Русское Информационное Агентство
 сегодня 23 октября 2018 г. на главную  контакты   
  главная новость

[22.10.18] Кагорта адвокатов, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами, захватила этот рынок: рынок решения вопросов формировался одновременно на федеральном и региональном уровне. Денис Тумаркин уже работал адвокатом в коллегии адвокатов Фемида-Групп, куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов. Нет подтверждения, состоялась ли тогда встреча Тумаркина с директором Росстандарта Г.И.Элькиным, или это произошло позже; точно то же самое относится и к сотруднику Службы внешней разведки СВР) П.А.Карюхину, для которого Никулинский суд стал центром его афер с гаражами... Немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых[ читать дальше ]


  анонсы

[22.10.18] Уж Карюхин-то знает, откуда у него баксы и почему он спрятал их от своего шефа из Службы внешней разведки (СВР) и от налоговой инспекции. Признанный профнепригодным агент СВР, во всяком случае он так уверял и всем совал под нос ксиву, Павел Карюхин, видно в расчете на придурков или мздоимцев, уверяет судью Николинского суда, что он купил в Москве участок земли размером 30 соток за 80 тыс рублей в 2005 году, когда она стоила там примерно 200 тысяч рублей за 1 (одну) сотку и требует от продавца, чтобы он вернул ему, Карюхину, примерно 4.5 млн рублей, которые он внес, дескать, на нужды благоустройства поселка. Уже видно, что никак не сходится. Но интересно и другое: где наскреб в 2005-06 году сотрудник Службы внешней разведки четыре миллиона с лишним рублей? Если он получал зарплату в 2 тыс долларов, что в то время было невероятно, то есть 50 тыс рублей, то ему на это понадобилось бы копить 10 лет, если бы он вообще ни на что не тратился, а если бы половину тратил на житье, то все 20 лет. Одновременно Карюхин на полученном участке срочно возвел хоромы, баню и гараж, которые обошлись не менее чем в те же 4-5 млн рублей. А эти откуда? Еще 10-20 лет? Нечисто здесь, точно нечисто, не зря Карюхин уговорил своего риелтора оформить сделку как взнос в производство - эти деньги ему не надо было показывать в налоговую и, значит, на работе, то бишь - в Службу внешней разведки, где его, уж точно, спросили бы: откуда баксы, агент Карюхин? [ читать дальше ]

[22.10.18] А если оправдают и выпустят? Страсть господня... На него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? В поселке Архангельское Красногорского района 10 октября убили следователя по особо важным делам МВД России Евгению Шишкину. Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... По указу и зову души каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него таращатся замгендиры типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателя однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, что с ними будет? [ читать дальше ]

[22.10.18] Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[22.10.18]К президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. А приятель всех московских полицейских генералов и прокуроров замгендир в системе Ростех (тоже, я думаю, генерал) Григорий Иосифович Элькин, спокойно дирижирует целой командой рейдеров и приватизаторов охраняемого леса в Москве(!), - он так мне и говорил: мы вас посадим, у меня вся Москва в кармане, включая, как я полагаю, не только генерала Морозова, но и его сменщика - генерала Агафьеву на посту начальника главного следственного управления Москвы. Старые следы генерала Натальи Агафьевой. Уголовное дело вел следователь столичного главка Иван Анатольевич Шестаков. Ранее он работал в подчинении главы Следственной части окружного главка по ЦФО полковника юстиции Натальи Ивановны Агафьевой. И именно в подразделение Агафьевой по протекции Зорова было передано в 2013 году возбужденное против Пономарева уголовное дело. Но вскоре ГУ МВД по ЦФО расформировали, и г-жа Агафьева получила должность в столице — стала начальником ГСУ ГУ МВД по г. Москве. В ее подчинение перешел и следователь Шестаков. Особо отметим, что все время с 2013 года здания «ДЭЗИСа» по Малой Семеновской благодаря странной благосклонности следователей находились на ответственном хранении… у Елены Волощук, которая, не имея на это имущество никаких прав, вопреки решениям всех судов сдавала их в аренду и извлекала незаконный доход. Вот что значит иметь «правильных» друзей. [ читать дальше ]

