив, мол, пусть все видят, как все вилами на воде писано и т.д.Примечателен здесь не сам факт очередных разбирательств, а то, что они теперь носят более выраженный межпартийный характер. Среди республиканцев хватает тех, кто ненавидит Трампа, но с середины прошлого года, когда мизансцена напоминала схватку одинокого Дональда-Давида с многоглавым и надпартийным истеблишментом-Голиафом, ситуация изменилась. Нормализуется политическая инфраструктура. В этом плане забавно, что нашумевшие пару недель назад ремарки Трампа насчет стран - "выгребных ям", сделанные на встрече с сенаторами, получили огласку благодаря публичному возмущению демократов, в то время как их коллеги республиканцы отчего-то не могли припомнить таких слов президента. (Попутно отметим, что воистину скандальные и возмутительные высказывания продержались на гребне информационной волны всего несколько дней, сейчас о них уже и не вспоминают.)Это не означает, что американская политика возвращается к норме "мирного времени". Поляризация разительна, кризис обеих партийных структур налицо, как и проблемы, связанные с переосмыслением политических подходов и адаптацией к меняющемуся миру. Однако ни революции, ни слома модели не происходит, речь идет о достаточно мучительной, но коррекции. Как, собственно, и на фондовых рынках - всякий обвал есть возвращение к более устойчивому и естественному состоянию.Очень много будет зависеть от результатов промежуточных выборов в конгресс в предстоящем ноябре. Комментаторы ожидают поражения республиканцев как минимум в Палате представителей, однако репутация любых предсказателей сейчас подмочена настолько, насколько только возможно. К тому же нетрудно заметить, что многие влиятельные издания и телеканалы не скрывают своего неприязненного отношения к Трампу, некоторые (как Си-эн-эн) находятся с президентом в состоянии откровенной войны, надо признать, обоюдной. Это усугубляет ощущение непредсказуемости, потому что не вполне нейтральная информационная картина порождает ожидания неминуемого провала "плохого парня", которые потом не оправдываются, а это только больше сбивает с толку. Впрочем, это не означает и обратного - республиканцам совершенно не гарантирован успех.Как бы то ни было, внешним наблюдателям, будь то в России, Европейском союзе, Китае или на Ближнем Востоке, стоит исходить из двух положений. Во-первых, нервозность американского поведения сохранится на обозримое время, и это продолжит негативно сказываться на всех. Но, во-вторых, происходящий концептуальный поворот, который, в частности, нашел выражение в выпущенных недавно доктринальных документах (ставка на силу, собственный интерес и отказ от роли "лидера международного сообщества") не конъюнктурное колебание, а направление американской политики на предстоящие годы. Иллюзий быть не должно - Америка ложится на новый курс, и надо заранее готовиться к тому, чтобы реагировать на него правильным образом.Российская Газета
Почему Китай не будет спасать КНДР
8 февраля 2018 Ориана Скайлар МастроЧем грозит ухудшение ситуацииОриана Скайлар Мастро – доцент Джорджтаунского университета, специалист в области исследований безопасности.Резюме: За последние 20 лет отношения Китая и Северной Кореи резко ухудшились: Пекин устал от заносчивости Пхеньяна и пересмотрел свои интересы на Корейском полуострове. Сегодня Китай уже не озабочен выживанием КНДР.Американцы уже давно приняли знаменитую формулировку Мао Цзэдуна об отношениях Китая и Северной Кореи - эти две страны близки, «как губы и зубы». Пхеньян зависит от Пекина в сфере энергетики, продовольствия и обеспечения торговли с остальным миром, поэтому американские администрации одна за другой пытались привлечь Китай к попыткам денуклеаризации КНДР. Следуя этой логике, президент Дональд Трамп обратился к Китаю за помощью, угрожая в противном случае ввести санкции. Политики полагают, что, если Северная Корея окажется на грани распада или вступит в войну с США, Китай постарается поддержать своего любимого клиента и разместит вдоль границы войска, чтобы остановить поток беженцев.Но такое представление уже давно устарело. За последние 20 лет отношения Китая и Северной Кореи резко ухудшились: Пекин устал от заносчивости Пхеньяна и пересмотрел свои интересы на Корейском полуострове. Сегодня Китай уже не озабочен выживанием КНДР. В случае конфликта или падения режима китайская армия может вмешаться, но только для защиты собственных интересов, а не для спасения своего якобы союзника.В нынешнем цикле провокаций и эскалации напряженности понимание позиции Китая по Северной Корее перестает быть сугубо научной проблемой. В июле прошлого года Пхеньян провел успешное испытание межконтинентальной баллистической ракеты, способной нанести удар по Западному побережью США. А в сентябре была взорвана водородная бомба, по мощности в 17 раз превышающая бомбу, сброшенную на Хиросиму. Американская риторика только усугубила ситуацию. Трамп назвал северокорейского лидера Ким Чен Ына «коротышкой с ракетами», пригрозил, что КНДР «скоро перестанет существовать», и заявил, что «военное решение уже готово». Чтобы подкрепить свои угрозы, Соединенные Штаты направили к Корейскому полуострову стратегические бомбардировщики и военные корабли.Реальность возникновения хаоса на полуострове должна заставить США пересмотреть представления о мотивации Пекина. В случае эскалации конфликта Китай, вероятно, попытается взять под контроль ключевые территории, включая ядерные объекты КНДР. Крупномасштабное присутствие американских и китайских войск на Корейском полуострове повышает риск открытого столкновения двух держав, чего не хочет ни та, ни другая сторона. Но учитывая отсутствие тесных связей между Пекином и Пхеньяном сегодня, а также озабоченность Китая по поводу ядерной программы КНДР, две великие державы неожиданно могут обнаружить точки соприкосновения. Дальновидная политика позволит Соединенным Штатам снизить риск случайного конфликта, а также задействовать Китай в целях уменьшения затрат и продолжительности второй Корейской войны.
Пересмотреть подход Согласно расхожему мнению, Китай не готов подталкивать Северную Корею к денуклеаризации из-за собственной уязвимости. Такое мнение базируется на трех предположениях: Китай и КНДР – союзники; Китай опасается нестабильности на Корейском полуострове и проблемы беженцев; Пекину нужна Северная Корея как буфер между Китаем и Южной Кореей, ключевым союзником США. Эти предположения соответствовали действительности 20 лет назад, но с тех пор взгляды Пекина существенно изменились.Китай и КНДР долгое время связывали тесные отношения, основанные на взаимозависимости. Через год после рождения Китайской Народной Республики Пекин пришел на помощь своему юному коммунистическому соседу в период Корейской войны. Чтобы предотвратить новую «агрессию» против Пхеньяна, в 1961 г. стороны подписали договор о взаимопомощи. После окончания холодной войны, когда КНДР лишилась советского покровительства, экономическую и военную помощь ей стал оказывать Пекин. Но сегодня Пекин и Пхеньян едва ли можно назвать друзьями или союзниками. Председатель КНР Си Цзиньпин ни разу не встречался с Ким Чен Ыном, а, по мнению китайских экспертов, близких к руководству компартии и правительству, он презирает северокорейский режим. В китайских внешнеполитических кругах говорят, что даже посол КНР в Пхеньяне не встречался с Ким Чен Ыном.