Русское Информационное Агентство
 сегодня 24 февраля 2018 г. на главную  контакты   
  главная новость

[24.02.18] Росреестр, справкаа: гендиректор Элькин Григорий Иосифович, орг-ция Акуловские усадьбы, на учете с 27.02.2010, в то время Элькин уже был директором Росстандарта и таким образом нарушал закон о чиновниках. Смотрите, чем он занимался наряду со стандартизацией ответственнейших объектов национальной безопасности: виды деятельности: уборка территории и аналогичная деятельность (Удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность). Адрес организации: 119602, г. Москва, ул. Академика Анохина, д. 6, корп. 5, кв.61. Целый ряд СМИ тревожится и обращает внимание на то, что замгендир Ростеха Элькин как учредитель фирмы Акуловские усадьбы удаляет сточные воды близ деревни Акулово и лихо приватизирует государственный лес. Согласно опять же справке Росреестра: генеральный директор Элькин Григорий Иосифович, организация: АО Научно-исследовательский институт автоматической аппаратуры, НИИАА, вид деятельности - научные исследования и разработки в области естественных и технических наук. Зарегистрирована 12.01.2012 г. по адресу 117393, Москва, профсоюзная улица, 78. Тоже в нарушение закона о госбюрократах, т.к. одновременно Г.И.Элькин, - руководитель Росстандарта (уволен в 2014), друг и подельник важняка из ГСУ Москвы взяточника А.Сидорова и генерала Морозова, рукопожатник генерала Агафьевой и Е.Голикова, тоже из ГСУ Москвы, - успешный рейдер и паркетный шаркун, который хвастается направо и налево дружбой с Чайкой, Куденеевым, Сечиным, владеет еще несколькими предприятиями, что госчиновнику запрещено законом. Элькиных, карюхиных и кузюр - чиновников у нас миллионы и ими гордится страна.[ читать дальше ]


  анонсы

[24.02.18] В Стратегии национальной безопасностии, утвержденной президентом Владимиром Путиным, уделено значительное внимание определению главных стратегических угроз нацбезопасности, но вот эта самая главная даже не упомянута. Думаю, ни для кого не секрет, что самой серьезной угрозой национальной безопасности России является - неисполнение законов России властью и властными структурами, открытое предпочтение личных интересов интересам страны и общества, граждан, которые посадили тебя в эту должность и оплачивают твое в ней пребывание своими налогами, как это происходит постоянно, в последнее время на уровне высших властей правоохранительной системы, как генеральный прокурор Юрий Чайка, прокурор Москвы Куденеев, генералы МВД Морозов, Колесников, Агафьева, которые служат интересам заказчиков рейдерских захватов, таких как Г.Элькин, П.Карюхин и другие. В России шансов на справедливое судебное разбирательство практически нет, заключение предпринимателя под стражу является своего рода взятием в заложники: давление на бизнес достигло предела. Исходя из такого вывода, юристы дают совет уезжать за границу, если есть такая возможность. [ читать дальше ]

[23.02.18] Ловкий шаркун и подпевала второго ряда у Сечина - замгендир Ростеха Григорий Элькин, и тот не явится на повестку суда; так о чем вы говорите?! Какой Сечин, какой Игорь Иванович! Простой капитан Голиков из Главного следственного управления Москвы явился только на шестую повестку суда и принес им же накарябанное постановление, которое так же карябанно, как это принято у капитанов ГСУ, разъясняло, что был занят; и точка. Судья немедленно принял решение, полностью продиктованное Голиковым - все это задокументированно: фимилия судьи, когда и в каком суде происходило, жалобы обвиняемого - все лежит в сейфе у генерала Агафьевой; и у адвокатов пострадавшего обвиняемого, конечно, - может, однажды пригодится; но пока Путин на письмо ответил: недосуг и не компетентен; волосы у него, видимо, в этом случае не вздыбились... А вы - Сечин, Игорь Иванович... Голиков на побегушках у замгендира Ростеха Григория Элькина, а Элькин полпевала второго ряда в команде Сечина, - о чем речь?!Проблема, оказывается, не только в нежелании Сечина предстать перед судом и публикой в роли законопослушного гражданина, но и в том, что «утекшие» показания в некоторых деталях не согласуются между собой и противоречат версии обвинения в целом. Взяткодатель сначала не называл точное время и обстоятельства, при которых Улюкаев вымогал у него взятку, а также (в противоречии с последующими показаниями) утверждал, что встреча, при которой он ее передал, состоялась по инициативе последнего, а не его собственной. Теперь понятней и то, за что, по-видимому, впал в немилость генерал ФСБ Олег Феоктистов, ушедший с поста главы безопасности Роснефти, — тщательнее надо готовить такие комбинации - экспроприации-провокации. [ читать дальше ]

[19.02.18] Ложные доносы в полицию, заявления в следственные органы, иски в суды так и продолжается. Оснований нет, но есть связи, размещен заказ, обеспечена поддержка в полиции, прокуратуре, в судах, в ГСУ Москвы. Провокация как излюбленный метод рейдеров и карателей... История классического рейдерского наезда и конфликта. В 2010 году Г.Элькин, тогда руководитель Росстандарта, теперь замгендир Ростеха, и его сотоварники П.Карюхин и Р.Кузюра создали НДП Акуловские усадьбы, замыслив рейдерский захват коттеджного поселка СНТ Радость. Элькин, а вслед за ним Карюхин встретились с председателем правления СНТ Радость и потребовали от него, чтобы он передал им, НДП Акуловские усадьбы, созданные за 2004-2010 годы производственные мощности, а именно проложенные дороги, газопровод, линию электропередач, водопровод со станцией второго подъема, а так же принадлежавшие лично председателю участки и здание, использовавшееся как административный корпус. Они настаивали, чтобы имущество было передано именно им, а не всем собственникам, которые за прошедшие годы приобрели участки - более 30 человек. Председатель правления резонно заметил, что претендовать на это имущество вправе все собственники, когда и если они вступят в СНТ Радость в качестве членов товарищества. Элькин и Карюхин разъяснили, что ему вряд ли стоит настаивать, потому что в этом случае они начнут против него судебное преследование по линии гражданского и уголовного кодексов. Председатель ответил, что законов не нарушал, на что многоопытные директор Росстандарта Элькин и агент Службы внешней разведки заявили, что у них в Москве все схвачено и они найдут основания для привлечения, даже если не нарушался закон: может, не посадим, заявили они, но возможности встречаться с внуками лишим. Грязные воды Григория Элькина [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[24.02.18]В рейдер-команду генерала Григория Элькина входили еще десяток если можно сказать лиц. Исполнительный директор Роскосмоса найден мертвым в следственном изоляторе: убили в московском СИЗО №5 человека, - Исполнительного директора Роскосмоса - зарезали ножами, тремя ударами, СК Бастрыкина (СКБ) не исключает самоубийство - без тени юмора. Роскосмос входит в состав Ростеха, где заместителем гендиректора скандальный Григорий Элькин. Тело топ-менеджера с двумя ножевыми ранениями в сердце было обнаружено в изоляторе. Источник СКР анонсирует самоубийство. Роль заместителя гендиректора Ростеха Григория Иосифовича Элькина, занимающегося очисткой сточных вод по линии ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость, где он построил многомиллионную усадьбу и умыкнул заповедный государственный лес в - самой Москве - еще предстоит выяснить! В составе рейдер-группы Элькина - Роман Кузюза, налоговик и профессиональный зицпредседатель во всех фирмах-однодневках, которые создавал Элькин и его напарник из Службы внешней разведки Павел Карюхин, - он оказался владельцем гаражей и гаражиков по всей центральной России, где обжуливал автовладельцев и окучивал их в Николинском суде Москвы, что рядом с квартирой, где он прописан и на адрес которой создавались многие так сказать юрлица-однодневки; он оказался приятелем арестованного с поличным следователя ГСУ Москвы Александра Сидорова, который обеспечил его постановлением полиции, гласящим, что Карюхин, дескать, пострадавший, и Карюхин пугал гражданских судей в Николинском суде и в десятке других судов Москвы, где он витийствовал с такой грозной бумажкой в руках, возможно, подписанной самим шефом ГСУ Москвы генералом Морозовым, вскоре тоже попавшем под арест по подозрению в коррупции. [ читать дальше ]