[22.10.18]Есть грозный суд: он ждет; он не доступен звону злата, и мысли и дела он знает наперед. Тогда напрасно вы прибегнете к злословью: оно вам не поможет вновь... Не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Темпы процесса слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала ускорились на порядок или даже порядки. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. Позвоночник сломан, следы от кипятильника во рту: Валерий Пшеничный умер не от неоказания медицинской помощи. Он не наложил на себя руки. Его не мучили условиями содержания, как это практикуют с другими заключенными. Его просто запытали, а потом убили. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, снова вляпался. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). Совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]

[22.10.18]Мобильная вещь - государевы интересы, и не всякому опричнику дано за ними уследить. Блюститель чистоты рук сел на 13 лет за взятки. В получении взятки в $1 млн обвиняются Денис Никандров, Александр Дрыманов, Михаил Максименко и начальник СО по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве Алексей Крамаренко, все сплошные генералы. Со слов Никандрова, выходило, что посредником при передаче $1 млн за изменение меры пресечения Кочуйкову выступал бизнесмен Дмитрий Смычковский, состоявший в товарищеских отношениях с Дрымановым и генералом СК РФ Михаилом Максименко. Из этой суммы по $200 тыс. получили Крамаренко, Никандров и Дрыманов, а оставшиеся $400 тыс. забрал себе Максименко. Чтобы генерала полиции, признанного блюстителя законности, взяли и посадили, должно было случиться что-то особенное; ведь вон, скажем, замгендир Ростеха, а до этого директор Росстандарта Григорий Элькин, - о нем все давно известно с давних времен, на него я сам передал досье Чайке и Путину, - и ничего, сидит и в ус не дует; может, только чуть-чуть дует, потому что карьеру ему притормозили; а тут раз - и на 13 лет. Это значит одно из двух или трех: не по чину взял; не поделился или насамовольничал: хапнул не спросясь. Может быть, конечно, и историческая версия: оказался классический фигурант опричника - верил, что служит государю и ему все можно, что - в интересах государя; но государевы интересы - вещь очень подвижная, и не всякому опричнику дано за ними уследить. [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[22.10.18] Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Стукачество культивируется режимом. Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Эта история наглядно вскрывает механизмы новых репрессий — сейчас не расстреливают; однако впечатляет живучесть технологий карательных органов. Каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... [ читать дальше ]

[22.10.18] Не знаю, как у Путина, а у меня постоянно волосы стоят дыбом... Путину я сам написал о том, что по заказу топотуна из Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили против него уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. Следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала в присутствии адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. Откровенно вымогались деньги. Дело возбудили, обвинили, объявили в розыск, в качестве меры пресечения присудили арест. Это, конечно, не столь эффектный в смысле одиозности случай, от которого у Путина волосы дыбом встали, но совершенно равный ему по масштабам и беспределу нарушения прав. Но на мое письмо администрация президента России от имени Путина сообщила: не компетентен; вот так вот, и как быть волосам рядового гражданина, до сей поры не знаю. [ читать дальше ]