Си Цзиньпин публично заявил, что договор 1961 г. перестанет действовать, если КНДР спровоцирует конфликт, что вполне вероятно. Во время моих поездок в Китай за последние 10 лет проблема КНДР обсуждалась с экспертами, политиками и военными, но никто из них не упоминал договор или обязательства Пекина защищать Пхеньян. Мои китайские коллеги, напротив, говорили об ухудшении отношений двух стран и стремлении Китая дистанцироваться от КНДР. Кстати, по данным опроса Global Times, этот тренд пользуется поддержкой в обществе. Китайский эксперт Чжу Фэн на страницах Foreign Affairs отмечал, что решение сдать КНДР будет стратегически разумным и обеспечит поддержку населения.Двусторонние отношения ухудшились настолько, что офицеры Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в частных беседах не исключали, что в случае новой корейской войны Пекин и Пхеньян могут оказаться по разные стороны линии фронта. Китайские военные полагают, что им придется противостоять северокорейской армии, а не поддерживать ее. Китай может вмешаться в конфликт не для защиты северокорейского режима, а для формирования жизни на полуострове после его падения.Изменения в политике Китая обусловлены ростом уверенности в собственных возможностях и региональном влиянии. Опасения по поводу нестабильности на Корейском полуострове и последующего кризиса с беженцами перестали доминировать в китайском подходе. Ранее стратеги НОАК были сосредоточены на укреплении границ и создании буферной зоны, чтобы остановить поток беженцев. На протяжении десятилетий это была задача максимум. Но за последние 20 лет в Китае появилась современная армия, ее вооружение модернизировано, а организационная структура реформирована. И теперь Китай способен справиться с нестабильностью у своих границ и одновременно проводить операции на полуострове.В случае падения режима Ким Чен Ына Народная вооруженная милиция Китая, насчитывающая около 50 тыс. человек в северо-восточных провинциях страны, возьмет на себя защиту границ и регулирование потока беженцев, в то время как НОАК сможет проводить операции на юге. Китай имеет три армейских группировки, подчиненные Северному командованию – одному из пяти командований ТВД НОАК, которое отвечает за Корейский полуостров. В каждой армии от 45 до 60 тыс. военнослужащих плюс армейская авиация и спецназ. В случае необходимости Китай сможет передислоцировать силы Центрального командования и более активно задействовать ВВС. После реорганизации военных округов в феврале 2016 г. провинция Шаньдун включена в Северное командование, по-видимому, военному руководству нужен доступ к побережью для переброски войск в Северную Корею по морю. Модернизация и реформирование вооруженных сил в последние 20 лет, а также географические преимущества Китая позволяют говорить о том, что китайская армия сможет быстро оккупировать большую часть Северной Кореи, еще до того как американцы перебросят дополнительные силы в Южную Корею, чтобы подготовиться к вторжению.В прошлом тесные связи Пекина и Пхеньяна отчасти объяснялись идеей о том, что КНДР служит буфером между Китаем и некогда враждебной, капиталистической, а затем демократической Южной Кореей. Но с усилением мощи и влияния Китая этот аргумент тоже утратил актуальность. Раньше Пекин настороженно относился к перспективе объединения Кореи под эгидой Сеула. Теперь многие влиятельные китайские эксперты предлагают и дальше дистанцироваться от Пхеньяна и налаживать отношения с Сеулом. Даже Си Цзиньпин высказался в поддержку идеи корейского объединения в долгосрочной перспективе, но через мирный процесс. В июле 2014 г., выступая в Сеульском национальном университете, он заявил: «Китай надеется, что обе стороны полуострова улучшат отношения и в конце концов поддержат реализацию идеи независимого и мирного воссоединения полуострова».Тем не менее расчеты Китая по поводу Южной Кореи изменились лишь отчасти. Энтузиазм по поводу объединения Кореи достиг пика в 2013-2015 гг., когда президент Южной Кореи Пак Кын Хе провозгласила приоритетом двусторонние отношения с Пекином. Но после северокорейских ядерных испытаний в начале 2016 г. Сеул стал укреплять отношения с Вашингтоном и согласился на размещение системы ПРО THAAD, что вызвало разочарование китайского руководства, поскольку политика дружелюбия так и не дала результатов. Главной проблемой для Китая остается присутствие американских войск в объединенной Корее. Пекин по-прежнему поддерживает объединение Кореи, но на своих условиях. В дальнейшем этот подход, вероятно, будет зависеть от состояния двусторонних отношений с Южной Кореей.
Чего на самом деле хочет Китай Учитывая потенциальный ущерб от войны на Корейском полуострове, американские стратеги долгое время думали, что Китай приложит максимум усилий, чтобы не оказаться втянутым в противостоянии с американскими и южнокорейскими войсками. Если Пекин и вмешается, полагали политики, то ограничится урегулированием кризиса с беженцами или будет поддерживать режим Ким Чен Ына на расстоянии, оказывая политическую, экономическую и военную помощь. В любом случае, полагали в Вашингтоне, участие Китая не повлияет на американские операции.Сегодня придерживаться такой точки зрения уже небезопасно. Вашингтону пора признать, что вмешательство Китая будет масштабным, включая переброску войск на полуостров, если США решат направить свои силы на север. Это не значит, что Китай предпримет упреждающие действия. Пекин по-прежнему будет стараться удержать обе стороны от войны. А если конфликт сведется к обмену ракетными или воздушными ударами, Китай скорее всего останется в стороне. Но если попытки сдержать США и не допустить эскалации конфликта провалятся, Пекин, не колеблясь, направит войска в Северную Корею, чтобы обеспечить защиту своих интересов во время войны и после нее.Стратегическая агрессивность Китая в значительной степени будет обусловлена опасениями по поводу судьбы ядерного арсенала Ким Чен Ына. Именно они заставят Китай вмешаться и взять под контроль северокорейские ядерные объекты. Как отмечает китайский эксперт Шэнь Чжихуа, «если корейская ядерная бомба взорвется, кто пострадает от радиоактивного заражения? Китай и Южная Корея. Японию отделяет море, а Соединенные Штаты – Тихий океан».Китай вполне способен справиться с этой угрозой. По оценкам американской некоммерческой организации Nuclear Threat Initiative, если китайские войска продвинутся на 100 км вглубь северокорейской территории, они смогут контролировать все приоритетные ядерные объекты страны и две трети ключевых ракетных объектов. Главная цель для китайского руководства – избежать распространения ядерного заражения, а присутствие НОАК на этих объектах позволит предотвратить развитие многочисленных пугающих сценариев. Китай не допустит аварий на объектах, помешает США, Южной Корее или Японии нанести по ним удары и не даст северокорейцам применить оружие или совершить диверсию.