Русское Информационное Агентство
 сегодня 14 ноября 2018 г. на главную  контакты   
  главная новость

[13.11.18] На образ другого, — не важно: этнически, национально или религиозно — переносится раздражение, связанное в том числе с внутренними проблемами. Как может Россия дать какие-либо гарантии в восстановлении Сирии, если Путин не может гарантировать безопасность собственным гражданам, которых мордует как хочет репрессивно-чиновничья клика. Новые исполнители-опричники карали вчерашних палачей теми же противозаконными методами и даже не скрывали этого: суды с голоса власти начинали демонстративно действовать по закону и ссылаться на европейские своды правил и решения международных судов, причем, конкретные исполнители-судьи были те же самые, что вчера выносили приговоры по распоряжению ныне попавших в немилость опричников. Повидимому, сами они не видят и не ощущают очевидность очевидной профанации - болезнь зашла слишком далеко - это уже шизоидная объективность. Им просто не доступно, что значит закон как система; они полагают, что закон - это справедливость по понятиям или: если вам надо, сделаем, как вы говорите, - и преданно смотрят в глаза. Громкие посадки «селебрити» ухудшили рейтинг коррупции в России. Несмотря на недавнюю серию громких коррупционных разоблачений в России, наша страна опустилась еще на 12 позиций в рейтинге, заняв 131-е место из 176 стран. Ниже России в новом рейтинге оказались в основном лишь страны, где в сейчас идет война или наблюдается геноцид. На фоне радикальной борьбы с коррупцией и посадок высших чинов карательной системы Россия не повысила, а понизила уровень доверия к ее системе защиты права и закона. Причина в том, что не были освобождены сотни тысяч незаконно осужденных, привлеченных к ответственности и обвиненных по заказам чиновников и спецслужб граждан, включая предпринимателей, не отменены наиболее одиозные статьи уголовного кодекса, которые используются системой для преследований населения и запугивания граждан; обвинения против карателей, которые исполняли заказ власти, были выдвинуты, исполнители заказа наказаны, а их дела остались в силе и посаженные ими неугодные власти люди попрежнему в тюрьмах и иных местах изоляции и заключения; они погибли или гибнут. [ читать дальше ]


  анонсы

[13.11.18] В России власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? [ читать дальше ]

[13.11.18] Компромисс в таких делах - всегда компромисс. По ст. 159, часть 4 и пункт 4 УГ РФ - число осужденных в России перевалило за 800 тысяч человек, поэтому широкая амнистия всех осужденных и привлеченных - шаг, который может стать важным элементом возрождения русского общества в ходе происходящих и накануне новых мегалитических общественно-исторических событий Двадцать первого века. Причем, существенно не только освобождение предпринимателей, но и всех остальных незаконно и узаконенно, но на деле заказным образом осужденных и обвиненных людей, - это существеннейший первый пункт. Важно также правильно подойти к тысячам опричников-следователей, прокуроров и полицейских, массовым порядком участвовавших в этой многолетней экзекуции над самой активной и инициативной частью населения, что привело к замедлению роста производительных сил и стагнации общественного развития, - они могут оказаться под сильным давлением и ударом несправедливо ошельмованных и амнистированных, - так окажется, что посадят новые тысячи активных и профессиональных работников. Видимо, без этапа открытых репрессий против их начальников, - то, что происходит и происходило в последние времена, - обойтись нельзя; но и довольно. Конечно, они виновны, но многие из них просто неверно поняли смысл востребованности, другие были вовлечены самой системой и третьи оказались в практически безвыходной ситуации: сажай или садись. Достаточно гражданского осуждения, а оно действительно очень нужно - открыто с разъяснениями: печатать досье уголовных расследований, анализировать схемы исполнения заказов, их мало - никто, включая суды, не требовал убедительности. Принципиально и долгосрочно здесь может быть только один подход: профессионал может и должен продолжать спокойно работать, его общественная ориентация должна строго контролироваться гражданским обществом. Ну, и кроме того, именно они лучше всех знают не только как посадить, но и как юридически состоятельно освободить, не нанося гражданскому обществу слишком большого урона. Компромисс в таких делах - всегда компромисс, как и сама амнистия, а не полное оправдание, - тоже компромисс: объяснять это надо уже сейчас, чтобы получить на стороне амнистии серьезное подспорье. [ читать дальше ]

[13.11.18] Народ безмолствует... Всепроникающий штат карателей-следователей СК РФ будет увеличен. Столпом авторитетной бизнес-империи можно считать мобильную связь. Связями занимается один из шефов Ростеха, бывший директор Росстандарта Григорий Элькин. А ведь неоднократно говаривал Владимир Путин: тот, кто обвиняет, должен быть сам чист как стеклышко. Тогда давайте исполнять поручение президента: пусть следователи - каждый - публично- докажут, что не имеют отношения к коррупции; мы - общественность, гражданское общество - посмотрим, проверим, расследуем - не хуже них уже умеем. Если арестовывать подозреваемого (обвиняемого, свидетеля) на основании заявления следователя, - дескать, может уничтожить улики, то надо посадить под арест и следователя - для соревновательности процесса, - он-то уж точно и уничтожит и родит все, что надо. А через два месяца и решим, выпускать или продлить. А вообще-толучше к президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[13.11.18]Чтобы об Элькине и его подельниках не позабыли... Повсечасно и повсеместно как бы от собственного имении вместо Элькина действует тренированный сутяга Павел Карюхин, либо опытный зицпредседатель всех фирм-однодневок, созданных Элькиным, Роман Кузюра; на худой конец, сойдет и готовый дать ложные показания свидетель вроде Е.Лозовой, то ли впавшей в долги, то ли еще как-то подставившейся под шантаж. Или, например, кто-то покончит жизнь самоубийством двумя ударами кинжала в сердце или тремя выстрелами в упор, последний - в затылок для верности... А Роскосмос входит в Ростех и при этом яростно соперничает с ним, а был бы козел, отпущение найдется. Компанию может возглавить Григорий Элькин. В отличие от Павла Карюхина замгендир Ростеха Григорий Элькин никогда не станет лично мордовать рабочего-таджика, а поручит (намекнет, наймет?) это кому-нибудь еще. Особая изысканность поведения рейдеров такого ранга состоит еще и в том, что он не просто кого-либо пошлет, но и учтет этническую составляющую, и его посыльным непременно будет тоже таджик. И в других случаях Элькин неуклонно демонстрирует тонкость подхода. Я понимаю, что несмотря на все разоблачения они держат Элькина, потому что он им почему-то нужен и/или нет подходящей замены. Но настанет час, когда поддерживать такого оскандалившегося в общем-то ничем не примечательного коррупционера будет слишком накладно и, главное, появится претендент, в котором будут заинтересованы, и тогда все наше досье ляжет как надо, и Элькину с командой мало не покажется, - они же и со своими не умеют по-хорошему и обязательно надерут холку. Поэтому мы стараемся, чтобы об Элькине и его подельниках не позабыли... [ читать дальше ]

[13.11.18]Павел Карюхин спрятал левые баксы от своего шефа из Службы внешней разведки (СВР) и от налоговой инспекции. Признанный профнепригодным агент СВР, во всяком случае он так уверял и всем совал под нос ксиву, Павел Карюхин, видно в расчете на придурков или мздоимцев, уверяет судью Николинского суда, что он купил в Москве участок земли размером 30 соток за 80 тыс рублей в 2005 году, когда она стоила там примерно 200 тысяч рублей за 1 (одну) сотку и требует от продавца, чтобы он вернул ему, Карюхину, примерно 4.5 млн рублей, которые он внес, дескать, на нужды благоустройства поселка. Уже видно, что никак не сходится. Но интересно и другое: где наскреб в 2005-06 году сотрудник Службы внешней разведки четыре миллиона с лишним рублей? Если он получал зарплату в 2 тыс долларов, что в то время было невероятно, то есть 50 тыс рублей, то ему на это понадобилось бы копить 10 лет, если бы он вообще ни на что не тратился, а если бы половину тратил на житье, то все 20 лет. Одновременно Карюхин на полученном участке срочно возвел хоромы, баню и гараж, которые обошлись не менее чем в те же 4-5 млн рублей. А эти откуда? Еще 10-20 лет? Нечисто здесь, точно нечисто, не зря Карюхин уговорил своего риелтора оформить сделку как взнос в производство - эти деньги ему не надо было показывать в налоговую и, значит, на работе, то бишь - в Службу внешней разведки, где его, уж точно, спросили бы: откуда баксы, агент Карюхин? [ читать дальше ]

[13.11.18]Тараканистая и пузатенькая центурионова кагорта адвокатов, чья репутация измерялась не выигранными судебными процессами и не знанием уголовно-процессуального права, а тесными связями с милицейскими и прокурорскими генералами, захватила этот рынок: рынок решения вопросов формировался одновременно на федеральном и региональном уровне. Денис Тумаркин уже работал адвокатом в коллегии адвокатов Фемида-Групп, куда трудоустроился благодаря диплому Московского нового юридического института (МНЮИ). В ходе расследования уголовного дела о групповом разбое следователи ГУВД Москвы обнаружили признаки фальсификации диплома о высшем образовании и возбудили новое дело — о подделке документов. Нет подтверждения, состоялась ли тогда встреча Тумаркина с директором Росстандарта Г.И.Элькиным, или это произошло позже; точно то же самое относится и к сотруднику Службы внешней разведки СВР) П.А.Карюхину, для которого Никулинский суд стал центром его афер с гаражами... Немецкий предприниматель Юрий Судгаймер, владелец кировских предприятий по заготовке и переработке леса, который искал помощи в наказании своего партнера за хищение с предприятий 40 млн долларов. Через пару лет Судгаймер станет ключевым свидетелем в деле о коррупции губернатора Кировской области Никиты Белых [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[13.11.18] А если оправдают и выпустят? Страсть господня... На него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? В поселке Архангельское Красногорского района 10 октября убили следователя по особо важным делам МВД России Евгению Шишкину. Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... По указу и зову души каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. [ читать дальше ]

[13.11.18] Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). [ читать дальше ]