[22.10.18] Благодаря рассекреченным архивам мы наконец смогли заглянуть в это закулисье: поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов — в нашем новом материале. Поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов. Где-то в Конституции или Уголовном кодексе формулируются основания, при которых агент СВР Павел Карюхин может заниматься мордобоем иностранных рабочих на своем, либо соседних участках в элитном коттеджном поселке, где скромный работник Службы внешней разведки отгрохал солидную усадьбу. Не знаю, ведает ли высокое начальство об многомиллионных инвестициях в личную недвижимость своего агента, он по пьяному делу хвастал, что хапнул за гроши, налогов не платил и в контору сведений не представлял. Но прокуратура Москвы об этом была осведомлена, но относилась снисходительно к герою плащей и кинжалов. Реальная жизнь шпионов недавних времён: каждую субботу вдупель пьяный Павел Александрович Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Возмущённая общественность в моем единственном лице обратила на это внимание самого Карюхина, но он не отозвался, лишь брызгал слюной, но представитель таджикского землячество встрепенулся. Однако потом, пообщавшись с Карюхиным, заявил тусклым голосом, что действовать так у Карюхина были основания. Но надо посочувствовать рабочим: и Карюхин их лупит по лицам, и их этнические юридические защитники с подобной практикой соглашаются. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[22.10.18]В России обвиняет следователь. А ведь неоднократно говаривал Владимир Путин: тот, кто обвиняет, должен быть сам чист как стеклышко. Тогда давайте исполнять поручение президента: пусть следователи - каждый - публично- докажут, что не имеют отношения к коррупции; мы - общественность, гражданское общество - посмотрим, проверим, расследуем - не хуже них уже умеем. Если арестовывать подозреваемого (обвиняемого, свидетеля) на основании заявления следователя, - дескать, может уничтожить улики, то надо посадить под арест и следователя - для соревновательности процесса, - он-то уж точно и уничтожит и родит все, что надо. А через два месяца и решим, выпускать или продлить. А вообще-толучше к президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. Старые следы генерала Натальи Агафьевой. Уголовное дело вел следователь столичного главка Иван Анатольевич Шестаков. Ранее он работал в подчинении главы Следственной части окружного главка по ЦФО полковника юстиции Натальи Ивановны Агафьевой. И именно в подразделение Агафьевой по протекции Зорова было передано в 2013 году возбужденное против Пономарева уголовное дело. Но вскоре ГУ МВД по ЦФО расформировали, и г-жа Агафьева получила должность в столице — стала начальником ГСУ ГУ МВД по г. Москве. В ее подчинение перешел и следователь Шестаков. [ читать дальше ]

[22.10.18]Нарисовать дело: как в России сажают. В 2017 году и первой половине 2018-го в России практически каждый день возбуждалось уголовное дело, связанное с публикациями, лайками и репостами в социальных сетях: в 2017 году 48 пользователей получили за публикации в соцсетях реальные сроки, а 411 человек стали фигурантами уголовных де, это не окончательные цифры, а лишь те случаи, которые удалось выявить. Как возбуждается дело. На первом этапе следователь находит в социальных сетях публикации, подпадающие, по его мнению, под статьи УК и КоАП. Затем производится доследственная проверка и принимается решение о возбуждении или невозбуждении дела. С учетом расширенной трактовки судьями ряда статей УК РФ, особенно 282-й, и обвинительного характера российских судов (по данным Верховного суда РФ количество оправдательных приговоров в 2017 году составило 0,36% от общего числа) успешное завершение дела для стороны обвинения практически гарантировано. Посты, из-за которых люди уже осуждены, часто не удаляются из социальных сетей, а следователи продолжают внимательно наблюдать за репостами и комментариями к ним, трактовка российскими судами такого понятия, как экстремизм, очень расплывчата и сильно отличается от принятой в европейских странах, где она четко увязывается с призывами к насильственным действиям и их публичным одобрением, - для российских судов важен формальный факт публикации в интернете, и любой пост, даже если его прочел лишь один человек, трактуется судом как массовое распространите информации посредством сети интернет. При этом подавляющее большинство обвиняемых за публикацию постов и мемов в социальных сетях даже не догадываются о том, что их действия подпадают под ту или иную статью УК РФ. Сам факт заведения на них уголовного дела становится шокирующим обстоятельством, и в большинстве случаев они идут признание вины в обмен на смягчение наказания. Репрессивные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям. [ читать дальше ]

[22.10.18]Не стоит по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, осуществляющий простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. Его не мучили условиями содержания, как это практикуют с другими заключенными. Его просто запытали, а потом убили. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир Ростеха, снова вляпался. ФСБ задержала бывшего главу СКР по Москве Александра Дрыманова, который фигурировал в материалах расследуемого ФСБ дела о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). Абсолютно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 65.31 (+65.31)
EUR 75.37 (+75.37)