Пекин также опасается, что ядерный арсенал по наследству перейдет объединенной Корее. Мои китайские собеседники убеждены, что Южная Корея стремится стать ядерной державой, а американцы поддерживают эти амбиции. В Китае боятся, что в случае падения режима Ким Чен Ына войска Южной Кореи захватят ядерные объекты Севера – с благословения Вашингтона или без него. Эти опасения можно называть надуманными, тем не менее идея получения ядерного оружия популярна в Сеуле. Главная оппозиционная партия призывает Соединенные Штаты разместить на полуострове тактическое ядерное вооружение, и администрация Трампа не исключает такую возможность.Помимо ядерных опасений позицию Китая по КНДР изменила в целом большая геополитическая агрессивность Си Цзиньпина. В отличие от своих предшественников он не скрывает амбиций Китая как великой державы. В октябре во время выступления, длившегося три с половиной часа, он назвал Китай «сильной страной» и «великой страной» 26 раз. Дэн Сяопин предпочитал другой принцип: скрывайте свою силу, ждите подходящего момента. При Си Цзиньпине Китай все чаще берет на себя роль крупной державы. Инициированные Си Цзиньпином военные реформы нацелены на то, чтобы обеспечить победы НОАК в будущих войнах.Война на Корейском полуострове может стать для Китая проверкой на прочность в региональном соперничестве с США. Опасения Китая по поводу будущего влияния Вашингтона объясняют, почему Пекин не готов давить на КНДР так, как этого хочет администрация Трампа. Китай не будет рисковать, провоцируя нестабильность или войну, если в результате роль Соединенных Штатов в регионе только усилится. Китай больше не хочет оставаться на вторых ролях. Один из офицеров НОАК спросил меня: «Почему здесь должны находиться американцы, а не мы?». Именно поэтому, утверждают китайские эксперты и военные, Пекин будет участвовать в событиях на Корейском полуострове.Совместные усилия Таким образом, Вашингтон прежде всего должен осознать, что любой конфликт на Корейском полуострове, в котором будут задействованы значительные силы США, приведет к китайскому военному вторжению. Это не означает, что Соединенные Штаты должны сдерживать Китай: такие действия скорее всего закончатся провалом, а риск прямой военной конфронтации между США и Китаем возрастет. Любые шаги, пагубно влияющие на отношения Пекина и Вашингтона, затруднят разработку плана действий и координацию перед кризисом и в ходе него, соответственно увеличится риск просчетов.Вашингтону следует признать, что некоторые формы вмешательства Китая пойдут на пользу американским интересам, особенно с точки зрения нераспространения ядерного оружия. Важно, чтобы американское руководство понимало: китайские войска доберутся до ядерных объектов КНДР быстрее благодаря географическим преимуществам, дислокации и численности вооруженных сил, а также системе раннего предупреждения. И это хорошо, потому что уменьшается риск применения ядерного оружия теряющим власть северокорейским режимом против США и их союзников. Китай также поможет обнаружить ядерные объекты (при содействии американских спецслужб), обеспечить их безопасность и сохранность ядерных материалов и затем пригласить международных экспертов для уничтожения оружия. Соединенные Штаты, в свою очередь, могут возглавить международную операцию по перехвату северокорейских ядерных материалов на море, в воздухе и на суше и гарантировать их безопасное хранение и уничтожение.Американским политикам необходимо изменить установку: участие Китая – это новые возможности, а не препятствие для операций США. Например, американская армия и морская пехота должны признать: хотя обеспечение безопасности северокорейских ядерных объектов является их ключевой задачей в случае конфликта, им придется изменить планы, если китайцы доберутся туда первыми.На политическом уровне Вашингтон должен рискнуть и постараться улучшить координирование с Китаем в мирное время. Речь может идти о двусторонних консультациях с Пекином, хотя Сеул, ключевой союзник Вашингтона, предпочел бы держать Китай на расстоянии. Конечно, обмен разведданными, совместное планирование или военные учения маловероятны, учитывая стратегическое соперничество США и Китая. Пентагон рассматривает Китай как одну из пяти глобальных угроз наряду с Ираном, КНДР, Россией и экстремистскими организациями. Но стратегические вызовы и угрозы часто объединяют потенциальных противников, и это закономерно. Разобравшись с проблемой КНДР, Соединенные Штаты смогут перенаправить ресурсы на противодействие другим угрозам.Для эффективного сотрудничества безусловно потребуется координация усилий. Китай долгое время отказывался обсуждать с США, как он поведет себя в случае конфликта на Корейском полуострове или падения северокорейского режима, из-за недоверия к американцам и опасений, что Вашингтон использует эти беседы, чтобы сорвать попытки Пекина разрешить кризис мирным путем. Однако Китай по-видимому смягчил позицию. В сентябре в колонке в East Asia Forum профессор Пекинского университета Цзя Цзинго отметил необходимость сотрудничества Китая с США и Южной Кореей, особенно по проблеме ядерного арсенала КНДР. По словам Цзя Цзинго, «призраки войны нависли над Корейским полуостровом. Если война станет реальностью, Китай должен быть готов. Учитывая это, Китай должен рассмотреть возможность переговоров с заинтересованными сторонами о координации действий».Если Пекин будет и дальше отвергать предложения о сотрудничестве, Вашингтону стоит задуматься об одностороннем оповещении о своих планах, чтобы снизить риск случайных столкновений. Можно также передать китайской стороне данные, которые помогут НОАК обеспечить безопасность крупных ядерных объектов. Стороны могут использовать и существующие механизмы сотрудничества в сфере ядерной безопасности, включая совместные центры передового опыта или МАГАТЭ. Американцы имеют огромный опыт обеспечения безопасности ядерного оружия и его уничтожении. У Китая достаточно людей, чтобы взять под контроль ядерные объекты, однако неясно, обладают ли они необходимыми знаниями для безопасного хранения, транспортировки и уничтожения ядерных материалов и оружия. Благодаря обмену опытом китайские специалисты смогут разобраться с тем, что обнаружат на северокорейских объектах.У любой стратегии есть недостатки. Критики безусловно укажут, что координация усилий и участие Китая в ситуации на Корейском полуострове имеет подводные камни. Во-первых, против любого вовлечения Пекина, не говоря уже о присутствии китайских войск, резко возражает Южная Корея. Усилия США по координации действий с Китаем навредят отношениям с Сеулом, хотя решение проблемы КНДР с более низкими затратами возможно того стоит.Большее беспокойство может вызывать тот факт, что вмешательство Китая повлечет некоторое ослабление влияния Соединенных Штатов на Корейском полуострове. На фундаментальном уровне Китай будет действовать не для того, чтобы помочь Соединенным Штатам. Его цель – не допустить присутствия американцев в объединенной Корее. Но в конце концов это не так уж плохо. В откровенных беседах китайские эксперты отмечали, что Пекин вполне может согласиться на альянс США с объединенной Кореей. В таком случае вывод американских войск с полуострова окажется приемлемой ценой за максимально благоприятный исход второй Корейской войны.Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 1, 2018 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