[23.02.18]С кем ты хотел убить Сталина? - орал следователь. После Hового года Терентия Терентьевича отправили в город Свободный и посадили в 23-ю камеру на 2 этаже тюрьмы. Там оказалось, что в соседней, 24-й, камере сидит его брат Максим Терентьевич. Его забрали в середине ноября 1937 г. и дали, как и Терентию Терентьевичу, 8 лет по АСА (58-10). Впоследствие выяснилось, что настучал на них сосед... Но это не был сосед Ю.Королева и руководитель Росстандарта (уволен в 2014) и ныне замгендир Ростеха Г.Элькин и его рейдеркоманда - уволенный за профнепригодность из Службы внешней разведки (СВР РФ) гаражный спекулянт Павел Карюхин и зиц-председатель десятков фирм-однодневок, в том числе Окуловские усадьбы и СНТ Радость Роман Кузюра, - это были еще не они - это были другие доносчики и стукачи. Наша историческая память - терские и амурские казаки - прадеды Юрия Королева - откуда в нас крепость: один прадед профессора Ю.Н.Королева (по линии отца) Лущик Игнат Абрамович: Приговорен: Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ 27 апреля 1928 г., обв.: по ст. 58-10 УК РСФСР. Родился в 1871 г., ст. Сунженской; Терское казачье войско. Фельдшер. Проживал: ст. Сунженской. Приговор: к лишению свободы. Другой прадед Ю.Н.Королева (по линии матери)Терентий Терентьевич Лобач, 1937 год: Терентий Терентьевич просидел на Кивдинских копях больше года. После статьи Головокружение от успехов всех отпустили по домам. Вернувшись в Климовку, он увидел, что в его доме устроили магазин, и к тому же в деревне продолжались повальные аресты. Позабирали почти всех мужиков, кто не успели разбежаться. Погнали на допрос и Терентия Терентьевича - к следователю Петренко. В кабинете он увидел человека в тяжёлой шубе, который стоял рядом с раскалённой печкой. Следователь приставлял к уху этого человека трубу, свёрнутую из бумаги, и орал в неё: Говори, с кем ты хотел убить Сталина? [ читать дальше ]

[19.02.18]Распишут по трафарету и разменяют, как пешку. Памятка замгендиру Ростеха Григорию Элькину и компании: история с делом Сугробова и Ко, по задумке тех, кто за ним стоял, должна была натолкнуть полицейских на несколько очевидных выводов. Во-первых, никогда и не при каких обстоятельствах не брать в разработку «старших братьев» — сотрудников ФСБ. Даже если есть все доказательства причастности конкретного чекиста к преступной схеме, то эти данные просто передаем в ФСБ. Вроде как мы не лезем — вы со своими разбирайтесь сами. Хорошо ли это? В демократическом государстве ни одно из ведомств не должно доминировать над всеми остальными. А по мне, так это не единственный и не главный урок. Сугробова и всю его команду поддерживал в прошлом руководитель Департамента экономической безопасности МВД, ныне помощник Президента РФ Евгений Школов. А тому, в свою очередь, зеленый свет на борьбу с коррупцией дал Дмитрий Медведев. С такими покровителями молодой генерал Денис Сугробов мог не бояться никого и ничего. И он именно так себя чувствовал. А вседозволенность, как известно, приводит к страшным последствиям. Когда Сугробова и Колесникова арестовали, они верили, что эту нелепую ошибку вот-вот исправят по звонку с самого верха, и их отпустят. Уже во время суда Сугробов до последнего наделся, что за него замолвят слово, что все закончится хорошо, но… Эта история показала, что неприкосновенных нет. Какими бы небожителями ни были твои покровители, в любой момент можешь оказаться кем-то неугодным или тебя разменяют, как пешку в игре. [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[23.02.18] Чем больше разводится кругов вокруг личности Путина, тем больше впечатление, что он - лишь номинальный носитель скипетра, и ему реально принадлежит лишь эйфорийная буза вокруг снимаемых генералов и рукопожатных президентов и канцлеров, - таких же временщиков, как и он. Припомните, приходилось вам когда-нибудь слышать о вышедших на свободу ошельмованных людях? Нет? И не придется, потому что они сидят там, куда их посадили каратели. Конечно, рано или поздно уберут и уберут плохо карателей: это уже происходит - с Морозовым, Сугробовым, Сидоровым, Элькиным, Лозовой, Карюхиным, с каждым кругом - первым, вторым и так далее - получается все хуже. И нет ни малейшего желания позлорадствовать или посмеяться над судьбами молодых генералов вроде Колесникова, Дениса Никандрова и других, причем не зависимо от их личных качеств. Это объективная данность - появление на острие копья популизма добровольцев-опричников, которые в интересах, ими воспринимаемых как интересы страны, готовы действовать не по закону, а по необходимости, и довольно быстро их дела превращаются в действия по понятиям, сближающим их с профессиональными уголовниками. Изначально они выступают смертниками неясной цели, которая фактически является признанием неспособности власти решать назревшие вопросы развития общества законным способом. Сколько сменили оборотней в погонах и без погон, сколько полицейских, следователей, прокуроров, судей арестовали, осудили даже посадили, сколько написано страниц о том, как они судили людей. И именно их отпускают по амнистиям, а их жертвы продолжают сидеть, а многие уже лежат - пройдитесь по кладбищам... [ читать дальше ]