[13.11.18] К президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. А приятель всех московских полицейских генералов и прокуроров замгендир в системе Ростех (тоже, я думаю, генерал) Григорий Иосифович Элькин, спокойно дирижирует целой командой рейдеров и приватизаторов охраняемого леса в Москве(!), - он так мне и говорил: мы вас посадим, у меня вся Москва в кармане, включая, как я полагаю, не только генерала Морозова, но и его сменщика - генерала Агафьеву на посту начальника главного следственного управления Москвы. Старые следы генерала Натальи Агафьевой. Уголовное дело вел следователь столичного главка Иван Анатольевич Шестаков. Ранее он работал в подчинении главы Следственной части окружного главка по ЦФО полковника юстиции Натальи Ивановны Агафьевой. И именно в подразделение Агафьевой по протекции Зорова было передано в 2013 году возбужденное против Пономарева уголовное дело. Но вскоре ГУ МВД по ЦФО расформировали, и г-жа Агафьева получила должность в столице — стала начальником ГСУ ГУ МВД по г. Москве. В ее подчинение перешел и следователь Шестаков. Особо отметим, что все время с 2013 года здания «ДЭЗИСа» по Малой Семеновской благодаря странной благосклонности следователей находились на ответственном хранении… у Елены Волощук, которая, не имея на это имущество никаких прав, вопреки решениям всех судов сдавала их в аренду и извлекала незаконный доход. Вот что значит иметь «правильных» друзей. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[13.11.18]Государевы интересы - вещь очень подвижная, и не всякому дано за ними уследить. Блюститель чистоты рук сел на 13 лет за взятки. В получении взятки в $1 млн обвиняются Денис Никандров, Александр Дрыманов, Михаил Максименко и начальник СО по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве Алексей Крамаренко, все сплошные генералы. Со слов Никандрова, выходило, что посредником при передаче $1 млн за изменение меры пресечения Кочуйкову выступал бизнесмен Дмитрий Смычковский, состоявший в товарищеских отношениях с Дрымановым и генералом СК РФ Михаилом Максименко. Из этой суммы по $200 тыс. получили Крамаренко, Никандров и Дрыманов, а оставшиеся $400 тыс. забрал себе Максименко. Чтобы генерала полиции, признанного блюстителя законности, взяли и посадили, должно было случиться что-то особенное; ведь вон, скажем, замгендир Ростеха, а до этого директор Росстандарта Григорий Элькин, - о нем все давно известно с давних времен, на него я сам передал досье Чайке и Путину, - и ничего, сидит и в ус не дует; может, только чуть-чуть дует, потому что карьеру ему притормозили; а тут раз - и на 13 лет. Это значит одно из двух или трех: не по чину взял; не поделился или насамовольничал: хапнул не спросясь. Может быть, конечно, и историческая версия: оказался классический фигурант опричника - верил, что служит государю и ему все можно, что - в интересах государя; но государевы интересы - вещь очень подвижная, и не всякому опричнику дано за ними уследить. [ читать дальше ]

[13.11.18]Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Стукачество культивируется режимом. Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Эта история наглядно вскрывает механизмы новых репрессий — сейчас не расстреливают; однако впечатляет живучесть технологий карательных органов. Каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? [ читать дальше ]

[12.11.18]Не знаю, как у Путина, а у меня постоянно волосы стоят дыбом... Путину я сам написал о том, что по заказу топотуна из Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили против него уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. Следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала в присутствии адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. Откровенно вымогались деньги. Дело возбудили, обвинили, объявили в розыск, в качестве меры пресечения присудили арест. Это, конечно, не столь эффектный в смысле одиозности случай, от которого у Путина волосы дыбом встали, но совершенно равный ему по масштабам и беспределу нарушения прав. Но на мое письмо администрация президента России от имени Путина сообщила: не компетентен; вот так вот, и как быть волосам рядового гражданина, до сей поры не знаю. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 67.68 (+0.16)
EUR 76.07 (-0.02)

  16.05.18 :: новости
Британская элита в свете технологической революции не может позволить себе разделить судьбу будущего со всем грузовым пыхтящим составом, который прицепил к своему локомотиву ЕС: не с Румынией и Болгарией желает добывать свое будущее британец, а с Трампом и Америкой, - в этом смысл брекзита. Если Меркель желает тащить дальше весь этот разношерстный коллектив, - это ее дело и право; но факт, что ее конкурентные возможности при этом слабеют. В этом смысл и критических замечаний Трампа в политических поединках с Меркель и брюссельскими гномами: набейте сколько хотите народу в НАТО - лишь бы платили, но не тормозите глобализацию; Трамп не потому желает выяснять отношения и составлять контракты отдельно с Лондоном, Берлином, Парижем, а также - Пекином, Москвой и Киевом, что он против мировой интеграции и интернационализации; а потому что, лишив слабых поддержки сильных, он заключит самые выгодные договоры для Америки. При этом и для сильных выгоднее вести жесткие переговоры с Трампом без облезлого хвоста; это замечательно усвоила британская элита и доказала не только фактом голосования на референдуме, но и своими последующими весьма и весьма продуманными действиями, в ходе которых умудрилась сохранить дружбу с Германией и Францией и уважение Америки и Пекина - Мэй и Королева строго следуют принципу: так распорядился народ.

19 марта 2018 Евросоюз и Великобритания согласились отсрочить реальный BrexitЛондон и Брюссель заключили договоренность о том, что после формального выхода из Евросоюза 29 марта 2019 года Британия еще почти два года будет оформлять развод с союзом и одновременно сохранять все права члена ЕС, кроме права голосовать. Главы делегаций двух стран Мишель Барнье и Дэвид Дэвис назвали эти договоренности «решающим шагом», передает BBC.Другие договоренности включают соглашение о правах граждан ЕС в Британии и подданных Соединенного Королевства в остальных странах ЕС. По словам Барнье, к обещаниям сохранить все нынешние права тех граждан стран ЕС, кто уже живет в Британии, добавилась договоренность о том, что граждане ЕС, которые приедут в Британию в переходный период, получат те же права, что и те, кто прибыл до Brexit.Переходный период продлится с 30 марта 2019 года до конца декабря 2020 года.Сторонам, однако, еще предстоит договориться по некоторым принципиальным вопросам, в том числе — по вопросу о границе между Северной Ирландией и Республикой Ирландия.
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2018/03/19/evrosoyuz-i-velikobritaniya-soglasilis-otsrochit-realnyy-brexitТрамп начинает поход на Пекин, - С.Кожемякин
21:06 19.03.2018 В КНР ставят новые, поистине исторические, задачи. Всекитайское собрание народных представителей одобрило поправки в Конституцию, направленные на совершенствование системы управления. Успехи страны сопровождаются усилением давления со стороны США, власти которых открыто называют Китай самым опасным противником.
Уверенный рост Весенняя сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) проводится ежегодно. Однако нынешний сбор депутатов высшего органа государственной власти оказался особенным. И не только потому, что это первая сессия нового, 13-го созыва ВСНП. Принятые им решения, без преувеличения, являются историческими. Они оформляют становление нового Китая - мощной державы, бросающей вызов мировой капиталистической системе во главе с США.5 марта, в первый же день сессии, с отчетным докладом выступил премьер Госсовета КНР Ли Кэцян. Он рассказал о результатах развития страны за пять лет. Эти результаты таковы, что оратору не пришлось прибегать ни к вычурным словесным конструкциям, ни к лукавым визуальным средствам, с помощью которых достигается манипулятивный эффект. Цифры говорили сами за себя. Например, ВВП Китая вырос с 54 до 82,7 триллиона юаней. Численность бедного населения сократилась за отчетный период на 68 миллионов человек (с 10,2 до 3,1 процента), были трудоустроены 66 миллионов граждан."Жесткая посадка", которую с таким злорадством предсказывали западные аналитики, оказалась пропагандистской "пустышкой". По итогам прошлого года китайская экономика выросла на 6,9 процента, хотя сами власти прогнозировали рост не более чем на 6,5 процента. Средний доход на душу населения также показал хорошую динамику: 9 процентов. Это доказывает эффективность оптимизации структуры народного хозяйства, начатую новым поколением китайских руководителей. Она предусматривает переход "от количества к качеству" - приоритетное развитие высокотехнологичных производств и повышенное внимание к вопросам экологии.Но даже эти несомненно впечатляющие результаты не являются для китайского руководства поводом к самоуспокоению. Председатель КНР Си Цзиньпин назвал приоритеты на ближайшие годы: полная ликвидация бедности, рост качества жизни, решение экологических проблем, борьба с коррупцией и повышение эффективности управления. Все это должно подготовить фундамент для победы социалистического строя. Напомним, что прошедший в октябре 2017 года XIX съезд Коммунистической партии поставил цель к 2035 году осуществить социалистическую модернизацию, а к середине века - превратить Китай в могущественное социалистическое государство.

В КНР очень внимательно изучают опыт Советского Союза и стараются не допустить ошибок, которые привели к его развалу. Поэтому главный упор сегодня делается на укрепление идеологической основы, а также дисциплины и сознательности работников руководящих органов. Что в свою очередь подразумевает продолжение беспощадной борьбы с коррупцией и чиновничьей безнаказанностью. Теперь эта работа выходит на новый уровень. ВСНП одобрило создание Государственного надзорного комитета, который станет высшим контрольным органом. Работая в тесной связи с Центральной комиссией КПК по проверке дисциплины, этот орган будет следить за недопущением нарушений со стороны государственных служащих всех уровней. Кроме того, власти анонсировали ужесточение контроля над финансовыми учреждениями.

Новым задачам должна соответствовать новая структура госаппарата. Вот почему правительство будет подвергнуто кардинальной реформе: количество министерств уменьшится с 34 до 26, а вместо малопродуктивных появятся действительно необходимые. Например, ведомство, курирующее реализацию стратегии "Один пояс - один путь".

Всего же по итогам сессии в Конституцию внесено почти два десятка поправок. Текст Основного Закона пополнился пунктом, указывающим, что "руководящая роль Коммунистической партии является определяющей характеристикой социализма с китайской спецификой". Также по предложению Пленума ЦК КПК из Конституции исключено положение об ограничении полномочий Председателя и заместителя Председателя КНР двумя сроками.

Западные СМИ тут же принялись обвинять Пекин в усилении авторитаризма. Но это возмущение в последнюю очередь связано с заботой о демократических ценностях. На Западе прекрасно осознают, что укрепление властной вертикали и очищение госаппарата от негодных элементов сводят на нет шансы раскачать ситуацию внутри КНР. По этой же причине нескрываемое раздражение Вашингтона и его союзников вызвало увеличение оборонного бюджета Китая. В текущем году на военные нужды заложено 1,1 триллиона юаней (175 млрд долл.) - на 8 процентов больше, чем в прошлом. На эти деньги Пекин проводит ускоренную модернизацию армии. В феврале на вооружение ВВС был принят новейший истребитель пятого поколения "Цзянь-20". В том же месяце начались ходовые испытания второго китайского авианосца. Параллельно на шанхайских верфях осуществляется строительство третьего. А к 2025 году судостроители планируют создать авианесущий корабль с атомной силовой установкой и новый тип подводной лодки с использованием технологий искусственного интеллекта.

"Сообщество единой судьбы"

Основное внимание в ходе сессии ВСНП уделялось вопросам внутренней политики. Но одно из решений имеет огромное значение для сферы международных отношений. В Конституцию внесено дополнение, в соответствии с которым Китай ведет работу "над строительством сообщества единой судьбы человечества". Выдвинутая несколько лет назад Си Цзиньпином концепция является полной противоположностью существующей модели мироустройства, главным принципом которой является извлечение прибыли в интересах небольшой кучки владельцев капитала. Напротив, идея "сообщества единой судьбы" предполагает преодоление разрыва между богатыми и бедными странами, победу над нищетой и голодом. Выстраивая здоровые связи, основанные на сотрудничестве и взаимопомощи, человечество сможет противостоять множеству современных вызовов: от терроризма до угрозы экологической катастрофы. Как подчеркивают в Пекине, противостоять им в одиночку не может ни одна страна, пусть и самая могущественная.