Военное обозрение ● МнениеРубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.Леонид Ивашов: В Нью-Йорке очень боятся отставки Медведева
12 августа 2017Леонид Ивашов: В Нью-Йорке очень боятся отставки Медведева2 августа закон США о новых антироссийских санкциях прокомментировал премьер-министр России Дмитрий Медведев. По его словам, он ставит крест на надежде на улучшение отношений между Москвой и Вашингтоном и свидетельствует о начале полноценной торговой войны против России. По его словам, «надежде на улучшение наших отношений с новой американской администрацией — конец».«Администрация Трампа продемонстрировала полное бессилие, самым унизительным образом передав исполнительные полномочия Конгрессу. — написал российский премьер в своем Facebook.Премьер-министр уверен, что отношения между РФ и США будут крайне напряженными вне зависимости от состава Конгресса или личности президента, а санкционный режим будет сохраняться десятилетиями, если не произойдет «какое-то чудо».
Жаль, что господин Медведев, очевидно, не читал трудов по основам геополитики, хотя был не только премьером, но даже президентом, не прислушивался к мнению специалистов по геополитике и геоэкономике, которые говорили о вечной вражде со стороны США, в целом англосаксонского мира к России. Это отношение заложено в законе, выведенном Хэлфордом Маккиндером, Альфредом Мэхэном и другими, в основе которого лежит вечное противостояние центров морской и континентальной цивилизаций. Это закон фундаментального дуализма — главный закон геополитики. Суть здесь кроется не в том, что одни хорошие, вторые плохие, а в том, что континентальные народы живут продуктом своего труда, а морские народы, англосакские прежде всего, сформировались как цивилизация, живущая способом добычи. Её представитель идёт добывать сначала моллюсков и рыбу, затем острова, затем колонии. И взгляд англосаксов на Россию — это взгляд как на добычу. «Континентальная стратегия анаконды» адмирала Мэхэна формулирует, что тот, кто контролирует Россию, тот контролирует Евразию, кто контролирует Евразию, контролирует судьбы всего мира. То есть центр мирового господства заложен именно в России. Наша страна интересна противникам и как территориальная основа планеты, и как иной смысл жизни, и как объект добычи для англосаксонского мира. В этом глубинные причины происходящего, а не в идеологии, модели экономики и так далее. Такие идеи реализовывались США и Британией всю историю наших отношений, начиная со второй половины XIX столетия. Американцы признают Россию и разговаривают на равных (не отменяя свои подлые тайные стратегии) только тогда, когда Россия равносильна США. Другого быть не может. Когда мы слабые, мы — объект их добычи. И фраза Бжезинского: «Россия — это приз победителю в Холодной войне» подтверждает, что США издавна рассматривали нас как собственность.
Почему сейчас американцы ужесточили риторику и санкции? Потому что Россия выходит из подчинения. Мы до последних лет безропотно подчинялись — и в кадровых вопросах, и в экономике, и в идеологии. Хоть её, идеологии, нет, государственная идеология не предусмотрена или даже запрещена Конституцией, но либеральная идеология по факту насаждалась, она присутствует повсеместно, пронизывая все ветви власти. Пока мы всё это безропотно терпели, они даже наших президентов поощрительно хлопали по плечу. Сегодня на Западе видят, что Россия, во-первых, разворачивается в сторону Востока, поскольку наступает эра Востока и эра затухания Запада. Во-вторых, пытается изобразить что-то самостоятельное во внешней политике. Поэтому сегодня и происходит то, что происходит.
Теперь Медведев, любитель «перезагрузки», прозрел и воскликнул: «Надежде на улучшение наших отношений с новой американской администрацией — конец… России объявлена полноценная торговая война… Санкционный режим кодифицирован и будет сохраняться десятилетиями, если не произойдет какое-то чудо». Но Медведев и не только он обязаны были знать всё это и соответственно планировать упреждающие действия российской власти. Это вина правителей, что они, с одной стороны, вроде осуждают американцев, разгадывают их маневры, но, с другой стороны, следуют привычным либеральным курсом, а не курсом планово-стратегического развития страны. Хотелось бы, чтобы за словами, за этими выводами (которые написали Медведеву умные люди или он сам до этого дошёл), последовали конкретные действия, а не бегание с шапкой по кругу за подачками в виде инвестиций.
О каких же мерах говорит сам Медведев? Цитата из Дмитрия Анатольевича: «Что это означает для нас? Мы спокойно продолжим работу по развитию экономики и социальной сферы, будем заниматься замещением импорта, решать важнейшие государственные задачи, рассчитывая, прежде всего, на себя. Мы научились это делать за последние годы». И в резюме коронная медведевская фразочка в стиле «Денег нет, но вы держитесь» всё-таки прозвучала: «Санкции бессмысленны. Мы справимся». Возникает вопрос: действительно ли мы научились за последние годы что-то делать или здесь Медведев выдаёт желаемое за действительное и на самом деле нам только предстоит ещё учиться всему тому, что он сказал, если мы хотим выжить?
Я сошлюсь на выступление премьер-министра правительства России Михаила Фрадкова от 2005 года. Он тоже говорил примерно то же самое, что говорит сегодня Медведев, призывает к развитию, делает вывод, что, если мы не научимся новым моделям экономики, не перейдём на новые технологии, то будем в рваной фуфайке качать нефть и газ для иностранных компаний и отстанем навсегда. А теперь заглянем в декабрьское 2016 года послание президента Федеральному собранию. Говорит то же самое, добавляет только слово «цифровая» к «экономика», опять призывы «нам нужно переходить». То есть за 11 лет с момента выступления Фрадкова и до послания президента практически ничего в экономике сделано не было. Не построены даже газоперерабатывающие комплексы, те мощнейшие комплексы, которые Иран создал в период санкций и теперь не просто продаёт газ за рубеж, а продаёт его в виде полимерных материалов. Мы этого не научились делать. Мы не построили новые нефтеперерабатывающие комплексы, чтобы действительно не сырую нефть гнать за рубеж, а высокотехнологические масла и другие жидкости. У нас если где-то обозначается прорыв (как в авиационной промышленности), то это не системный прорыв. Заявили «Суперджет-100», собрали на 85% из узлов и агрегатов Аэрбаса и Боинга, выдаём за свой самолёт, гордимся, что подписываем контракты, но авиастроение как система гибнет. Сегодня деградируют практически все отрасли народного хозяйства. Мы не переходим на высокие технологии.
Поэтому господину Медведеву надо бы подавать в отставку с покаянием и уходить. Дать возможность раскрутить нашу промышленность на уже современных моделях тем, кто способен это делать. Медведев и его правительство не способны. Они полностью доказали свою беспомощность, они успешны только в набивании собственных карманов и в разорении народа. Правительство для наполнении бюджета не развивает экономически эффективные модели производства, а всё больше и больше перекладывает фискальные и любые программы на плечи простого человека. Возьмите любую сферу жизнеобеспечения — и коммуналка, и вода, и газ — всё дорожает. Вот чему научился Медведев со своим правительством — давить на население страны, перекладывать деньги из народных карманов в свои. У Медведева нет ни стратегической программы развития страны, ни даже технологии развития отдельных отраслей.
Понятно, что американцы боятся не Медведева, Силуанова и Набиуллину — это их, так сказать, служащие. Субъективно, может быть, это не так, но объективно — несомненно так. Не думаю, что они боятся и Путина, потому что все семнадцать лет президентства и премьерства Владимира Владимировича в целом тоже соответствовали положениям Вашингтонского консенсуса. Но они боятся русского духа, где, как в яйце, заложено будущее развитие и величие Руси. Сейчас я нахожусь в Крыму, в Партените. Это место с древними преданиями и археологическими находками первых веков христианства. Но и в античное время там действовали тавроскифы, бивали вояк тогдашнего Запада. Вот их боятся — наших древних христианских подвижников и дохристианских ратников. Если вы подниметесь от Партенита и немножко продвинетесь на запад, будет посёлок Гаспра, где жили Лев Толстой и Максим Горький. Их русофобы тоже боятся. Если вы двинетесь на восток, то попадёте в Коктебель, где жил Максимилиан Волошин, один из творцов величайшей литературы XX века — русской. Рядом, в Старом Крыму и в Феодосии, жил Александр Грин, опасный для «цивилизаторов» воспеванием мечты и мастерской издёвкой над богачами. В Коктебеле на горе Клементьева начинал свою великую деятельность отец нашей космонавтики Сергей Королёв. В Крыму хорошо видно величие русского гения, так как сконцентрировано на небольшой территории. Именно этого гения и боятся. И все дальнейшие усилия тех же США, как авангарда Запада, будут направлены на подавление нашего научного, художественного и прочего гения. Боятся русского космизма, русского устремления, мощного рывка, который совершается тогда, когда выдвигается такая идея развития, ради чего стоит развиваться. Нам нужно знать, ради чего жить — перестроить мир, как это было в годы социализма, первыми достичь космических высот. Совершить нечто такое, что интересно, важно и полезно для всего человечества. Указать даже направление развития человечества. Вот этот наш русский размах, конечно, вызывает тревогу на Западе.
Я помню 1999 год и встречу с только что ушедшим с поста министра обороны США Уильямом Перри. Я его упрекнул: «Вы не рационалисты, хотя вас так называют. Россия сегодня слаба. А вы движете НАТО к нашим границам, запускаете программу высокоточного оружия. Что это означает? Ведь вы понимаете, что Россия сейчас вам не соперник». И он вдруг сказал такую фразу: «Я не считаю себя лучшим знатоком советской истории, я просто всю научную жизнь этим занимаюсь, но и у меня есть чёрные дыры в вашей истории. Мне непонятен период с 1921-го по 1941 год. Ваша страна совершила такой рывок, как ни один народ в истории человечества». Вот чего они боятся.
И, конечно, сегодня на тактическом уровне в среднесрочной перспективе в Вашингтоне и особенно в Нью-Йорке очень боятся, что господин Медведев будет свергнут со своего поста. Что Путина также подвинут, и придут люди действительно с русским космизмом в душе. Поэтому я не исключаю, что статья Медведева была писана или инициирована именно из США, чтобы он ещё долгое время оставался председателем правительства, гробил страну и обслуживал со своими корешами интересы США.
Если суммировать, в статье Медведева есть посыл для внутреннего пользования: «Америка назвала нас врагом, мы всё это видим, мы всё понимаем, мы глаз не закрываем, мы будем действовать». А для внешнего пользования ключевая фраза: «Мы спокойно продолжим работу по развитию (читай: деградации — Л. И.) экономики и социальной сферы». Эти слова выдают уже страх Медведева и ему подобных перед любыми реальными изменениями. Будьте, господа за океаном, спокойны. Будем говорить резкие слова, но действовать будем так, как вам выгодно, так, как вам угодно.Автор: Леонид Ивашов Первоисточник: https://izborsk-club.ru/13812
В 2017 году нас в Азии стали считать своими
5 февраля 2018
Сергей Караганов
Сергей Караганов — ученый-международник, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, председатель редакционного совета журнала "Россия в глобальной политике". Декан Факультета мировой политики и экономики НИУ ВШЭ. Резюме: Пришла пора использовать конкурентные преимущества Сибири и Дальнего Востока, перенести туда часть министерств и начать процесс, который превратит эти два региона в единое целое.Пришла пора использовать конкурентные преимущества Сибири и Дальнего Востока, перенести туда часть министерств и начать процесс, который превратит эти два региона в единое целое. Об этом и многом другом в интервью единому порталу о Дальнем Востоке NaDV.ru рассказал автор идеи «поворота на Восток», политолог и экономист, учёный-международник, почётный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, декан факультета мировой политики и экономики НИУ ВШЭ Сергей Караганов.
Об итогах 2017 года
– В уходящем году в России была широко заявлена дальневосточная повестка. Немало говорилось и говорится на тему развития Дальнего Востока. По вашим оценкам, многого ли удалось достичь в практической плоскости?
– На разговоры мы мастаки. Но и на дела тоже горазды – русские долго запрягают, потом быстро поедут. В 2017 году началось и реальное движение.
По данным Минвостокразвития России, на Дальний Восток привлечено нарастающим итогом более 3,7 трлн рублей прямых инвестиций, заявлено 1009 инвестиционных проектов, создающих 115 тысяч новых рабочих мест до 2025 года. По информации на специальном проекта NaDV.ru «Все новые предприятия Дальнего Востока», фактически создано 80 новых предприятий, на которых появится 7 тысяч рабочих мест. Инвесторы уже вложили в свои производства 120 млрд рублей. Таким образом, на один вложенный рубль бюджетных средств приходится 10 рублей, вложенных в регион инвесторами.