[19.02.18] Сечин никак не мог пойти в суд, если ни Голиков, Элькин не ходят, - стыд! Подпевала второго ряда у Сечина; Григорий Элькин, замгендир Ростеха, - так о чем вы говорите?! Какой Сечин, какой Игорь Иванович! Простой капитан Голиков из Главного следственного управления Москвы явился только на шестую повестку суда и принес им же накарябанное постановление, которое так же карябанно, как это принято у капитанов ГСУ, разъясняло, что был занят; и точка. Судья немедленно принял решение, полностью продиктованное Голиковым - все это задокументированно: фимилия судьи, когда и в каком суде происходило, жалобы обвиняемого - все лежит в сейфе у генерала Агафьевой; и у адвокатов пострадавшего обвиняемого, конечно, - может, однажды пригодится; но пока Путин на письмо ответил: недосуг и не компетентен; волосы у него, видимо, в этом случае не вздыбились... А вы - Сечин, Игорь Иванович... Голиков на побегушках у замгендира Ростеха Григория Элькина, а Элькин полпевала второго ряда в команде Сечина, - о чем речь?! Проблема, оказывается, не только в нежелании Сечина предстать перед судом и публикой в роли законопослушного гражданина, но и в том, что утекшие показания в некоторых деталях не согласуются между собой и противоречат версии обвинения в целом. Взяткодатель сначала не называл точное время и обстоятельства, при которых Улюкаев вымогал у него взятку, а также (в противоречии с последующими показаниями) утверждал, что встреча, при которой он ее передал, состоялась по инициативе последнего, а не его собственной. Теперь понятней и то, за что, по-видимому, впал в немилость генерал ФСБ Олег Феоктистов, ушедший с поста главы безопасности Роснефти — тщательнее надо готовить такие комбинации. [ читать дальше ]

[19.02.17] Изначально они выступают смертниками неясной цели, которая фактически является признанием неспособности власти решать назревшие вопросы развития общества законным способом. Сколько сменили оборотней в погонах и без погон, сколько полицейских, следователей, прокуроров, судей арестовали, осудили даже посадили, сколько написано страниц о том, как они судили людей. И именно их отпускают по амнистиям, а их жертвы продолжают сидеть, а многие уже лежат - пройдитесь по кладбищам... Затюканное 90-ми и 00-ми наше население стоит плотно собранной отарой, вокруг кругами по периметру носятся то ли овчарки, то ли волки, все голодны и злы. Припомните, приходилось вам когда-нибудь слышать о вышедших на свободу ошельмованных людях? Нет? И не придется, потому что они сидят там, куда их посадили каратели. Конечно, рано или поздно уберут и уберут плохо карателей: это уже происходит - с Морозовым, Сугробовым, Сидоровым, Элькиным, Лозовой, Карюхиным, с каждым кругом - первым, вторым и так далее - получается все хуже. И нет ни малейшего желания позлорадствовать или посмеяться над судьбами молодых генералов вроде Колесникова, Дениса Никандрова и других, причем не зависимо от их личных качеств. Это объективная данность - появление на острие копья популизма добровольцев-опричников, которые в интересах, ими воспринимаемых как интересы страны, готовы действовать не по закону, а по необходимости, и довольно быстро их дела превращаются в действия по понятиям, сближающим их с профессиональными уголовниками. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[23.02.18]Карюхиных, сердюковых, элькиных, и кузюр - у нас миллионы и ими гордится страна. Типовой пример: Элькин как учредитель фирмы Акуловские усадьбы удаляет сточные воды близ деревни Акулово и лихо приватизирует государственный лес. Справка Росреестра: гендиректор Элькин Григорий Иосифович, орг-ция Акуловские усадьбы, на учете с 27.02.2010, то есть Элькин уже был директором Росстандарта и таким образом нарушал закон о чиновниках: виды деятельности: уборка территории и аналогичная деятельность (Удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность). Адрес организации: 119602, г. Москва, ул. Академика Анохина, д. 6, корп. 5, кв.61; одновременно согласно опять же справке Росреестра: генеральный директор Элькин Григорий Иосифович, организация: АО Научно-исследовательский институт автоматической аппаратуры, НИИАА, вид деятельности - научные исследования и разработки в области естественных и технических наук. Зарегистрирована 12.01.2012 г. по адресу 117393, Москва, профсоюзная улица, 78. Тоже в нарушение закона о госбюрократах, т.к. одновременно был начальником Росстандарта [ читать дальше ]

[19.02.18]Сколько сменили оборотней в погонах и без погон, сколько полицейских, следователей, прокуроров, судей арестовали, осудили даже посадили, сколько написано страниц о том, как они судили людей. И именно их отпускают по амнистиям, а их жертвы продолжают сидеть, а многие уже лежат - пройдитесь по кладбищам... Затюканное 90-ми и 00-ми наше население стоит плотно собранной отарой, вокруг кругами по периметру носятся то ли овчарки, то ли волки, трава под нами съедена, но никто не решается проявить инициативу и рвануть на поиски свежего пастбища, хотя оно рядом - рукой подать, но мы не знаем, как на это отреагирует свора, во всяком случае, видели, как они сожрали тех, кто сиганул на тучный луг. Нет больше желающих рискнуть, и озлобленные псы и волки начинают грызть друг и друга, но это никак не меняет нашу участь. И то, что происходит, плохо и для волков и для овец, - все голодны и злы. Конечно, пастух мог бы взмахнуть кнутом и перегнать всех на другое место; но, похоже, он боится, что любое движение нарушит строй, и оголодавшие волки начнут жрать кого ни попадя, а бараны пустятся к соседям. Чем больше разводится кругов вокруг личности Путина, тем больше впечатление, что он - лишь номинальный носитель скипетра, и ему реально принадлежит лишь эйфорийная буза вокруг снимаемых генералов и рукопожатных президентов и канцлеров, - таких же временщиков, как и он. Приходилось вам когда-нибудь слышать о вышедших на свободу ошельмованных людях? Нет? И не придется, потому что они сидят там, куда их посадили каратели. Рано или поздно Уберут карателей и коррупционеров и уберут плохо: это уже происходит - с Морозовым, Сугробовым, Сидоровым, Элькиным, Лозовой, Карюхиным, с каждым кругом - первым, вторым и так далее - получается все хуже. И нет ни малейшего желания позлорадствовать или посмеяться над судьбами молодых генералов вроде Колесникова, Дениса Никандрова и других, причем не зависимо от их личных качеств. [ читать дальше ]