Неверно думать, что предложенная концепция - это проект далекого будущего. Фундамент "сообщества единой судьбы" закладывается уже сейчас, и ведущую роль в этом играет именно Китай, создающий новую архитектуру международных отношений. Приведем несколько примеров. В конце прошлого года в Уругвае прошел деловой саммит "Китай - Латинская Америка", который обозначил уже достигнутые результаты и поставил задачи на будущее. Так, торговля между регионом и КНР выросла с 2000 года в 22 раза (с США - лишь в 2 раза), а для целого ряда стран - Бразилии, Чили, Перу и т.д. - Китай стал главным торговым партнером. В ближайшие 10 лет Пекин собирается инвестировать в Латинскую Америку 250 миллиардов долларов.

Схожая деловая конференция прошла в Будапеште. Как заявил возглавивший китайскую делегацию Ли Кэцян, Пекин выделит 3 миллиарда долларов на инфраструктурные проекты в Восточной и Центральной Европе. Один из них - строительство китайскими компаниями высокоскоростной железной дороги Будапешт - Белград, начатое в конце 2017 года. Впоследствии ее планируется протянуть до греческого порта Пирей. К слову, владельцем последнего является китайская судоходная компания COSCO.

Но, наверное, самой впечатляющей стала динамика экономического сотрудничества Китая с Африкой. Товарооборот, составлявший в 2002 году 10 миллиардов долларов, уже превысил 300 миллиардов. Пекин строит на континенте дороги и порты, электростанции и заводы, помогая миллионам людей приобщиться к развитию и выйти из бедности.

Все эти проекты должны рано или поздно соединиться в одну глобальную сеть, которая и позволит человечеству построить "сообщество единой судьбы". А в роли скрепляющей нити выступает стратегия "Один пояс - один путь". Со времени ее старта проложено несколько транспортных коридоров, позволивших существенно укрепить экономические, политические и гуманитарные отношения присоединившихся к стратегии государств.

Сонм хулителей

Достижения Китая наталкиваются на растущее сопротивление капитала, не желающего мириться с утратой своей гегемонии. Критика Пекина усиливается, к ней подключены ведущие западные СМИ, "мозговые центры" и руководители капиталистических держав. В первую очередь Соединенных Штатов.

Заместитель министра финансов США по международным делам Дэвид Малпас прямо заявил, что Пекин прекратил либерализацию своей экономики и тем самым создал серьезные проблемы для "демократических правительств, ориентированных на рынок". По мнению чиновника, Вашингтон должен жестко реагировать, настаивая на смене Китаем своего экономического курса.

Мысль Малпаса подхватил министр торговли США Уилбур Росс, обвинивший власти КНР в нарушении правил свободной торговли путем использования протекционистских мер. Кроме того, Пекину поставили в вину промышленный шпионаж, якобы благодаря которому Китай может превратиться в мирового лидера в сфере высоких технологий. А это, подчеркнул Росс, является прямой угрозой Вашингтону. Министр призвал усилить защитные механизмы и ограничить допуск китайской продукции на американский рынок. Дональд Трамп внял советам. 8 марта он подписал распоряжение о введении повышенных ввозных пошлин на сталь и алюминий. Ранее подобные меры были распространены на импорт солнечных панелей и стиральных машин. Главной мишенью этих шагов стал Китай.

Но экономическими мерами нажим на Пекин ограничиваться не будет. Об этом можно судить по недавнему докладу Центра стратегических и международных исследований США с говорящим названием "Встречая китайский вызов. Ответ на управляемую экономику Китая". Его авторы пишут, что единственно правильной реакцией на "хищническую" политику КНР будет разностороннее давление с целью "изменить поведение" Пекина.

И это давление усиливается. В новой стратегии национальной безопасности США Китай наряду с Россией назван основным источником политических, экономических и военных вызовов. Там же содержится объяснение этого выбора: "несбывшиеся надежды на либерализацию Китая и его встраивание в мировой порядок". Преступления тяжелее мировой капитал не знает. Не менее откровенно высказываются в ЦРУ. Там отмечают, что Китай - единственное государство, которое в среднесрочной и долгосрочной перспективе имеет потенциал для конкуренции с США в экономической, военной и разведывательной областях.

К сонму хулителей Китая присоединился госдепартамент. Накануне турне его экс-главы Рекса Тиллерсона по Африке ведомство обрушило на Пекин обвинения в том, что Китай якобы погружает страны континента в долги, поощряет экономическую зависимость и тем самым подрывает их суверенитет. Хотя любой мало-мальски знакомый с ситуацией человек знает, что подобные грехи лежат в первую очередь на совести Запада. Также в Вашингтоне предлагают реанимировать так называемый четырехсторонний стратегический диалог по безопасности с участием США, Японии, Индии и Австралии - проект военно-политического альянса, о котором впервые заговорили более десяти лет назад.

Антикитайские действия Вашингтона носят все более агрессивный и провокационный характер. В оборонном бюджете США на 2018 год предусмотрены средства на усиление военного сотрудничества с Тайванем, который в Пекине считают своей неотъемлемой частью. Речь, среди прочего, идет об активизации совместных учений. Боевые корабли США регулярно заходят в территориальные воды КНР в Южно-Китайском море. А американский журнал "Нэйшнл интерест" сообщил недавно о разработке новых самолетов-"невидимок". Как подчеркивает издание, они смогут прорвать китайскую противовоздушную оборону и нанести по стране ракетно-бомбовые удары. Смена руководства госдепартамента также отражает переход американской внешней политики к более жестким действиям. Его новый глава Майк Помпео известен как сторонник усиления давления на Китай.

Наконец, в самих США активно подогревается антикитайская истерия. Директор ФБР Кристофер Рэй заявил, что Пекин наводнил страну тысячами шпионов. По его уверениям, их роль исполняют китайские студенты и некоторые профессора вузов. Эта ахинея, заставляющая вспомнить антисоветскую манию американских чиновников, становится сигналом к конкретным действиям. Власти предлагают придать представительствам китайских СМИ в США статус "иностранных агентов", а также усилить наблюдение за деятельностью Институтов Конфуция - китайских культурно-образовательных центров.Нет никаких сомнений в том, что атаки на Китай будут нарастать. Но это лишь подтверждает правильность пути, выбранного руководством народной республики.Сергей КожемякинИсточник: "Правда", №26 (30669), 16-19 марта 2018 г.Источник - gazeta-pravda.ru
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1521482760

Если бы Клинтон избрали, миром стали бы руководить три женщины: Меркель, Мэй и Клинтон... Этого не случилось, но, по крайней мере, у одной из мэтрисс - Мэй - есть предпосылки и шансы сохраниться на переходный период. Меркель ничем не хуже, но у нее за плечами уже большой накопившийся негативный багаж: имиграция и Украина, и, объективно говоря, германской элите для чистоты эксперимента следовало бы сменить лидера, но альтернативная фигура сейчас, повидимому, пока отсутствует. На новом этапе интеграции Америки и Европы Россия остается, попрежнему, удобным мальчиком для битья, но без всяких намерений прибить совсем. В то же время, Трампу, чтобы усилить конкурентный рычаг, может понадобиться имитировать дорогу дружбы с Путиным, чтобы приструнить Меркель и Мэй; но это ненадолго, потому что никакого стратегического плана опережающей интеграции с Россией не существует и необходимости в этом никакой нет, и, как только понадобится готовый и упакованный враг, - вот он, да еще в лице оштукатуренного Путина.

Юрий Королев. Не имеет ровно никакого значения, уйдет в отставку Мэй или нет. В чем состоит истинный, в том числе исторический смысл, брекзита и выхода Великобритании из Евросоюза? Конечно, невыгодное положение в конкурентном противостоянии с Германией имеет не последнее значение. Но главное состоит в том, что британская элита в свете технологической революции не может позволить себе разделить судьбу будущего со всем грузовым пыхтящим составом, который прицепил к своему локомотиву ЕС: не с Румынией и Болгарией желает добывать свое будущее британец, а с Трампом и Америкой, - в этом смысл брекзита. Если Меркель желает тащить дальше весь этот разношерстный коллектив, - это ее дело и право; но факт, что ее конкурентные возможности при этом слабеют. В этом смысл и критических замечаний Трампа в политических поединках с Меркель и брюссельскими гномами: набейте сколько хотите народу в НАТО - лишь бы платили, но не тормозите глобализацию; Трамп не потому желает выяснять отношения и составлять контракты отдельно с Лондоном, Берлином, Парижем, а также - Пекином, Москвой и Киевом, что он против мировой интеграции и интернационализации; а потому что, лишив слабых поддержки сильных, он заключит самые выгодные договоры для Америки. При этом и для сильных выгоднее вести жесткие переговоры с Трампом без облезлого хвоста; это замечательно усвоила британская элита и доказала не только фактом голосования на референдуме, но и своими последующими весьма и весьма продуманными действиями, в ходе которых умудрилась сохранить дружбу с Германией и Францией и уважение Америки и Пекина - Мэй и Королева строго следуют принципу: так распорядился народ.

Юрий Королев. Мэй, Трамп, Путин, Меркель, Си, брекзит - конкретные частные ответы на вызовы исторического момента. Вопрос содержания проекта общественного развития до смешного прост и ясен: неизбежна дальнейшая интернационализация экономики, общественных связей, политических систем, в основе которой - технологическая интеграция. В этом разрезе, глобализация как исторический этап интернационализации, уходит в прошлое, а как назовут новый этап интернационализации, покажет ближайшая практика. Путей два. Один проходит через создание, упрощенно говоря, мирового правительства демократическим и правовым путем, например, через существующие структуры вроде ООН. Другой, - через переформирование тоже существующего американского властного центра через интеграцию в него, по меньшей мере, европейской элиты и делегирование ей части реальных властных полномочий. Премудрая и предусмотрительная британская элита благодаря брекзиту будет требовать себе отдельного сегмента власти, а не в купе с остальной европейской (читай: германской) элитой. Обеспечение и безопасность - структуры НАТО, которая обречена на новое мощное финансирование и развитие. Эта альтернатива наиболее вероятна, сейчас к ней должен быстЕСро прийти новый президент США, для чего понадобится объяснить, что и Россия в таком проекте участвует.
Ю.Н.Королев. Если сосредоточимся на главном и отбросим детали, то увидим, что Обама в значительной степени подготовил приход Трампа - в смысле глубокой передислокации американской элиты. В этом ключе американские события находятся в одном потоке с британским брегзитом. Ведь это Кэмерон, противник выхода Британии из Евросоюза, обещал референдум, и именно он его провел. Так и Обама: он провозгласил и начал реформы, с которыми не справился, но общество осознало их необходимость, назначив на их исполнение других людей, - как и в Лондоне. И сторонников, и противников - пополам: и Америка, и Британия препарировали глобализацию по-живому - настоящая вивисекция! - и ответ ясен: неизбежен приход нового проекта. В чем трудность для других стран и для России, в частности? В том, что эти реформы и связанные с ними решения будут проводиться очень решительно и настойчиво - радикально! - и в бирюльки с новыми лидерами не поиграешь. Их стиль в некоторой степени засветил министр иностранных дел Великобритании, эпатажный мэр Лондона Александр Борис де Пфеффель-Джонсон, который систематически подчёркивает, что не питает ни малейших симпатий ни к президенту России В. В. Путину, ни к построенной последним политической системе, которую Джонсон называет бандитской клептократией.