Начали работать ТОРы, открылись новые предприятия. Пока это начало. Однако маховик экономического развития Дальнего Востока раскручивается. Думаю, реальные экономически мощные результаты мы получим через полтора инвестиционных цикла. Это 3-4 года. Сейчас определённые изменения на Дальнем Востоке происходят, но отток жителей пока не остановлен. Хотя в некоторых регионах – на Чукотке, в Якутии – начался прирост населения, что уже неплохо. Тем не менее, повторюсь, всё только начинается.

– Владимир Путин определил, что «развитие Дальнего Востока – национальный приоритет для Российской Федерации в XXI веке». Также глава государства назвал среди прочих исторических вызовов, на которые нашей стране предстоит достойно ответить, развитие Арктики, Дальнего Востока, Сибири. Если с «приоритетом» всё понятно, то что означает в данном контексте «исторический вызов»? Брошенная нам перчатка? Или – если не мы, то кто-то другой?

– Когда в 2009 году мы начинали новый тур обоснования экономического поворота на Дальний Восток, залезли в глубокие тенденции мирового развития и выяснили, что Россия получила благодаря объективным тенденциям развития Азии конкурентные преимущества, которые может и должна использовать. Сибирь и Дальний Восток были бы либо колонией, либо тылом в противостоянии с Западом и, иногда немножко, – с Китаем. Взрывное развитие Азии, особенно Китая, создаёт новые рынки. Мы должны понимать, что 35-40 лет тому назад условный центр мировой экономики находился к западу от Великобритании, сейчас он находится в районе Турции, через 10-15 лет будет на границе с Китаем.