[19.02.17]Мельчает ГСУ Москвы: следователя по особо важным делам Сидорова взяли в 2013 за взятку в 500 тыс долл., а старшего следователя Сорокина в 2017-ом - всего за 50, - на порядок меньше! И это не случайно: предложение превышает спрос. Я сам обличал в своем наивном послании Путину следователей ГСУ Москвы Морозова, Сидорова, Голикова, Агафьеву, прокуроров С.Куденеева, Ю.Чайку, госчиновников Элькина и других. Гарант в письме, адресованном мне лично, признал: не компетентен; то есть не может ничего сделать против полицейских перевертышей, - следовательно, риски пошли вниз, пошла вниз и оплата. И что скажешь над открытой могилой: иных уж нет, а те - далече. Одних только генералов устанешь перечислять: Морозов, Никандров, Сугробов, Колесников, Агафьева, полковник Захарченко - пуще иных генералов; а прокурор Москвы Куденеев, целый взвод окружных прокуроров и генералов полиции; замгендиректора Ростеха Г.Элькин и его рейдеркоманда. Не все сгорело в пожарах ГСУ Москвы, генералу Н.Агафьевой кое-что еще предстоит. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 56.76 (+0.11)
EUR 69.63 (-0.17)

  12.02.18 :: новости
Трампу приписывают протекционизм; но то, что он декларирует и чего реально старается добиться от партнеров, не может быть описано ни этим словом, ни этим историческим понятием и этой исторической практикой. Трамп уже обозначил новую конфигурацию американской торговой политики: объявляя об отказе от ТТП, он упомянул возврат к практике двусторонних ЗСТ, где США могут иметь более сильную переговорную позицию. ТТП в этом случае может оказаться полезным как готовая база для переговоров – между Соединенными Штатами и одиннадцатью государствами региона уже существуют согласованные позиции по правилам торговли, которые могут стать основой для двустороннего передоговаривания. Избирательная трансформация многостороннего соглашения в двусторонние форматы облегчается тем, что ТТП и так содержит чрезвычайно индивидуальные условия для большинства участников. Трамп похоже будет стремиться смещать формат таких соглашений в сторону обновления стандартов регулирования торговли. Это существенно усложнит переговоры, особенно с Японией, договоренности с которой представляют для США наибольший экономический смысл. Вашингтон, вероятно, сможет воспользоваться и во многом им же порожденной растерянностью своих азиатских союзников – угроза остаться один на один с КНР будет подталкивать их к уступкам, в том числе экономическим.

Юрий Королев. Трампу приписывают протекционизм; но то, что он декларирует и чего реально старается добиться от партнеров, не может быть описано ни этим словом, ни этим историческим понятием и этой исторической практикой. Трамп уже обозначил новую конфигурацию американской торговой политики: объявляя об отказе от ТТП, он упомянул возврат к практике двусторонних ЗСТ, где США могут иметь более сильную переговорную позицию. ТТП в этом случае может оказаться полезным как готовая база для переговоров – между Соединенными Штатами и одиннадцатью государствами региона уже существуют согласованные позиции по правилам торговли, которые могут стать основой для двустороннего передоговаривания. Избирательная трансформация многостороннего соглашения в двусторонние форматы облегчается тем, что ТТП и так содержит чрезвычайно индивидуальные условия для большинства участников. Трамп похоже будет стремиться смещать формат таких соглашений в сторону обновления стандартов регулирования торговли. Это существенно усложнит переговоры, особенно с Японией, договоренности с которой представляют для США наибольший экономический смысл. Вашингтон, вероятно, сможет воспользоваться и во многом им же порожденной растерянностью своих азиатских союзников – угроза остаться один на один с КНР будет подталкивать их к уступкам, в том числе экономическим.

На самом деле для истории уже не так уж важно, утвердится Трамп на посту или его сместят: он сформулировал задачу, составил альтернативную программу, Америка и мир знают, что эта программа имеет массовую поддержку не только в США, но и в других странах, в прямом столкновении мнений эта программу, содержание которой знал, наверное, один Трамп, была отредактирована, приведена в состояние, понятное людям, и стала достоянием масс. Мавр может уходить; хотя, конечно это не совсем так, потомуу что Трамп неординарная личность и хотя, как известно, победу делают одни, а реформу другие, правят третьи, а блага от этого получают четвертые, было бы очень поучительно, если бы Трампу дали возможность провести намеченные структурные реформы, потому что теперь мы знаем, что он многое понимает получше нас с вами, а может, мы еще не все и знаем. Но шанс на это очень невелик; даже если дело обойдется просто следующими выборами, работать ему не дадут; даже если импичмент не пройдет, на него уйдет все оставшееся время. Некоторый темп потеряет не только Америка, но и весь мир.
15 марта 2017 Дмитрий Новиков Что означает отказ Вашингтона от ТПП для будущего мировой торговли Дмитрий Новиков - научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ЦКЕМИ НИУ ВШЭ), Россия. Резюме: Отказ новой республиканской администрации от одной из самых масштабных торгово-экономических инициатив Соединенных Штатов – Транстихоокеанского партнерства – обозначил сдвиг в азиатской политике Вашингтона. Для американских союзников и конкурентов в АТР это чревато появлением новых рисков, связанных с неопределенностью.
Отказ новой республиканской администрации от одной из самых масштабных торгово-экономических инициатив Соединенных Штатов – Транстихоокеанского партнерства – обозначил сдвиг в азиатской политике Вашингтона. Для американских союзников и конкурентов в АТР это чревато появлением новых рисков, связанных с неопределенностью. Между тем речь, возможно, идет лишь о смене облика, но не содержания проводимой политики.
Цена вопроса
Выход США из Транстихоокеанского партнерства (ТТП) – соответствующий указ Дональд Трамп подписал 23 января, спустя три дня после инаугурации – будет иметь как региональные, так и глобальные последствия, масштаб которых пока трудно оценить. ТТП стало одним из главных элементов американского «разворота в Азию», и в последний год пребывания у власти Барака Обамы (после подписания соглашения в октябре 2015 г.) подавалось как важнейший внешнеполитический успех демократов. В глобальном измерении ТТП наряду с Трансатлантическим торговым и инвестиционным партнерством (ТАТИП) являлось частью комплексной стратегии по преобразованию международного экономического порядка.
По замыслу инициаторов, новые структуры должны были прийти на смену уже не удовлетворяющей интересы Вашингтона глобальной экономике. Провал попытки «централизованного» (через ВТО) обновления правил международной торговли, предпринятой в рамках Дохийского раунда, еще в середине 2000-х гг. поставил вопрос об альтернативных путях развития институтов регулирования мировой экономики: одной из альтернатив стало создание двусторонних зон свободной торговли, бум которых наблюдался в АТР в 2000-е годы. Для Вашингтона вопрос о реформе установившегося после холодной войны порядка обрел особое значение после экономического кризиса 2007–2009 гг., он ускорил изменение расстановки сил на мировой арене, высветив укрепление Китая. Относительный неуспех США и появление новых центров силы продемонстрировали, что при сохранении прежних правил игры, основанных на нормах ВТО и других Бреттон-Вудских институтов, Соединенные Штаты не просто перестают быть главным бенефициаром глобализации, но могут оказаться среди проигравших (если не экономически, то политически). Проекты ТТП и ТАТИП стали попыткой обновления этих правил ради большего соответствия американским интересам.
ТТП являлось важным инструментом азиатской политики администрации Обамы. С одной стороны, оно удовлетворяло существующий в регионе спрос на институты, с другой – упрочило архитектуру противостояния растущей мощи Китая. Примечательно, что в первые годы этот проект представляли как открытый формат вовлечения и мягкого навязывания Пекину новых правил игры, но с ростом американо-китайской напряженности риторика приобретала все более антикитайский тон. С осени 2015 г. в ряде публичных заявлений и прежде всего в знаменитой майской статье в The Washington Post Обама открыто указывал, что ТТП призвано не допустить, чтобы правила международной торговли писались в Пекине (и вообще где-либо кроме Вашингтона).
Однако успехи в плане практической реализации этой политики оказались невелики. Администрация Обамы добилась подписания (но не ратификации) ТТП, так и не сумев должным образом «продать» соглашение на внутриполитическом рынке – итоговый текст, по мнению многих критиков, был полон необязательных уступок. Переговоры же по ТАТИП, судя по регулярным утечкам и публичным заявлениям по обе стороны Атлантики, «забуксовали» еще в последний год президентства Обамы. Европейцы затягивали переговоры с покидающей Белый дом администрацией, ожидая прихода новой команды, которая обладала бы возможностью и политическими ресурсами обеспечить ратификацию документа.