Не имеет ровно никакого значения, уйдет в отставку Мэй или нет. В чем состоит истинный, в том числе исторический смысл, брекзита и выхода Великобритании из Евросоюза? Конечно, невыгодное положение в конкурентном противостоянии с Германией имеет не последнее значение. Но главное состоит в том, что Британская элита в свете технологической революции не может позволить себе разделить судьбу будущего со всем грузовым пыхтящим составом, который прицепил к своему локомотиву ЕС: не с Румынией и Болгарией желает добывать свое будущее британец, а с Трампом и Америкой, - в этом смысл брекзита. Если Меркель желает тащить дальше весь этот разношерстный коллектив, - это ее дело и право; но факт, что ее конкурентные возможности при этом слабеют. В этом смысл и критических замечаний Трампа в политических поединках с Меркель и брюссельскими гномами: набейте сколько хотите народу в НАТО - лишь бы платили, но не тормозите глобализацию; Трамп не потому желает выяснять отношения и составлять контракты отдельно с Лондоном, Берлином, Парижем, а также - Пекином, Москвой и Киевом, что он против мировой интеграции и интернационализации; а потому что, лишив слабых поддержки сильных, он заключит самые выгодные договоры для Америки. При этом и для сильных выгоднее вести жесткие переговоры с Трампом без облезлого хвоста; это замечательно усвоила британская элита и доказала не только фактом голосования на референдуме, но и своими последующими весьма и весьма продуманными действиями, в ходе которых умудрилась сохранить дружбу с Германией и Францией и уважение Америки и Пекина - Мэй и Королева строго следуют принципу: так распорядился народ.Все-таки я остаюсь при своем мнении, что Обама в новейшей истории один из лучших и наиболее интересных президентов в мире, достойных великой страны, и он снова подтвердил это, признав ошибочность действий в Ливии. Очень даже неплохо для еще даже не севшего за мемуары президента. На память не приходит ни одного такого случае, и не только в США. Буш смутно что-то бормотнул про Ирак, но больше в ключе - что его обманули; его тогда даже Путин косвенно поддержал, заявив, что, дескать, ходили такие слухи - об оружии массового поражения у Хуссейна. То есть Буш признавал ошибочность своих действий, стремясь свалить вину за нее на других. Обама ни на кого не кивает: самой худшей ошибкой была интервенция в Ливии, и если бы можно было повернуть историю обратно, я бы отказался от этого плана. Мы и наши европейские партнеры недооценили местные обычаи и нравы. Никто не поблагодарил нас за попытку продвижения западных ценностей.
"Неадекватную" Терезу Мэй отправляют в отставку с поста премьера Великобритании
Пост главы правительства может занять министр финансов Хаммонд

Сегодня в 14:52, просмотров: 8809
11214
Министр финансов Великобритании Филип Хаммонд готов занять пост премьер-министра вместо Терезы Мэй. Об этом сообщила газета Time со ссылкой на высокопоставленных членов консервативной парии. Парламентарии считают, что Мэй «неадекватна» и не сможет грамотно провести процедуру выхода страны из Евросоюза. Прошедшие выборы в парламент показали, что избиратели действительно разочаровались в тори. План «жесткого» Брекзита, разработанный Мэй, не устраивает и членов правительства: они не хотят ставить контроль над границами выше экономики Великобритании.

фото: en.wikipedia.org
По сообщению Time, британские министры планируют утвердить Хаммонда на посту премьера до октября. Он известен как сторонник «мягкого» Брекзита, то есть формального выхода Соединенного Королевства из Евросоюза с фактическим сохранением большинства торговых и экономических связей. «Думаю, Филип единственный подходящий кандидат на пару лет. Он заслуживает больше доверия, как управленец, чем действующий премьер-министр, — приводит издание слова одного из действующих министров. — По имиджу консервативной партии был нанесен такой болезненный удар. Люди начинают думать, что она (Тереза Мэй — «МК») настолько неадекватна, что мы не выдержим еще два года ее правления».

Близкие к Хаммонду политики говорят о нем, как о стороннике «спокойного, взвешенного подхода» к Брекзиту, который ставит экономику и интересы бизнеса на первое место. «Ведь никто не голосовал на референдуме за то, чтобы стать беднее», — уверен один из них. Ранее Мэй заявляла, что ее план предусматривает выход Великобритании из общего европейского рынка (и связанные с ним экономические потери) и подчеркивала, что «пусть лучше не будет никакой сделки, нежели будет плохая». Взамен она предлагала полный контроль королевства над своими границами, который поможет остановить нелегальную миграцию.

Однако кандидатуру Хаммонда вряд ли одобрят евроскептики консервативной партии, которых вполне устраивал «жесткий» Брекзит Терезы Мэй. Это сопротивление сторонники министра финансов рассчитывают преодолеть за счет назначения министра по делам выхода из Евросоюза Дэвида Дэвиса заместителем премьера. Некоторые высокопоставленные чиновники предпочли бы видеть на посту главы правительства самого Дэвиса, но другие считают, что он слишком стар для этой должности. Ему 68 лет, в то время как Хаммонду — 61.

В то же время премьерские амбиции есть и у министра иностранных дел Бориса Джонсона, который считается сторонником «жесткого» выхода из ЕС, но обещал не посягать на должность главы правительства, пока ее занимает Тереза Мэй. Близкий соратник Джонсона утверждает, что тот будет резко выступать против альянса Хаммонда и Дэвиса и тоже может выставить свою кандидатуру на выборах премьера.

Не исключено, что именно плохой результат консерваторов на досрочных парламентских выборах 8 июня заставил членов партии задуматься о смене лидера. Тори хотя и победили в голосовании, но потеряли 13 мандатов, а вместе с ними и решающее большинство. Их главный соперник лейбористская партия, наоборот, улучшила свой результат на 30 мест в парламенте.

«Необходимо вспомнить, как сама Тереза Мэй стала лидером консерваторов, — отметила в комментарии «МК» руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева. — Голосования среди рядовых членов партии не было, потому что ее соперница сняла кандидатуру. Таким образом, она стала лидером без борьбы, без мандата членов партии и без мандата избирателей. Ее сразу уговаривали провести досрочные выборы именно для того, чтобы получить мандат избирателей. Но тогда она отказалась вести «политические игры», как она сказала, и не хотела снова возбуждать общество распрями между сторонниками и противниками членства в ЕС, в том числе в собственной партии. Но поскольку Мэй встретила сопротивление своим планам в парламенте, она объявила досрочные выборы, и консервативная партия утратила большинство. Выборы нового главы правительства еще больше усложнят ситуацию. Кроме того, новый премьер-министр придет к власти снова без мандата избирателей».Любовь Глазунова
22.01.2017 КНР и США за 40 лет нарастили торговлю более чем в 200 раз Россия в числе отстающих по росту взаимной торговли Ольга Соловьева Оборот взаимной торговли КНР и Штатов продолжает увеличиваться колоссальными темпами. Менее чем за 40 лет две страны нарастили взаимный торговый оборот более чем в 200 раз. Россия же пока в числе отстающих. За тот же период наша страна увеличила взаимную торговлю с Поднебесной почти в 130 раз, однако с США лишь более чем в пять раз. За последние 38 лет объем торговли между КНР и США увеличился более чем в 200 раз. Такие данные опубликовало Министерство коммерции КНР. Согласно их данным, двусторонний товарооборот возрос с 2,5 млрд долл США в 1979 году до 519,6 млрд долл в 2016 году. «Объем же торговли услугами уже превысил 100 млрд долл, и США сохраняют активное сальдо в торговле услугами с Китаем. Взаимные инвестиции двух стран к концу 2016 гола превысили 170 млрд долл», - отмечают китайцы.Как ожидается, через 10 лет в 2026 году экспорт товаров и услуг из США в Китай увеличится в стоимостном выражении до 369 млрд долл, а в 2050 году достигнет 520 млрд долл.
России же до объемов Поднебесной или США пока далеко. Так, только за последние 36 лет взаимная торговля КНР и РФ увеличилась лишь в 130 раз. В 1980 году объем советско-китайской взаимной торговли составил чуть 500 млн долл. По итогам же 2016 года оборот торговли двух стран может составить около 64,4 млрд долл.Куда печальней ситуация во взаимной торговли РФ и Штатов. 40 лет назад в 1976 году торговый оборот двух стран составлял 3,6 млрд долл. По итогам прошлого года объем взаимной торговли США и РФ может составить около 20 млрд долл. То есть, за 40 лет торговый оборот двух стран вырос лишь в пять раз.
Годовщина Brexit: 5 сценариев
23.06.2017 Москва, 23 июня - "Вести.Экономика". После референдума в Великобритании, на котором было принято решение о выходе из Европейского союза, прошел год. Переговоры о выходе между Лондоном и Брюсселем все еще идут, однако каким станет итоговое соглашение, пока неясно. Правительство будет работать над соглашением до самого конца, а конечный срок – 29 мая 2019 г., через два года после того, как премьер-министр Тереза Мэй запустила применение статьи 50, которая официально запускает процесс выхода Великобритании из ЕС - Brexit.Однако с тех пор, как был запущен процесс выхода из ЕС, прогресс был незначительным. Частично связано с досрочными выборами, которые состоялись 8 июня и в результате которых правящая Консервативная партия потеряла большинство. В связи с этим для Мэй становится сложнее протолкнуть планы по "жесткому Брекзиту" в парламенте."Шок после выборов 8 июня положил начало надежде на переоценку в правительстве Великобритании приоритетов в переговорах по Brexit, что может иметь прямое влияние на вероятный исход переговоров", - отмечает Брайан Халлиард, главный экономист британского подразделения Société Générale. Société Générale предлагает пять возможных сценариев Brexit, однако эксперты банка полагают, что после выхода Великобритания столкнется с существенным сокращением доступа к европейским рынкам. Ниже представляем эти 5 сценариев.
1. Жесткий Brexit — вероятность 70% Согласно этому сценарию правительство берет на себя обязательство полностью контролировать иммиграцию, что практически означает, что Великобритания потеряет доступ к единому рынку ЕС. Брюссель четко дал понять, что Великобритания не может иметь доступ к единому рынку без подписания соглашения о свободном передвижении людей.Société Générale указывает на то, что консерваторы и лейбористы, которые в своих программах предлагали полный иммиграционный контроль, совместно получили 82% голосов в результате выборов. Это говорит о том, что этот вопрос может стать для правительства приоритетным в переговорах по Брекзиту. Этот сценарий называют наиболее вероятным из пяти.
2. Мягкий Brexit — вероятность 15% С другой стороны, все чаще слышатся призывы сохранить выход на единый рынок, чтобы помочь бизнесу в реализации их услуг и продуктов без дополнительных пошлин в ЕС, который является крупнейшим экспортным рынком Великобритании в настоящий момент. Это может привести к созданию модели по аналогу с Норвегией, при которой Великобритания получит членство в Европейском экономическом пространстве и сохранит связи с ЕС. Как считают эксперты Societe Generale, такой вариант будет сложнее протолкнуть в парламенте, так как он требует принятия четырех основных свобод ЕС, что препятствует введению контроля над иммиграцией, а также требует внесения значительных взносов в бюджет ЕС.