  13.03.18 :: новости
Наряду с самым большим в мире экспортом вооружений и конфликтов, из США идет не меньший поток волонтеров, благотворительных фондов, государственных и негосударственных организаций. Они работают со всем и всеми: с детьми, болезнями, образованием, бедностью — с чем угодно. Из России такого движения нет или оно не заметно на международном уровне. На это не тратится столько денег. На этом не строятся организации и фонды. Так не проводят свой отпуск или перерыв между школой и работой молодые люди. На днях мне на глаза попалась статья, которая подтвердила мое впечатление: глобальное исследование мировой благотворительности World Giving Index поставило Россию лишь на 126-е место из 140 возможных. Я не верю, что когда-нибудь точно узнаю, кто кого атаковал, кто кого спасал, освобождал, уничтожал и помогал в этой толпе военных бомбардировщиков в небе над Сирией. В какой-то момент страну бомбили 15 стран одновременно. Но я точно знаю, что когда за укутанной в черное женщиной начинает видеться лицо девушки, которая тайно хочет научиться танцевать сальсу, их одежда перестает пугать. Когда в смуглых бородатых мужчинах узнаешь учителя, художника, врача, ненавидеть толпу беженцев становится немного труднее, а мир вдруг становится шире и лучше. А когда понимаешь, сколько всего могут сделать волонтеры, из любой страны, хочется кричать о волонтерских программах на каждом углу.

Наряду с самым большим в мире экспортом вооружений и конфликтов, из США идет не меньший поток волонтеров, благотворительных фондов, государственных и негосударственных организаций. Они работают со всем и всеми: с детьми, болезнями, образованием, бедностью — с чем угодно. Из России такого движения нет или оно не заметно на международном уровне. На это не тратится столько денег. На этом не строятся организации и фонды. Так не проводят свой отпуск или перерыв между школой и работой молодые люди. На днях мне на глаза попалась статья, которая подтвердила мое впечатление: глобальное исследование мировой благотворительности World Giving Index поставило Россию лишь на 126-е место из 140 возможных. Я не верю, что когда-нибудь точно узнаю, кто кого атаковал, кто кого спасал, освобождал, уничтожал и помогал в этой толпе военных бомбардировщиков в небе над Сирией. В какой-то момент страну бомбили 15 стран одновременно. Но я точно знаю, что когда за укутанной в черное женщиной начинает видеться лицо девушки, которая тайно хочет научиться танцевать сальсу, их одежда перестает пугать. Когда в смуглых бородатых мужчинах узнаешь учителя, художника, врача, ненавидеть толпу беженцев становится немного труднее, а мир вдруг становится шире и лучше. А когда понимаешь, сколько всего могут сделать волонтеры, из любой страны, хочется кричать о волонтерских программах на каждом углу.