Сторонники обоих проектов делали ставку на Хиллари Клинтон, которая стояла у истоков этих инициатив и являлась, по сути, консенсусным кандидатом от политического и бюрократического истеблишмента. Предполагалось, что, несмотря на ее критику условий соглашения по ТТП, после выборов проект вернется в повестку дня. Азиатские союзники США не скрывали расчета на то, что новая демократическая администрация, возможно после символических поправок, добьется ратификации ТТП, и выстраиваемый почти целое десятилетие мегапроект будет реализован.

Дональд Трамп грозит свести на нет усилия Соединенных Штатов последних лет по преобразованию международной системы торговли и уже вносит сумятицу в американскую политику в Азии, дезориентируя своими заявлениями и действиями и союзников, и конкурентов. Выход Вашингтона из большой и практически завершенной (и казавшейся совсем недавно почти неотвратимой) сделки напоминает не менее неожиданный отказ США от участия в Лиге Наций в 1919 г. и вызывает у наблюдателей – особенно в АТР – тревогу относительно возврата «единственной сверхдержавы» к изоляционизму, пусть и очевидно в более ограниченной по сравнению с первой половиной XX в. форме. Однако в условиях нарастающей внутриполитической борьбы отказ от ТТП носит скорее конъюнктурный, чем стратегический характер, а само решение может оказаться далеко не таким необратимым, каким его пытается представить пришедшая к власти администрация.


Истоки торгового эгоизма

Непредсказуемость внешней политики администрации Трампа, примером которой служит отказ от масштабного проекта предшественника, отражает общую неготовность принять новую роль внутриполитических изменений в международных отношениях. Консенсус американских и вообще западных элит по поводу роли и места США в мире, сохранявшийся четверть века, формировал жесткую преемственность внешнеполитического курса. Администрация Обамы развивала идею ТТП, выдвинутую командой ее республиканских предшественников, та же подхватила флаг развития институциональных инициатив в регионе из рук администрации Клинтона.

Сторонники ТТП питали надежды, что проект удастся сохранить как раз в силу преемственности внешнеполитических задач. Симптоматично сделанное во время саммита АТЭС шуточное предложение новозеландского премьер-министра Джона Ки переименовать ТТП в Трамп-Тихоокеанское партнерство. Очевидно, партнеры по проекту рассчитывали на гибкость новой администрации. Дальнейший ход событий вызвал шок в стане сторонников проекта в Соединенных Штатах и других странах-участницах, хотя позиция Трампа была давно известна. Главной проблемой стало даже не разрушение масштабного проекта как таковое, сколько непонимание того, какой будет новая американская стратегия в Азии – отказ от ТТП демонстративно подчеркнул отход от прежней политики без ясного указания, что ее заменит. Ни сам Трамп, ни его советники пока не сформулировали внятной программы действий, за исключением общей критики предшественников и нескольких неожиданных антикитайских ходов – что дает представление скорее об эмоциональном фоне, чем о содержании возможных действий Вашингтона в АТР. Экспертное сообщество дезориентировано, оно склонно приписывать экстравагантные шаги неопытности и импульсивности Трампа, помноженной на его уязвимость, а значит повышенную чувствительность к внутриполитической проблематике.

На первый взгляд отказ от ТТП выглядит случайным следствием внутриполитических обстоятельств. В условиях тиражируемых в прессе обвинений в популизме Трампу необходимо было быстро исполнить хотя бы одно крупное предвыборное обещание. В этом смысле выход из ТТП в качестве символического закрытия «гештальта» первых ста дней президентства тактически безупречен: даже при неважном начале администрации будет чем отчитаться перед избирателями, а технически отзыв подписи от нератифицированного соглашения занимает считанные часы. При принятии решения, видимо, учитывалось, что ни республиканцы, ни демократы никогда полностью не поддерживали соглашение. На этом фоне шаг Трампа едва ли мог встретить организованное сопротивление, как это произошло, например, в случае с базой Гуантанамо – неспособность закрыть ее закрепила за Обамой образ слабого и нерешительного лидера.

Однако комплексный взгляд на политическую и экономическую программу Трампа позволяет говорить о том, что свертывание ТТП имеет более глубокое обоснование. Трамп и его сторонники во многом сближаются c теми представителями политического мейнстрима (в том числе Обамой), которые считают, что дальнейшее развитие глобализации в нынешней форме будет вести к ослаблению позиций США. Но вместо дорогостоящих попыток «развернуть» процессы в нужном для Вашингтона направлении Трамп предлагает от них отгородиться.

Этот подход имеет системную внутреннюю поддержку, падая на благодатную почву традиционного изоляционизма «одноэтажной Америки», в особенности более патриархальных средних штатов, которые Трампа и избрали. В отличие от исторически ориентированных на торговлю и финансы штатов побережья (в массе своей, за исключением Юга и Флориды, проголосовавших за Клинтон), «внутренняя Америка» в гораздо меньшей степени является бенефициаром глобализации и в гораздо большей ощущает ее издержки. Призыв возвести стену на американо-мексиканской границе и отказ от масштабного многостороннего соглашения – части одной идеологической программы, которую можно свести к тезису «защитимся от глобализации». Отсюда не просто эмоциональные нападки на ТТП как частный случай, но системное неприятие глобальных и региональных многосторонних договоров как таковых: в ходе предвыборных дебатов Трамп критиковал и соглашение НАФТА, и малоэффективную, с его точки зрения, ВТО.