3. Резкий скачок — вероятность 10% Часто Мэй говорила, что "отсутствие соглашения по Брекзиту лучше, чем плохое соглашение". Это оставляет возможность выхода Великобритании из ЕС 29 мая 2019 г. без какого-либо соглашения вообще, ни по торговле, ни по передвижению людей, ни по вопросам безопасности и обороны. После выборов риторика по этому вопросу несколько ослабла, однако по-прежнему остается вариант того, что не будет достигнуто никаких договоренностей.

4. Вообще никакого Brexit — вероятность 4% Этот сценарий кажется слишком маловероятным, однако существует возможность того, что Великобритания будет удивлена тем, насколько сложно вести переговоры о выходе из ЕС на удовлетворительных для всех условиях, и примет решение остаться внутри ЕС, отмечают эксперты SocGen.Это означает, что окончательное соглашение может быть в итоге отвергнуто парламентом, что приведет к тому, что ЕС будет проинформирован о том, что Великобритания больше не хочет выходить из союза.Это также означает возможность проведения еще одного референдума.

5. Возвращение к переговорам — вероятность 1% А что если британское правительство предложит референдум по финальному соглашению о выходе и народ отвергнет его? В этом случае британские переговорщики должны будут продолжать вести переговоры, и если они не придут к какому-то соглашению до 2019 г., то страну ждет сценарий номер 3, то есть отсутствие соглашения согласно Société Générale.
Подробнее: http://www.vestifinance.ru/articles/87202


22.01.2017 22:38Рубрика: ВластьТрампономикаТекст: Яков МиркинРоссийская газета - Федеральный выпуск №7179 (13)
Избрание Трампа - какие новые возможности и вызовы открываются для России? Долгие годы действия США в мире определялись, прежде всего, тем, что находится вне экономики - продвижение власти, идей, влияния, ответы на угрозы, как их понимают политики и военные. Но не люди бизнеса и не средний класс.
Но пока возникали все новые области противостояния (Ближний Восток, Восточная Европа), на глазах изумленной публики жизнь стала потихоньку уходить из экономики США. Набрали темпы роста Китай, Индия, азиатские развивающиеся экономики. Корпорации с энтузиазмом перемещали рабочие места из США туда, где все дешевле (Мексика, Азия). Темпы роста США - 1,5 - 2,5 процента в год.

Когда страну начинают обгонять, 
она начинает огораживать свою экономику
Избрание бизнесмена Трампа президентом - это во многом ответ синих и белых воротничков на стагнацию доходов, на сокращение рабочих мест. Новый президент видит свой долг в том, чтобы реструктурировать корпорацию США. А как? Так, как это делают в бизнесе, когда компания теряет позиции. Меньше идеологии, больше практики. Хотите защиты США - а что вы вкладываете сами? Желаете помощи - а в чем выгода для экономики США? Для России все это означает возможности реальной, не на словах, а на деле, перезагрузки отношений с США. Ничего иного, кроме бизнеса. Есть ли для нас опасности в "экономизации" политики США? Конечно, есть! Суть внутренней - уже не внешней - политики Трампа очень проста: все - для Америки, ее интересы - прежде всего. Сделать из США - "экономику бума". А как?

Читайте также

Фото: REUTERS/Carlos Barria
Инаугурация Трампа подчеркнула накопившиеся в США проблемы
Первое, достичь энергонезависимости США. Это значит, что США перестанет быть крупнейшим импортером на рынке нефти. "Не зависеть в поставках нефти от ОПЕК и враждебных США стран", - так ставится задача новым президентом США. Общий импорт нефти в США - примерно 10 процентов мировой добычи. Уход с рынка такого потребителя - это потрясение, жесткое давление вниз на цены на нефть и газ.

Но как США собираются стать энергонезависимыми? Ответ - снять запреты на производство нефти в США (их масса). Сланцевая революция, шельфовая нефть, "чистый" уголь, крупнейшие запасы нефти на федеральных землях, резкое ослабление регулирования - всё собираются пустить в дело, добиваясь дешевой энергии для внутренних потребителей США - населения и бизнеса. Если это случится, какой результат? Он однозначен - крупнейшее потрясение в энергетике, падение мировых цен на нефть. Кто пострадает? В первую очередь Россия (второй в мире производитель нефти), Саудовская Аравия, Ирак и все страны ОПЕК. У Венесуэлы будет трагическое положение. Станет худо Мексике. Станет значимо меньше финансовых ресурсов у исламского мира.

Конечно, все это еще нужно сделать. Между словами и делами бывает большая разница. Но у Трампа есть еще и идея N 2, которая тоже может привести к перетряске экономической карты мира. Какая? Лозунг о реиндустриализации США, о возврате бизнеса в страну из Мексики, Китая, из других развивающихся стран, о вложениях в собственные производства, дороги, мосты, в свое образование, в свой средний класс. Налоги, пошлины, торговые режимы, регулятивный прессинг - все подчинить этой цели. По сути, деглобализация, протекционизм. Но США - не просто страна, это ядро мирового хозяйства. Последствия? Они просты. Замедление Китая, всего мира азиатских экономик, огромные проблемы для Латинской Америки. Притормаживание Китая и Азии - это проблемы для России, которая стала крупным поставщиком сырья в этот регион.

Читайте также

Белый Дом: Американские СМИ пытаются лишить Трампа легитимности
Третье. А что же в это время будет делать Федеральная резервная система, центральный банк США? Это еще одна власть в США, относительно независимая от президента (так она устроена). Рост ставки ФРС автоматически вызывает укрепление доллара к евро и другим мировым валютам. И очень сильно давит вниз на мировые цены на нефть, газ, металлы, продовольствие. Так устроены финансовые рынки. Последствия для России? Снижение мировых цен на нефть и другое сырье, которое мы экспортируем, ослабление рубля под воздействием более сильного доллара.

Последствия? Они просты. Замедление Китая, всего мира азиатских экономик, огромные проблемы для Латинской Америки
Конечно, в жизни бывает по-разному. Мировая экономика - сложная система, за всем не уследишь, и никогда нельзя сказать наперед, с уверенностью в 100 процентов, что будет именно так, как кто-то видит.

Но пока все идеи нового президента США, если они станут реальностью, ведут к ослаблению развивающихся стран, как сырьевых, так и "мастерских мира", и прежде всего экономики России. Дешевые нефть и газ, падающие цены на другое сырье, сильный доллар, замедление Китая и других азиатских экономик - реальность, которая ставит перед Россией все те же вызовы - рост, модернизация, качество жизни. По сути дела, та же "трампономика", но примененная в наших берегах. Давно ждущая нас, если посмотреть на себя со стороны.

Администрация Трампа опубликовала свою программуРаспечатать
21.01.2017 00:15Дональд Трамп официально вступил в должность президента США. На сайте Белого дома опубликованы ключевые направления программы новой американской администрации.

В программе обозначены основные приоритеты деятельности новых властей США: энергетика, внешняя политика, создание рабочих мест, укрепление обороноспособности, обеспечение внутренней безопасности, а также торговая политика "в интересах всех американцев".

Потенциально наиболее громкими заявлениями (хотя и вполне ожидаемыми) являются представленные планы по выходу из Транстихоокеанского торгового партнерства, а также намек на готовность Дональда Трампа выйти из Североамериканского соглашения о свободной торговле. Кроме того, в администрации Трампа заявили о том, что будут способствовать развитию угольной промышленности США.

Стоит отметить, что во многом представленное заявление является скорее декларацией о намерениях новой администрации, обозначением новых ориентиров без каких-либо конкретных шагов по претворению в жизнь поставленных задач. Пункты программы оформлены как слоганы избирательной кампании с фразами: "Снова сделать нашу армию сильной / "Энергетический план Америка прежде всего" и так далее.

Энергетика

"Энергия является неотъемлемой частью американской жизни и скрепой мировой экономики. Администрация Трампа привержена к осуществлению энергетической политики, которая снизят затраты для трудолюбивых американцев и максимизируют использование ресурсов Америки, избавив нас от зависимости от иностранной нефти.

Администрация Трампа также привержена к использованию технологии чистого угля, возрождения угольной индустрии Америки, которая слишком долго страдала.

Помимо позитивного эффекта для нашей экономики, увеличению внутреннего производства энергии входит в интересы национальной безопасности. Президент Трамп привержен к достижению энергетической независимости от картеля ОПЕК, а также любых стран, враждебных нашим интересам. В то же время мы продолжим работать с нашими союзниками в Персидском заливе по развитию позитивных отношений в энергетике в части нашей антитеррористической стратегии".


Внешняя политика

"Администрация Трампа привержена к проведению внешней политики, которая сосредоточена на интересах и национальной безопасности Америки. В основе этого внешнеполитического курса будет находиться концепция "Мир через силу". Этот принцип позволит обеспечить более стабильный, более мирный порядок на планете с меньшим количеством конфликтов и большей общностью взглядов".


Возвращение рабочих мест и роста экономики

"После рецессии в 2008 г. американские работники и компании столкнулись с наиболее медленным восстановлением экономики со Второй мировой войны. США потеряли почти 300 тыс. рабочих мест в промышленности за этот период, при этом доля американцев в рабочей силе США упала до минимумов, которые последний раз наблюдались в 1970-х гг. При этом госдолг США удвоился, а средний класс уменьшился. Для того чтобы вернуть экономику в русло восстановления, президент Трамп обозначил амбициозный план по созданию 25 млн новых рабочих мест в США в течение следующих 10 лет и возвращение ежегодных темпов роста ВВП к уровню 4%".


Укрепление армии

"Администрация Трампа восстановит нашу армию и сделает все возможное, чтобы наши ветераны получили заслуженную заботу. Нашей армии нужны все доступные нам активы для защиты США. Мы не можем позволить другим нациям превзойти наши военные возможности. Администрация Трампа будут стремиться к поддержанию наивысшего уровня боевой готовности армии. Президент Трамп отменит секвестр оборонного бюджета и представит Конгрессу США новый бюджет с планом по восстановлению нашей армии. Мы также будем разрабатывать новейшие системы ракетной обороны для защиты от ракетных атак со стороны таких стран, как Иран и Северная Корея.

Война в киберпространстве является новым театром сражений, и мы должны предпринять все необходимые меры по охране наших секретов и систем национальной безопасности. Мы сделаем приоритетной разработку защитных и атакующих возможностей в киберпространстве".


Внутренняя безопасность

"Администрация Трампа привержена к сокращению количества преступлений, связанных с насилием. В 2015 г. число убийств в 50 крупнейших городах США выросло на 17%. Это самое большое увеличение за последние 25 лет. В столице нашей страны убийства выросли на 50%. В прошлом году только в одном Чикаго были зафиксированы тысячи инцидентов с применением оружия. Нашей стране нужны более многочисленные правоохранительные органы, большая вовлеченность населения на местном уровне, более эффективное осуществление полицейских функций".


Торговая политика

"Американцев слишком долго заставляли принимать торговые соглашения, которые ставили интересы инсайдеров и элит Вашингтона выше интересов трудолюбивых мужчин и женщин этой страны. В результате многие города столкнулись с закрытием предприятий и выводом хорошо оплачиваемых рабочих мест за границу. При этом американцы остались лицом к лицу с растущим торговым дефицитом и уничтоженной промышленной базой.

Обладая большим опытом в переговорах, президент понимает, насколько важно учитывать интересы американских работников и компаний в вопросах торговли. При заключении твердых и честных соглашений международная торговля может помочь росту нашей экономики и возвращению миллионов рабочих мест в США, а также вдохнуть жизнь в страдающие регионы нашей страны.