Поворот на восток не является отказом от Европы, а движением в сторону новых, прогрессивных рынков. У Китая, Индии в 90-х годах появились огромные возможности, которые мы проспали. Занимались совсем не тем, были не слишком образованы, увлечены только европейскими веяниями. Сейчас мы только раскручиваем новую восточную политику в экономической и политической сферах. А нужно ещё заняться культурно-идеологической повесткой дня. Всё только начинается. Но совершенно очевидно, что центр мира переместился в Евразию и частично в Тихий океан. Там главные рынки – политические, экономические, любые другие.

Что касается Арктики, это потенциальная мощнейшая кладовая всех ресурсов. Мы немного не понимаем, что эти ресурсы в нынешних обстоятельствах – хайтек. Если мы добываем, перерабатываем и продаём современные, интересные, сложные ресурсы, то это одно из наших конкурентных преимуществ. Четыре года тому назад все с омерзением говорили: как же так, наши Сибирь и Дальний Восток станут аграрно-сырьевым придатком. А Канада? Аграрно-сырьевой придаток США. Австралия, весьма развитая страна, является аграрно-сырьевым придатком Азии? Просто надо смотреть на наши конкурентные преимущества. Мы начинаем, наконец, к ним обращаться.

– Центр мирового экономического развития смещается в Азию. Следует ли из этого, что долговременное ухудшение отношений с Западом не является причиной курса России на Восток?

– Первые попытки повернуть на Восток в экономике и политике предпринимались в 1999 году. Тогда какие были отношения с Западом? Все ещё в целом хорошие. В наших расчётах конца прошлого десятилетия, то есть 2000-х годов, было заложено замедление развития Европы. Тогда же возникло понимание того, что структура внешнеэкономических связей, сложившаяся в развале 90-х, и хаотического восстановления экономики под золотым дождём 2000-х гг. не очень выгодна России. Мы продавали нефть и газ, а покупали дорогие и очень часто из-за этого экономически неэффективные товары. Мой любимый пример – вот эти очки (снимает их). В немецком исполнении они стоят 450 евро, в южнокорейском – 50. Качество, между тем, одинаковое. Но главное во всём этом – экономическая составляющая. Мы говорим, что Азия поднимается, и нам необходимо выходить на их рынки, меняя нездоровую структуру внешнеэкономических связей. Наравне с экономической историей, есть и политическая. Нам нужно быть в Азии, потому что там – будущее. Это не антиевропейская позиция. Ухудшение отношений с Западом тенденцию к повороту на Восток усилило, придало ей внешнеполитический и в какой-то мере идеологический характер. Я рад этому. В прошлом году мы констатировали, что наиболее передовая и руководящая часть российской элиты, стала из периферийно-европейской, стремящейся к центру и готовой платить за это приближение, считать себя центрально-евразийской. Соответственно, она больше ни за что платить не хочет и предлагает дружить с Европой в больших евразийских рамках, учитывая Китай, Японию и так далее. Плохо, что в Азии нас не считали своими.