ТТП не вписывается в экономическую программу Трампа, вдохновленную «рейганомикой» и вобравшую в себя некоторые фобии средней Америки. «Трампономика», по-видимому, будет представлять собой синтез классических республиканских рецептов (снижение налоговой нагрузки на бизнес, дерегулирование, «маленькое правительство» при росте государственного долга и др.) в рейгановском варианте и ряда экстремальных по меркам сегодняшнего мейнстрима мер, которые Трамп позиционирует как свои личные новаторские инициативы. К последним относятся и обещания чрезвычайно жесткого протекционизма. В ходе предвыборной кампании Трамп успел пообещать значительный рост торговых тарифов, включая наиболее одиозные заявления о 35-процентной пошлине на товары из Мексики и 45-процентные – из Китая. Многие американцы видят в этом ностальгический блеск «Позолоченного века» – периода бурного экономического роста в Соединенных Штатах последней трети XIX – начала XX столетия, во многом строившегося на жесточайших протекционистских мерах. Тогда Республиканская партия тоже была оплотом протекционизма, недаром Трампа сравнивают с другим эксцентричным президентом – Теодором Рузвельтом.

На деле Трамп сильно ограничен в реализации обещанных им протекционистских мер. Внутри страны главным препятствием будет Конгресс, без согласования с которым глава исполнительной власти не может менять торговые тарифы более чем на 15%, и то в качестве формально временной меры. Извне на открытую протекционистскую политику будут оказывать давление нормы ВТО (выход из организации опять же невозможен без одобрения Конгресса). Вследствие этого предлагаемый Трампом протекционизм, вероятно, в значительной степени будет строиться на повышении нетарифных барьеров, точечных запретах (иногда, возможно, и в форме экономических санкций), налоговых и инвестиционных стимулах для переброски в США производств. ТТП, которое в немалой степени ориентировано как раз на регламентацию и смягчение нетарифных барьеров торговли и ограничение внерыночных стимулов для национальных производителей, в такую экономическую модель не просто не вписывалось, но напрямую ей противоречило.

Предлагаемые Трампом протекционистские меры теоретически не противоречат решению тех прикладных задач, которые администрация Обамы объявила в качестве приоритетных при создании ТТП: стимулирование экспорта, создание новых рабочих мест, повышение конкурентоспособности американской экономики. Напротив, критики проекта из числа профессиональных экономистов, среди которых – нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, справедливо указывают на крайне неравномерное распределение выгод: бенефициарами выступят главным образом крупные ТНК, а воздействие ТТП на американский рынок труда будет неоднозначным и, возможно, даже подстегнет, а не снизит безработицу. К этому следует добавить и негативное изменение структуры внешней торговли: при прогнозируемом увеличении экспорта соглашение будет стимулировать и дефицит торгового баланса Соединенных Штатов. Трамп, таким образом, позиционирует свое решение как отказ от сомнительного и дорогого инструмента стимулирования экономики в пользу простых и проверенных временем мер.

Не сработали в случае с ТТП и внутриполитические институциональные механизмы, призванные обеспечить преемственность курса. Формирование республиканского большинства в обеих палатах Конгресса в условиях непростых отношений Трампа с партийным истеблишментом не укрепило политическую конструкцию. С одной стороны, в вопросе внешней торговли (как и во многих других) позиции президента и республиканского мейнстрима кардинально расходятся: костяк «великой старой партии» продолжает тяготеть к фритрейдерству, и протекционистская риторика Трампа вызывает у значительной части республиканской элиты отторжение. В ходе президентской кампании 2012 г. республиканцы, представленные тогда традиционными правыми и правоцентристскими кандидатами, критиковали Обаму за недостаточно решительное отстаивание либерализации торговли, в том числе в АТР.

Однако даже у сторонников фритрейда отношение к ТТП остается неоднозначным. Республиканцы традиционно настороженно относятся к большим многосторонним соглашениям: за последние десятилетия все крупные глобальные и региональные торговые сделки, в которых США принимали участие – ГАТТ, ВТО, НАФТА – заключались при демократических администрациях (что не мешало, однако, значительной части республиканцев за них голосовать). Важным фактором остается и априорное неприятие консервативным крылом республиканцев обамовских инициатив как таковых, которое распространяется и на ТТП. Так, хотя в ходе кампании 2016 г. в поддержку проекта высказывался ряд республиканских кандидатов, включая Джеба Буша и Марко Рубио, в число критиков ТТП вошли такие влиятельные фигуры, как спикер нижней палаты Конгресса Пол Райан и один из видных активистов «движения чаепития» ультраправый сенатор Тед Круз. Опросы показывают раскол по вопросу о ТТП и среди республиканских избирателей: хотя большая часть республиканского электората ТТП не доверяет, число поддерживающих заключение сделки отстает всего на 5–6%.

Одержи победу более традиционный кандидат, эти противоречия вряд ли определили бы судьбу проекта: даже наиболее жесткие его противники из консервативного лагеря в основном критиковали сам документ, а не идею мегарегиональных сделок как таковую. В этом случае заявление об отказе от ТТП следовало бы интерпретировать скорее как попытку перезагрузить инициативу, в том числе с целью избавиться от политически нежелательной для части истеблишмента (в том числе и демократического) ассоциации проекта с относительно непопулярным Обамой. Трамп, однако, как представитель другого, во многом контрэлитного политического движения, по-видимому, намерен использовать меж- и внутрипартийные противоречия для подрыва и перекройки отдельных аспектов внутренней и внешней политики (в рамках, позволяющих ему сохранять рабочие отношения с традиционным истеблишментом). А отказ от ТТП является шагом (возможно, интуитивным) в сторону системной перестройки американского подхода к развитию глобального и тихоокеанского экономического порядка.

Открытым остается вопрос, насколько не имеющая прочной политической базы администрация Трампа в состоянии трансформировать набор интуитивных установок в осмысленный курс. Применительно к решению о выходе из ТТП это будет зависеть от двух факторов. Во-первых, насколько успешной и устойчивой окажется реализация экономической программы Трампа – неудачи побудят республиканский кабинет отказаться от основных заявленных принципов, что откроет дорогу заключению многосторонних мегасделок. Во-вторых, предложит ли новая администрация альтернативу политике последних десяти лет. И здесь новый кабинет находится в узком фарватере, определяемом объективными вызовами интересам США в регионе, что может вынудить американцев вернуться к идее мегарегионального соглашения.