Начало осуществления данной стратегии положит выход из Транстихоокеанского торгового партнерства. При этом мы должны быть уверены в том, что любые новые торговые сделки заключаются в интересах американских работников. Президент Трамп привержен к проведению новых переговоров по условиям Североамериканского соглашения о свободной торговле. Если наши партнеры откажутся от проведения новых переговоров по данному договору, который позволили бы заключить его на честных для американцев условиях, тогда президент обозначит намерения США по выходу из NAFTA".Киссинджер: США и РФ должны начать серьезный диалог
20.01.2017 Экс-госсекретарь США Генри Киссинджер заявил, что построение серьезного диалога с Россией является одной из важнейших задач президента США Дональда Трампа. Генри Киссинджер ответил на вопросы президента Всемирного экономического форума Клауса Шваба о том, что бы он посоветовал президенту США Дональду Трампу в отношениях с Россией, а также в мире в целом в рамках панельной сессии "Разговор с Генри Киссинджером о мире в 2017 году". Бывший глава внешнеполитического ведомства США, до сих пор считающийся одним из ведущих западных экспертов по международным отношениям, подчеркнул, что выстраивание отношений с Россией является одной из главных задач для администрации Трампа. Киссинджер также отметил, что новому президенту США придется фактически заново определить роль Америки в мире.
– Мы все с нетерпением ждем, что нам принесет президентство Дональда Трампа в течение следующих 4 лет. Какой совет вы бы дали президенту Трампу сейчас?
– Одним из основных действий ушедшего президента Обамы было вывести силы США из определенных позиций, которые были слишком затратными. Но при этом создалось впечатление, что Америка уходит отовсюду, даже из тех регионов, в которых вклад США по-прежнему остается довольно весомым. В этом плане президенту Трампу придется найти определение роли Америки, которая бы ответила на беспокойство во многих регионах мира о том, что Америка отказывается от своей лидерской роли в определенных категориях и существенного вклада в других. Трампу придется определить, где, по каким позициям Америка может лидировать, а где она должна вносить свой вклад в создание международного порядка.
– Доктор Киссинджер, представьте, что вы снова стали советником президента США по национальной безопасности. Президент Трамп позвал вас в Овальный кабинет и попросил у вас совета о том, как после всех многочисленных обсуждений, прошедших в последние несколько недель, США должны строить отношения с Россией. Каким вы видите развитие российско-американских отношений?
– В настоящий момент отношения между Россией и США находятся на такой стадии, когда обе стороны исходят из самых худших предложений друг о друге. В Америке есть довольно сильные подозрения о кибератаках России, а также о том, что Россия пытается воспользоваться слабыми местами в международной системе для продвижения своих интересах. В России довольно сильно мнение о том, что США систематически расширяют сферу своего влияния, чтобы оказать давление на Россию. Президент Трамп уже заявил о том, что выступает за менее конфронтационный и более политический подход в отношениях с Россией. Я в целом согласен с такой позицией.Россия – это страна с совершенно особой историей. Это 11 часовых поясов, которые соответствуют регионам в Азии, на Ближнем Востоке и в Европе. Россия оказывает значительное влияние на все эти регионы. Но при этом Россия долгие годы могла обеспечивать равновесие между этими регионами.Я надеюсь, что будут предприняты усилия для серьезного диалога с избежанием скатывания в конфронтацию – диалог, в котором Европа, США и Россия смогут определить допустимые рамки применения военной силы. На мой взгляд, это одна из важнейших задача для новой администрации США.Включение с Генри Киссинджером стало одной из завершающих частей Давосского форума (перед сессией "Отзывчивое и ответственное лидерство в 2017 году" и церемонией закрытия форума).Взлет божьей милостью
Как работали социальные лифты до революции

Юрий Королев. Если Китай сложить с Америкой... Принцип стратегических построений остается неизменно арифметическим с времен Клаузевица: если Китай сложить с Россией, получится много, но если Китай с Европой, - то гораздо больше, и этот факт оказал и оказывает решающее воздействие на Америку, начиная со Збигнева Бжезинского и Рональда Рейгана. Охват России и Китая двумя новыми флангами интеграции - Тихоокеанским и Атлантическим - статегическое решение, оставляющее на усмотрение Китая и России, - как договариваться и о чем в мутном котле ВТО. Исчерпанность проекта глобализации показала, что и эта линия на раздел исчерпала себя. Новый этап технологической интернационализации требует вовлечения, если не России, то, по меньшей мере, Китая; но многоукладное общество и рынок Китая еще меньше, чем российское, готово к технологическорй интеграции, которая привела бы к еще более, чем в России после развала СССР, расколу и обнищанию и сопровождающим такое явление событиям в политике и социальной жизни. Грустный пример России после 90-х никак не вдохновляет Китай. Перед Трампом, как ранее и перед Обамой, цуг-цванг: что ни сделаешь, все - хуже. Чтобы выйти всем с достоинством и выгодой, нужен совместный проект, который, как всегда, в период истинных реформ, ляжет тяжелым грузом на население, - ресурс истины брать не с кого, кроме самих людей. Нужны адекватная элита и адекватные вожди...

Советский Союз возник как единодушный ответ российского населения на развал страны в ходе постреволюционной гражданской войны, и единая и неделимая Россия – был основной лозунг победителей, которые и сформировали СССР, остававшийся по геополитической сущности полным восприемником и продолжением дореволюционной России, свергнувшей монархию. Результатом второй мировой войны, не достигнутым из-за революции в России и Германии в первой мировой войне, стало объединение западной Европы под эгидой США и выделение России в качестве основного врага всего американского мира и продолжавшей кокетничать своим суверенитетом Франции и имперским величием Англии. Для завершение этого исторического момента было необходимо развалить колониальные империи, прежде всего Англии и Франции, но заодно и Бельгии и Нидерландов. Все эти старые мировые системы управления были очень неповоротливы, а с ростом и осознанием своих интересов населением колоний просто неэффективны и затратны, потоки средств меняли направление и вели к обезвоживанию финансовых рек. Центральным вопросом выбора стало определить, что выгоднее и перспективнее, - развивать производство, технологии и торговлю по имперским коммуникациям, то есть внутри метрополий и колоний, и уже затем налаживать интеграцию между этими мировыми геополитическими структурами; или же начать интеграцию высоких технологий, отпустив на волю колонии, интегрировать и объединить вершину мира, а затем продолжить мировой процесс интеграции с позиций новой силы. Был избран второй путь, и решение продиктовали США, причем, не столько силой, сколько деньгами, а главное новыми технологиями и новым типом финансовых коммуникаций, в основу которых лег доллар и совершенно новаторское отношение к кухне обеспечения мировой валюты, в частности, отказ от золотого стандарта: никакого мирового золота не хватило бы на обеспечение доллара как мировой валюты, который печатал американский станок в соответствии с потребностями оборота мировой экономики.

Опыт мобилизационной экономики во время войны подогревал уверенность Сталина в том, что России все по силам и своими средствами. Объективно в тот период историческая альтернатива в виде государственной монополии не была дискредитирована, и не только в России, но и в самых передовых странах мира вера в реальность социализма была весьма популярна. Продолжали существовать два общественно-исторических проекта, и не так сразу и не так просто было выбрать победителя, учитывая, что американский проект был доступен только самой высокой элите государств, а стран, самостоятельно искавших свое место под солнцем, становилось все больше и больше – Китай, Индия, Мексика и полторы сотни иных и бедных. Россия не состояла в элите, но она единственная противопоставила Америке свою альтернативу развития, которая хотя бы теоретически обосновывалась. И что вы думаете? В 1957 году взлетел русский спутник; а 1961 – первый корабль-спутник с Гагариным на борту, а ведь смыслом выяснения отношений была - технология. Вот откуда в Америке появилось критическое направление в элите и Кеннеди... А в 1962 году Россия смогла обойти все наблюдения США и завести баллистические ракеты на Кубу - это тоже технология. Не внешний фактор, а именно сомнения в правильности национального - внутриполитического - выбора породили первый послевоенный кризис в США в 1962 году, известный как Карибский кризис, который, конечно же, был лишь его наиболее очевидным проявлением. Кризис был именно внутриполитическим, потому что американская элита оказалась перед трудным выбором альтернативы стратегического развития страны и мира, и только в столкновении главных сил в самой Америке решалась и разрешилась ситуация, но вопрос был поставлен во всей его широте – как Америке двигаться дальше.

Технологическая интеграция осуществляет объединение, вернее, взаимопроникновение производственных процессов, которые влекут за собой такое же явление в смежных сферах сырья, с одной стороны, и реализации продукта, с другой: почти всегда конечный продукт перестает быть конечным, технологические цепи удлинняются во всех направлениях, соединяясь с параллельными, вертикальными, диагональными - всякими, но природно и технологически такими же процессами интеграции, - это и есть глобализация. Понятно, что любой национальный рынок имеет несколько техногических уровней, которые не совместимы в чистых интеграционных технологических процессах, но на практике сосуществуют и взаимодействуют благодаря специально созданным гражданским общественным структурам, главнейшим из которых до сих пор остается национальное государство. Другой тип экономической интеграции - это межнациональная интеграция, когда друг к другу приспосабливаются многоукладные рынки разных стран. Евросоюз пытался и пытается устоять на этих двух резвых скакунах одновременно - замечательеный исторический опыт, но он все более приобретает межнациональный характер из-за решения принимать в союз после крушения СССР страны, технологически не готовые к глобализации.

Как и западная Европа в послевоенные годы, Россия адаптировалась для транснационализации под эгидой США, для этого она должна была отказаться (как Англия от Индии, а Франция от Алжира) от лишних и обременяющих территорий. Обременяли они, конечно, прежде всего лидера транснационализации США, так как затрудняли рыночную математику, состоявшую в том, чтобы определить, какую долю получает Россия в структуре транснационализированного (или глобального) мира. Но и Британия, и Франция стояли насмерть, отстаивая свое добро; у России в тот момент оказались лидеры, которые признали свое поражение раньше, чем их противники (и партнеры), и как в случае с Германией после первой мировой войны и Версальским грабительским миром, с Россией поступили, как с капитулировавшим врагом: обложили запредельной контрибуцией и обрезали территории вопреки геополитическому смыслу. Такие ошибки исторически наказываются войной: отрезать от России Украину - это все равно, что отделить от Англии Шотландию или от Франции - Гасконию. Вот и случилась война на Украине. Оскорбленная страна рождает поколение, осененное радикальной пассионарностью: оно, как в Германии, реагируя на несправедливость, может оказаться готовым совершить несправедливость в свою очередь.