Анастасия Лаукканен /Сальса в хиджабе. Как я преподавала аэробику сирийским беженцам Анастасия Лаукканен целый год учила сирийских беженок качать пресс и узнала, почему Сирию бомбят и Россия, и Америка, а волонтерами работают одни американцы Беженцы исчезают, если выключить телевизор.Но только не у нас, в Турции. Их уже больше трех миллионов. Они затопили улицы Стамбула и перестали быть безликой страшноватой толпой, а обрели очень конкретные черты. Именно этим конкретным людям мы раздавали одежду, обувь и другие нужные вещи, учили языку, помогали записаться в школы, найти работу или хоть как-то адаптироваться в новой стране.Все мои знакомые в Стамбуле так или иначе подключились. А сама я присоединилась к Small Project Istanbul. Это комьюнити-центр для женщин и детей из Сирии и Ирака. Его сделали две девушки-австралийки, и сейчас туда приходят помогать уже около ста волонтеров.«Многие женщины приезжают в Турцию без мужчин, — объясняла мне Карен, основатель центра. — Потому что их мужья погибли, воюют, не смогли убежать, что угодно. И вот они тут одни, с детьми, в незнакомой стране, без языка и без работы. И главное, с культурной точки зрения, они никуда не могут пойти. У них нет чайных, они не сидят на площадях, как мужчины. Разве что рынок. Поэтому отдельное пространство прямо для них — это то, что нужно».Среди прочего женщины в Small Project Istanbul занимаются дизайном: делают сумки, кошельки и украшения. Благодаря этому они и прославились: Al Jazeera сняла минутный репортаж об их сережках Drop earrings, not bombs. Теперь я встречаю знакомые «капельки» в Европе и даже в Америке. И сама скупаю их десятками на подарки. На задней стороне пакетика-обертки написано: «Спасибо, что помогаете мне построить новую жизнь в Турции».Вот в этом самом центре я и стала преподавать аэробику. Мы закрывали помещение, чтобы мужчины не вошли, женщины снимали хиджабы, я включала музыку, и мы прыгали и танцевали, приседали и качали пресс, а вокруг нас скакали дети.Для меня это был не меньший эксперимент, чем для них. У меня было много предубеждений против покрытых женщин, но когда они сняли платки и накидки, они оказались совершенно такими же, как я.Вдруг выяснилось, что из-за регулярных молитв они могут легко достать пальцами рук до пальцев ног.Одна светло-русая женщина из Ирака просто преображалась, скидывая свое пальто. У нее был отлично накачан пресс.
«Покажи еще упражнения на живот, — требовала она, критично осмотрев меня в профиль. — Ты вообще не ешь сахар? А хлеб ты ешь? А муж твой как без хлеба? Подожди, а сколько тебе лет? А, ну совсем молодая, да… А дети у тебя есть?» Когда я ответила, что нет, она триумфально посмотрела на остальных, стоявших позади, и быстро-быстро заговорила по-арабски. Женщины с пониманием закивали.Я еще долго не могла узнать их, когда они здоровались со мной до начала урока. Я растерянно кивала, не различая их по накидкам. Мне потребовался месяц, чтобы просто перестать считать их одной безликой фигурой в черном.Постепенно, в центре и за его пределами, у меня начали появляться друзья из Сирии. Одним из них был Зиад, официант, с которым я познакомилась в стамбульской кальянной, — один из многих бежавших из Сирии мужчин «призывного возраста», чтобы не вступать в официальные или неофициальные армии.В кальянной Зиад жил и работал, как он сам шутил, 8 дней в неделю. Для большинства сирийцев Турция — «лимбо» почти без возможностей выхода. Ни статуса, ни пособия беженца не получить, даже на вид на жительство не подать: слишком дорого, нужен постоянный адрес и страховка. А без «прописки» — никакой официальной работы, только расцветающие в подвалах мастерские-потогонки.Но Зиад был полон спокойной уверенности, которая так привлекла меня, а потом и всех моих друзей; я начала водить к нему буквально всех на кофе и кальян. Он верил в себя, верил в свое будущее, выучил турецкий, выучил английский, а главное — копил деньги. А денег, если он хотел каким-нибудь способом добраться до Европы, нужно было немало.Наконец через два года мы собрались, чтобы проводить его на автобус до южного побережья Турции. Я взяла с него обещание все время писать мне по WhatsApp, дала контакты волонтеров, которых я знала на острове Хиос, и пожелала удачи.Зиад пытается объяснить, кто они такие, самым простым и вкусным способом — фалафелем, салатом из петрушки табуле и пряным пловом кабсаТелефон я не отпускала из рук целыми днями. И я восхищалась этим очень молодым, младше меня, мужчиной, потому что он ни разу не написал ничего отчаянного или тоскливого, а только шутил, что ему точно будет что порассказать своим внукам.