Новая старая политика

Главной проблемой отказа от ТТП является то, что это решение вступает в противоречие с внешнеполитической программой Трампа, одним из главных пунктов которой является противостояние Китаю. Декларированное новой администрацией ужесточение подхода к Пекину означает необходимость его более активного сдерживания, которое трудно представить без экономической компоненты. Пока многие американские союзники в АТР впадают во все большую экономическую зависимость от Пекина, что объективно размывает американское лидерство в региональной системе альянсов.

Введение в действие ТТП способствовало бы ослаблению этой тенденции, укрепив институциональные и торгово-экономические связи между США и их союзниками и партнерами. Главным геоэкономическим следствием соглашения стало бы подстегивание американских инвестиций в страны – участницы проекта (прежде всего развивающиеся экспортно-ориентированные экономики) и соответствующий рост экспорта из этих стран в США. Принципиально, что конфигурация, сложившаяся к моменту подписания соглашения, не предполагала даже гипотетического (по крайней мере в ближайшие годы) участия Китая. Перестройка региональных производственных цепочек происходила бы, таким образом, в основном за счет Пекина, медленно ослабляя и американо-китайскую экономическую связку. Отказываясь от ТТП, Трамп отбрасывает инструмент, необходимый для проведения в жизнь им же предлагаемой политики.

Свертывание ТТП создает в АТР нормативный вакуум при высоком спросе на институты. Дефицит институтов по-прежнему считается одной из основных проблем, мешающих развитию и повышающих политические риски. В этой связи любые претензии на лидерство тесно связаны со способностью возглавлять и реализовывать институциональное строительство, формируя позитивную повестку для развития экономических связей. Отказавшись от ТТП и не предлагая ничего взамен, Вашингтон не только нанес колоссальный урон своей репутации, но и подрубил одну из опор собственной азиатской политики последних лет.

Пекин уже пытается воспользоваться ситуацией и заполнить образовавшийся вакуум своими проектами. В ходе саммита АТЭС в Перу КНР вновь энергично выступала с идеей создания общерегиональной ЗСТ на базе организации, минуя промежуточные блоковые форматы. На фоне общей неопределенности эти предложения были встречены прессой почти как сенсационные, хотя ничего нового в них нет – Китай продвигает эту инициативу с 2014 г., она же, в свою очередь, является чуть ли не зеркальным отражением американских предложений аж еще 2006 года.

Гораздо больший потенциал имеет Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП) – поддерживаемая Китаем альтернатива ТТП, которая создана в 2013 г. вокруг АСЕАН. Несмотря на видимое замедление переговорного процесса между участниками проекта, после свертывания ТТП ВРЭП остается единственным реально функционирующим многосторонним форматом переговоров для выработки новых правил региональной торговли.

На руку США пока играет то, что Китай ограничен в возможностях нормативной экспансии: низкое качество институтов самой китайской экономики, невысокая заинтересованность китайского бизнеса и государственных предприятий в повышении стандартов экономической деятельности и отсутствие опыта реализации больших международных институциональных проектов двигает Пекин к тому, чтобы в отношениях с соседями по-прежнему делать упор на финансовые вливания. Сформированные КНР международные институты – прежде всего Азиатский банк инфраструктурных инвестиций – выполняют роль институциональных зонтиков для наращивания инвестиций в нужном для Пекина направлении, а не генерируют новые правила. На то же ориентирован и ВРЭП – переговоры в рамках этого проекта в малой степени затрагивают нетарифное регулирование, фокусируясь на снижении тарифных ограничений и обеспечении институциональной среды для больших инфраструктурных проектов в Юго-Восточной Азии. Китайские проекты, таким образом, способны ослабить американские позиции в АТР, усилив замкнутость азиатской экономики на китайскую, но заполнить нормативно-институциональный вакуум в регионе и тем более на глобальном уровне они не способны.

У администрации Трампа остается пространство для маневра, позволяющее совместить внутриполитическую и экономическую повестку с региональными задачами. Трамп уже обозначил новую конфигурацию американской торговой политики в Азии: объявляя об отказе от ТТП, он упомянул возврат к практике двусторонних ЗСТ, где США могут иметь более сильную переговорную позицию и успешнее продавливать свои экономические требования. ТТП в этом случае может оказаться полезным как готовая база для переговоров – между Соединенными Штатами и одиннадцатью государствами региона уже существуют согласованные позиции по правилам торговли, которые могут стать основой для двустороннего «передоговаривания». При этом избирательная трансформация многостороннего соглашения в двусторонние форматы облегчается тем, что ТТП и так содержит чрезвычайно индивидуальные условия для большинства участников. Обновление правил торговли на двустороннем уровне предпочтительно прежде всего благодаря гибкости: республиканской администрации будет проще совмещать двусторонние торговые соглашения с заявленным дрейфом в сторону протекционизма и жесткой защитой национальных интересов. По-видимому, администрация Трампа будет стремиться смещать формат таких соглашений в сторону обновления стандартов регулирования торговли, в меньшей степени способствуя ее либерализации, по крайней мере в сфере тарифных барьеров. Это существенно усложнит переговоры, особенно с Японией, договоренности с которой представляют для США наибольший экономический смысл. Вашингтон, вероятно, сможет воспользоваться и во многом им же порожденной растерянностью своих азиатских союзников – угроза остаться один на один с КНР будет подталкивать их к уступкам, в том числе экономическим.

В долгосрочной перспективе такой подход способен расширить правовую базу для перехода к более или менее унифицированной многосторонней сделке, которая вберет в себя двусторонние соглашения о ЗСТ (как это собиралось сделать и ТТП). Осуществить такой переход проще, если 11 оставшихся участников ТТП все же сформируют многостороннюю зону свободной торговли без американского участия. Такой сценарий развития инициативы, в которой ведущая роль будет принадлежать уже Японии, нельзя исключать.

Однако главная проблема заключается в том, что двусторонние ЗСТ, даже в случае успешного заключения их со всеми одиннадцатью партнерами по ТТП (что маловероятно), не создают унифицированных норм, предполагая индивидуальные условия для каждой пары. Таким образом, хотя расширение веера двусторонних ЗСТ (прежде всего – на Японию, вероятно – и на других американских союзников, не исключая не участвующие в проекте ТТП Филиппины) выполнит роль экономического сдерживания Китая, нерешенной останется главная задача долгосрочного развития АТР – формирование унифицированной институциональной среды региональной экономики. Более того, провал политики расширения пакета двусторонних соглашений (возможный, с учетом технической и политической сложности переговоров) и дальнейшее повышение регионального веса Китая, в том числе за счет развития и продвижения ВРЭП, может стимулировать Вашингтон смещать конкуренцию из экономико-институционального соревнования в военно-силовое, включая пересмотр отношений с Тайванем, о возможности которого Трамп уже успел заявить.