Ю.Н.Королев. Какая дилемма перед Путиным? Получив мандат на сохранение стабильности и исторический консерватизм, Путин не может его использовать для реформ, которые необходимы в случае, если он вознамерится активно вступить в переходный период от глобализации к новому этапу в процессе интернационализации, который теперь примется реструктурировать Трамп. Альтернатива проста: или добиваемся максимального соответствия и настраиваем гайку на тот же шаг резьбы, что у американского болта, или углубляемся в противостояние; но и в том, и в другом случае Россию ожидает трудный путь народного самоотречения и готовности на жертвы и бедность. Если Путин решится на реформы, ему придется подавлять их проттивников, потому что сторонников реформ у него нет. Если не решится, отсутствие кредитов и санкции приведут к дальнейшему обеднению населения, что рано или поздно породит массовое сопротивление. И это надолго; есть пути справиться с массовым протестом: либо гулаг, либо плановый социальный патернализм, либо их сочетание, что невозможно без мобилизационной экономики. Но в обоих случаях - и в случае проведения реформ, и в случае отказа от них - власти понадобится отмобилизованная карательная система, способная пресечь протест на корню. Чем Путин - осознанно или стихийно - теперь и занимается, и у него нет другого варианта.

Юрий Королев. Вряд ли можно заподозрить генсека Нато Йенса Столтенберга в желании спровоцировать Трампа; но кажется ясно, что попытки резонерствовать и поучать его чреваты неожиданностями. Правда, он уже подбросил примирительную фразу, что после его критики Нато, дескать, скорректировала свою политику. На самом деле вопрос другой. Трамп не согласен с тем, что Америка содержит Нато как вооруженные силы Европы и не получает от этого никаких дивидендов, а лишь риски и осложнения, и предлагает и Европе взять на себя как затраты на содержание, так и риски за применение. Напоминание генсека о том, что Нато задействовала 5-ю статью ничего, кроме улыбки, вызвать не может, и зачем Стентенбергу понадобилось упоминать этот факт, который вызывает желание поинтересовать его IQ, неясно. Похоже, он предлагает от имени Европы Трампу продолждать играть в войну с серьезным лицом вместо крайне актуальных поисков решения реальных задач безопасности. Не думаю, что это проходит: Трампу незачем ссориться с Европой, и он примет некоторые приемы толерантного поведения, но он не может отказаться от основ своей программы.
Ю.Н.Королев. Если бы Клинтон избрали, миром стали бы руководить три женщины: Меркель, Мэй и Клинтон... Этого не случилось, но, по крайней мере, у одной из мэтрисс - Мэй - есть предпосылки и шансы сохраниться на переходный период. Меркель ничем не хуже, но у нее за плечами уже большой накопившийся негативный багаж: имиграция и Украина, и, объективно говоря, германской элите для чистоты эксперимента следовало бы сменить лидера, но альтернативная фигура сейчас, повидимому, пока отсутствует. На новом этапе интеграции Америки и Европы Россия остается, попрежнему, удобным мальчиком для битья, но без всяких намерений прибить совсем. В то же время, Трампу, чтобы усилить конкурентный рычаг, может понадобиться имитировать дорогу дружбы с Путиным, чтобы приструнить Меркель и Мэй; но это ненадолго, потому что никакого стратегического плана опережающей интеграции с Россией не существует и необходимости в этом никакой нет, и, как только понадобится готовый и упакованный враг, - вот он, да еще в лице оштукатуренного Путина.
В круге шестом. Ну, хорошо, Трамп Трампом, - он и без нас разберется. России важно, как он поведет себя в отношении нашей страны. И это, действительно, исходя из того, что я предположительно описал, - весьма прагматично, то есть зависит не только от Трампа и Америки, но и от России и от Путина. Как прагматик, он будет предлагать и реагировать, и времени даст только столько, сколько, как он привык полагать, необходимо грамотному визави для обсуждения вопросов и их корректировки вплоть до выработки возможных компромиссов; далее - все, либо получается совместная работа и бизнес-проект запускается, либо на нем ставят крест. В случае одобрения, - уже маршрутная карта... И что же Путин? У него открылся невиданный шанс, в наработке и обосновании которого он активнейшим образом участвовал, - то есть это ему не дар судьбы, хотя конечно, - и дар, не без этого, - не без Бога, - если уж Ему кто угоден, не отступится. И все-таки скорее всего это - последний шанс. Трамп, похоже, готов попробовать вовлечь Россию в свой проект, потому что такой колосс, как единые Америка-Европа-Россия - это историческое явление стратегического типа на многие столетия. Путин должен соответствовать, организовать, вести и снова соответствовать, организовать и вести - никто не обещает, что будет легко. Трампа не будет интересовать, как это сделает Путин, и это значит, что своей демократией нам придется заниматься самим, для проекта Трампа - лишь бы не было технологических препятствий. Экономически это очень непросто, и вопрос мобилизационной экономики не снимается с повестки дня. Но самое главное для Путина - гражданские отношения, то, как поведет себя население, как сохранить поддержку и доверие и как переформатировать делегированные задачи - с консервативной программы - безопасность и выживаемость, в реформы и снова реформы. Конечно, в случае, так сказать, подписания контракта можно рассчитывать на серьезные кредиты, которые быстро перерастут национальный валовый продукт... Конечно, через какое-то время начнется рост; но все очень тонко и колебательно. Хотя в общем-то Путин может справиться, потому что конкурентные позиции все равно придется жестко отстаивать.
Есть еще и пятый круг, который можно считать и первым. Он связан с выяснением целей и стратегических задач, которые ставит перед собой Трамп. Как всегда на пике кризиса, или, если хотите, революции, вопрос содержания проекта общественного развития до смешного прост и ясен: неизбежна дальнейшая интернационализация экономики, общественных связей, политических систем, в основе которой - технологическая интеграция. В этом разрезе, глобализация как исторический этап интернационализации, уходит в прошлое, а как назовут новый этап интернационализации, покажет ближайшая практика. Путей два. Один проходит через создание, упрощенно говоря, мирового правительства демократическим и правовым путем, например, через существующие структуры вроде ООН. Другой, - через переформирование тоже существующего американского властного центра через интеграцию в него, по меньшей мере, европейской элиты и делегирование ей части реальных властных полномочий. Премудрая и предусмотрительная британская элита благодаря брегзиту будет требовать себе отдельного сегмента власти, а не в купе с остальной европейской (читай: германской) элитой. Обеспечение и безопасность - структуры НАТО, которая обречена на новое мощное финансирование и развитие. Финансировать НАТО теперь придется Европе, и она легко с этим справится, но вопрос создания вооруженных сил каждого из членов ЕС отпадет сам собой. Эта альтернатива наиболее вероятна, сейчас к ней должен быстро прийти новый президент США, для чего понадобится объяснить, почему Россия в таком проекте не участвует. Но это тоже легко.
Четвертый круг проблем, с которыми столкнутся Трамп и Путин, связан с характером власти в России. Реформы, особенно, непопулярные возможно провести в обществе в случае, если общество делегирует реформатору-лидеру полномочия на проведение реформ, ибо как известно, это очень затратная, требующая от населения самоотречения и терпения долгосрочная процедура. Поддержка Путина среди населения уникальна и он обладает полномочиями. Да, но полномочиями на что? дело в том, что после экспериментов 90-х годов, приватизации и безрассудного злоупотребления властью и терпением населения, а также после кризиса 2008 года и падения уровня жизни наряду с усилившимся осознанием военной опасности население России, действительно, делегировало полномочия Путину, - но не для проведения реформ, тем более непопулярных, а как гаранту стабильности и спокойствия, - не реформ, я бы сказал одним словом - нереформ - проводить реформы ему никто не поручал, не уполномочивал, не просил. Напротив, пусть беднее, но спокойнее. В этом ныне состоит социальный парадокс России и преодолеть его - задача сложная и нескорая. Это приведет к тому, что обязательства, которые должен будет взять на себя Путин на переговорах с Трампом, он не сможет выполнить, и это станет ясно уже очень скоро. Если Путин уже это понимает, то он станет инициатором срыва переговорного процесса; если он этого пока не видит, то процесс сорвется явочным порядком, когда Путину понадобится сила внутри страны, чтобы провести даже минимальные реформы. Именно это имел в виду премудрый Обама, когда говорил, что активизация внешних усилий со стороны Путина - признак не силы, а слабости. Что, с другой стороны, косвенно свидетельствует о том, что сам Путин скорее всего понимает истинное положение вещей... Как верно заметил о нем тот же Обама: он - не дурак.
Третий круг сформировался уже на марше. Вначале предпримательские круги в Европе негативно встретили реализацию плана насильственного принуждения России к глобализации без учета ее интересов. Уже развернувшие долгосрочные планы компании, особенно в Германии, понимали, что они оказываются под угррозой срыва; но постепепнно убедились, что Россия не только идет на сотрудничество в этих условиях, не только боится потерять наработанное, но и российские партнеры все более идут на конкурентные уступки - санкции и дискриминация российского предпринимательство и страны в целом на мировой арене оказались чрезвычайно выгодными для европейских партнеров, и они полностью перешли на позиции поддержки санкций и противостояния с Путиным. Теперь уже отказ от такого направления породил бы трудности у бизнеса. Но постепенно не только еыропейские предприниматели, но и все мировые компании обнаружили, что надящиеся под давлением русские бизнесмены стали гораздо более податливыми при обсуждении вопросов долевых интересов, технологической уступчивовсти, безопасности капитала: они апеллировали не к своему национальному правительству в опасных случаях, а к свогим партнерам или даже к иностранным правительствам, которые действовали более твердо и опирались на устойчивые сворды и практику применения законов. Теперь не только иностранные компании, но и интернационально-российские фирмы предпочитали, чтобы государство России находилось под давлением санкций и дискриминаций. С этим сейчас столкнется Трамп.
Почему у Трампа с Путиным ничего не получится, хотя они оба будут очень стараться... Тут несколько кругов.
Первый связан с тем, что на уровне технологической интеграции Россия готова к вступлению в процесс только выборочно и по сегментам экономики, что приводит к отрыву привлекаемых секторов от многоукладной национальной экономики, а это больно ударяет по благосостоянию населения, отбрасывая его на периферию мировой бедности: ведет к ускорению утечки умов и профессионалов, сужает поле свободной конкуренции, делает малоперспективным предпринимательство в национальных рамках страны: обнищание в 90-е и после 2008 гг. как цена за технологическое участие в глобализации доказало это всему населению и власти тоже; успешно участвовавшая в глобализации часть российского бизнеса ушла на запад - массовая поддержка Путина - цена такого эксперимента. Путин предложил США и Европе поискать пути компенсации потерь - хотя бы с помощью поставок газа и нефти, но понят и воспринят не был, а стал мишенью критики.
Второй круг геополитического свойства: если США пойдут на тесный экономический и политический союз с Россией, это поставит в зависимое положение Европу, особенно ее восточные и центральные регионы; станет затруднительно говорить не только о ЕС как второй экономике мира, но и о ее обороноспособности: или трать огромные деньги на собственную армию или присоединяйся к союзу США и России как третья сила, да и кто станет способствовать в этом случае единой Европе, когда гораздо более выгодно присоединять каждую страну в отдельности.