«Мы стояли ночью на берегу, все готовы, в жилетах. У Хашима не хватало денег. Тогда организатор переправы сказал, что если он поведет лодку, то может поехать бесплатно. А он даже машину не умел водить. Но, конечно, согласился. Ему показали быстренько, где мотор, где запуск, и мы отплыли».Я никак не могла поверить, что лодку могли доверить неопытному мальчишке. Вдруг стало немного понятнее, почему так много из этих переполненных надувных плотов тонут: с 2015 года так погибло больше 10 тысяч беженцев.Зиад шел через границы в тот самый горячий август, когда на беженцев устраивали облавы, арестовывали пачками, даже стреляли и поджигали, а буквально за его спиной возводились стены из колючей проволоки.Он доехал до Норвегии. Сейчас у него есть статус и пособие беженца. Он учит норвежский, помогает в местном Красном Кресте. А еще с помощью муниципалитета он устраивает большие ужины. Сирийцев в этом крошечном городке теперь много, и Зиад пытается объяснить, кто они такие, самым простым и вкусным способом — фалафелем, салатом из петрушки табуле и пряным пловом кабса.Зиаду повезло. Это вообще одна из самых счастливых историй, которые я знаю. Его братья все еще в Стамбуле, его родители в Сирии. В их последнюю встречу они просили его не возвращаться, потому что война даже не собиралась заканчиваться. Но это все равно «счастливая история». По местным меркам.Совсем недавно, в Международный день беженцев, он прислал мне видео журналистки Эли, которая шла с ним из Греции до Германии.A Syrian refugee’s journey to a new life from Oscar Durand on Vimeo.ХузамаДругая моя близкая сирийская подруга — Хузама. В отличие от Зиада, о политике она говорила много и с яростью. Работала в пограничном сирийско-турецком фонде и все время разбиралась с неправдоподобным количеством родственников с маленькими детьми.Вместе мы ходили по Стамбулу в ярко-красных футболках, на которых было написано «Алеппо горит». За это, а еще за то, что я перевожу на русский ее посты и хештеги про происходящее в Сирии, она почему-то считала меня очень смелой.Сошлись мы на похожем чувстве юмора и особенной любви к шуткам над стереотипами.— Ну ведь я же «сирийская террористка», — подчеркивала она каждый раз, когда у нее возникают проблемы с документами или с местными националистами. — Ну а ты, дорогая моя, «русский монстр», — заливисто смеялась она, когда читала свою ленту новостей в фейсбуке.Фото: Анастасия ЛаукканенФото: Анастасия ЛаукканенРусских она и все ее окружение действительно не любили. Мы ассоциировались с автоматами и военными самолетами, а не с героями-освободителями.— Знаешь, ты моя единственная русская подруга, — как-то призналась она.Я не удивилась. Незадолго до этого я случайно выяснила, что я первый русский волонтер в моем центре для женщин-беженок. И в моей голове эти две вещи неожиданно органично связались.Я не верю, что когда-нибудь точно узнаю, кто кого атаковал, кто кого спасал, освобождал, уничтожал и помогал в этой толпе военных бомбардировщиков в небе над СириейВ центре я уточнила, а из каких стран, собственно, приходят. «Американцы почти все. Из Европы еще есть», — водила пальцем Карен по списку учителей в центре.Вспоминая весь свой немаленький волонтерский опыт, я вдруг поняла, что почти всегда разбавляла толпу американцев, желающих помочь. Параллельно с самым большим в мире экспортом вооружений и конфликтов, из США идет не меньший поток волонтеров, благотворительных фондов, государственных и негосударственных организаций. Они работают со всем и всеми: с детьми, болезнями, образованием, бедностью — с чем угодно. Из России такого движения нет или оно не заметно на международном уровне. На это не тратится столько денег. На этом не строятся организации и фонды. Так не проводят свой отпуск или перерыв между школой и работой молодые люди. На днях мне на глаза попалась статья, которая подтвердила мое впечатление: глобальное исследование мировой благотворительности World Giving Index поставило Россию лишь на 126-е место из 140 возможных. Я не верю, что когда-нибудь точно узнаю, кто кого атаковал, кто кого спасал, освобождал, уничтожал и помогал в этой толпе военных бомбардировщиков в небе над Сирией. В какой-то момент страну бомбили 15 стран одновременно. Но я точно знаю, что когда за укутанной в черное женщиной начинает видеться лицо девушки, которая тайно хочет научиться танцевать сальсу, их одежда перестает пугать. Когда в смуглых бородатых мужчинах узнаешь учителя, художника, врача, ненавидеть толпу беженцев становится немного труднее, а мир вдруг становится шире и лучше. А когда понимаешь, сколько всего могут сделать волонтеры, из любой страны, хочется кричать о волонтерских программах на каждом углу. Что я, видимо, теперь и делаю.Без лица. Хиджаб в Росси


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.