– А сейчас?

- Сейчас считают. Перелом наступил в 2017 году. Мы уже вышли в плюс. У нас ещё недостаточно активности в региональных группировках, не хватает экономической активности, но там уже вопрос «свой-чужой» не стоит. В 2016-2017 годах его вообще перестали задавать. Это означает шаг к привлечению инвестиций, запрос на нашу активность.

О национальной идее

– Поворот на Восток и развитие Дальнего Востока – грани одного камня. Возможно их свести в национальную идею?

– Если один Дальний Восток, то нет. В нашей политике по развитию дальневосточных земель есть пока очень слабая черта. Замыслив поворот на Восток, мы указывали на Сибирь и Дальний Восток. Вообще, Дальним Востоком англичане назвали для них дальний, а Ближним – для них ближний. А для нас Дальний Восток является более чем близким. А для многих из нас Дальний Восток – непонятная сущность. Нужно, по-моему, переименовать. Я бы все дальневосточные территории назвал тихооокеанской Сибирью или тихооокеанской Россией. Тем более, Сибирь и Дальний Восток развивались как единый организм, не было двух регионов изначально. Вся история региональной программы по развитию Дальнего Востока возникла из-за бюрократической борьбы между министерствами – вот они и выделили Дальний Восток. А сибирский промышленный потенциал, который мог бы сильно подпирать развитие Дальнего Востока, находится всё-таки в Сибири. Она подвержена так называемому континентальному проклятию. То есть, у неё нет близкого рынка. Если же развивать всё вместе, то будет совершенно понятно образование синергии и для восточных, и для западных регионов Сибири. Эту задачу мы будем ставить перед обществом и государством.

– Значит, о национальной идее с дальневосточным уклоном говорить не приходится?

– В национальной идее есть место повороту к Азии. Вообще, национальная идея – быть здоровым, мощным народом, суверенной и великой страной, ощущающей себя в безопасности. Что невозможно в 21 веке без ускоренного развития Сибири.


О полномочиях и моде

– После выступления главы Минвостокразвития России Александра Галушки в Совете Федерации вышел перечень рекомендаций сенаторов к различным органам власти. Одно из пожеланий предполагает расширение полномочий министерства, в частности по развитию Сибири.

– Это абсолютно оправдано. Нонсенс, что сегодня говорят только о Дальнем Востоке. Давайте сейчас обкатаем там новые модели хозяйственной и не только деятельности, развития, потом запустим их для всей Сибири в едином пространстве, работающем, в первую очередь, на азиатские рынки. Не только Китая, в большей степени Японии, Кореи. Если развивать один Дальний Восток, то можно нарваться на очень неприятные вещи и ещё больше запереть Сибирь. Потеряют от этого все. В принципе, совершенно понятно, что Россия всё-таки немного головастик. С огромным хвостом, на конце которого – больший потенциал роста. Но мало населения. Надо думать, как решать не демографический вопрос, а как задержать людей, улучшить качество их жизни, наконец, создавать условия тем, кто может и хочет эффективно работать. Кстати, наши исследования конца 2000-х годов показали, что в Сибири и на Дальнем Востоке лучше человеческий капитал, чем в центре России.

– По каким показателям?

- По многим. В частности, по здоровью, образованию, готовности к риску, к предпринимательской деятельности. Ведь кого раньше посылали за Уральские горы? Авантюристов, разбойников, революционеров. В Сибири небыли крепостных. То есть Сибирь поднимал самый живой и деятельный народ страны. Там трудно выживать, поэтому выживали сильнейшие. Понимая это, нужно развивать те направления деятельности, которые целесообразны именно в Сибири и на Дальнем Востоке. Делать это нужно совместно с внешними активами как из Азии, в потенциале из США. Как можно скорее нужно затягивать сюда и европейский капитал. Проект всеобъемлющего партнёрства Большой Евразии – это общее пространство от Токио или Шанхая или Сингапура до Лиссабона. История длинная, но, думаю, она состоится.

– Вы первый, кто применил к Дальнему Востоку слово «модный». Скажите, почему молодёжь, – а именно ей очень важно следовать моде, – должна туда поехать? Что искать на Дальнем Востоке? Раньше туда ехали за рублём, а сегодня?

– Дальний Восток должен быть модным и будет. Чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Нельзя из Москвы это придумать. Должны заняться идеей такие люди, как вы – неравнодушные к проблемам Дальнего Востока журналисты, профильные ведомства. Когда место становится модным, люди начинают приезжать туда и с большим удовольствием оставлять там деньги. В центральной России должны знать тихоокеанскую Россию. Там уже много интересного, вкусного, передового. Например, из моего личного опыта. Был в России в трёх-четырёх десятках краеведческих музеев. Лучший, считаю, музей Арсеньева во Владивостоке. Его нужно знать во всей стране.

Надо обязательно перенести часть столичных министерств на Дальний Восток. У нас уже было такое решение, но в очередной раз заглохло. Но мы всё равно будем проталкивать решение о переносе ряда ведомств. В России должно быть минимум три, а лучше четыре столицы: Владивосток, Красноярск, Петербург и, конечно, Москва.

О советском и имперском опыте

– Не скоро забудутся оргнабор, великое переселение в дальние города, комсомольские ударные стройки. Создаётся нефтегазовый комплекс – едет народ. Нужны колхозы – государство перевозит туда семьи. Повсюду высокие темпы и впечатляющие результаты. А сегодня чем мы располагаем, чтобы замахнуться на подобное передвижение трудовых ресурсов? Ведь уже не та страна, не те люди, не те правители.