Есть вероятность, что Вашингтон вернется к идее многосторонней торговой сделки в новом политическом цикле – через 4–8 лет. Нельзя исключать такого поворота событий и при республиканской администрации – там могут вспомнить, например, об идее Митта Ромни о «Рейгановской зоне свободной торговли» (она выдвигалась во время кампании 2012 г.) – республиканской альтернативе ТТП, базирующейся на тех же принципах.

Для России сложившаяся ситуация создает как риски, связанные с повышением региональной неопределенности, так и возможности. Формальный провал ТТП и снижение институционального давления со стороны США на Россию и Китай не должны стать поводом для сокращения усилий по выстраиванию собственных проектов. Напротив, ожидаемый переход республиканской администрации к практике продвижения двусторонних ЗСТ способен стать даже более эффективной стратегией с точки зрения геоэкономической консолидации азиатских союзников вокруг Вашингтона, формируя более жесткие, хотя и не унифицированные экономико-институциональные связки на более выгодных для американцев условиях. Нельзя исключать, что через 4–8 лет следующая администрация использует базу двусторонних торгово-экономических соглашений в качестве основы нового многостороннего проекта.

Развитие больших инициатив, в том числе всеобъемлющего евразийского партнерства, ориентированного на сопряжение российского опыта экспорта технических норм и китайских экономических возможностей, представляется наилучшей стратегией. Такое партнерство может быть еще одним альтернативным форматом, генерирующим нормы международной торгово-экономической деятельности и способным удовлетворить региональный спрос на институты
Юрий Королев. С какой программой Ленин пришел к власти и удержал ее? Мир - народам, земля - крестьянам; и в ходе гражданской войны закрепился третий лозунг: единая и неделимая Россия, что позволило расколоть стан противников на тех, для кого сохранение России было смыслом политической борьбы, и тех, кто на первый план выдвигал множество других и порой очень разумных идей, в том числе социальное равенство и политические свободы. Гражданская война в 1924 году закончилась восстановлением российской империи в ее исторических границах - но без Польши, Прибалтики и Финляндии. Границы, в которые Россия существует ныне, с 1991 года, еще уже: теперь нет Украины, Белоруссии, Молдавии, Кавказа, Казахстана и Средней Азии. Так случился век, и это на самом деле не осмыслено элитой и политическим руководством; оно продолжает декларировать, а порой действовать, будто Россия - все еще империя начала ХХ века. На самом деле в длительной перспективе главным вопросом остается, - как сохранить Сибирь и Дальний Восток, потому что объективно Китай и Япония нуждаются в них. Правильно поставленная задача звучит примерно так: разработка зеленой карты интеграции Сибири и Дальнего Востока при сохранении конкурентных преимуществ и интересов России. Без развития и быстрого роста на основе модернизации экономики европейской части России такая задача неосуществима; в связи с тем, что современным этапом интернационализации является модернизация и развитие инфраструктуры, - этот сегмент становится первоочередным, и он очень соответствует национальным задачам развития России и объединяет стратегически развития европейской, сибирской и дальневосточной регионов России. Надо выбросить из головы остальные второстепенные задачи геополитики и сосредоточиться на этих, тем более что они не вызовут отторжения ни Америки, ни Европы, ни Китая, ни Японии.
Госдолг США - неподъемная ноша для американцев

Распечатать


22.03.2017 18:42


Tweet







Поделиться



7





Flip


Москва, 22 марта - "Вести.Экономика". Государственный долг - это фактически безлимитная кредитная карта, доступность средств на которой зависит от ситуации на долговых рынках и ставках.

Вам знакомо это раскрытие информации о вашей кредитной карте? Потребуется 27 лет, чтобы погасить ваш баланс, если вы только будете делать минимальный платеж каждый месяц и так далее?

У США есть своя "кредитная карта" — национальный долг, информацию по которому можно представить в виде обычного отчета по простой кредитной карте, который приходит на электронную почту. Однако в случае с США в графе "срок выплаты кредита при минимальном ежемесячном платеже" будет стоять не цифра, а слово "НИКОГДА".

Вот график "кредитной карты" Америки: ясно, что любая быстро расширяющаяся кредитная линия приведет к банкротству заемщика, независимо от его дохода. Более того, постоянно растущий госдолг США — это стимул для роста неравенства доходов:



Если мы возьмем $18 трлн как приблизительный объем ВВП США и темпы роста, скажем, на 3,5%, то общий объем товаров и услуг увеличится за год примерно на $600 млрд. В то же время обслуживание госдолга обходится в $3 трлн в год.

Используя Принцип Парето, около 80% населения являются нетто-плательщиками долга, в то время как остальные 20% являются нетто-получателями.

При этом необязательно иметь огромный кредит, чтобы быть нетто-плательщиком долга. Всякий раз, когда кто-то покупает продукт, в конечную цену уже включены расходы на выплату процентов. Приобретение этого продукта уже является выплатой процентов, выплаченных покупателем.

Опять же, используя концепцию Парето, 20%, которые являются нетто-получателями, можно разделить 80/20, при этом только 4% получат большинство процентов. Сам этот факт может объяснить, почему и как система производит расширение между имущими и так называемыми "неимущими".

По сути, выплата долга и процентов – это не просто финансовая кабала, это политическое крепостничество. Можно выпустить все деньги, какие захотите, однако производство реальных вещей не может быть достигнуто с помощью нажатия клавиши.





Уровень госдолга и процентных ставок по федеральным фондам в различные "трудные" периоды
Тогда есть вопрос о свободе. Любая банкнота ФРС дает предъявителю право, но не обязательство покупать — независимо от того, что ФРС сочтет необходимым. Так как ФРС является не более чем агентом государства, способность контролировать то, на что будет расходоваться зарплата его сотрудников, является опасной силой для любого правительства.

Что в таком случае является активом? Единственно возможный ответ — производительность страны. Так что, по сути, являющийся агентом правительства центробанк, большая часть которого находится в частной собственности, владеет всем результатом производства свободных и демократических национальных государств.

Люди, которые говорят о свободе и демократии в такой системе, заблуждаются.

Банкротство не решает проблему социальных потрясений и страданий, от которых страдают массы, зависимые от долгов. Эти долги были основаны на теории, которые появлялись на протяжении всей человеческой истории под разными личинами, но никогда не работали.

Большее количеств долгов не разрешит проблему долга. Индивид не свободен, если он не является владельцем своего труда. А люди должны особое внимание уделить последствиям накопления долгов, процентов, чтобы развивать их собственное производство.

Так что является альтернативой нынешней системе крепостного права, основанного на долге и росте неравенства? В нынешнем финансиализированном, неофеодальном, неоколониальном режиме на вершине пирамиды находятся современные рантье.

Правительства не могут снизить свой долг или дефицит и деятельность центробанков не может сократиться. Точно так же они не могут постоянно наращивать долги. Этот пузырь никак не лопнет, (хотя должен).


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.