– Мы смотрим на советский опыт. Знаю, что в Минвостокразвития, в Агентстве по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке тоже смотрят. Советские управленческие технологии дали стране многое, молодёжь была заряжена замечательным энтузиазмом. С другой стороны, был лагерный набор, гибли сотни тысяч людей. Мы должны быть благодарны тем, кто построил дороги, порты ценой своей жизни. В Москве воздвигли большой памятник жертвам политических репрессий, в других крупных городах тоже должно быть такие.

Новое освоение Сибири и Дальнего Востока нужно придумывать, возрождать. Это перспективное дело. В Европу нужно ездить отдыхать и любоваться картинными галереями. А на восток нужно ехать работать, развивать регион, строить, реализовывать амбициозные проекты. Это нужно понять нескольким десяткам тысяч людей. На самом деле, многого не надо. Если хотя бы один миллион россиян поймёт, то качественно всё усилится. Это должны быть молодые люди. Они поймут, что там здорово, интересно и есть к чему стремиться.

Что касается опыта, мы в большей степени изучаем имперскую эпоху. Там были фантастические волны. Как только давали экономическую свободу на окраинах, всё развивалось сумасшедшими темпами. В какие-то моменты цари ограничивали свободу – и тут же темпы роста падали. Сегодня Дальний Восток и Сибирь должны развиваться в первую очередь как земля экономической свободы, особенно для малого и среднего бизнеса. Это зависит от общей ситуации в стране. Правда, есть ограничения: высокая криминализация в регионе. С этим надо срочно что-то делать. В концепции ТОРов заложена идея экономической свободы. Там даются свободные условия.

Заложена эта идея и в Свободном порту Владивосток (СПВ, статус свободного порта с привлекательным, облегчённым таможенным режимом. – NaDV.ru.). Хотя СПВ применяется локально, но его тоже нужно распространять, только для новых предприятий. Хотя мы знаем, сибирские промышленники точат зубы на то, чтобы получить ТОРы под уже существующие предприятия.

«Чиновников всегда в избытке»

– Вы говорите о важности экономической свободы для бизнеса. Как сочетается с этой идеей чиновный догляд за преобразованием на Дальнем Востоке? Согласитесь, количество ведомств, занимающихся дальневосточной тематикой, велико. И вся эта масса на шесть с небольшим миллионов жителей Дальнего Востока. Не избыточно ли?

– Думаю, что должно быть оптимальное сочетание государственного вмешательства и ограничений с экономической свободой. Без государства, как ни крути, мы ничего не сможем. Однако нужна актация чиновников, о которой недавно говорил Путин. Чтобы не происходило сращение, особенно на Тихоокеанском побережье, с криминалом.

Я считаю, что чиновников всегда в избытке. Другое дело, если их не будет, то всё рухнет, поэтому нужно систематически ограничивать их компетенции, уменьшать их возможность вмешиваться в бизнес, особенно силовое давление, которое у нас до сих пор существует. В Сибири и Дальнем Востоке нужно создавать или апробировать абсолютно независимые экономические суды. Судопроизводство – одна из самых существенных проблем в России. Мы перешли к капитализму, создали крупную частную собственность, но не создали ей защиту. Получается, либо вы обращаетесь к государству за поддержкой, либо к бандитам, либо отправляетесь «в гости» за границу. При этом судопроизводство у нас неэффективно. Может, нужно создавать специальные экономические суды из новых людей, про которых сейчас уже говорят, для того, чтобы пытаться решать данные проблемы. Можно сделать в Сибири и Дальнем Востоке новую модель экономического развития. Совершенно понятно, что одними государственными вливаниями и за счёт увеличения бюрократического давления мы уже развиваться не можем.

– В связи с этим примечателен путь, по которому пошло Минвостокразвития, «вытягивающее» на себя некоторые функции. Например, оно добилось того, что уже ни одна внеплановая проверка не может пройти без согласования с ведомством. В Совете Федерации звучат предложения наделить министерство еще более широкими полномочиями. Насколько это оправдано?

– Абсолютно оправдано. Министерство по развитию Дальнего Востока – один из лучших институтов, потому что борется, защищая оазисы экономической свободы. Это один из специальных способов, без которых ничего бы не получилось в мутной государственной политике. Надо сказать, Минвостокразвития меня приятно изумляет. Реально начав работать лишь несколько лет назад, оно добилось почти удивительных результатов.

О Северной Корее

– Хочется узнать ваш прогноз о развитии ситуации в стране-раздражителе – Северной Корее.
– Не причисляю себя к прямым предсказателям, но рискну своей репутацией. К тому же редко ошибаюсь и мой прогноз будет не на длинный отрезок времени. Думаю, КНДР вскоре получит полноценный ядерный потенциал, если не будет большой войны, которая может обернуться большой катастрофой для региональных для мира – надеюсь, всё же, что войны не будет. А затем на Дальнем Востоке начнётся очень интересная жизнь, потому что ядерное оружие захотят получить Южная Корея и Япония. Если всё сбудется, как я предсказываю, у дальневосточных границ России заявят о себе три ядерных державы. Хорошо это или плохо? Ничего хорошего точно. Однако этим можно управлять, с этим можно договариваться, идти к этому с пониманием и знанием. Подчеркну, я выступаю против распространения ядерного оружия и считаю, что если процесс ещё возможно остановить, лидирующие державы должно этим активно заниматься. Судя по всему, не занимаются.
Об ожиданиях на 2018 год
– Для российского Дальнего Востока, к такому выводу пришли и вы, уходящий год был удачным с точки зрения развития региона. Какие у вас ожидания от 2018 года?
– Знаете, в моих личных планах на будущий год – попытаться помочь нашему правительству и обществу в сибиризации Дальнего Востока. Нужно запускать процесс, который через три-пять лет превратит Сибирь и Дальний Восток в единое целое.
– А партнёрство со странами АТР? Какими видите отношения с ними в 2018 году?
– Китай – это привилегированное партнёрство с быстрым ростом. Отношения с Японией, Кореей, Индией поднимаются на уровень выше. Мы ведём внешнеэкономическую политику более многостороннюю, вовлекаем Россию в Азию. Надеюсь, так и будет. Есть для этого очень хорошие шансы.Беседовал Владимир КузнецовNaDV.ru


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.