Конечно, такой проект надолго закрыл бы вопросы с Китаем; но - не навсегда, так как заставил бы его искать геополитические решения с Индией, Пакистаном и Японией. В этом круге США выбрали в качестве стратегического партнера Европу, расчитывая, не без основания, что России деваться некуда и рано или поздно она сама упадет в руки как спелое яблоко. Это решение элите США далось не так легко, и демократы в лице президента Клинтона, и республиканцы в лице Буша-младшего приложили немало сил, чтобы найти компромиссы; весь период до 2012 года в этом русле действовал и Путин, но - не срослось. Обама тоже попытался перезагрузить отношения с Россией, но также потерпел неудачу - и вовсе не потому что не старался, не по субъективным, а по мощным объективным причинам, и это только Хиллари Клинтон видела в этой неудаче злую волю Путина, но не Обама.
Если бы Клинтон избрали, миром стали бы руководить три женщины: Меркель, Мэй и Клинтон... Этого не случилось, но, по крайней мере, у одной из мэтрисс - Мэй - есть предпосылки и шансы сохраниться на переходный период. Меркель ничем не хуже, но у нее за плечами уже большой накопившийся негативный багаж: имиграция и Украина, и, объективно говоря, германской элите для чистоты эксперимента следовало бы сменить лидера, но альтернативная фигура сейчас, повидимому, пока отсутствует. На новом этапе интеграции Америки и Европы Россия остается, попрежнему, удобным мальчиком для битья, но без всяких намерений прибить совсем. В то же время, Трампу, чтобы усилить конкурентный рычаг, может понадобиться имитировать дорогу дружбы с Путиным, чтобы приструнить Меркель и Мэй; но это ненадолго, потому что никакого стратегического плана опережающей интеграции с Россией не существует и необходимости в этом никакой нет, и, как только понадобится готовый и упакованный враг, - вот он, да еще в лице оштукатуренного Путина.
Отбросим детали и признаем, что Обама в значительной степени подготовил приход Трампа - в смысле глубокой передислокации американской элиты. В этом ключе американские события находятся в одном потоке с британским бегзитом. Ведь это Кэмерон, противник выхода Британии из Евросоюза, обещал референдум, и именно он его провел. Так и Обама: он провозгласил и начал реформы, с которыми не справился, но общество осознало их необходимость, назначив на их исполнение других людей, - как и в Лондоне. И сторонников, и противников - пополам: и Америка, и Британия препарировали глобализацию по-живому - настоящая вивисекция! - и ответ ясен: неизбежен приход нового проекта. В чем трудность для других стран и для России, в частности? В том, что эти реформы и связанные с ними решения будут проводиться очень решительно и настойчиво - радикально! - и в бирюльки с новыми лидерами не поиграешь. Их стиль в некоторой степени засветил министр иностранных дел Великобритании, эпатажный мэр Лондона Александр Борис де Пфеффель-Джонсон, который систематически подчёркивает, что не питает ни малейших симпатий ни к президенту России В. В. Путину, ни к построенной последним политической системе, которую Джонсон называет бандитской клептократией.
Все-таки я остаюсь при своем мнении, что Обама в новейшей истории один из лучших и наиболее интересных президентов в мире, достойных великой страны, и он снова подтвердил это, признав ошибочность действий в Ливии. Очень даже неплохо для еще даже не севшего за мемуары президента. На память не приходит ни одного такого случае, и не только в США. Буш смутно что-то бормотнул про Ирак, но больше в ключе - что его обманули; его тогда даже Путин косвенно поддержал, заявив, что, дескать, ходили такие слухи - об оружии массового поражения у Хуссейна. То есть Буш признавал ошибочность своих действий, стремясь свалить вину за нее на других. Обама ни на кого не кивает: самой худшей ошибкой была интервенция в Ливии, и если бы можно было повернуть историю обратно, я бы отказался от этого плана. Мы и наши европейские партнеры недооценили местные обычаи и нравы. Никто не поблагодарил нас за попытку продвижения западных ценностей.
А кто сказал, что будет легко. Хорошо уже то, что удалось очертить круг вопросов, которые надо решать.
Какая дилемма перед Путиным? Получив мандат на сохранение стабильности и исторический консерватизм, Путин не может его использовать для реформ, которые необходимы в случае, если он вознамерится активно вступить в переходный период от глобализации к новому этапу в процессе интернационализации, который теперь примется реструктурировать Трамп. Альтернатива проста: или добиваемся максимального соответствия и настраиваем гайку на тот же шаг резьбы, что у американского болта, или углубляемся в противостояние; но и в том, и в другом случае Россию ожидает трудный путь народного самоотречения и готовности на жертвы и бедность. Если Путин решится на реформы, ему придется подавлять их проттивников, потому что сторонников реформ у него нет. Если не решится, отсутствие кредитов и санкции приведут к дальнейшему обеднению населения, что рано или поздно породит массовое сопротивление. И это надолго; есть пути справиться с массовым протестом: либо гулаг, либо плановый социальный патернализм, либо их сочетание, что невозможно без мобилизационной экономики. Но в обоих случаях - и в случае проведения реформ, и в случае отказа от них - власти понадобится отмобилизованная карательная система, способная пресечь протест на корню. Чем Путин - осознанно или стихийно - теперь и занимается, и у него нет другого варианта.
Вряд ли можно заподозрить генсека Нато Йенса Столтенберга в желании спровоцировать Трампа; но кажется ясно, что попытки резонерствовать и поучать его чреваты неожиданностями. Правда, он уже подбросил примирительную фразу, что после его критики Нато, дескать, скорректировала свою политику. На самом деле вопрос другой. Трамп не согласен с тем, что Америка содержит Нато как вооруженные силы Европы и не получает от этого никаких дивидендов, а лишь риски и осложнения, и предлагает и Европе взять на себя как затраты на содержание, так и риски за применение. Напоминание генсека о том, что Нато задействовала 5-ю статью ничего, кроме улыбки, вызвать не может, и зачем Стентенбергу понадобилось упоминать этот факт, который вызывает желание поинтересовать его IQ, неясно. Похоже, он предлагает от имени Европы Трампу продолждать играть в войну с серьезным лицом вместо крайне актуальных поисков решения реальных задач безопасности. Не думаю, что это проходит: Трампу незачем ссориться с Европой, и он примет некоторые приемы толерантного поведения, но он не может отказаться от основ своей программы.
Трамп обвинил Китай в нечестных валютных интригах, - и это, конечно, своеобразное приглашение к новому диалогу. Важную роль в американском проекте играет китайский вектор. Эта роль чрезвычайно возросла со времен китайского чуда. Но принцип стратегических построений остается неизменно арифметическим с времен Клаузевица: если Китай сложить с Россией, получится много, но если Китай с Европой, - то гораздо больше, и этот факт оказал и оказывает решающее воздействие на Америку, начиная со Збигнева Бжезинского и Рональда Рейгана. Охват России и Китая двумя новыми флангами интеграции - Тихоокеанским и Атлантическим - статегическое решение, оставляющее на усмотрение Китая и России, - как договариваться и о чем в мутном котле ВТО. Исчерпанность проекта глобализации показала, что и эта линия на раздел исчерпала себя. Новый этап технологической интернационализации требует вовлечения, если не России, то, по меньшей мере, Китая; но многоукладное общество и рынок Китая еще меньше, чем российское, готово к технологическорй интеграции, которая привела бы к еще более, чем в России после развала СССР, расколу и обнищанию и сопровождающим такое явление событиям в политике и социальной жизни. Грустный пример России после 90-х никак не вдохновляет Китай. Перед Трампом, как ранее и перед Обамой, цуг-цванг: что ни сделаешь, все - хуже. Чтобы выйти всем с достоинством и выгодой, нужен совместный проект, который, как всегда, в период истинных реформ, ляжет тяжелым грузом на население, - ресурс истины брать не с кого, кроме самих людей. Нужны адекватная элита и адекватные вожди...
Тринадцатый президент Америки. После Рузвельта и после Второй мировой это Тринадцатый президент Соединеных Штатов Америки. Что характерно, 7 из них до сих пор живы и здравствуют; в России за то же время сохранился только один генсек и он же президент – Горбачев, и эта традиция не умирает. По-настоящему послевоенных было на самом деле два президента, впитавших в себя политическую традицию эпохи Рузвельта - Трумэн и Эйзенхауэр, они решили спор о дележе мира, и выбрали не СССР, а Западную Европу, включая потерпевшую поражение Германию. И главным образом - Германию (плюс Великобритания). Германия испугала их до смерти: своим упорством, своей сопротивляемостью, своей способностью отмобилизовать жертвенно нацию и материальный потенциал: но главное - технологическими достижениями, уже реализованными и еще находившимися в потенциале и разработке, своими блестящими учеными, инженерами и лабораториями. Мистический ужас перед германским гением заставил Америку создать уникальный для своего времени и гигантский план Маршалла, - восстановления Германии и Европы под гегемонией Америки. Германия периода Гитлера была демонизирована и фактически закрыта для научного анализа - покрытая флером вельзевуловой тени и страха, нагнетаемого отчасти сознательно, а отчасти подпитываемого как иммигрировавшими в США германскими учеными, так и ставшими их коллегами американскими. Точкой фокуса в этом стали темы концлагерей и антисемитизм режима Гитлера. Объективно оказалась заинтересованной в таком развитии и Россия, которая смогла практически беспрепятственно создать самую большую в ее истории территориальную империю, успела, освоив германскую технологию, которой уже владели США, создать ядерное оружие и оградить свою империю союзом восточно-европейских стран. И в Америке, Трумэн и Эйзенхауэр, и в России - Сталин приняли курс на технологическую гонку.
И это обстоятельство стало определяющим не только для СССР, но и для основных стран Западной и Восточной Европы: технологическая революция и бег за нею требовали огромных средств, что подпитывало и определяло государственно-монополистический (не в смысле государство плюс частные монополии, а в смысле государство - монополия) стратегический курс при Сталине, который с помощью Косыгина пытался найти какой-то альтернативный приемлемый вариант, но безуспешно, потому что экономическое решения всегда сталкивалось с секретностью, а секретность в этой сфере никак не соблюсти при частном предпринимательстве. Америка научилась это делать, особенно, после утраты монополии на тайны атомной бомбы. Маккартизм - цена за науку. Тогда и отделились гражданская преимущественно технология, которой могли пользоваться европейцы, и военная – только в США, и возник железный занавес – иначе просто было нельзя. Хиллари Клинтон в интервью Владимиру Познеру: "Одно из опасений, которое я слышу от русских, что каким-то образом США хотят ослабить Россию. Это далеко от правды. Наша цель помочь укреплению России. Мы видим Россию с сильной культурой с потрясающей интеллектуальной столицей, которая есть у России как у лидера в 21 веке. И иногда мы чувствуем, что мы верим больше в ваше будущее, чем иногда это делают русские"
Кто лучше, Хиллари Клинтон или Трамп? Как человек заинтересованный, я однозначно скажу - Клинтон. Как человек не заинтересованный, я твердо утверждаю - Клинтон. Хотя и в том, и в другом случае ничего особенно хорошего или особенно плохого не произойдет: не президенты правят Америкой. Но это как брегзит в Британии, поровну, но по-разному. Почему? Америка - не Англия, при всем уважении; она не может себе позволить крутых поворотов в принципиальных вопросах глобализации, или интернационализации; она - лидер, лидер - вещь устойчивая, не может вертеться как флюгер, так как растеряет всех союзников, попутчиков, соперников и врагов, а такая ситуация уже опробована на Ближнем Востоке - в Ираке, Ливии, Иране и Сирии. Иран устоял, и с ним договариваются как с суверенной фигурой большой шахматной партии. Для Америки главное не внешняя политика, а внутренняя; но эта внутренняя политика в эпоху глобализации наваливается неотвратимой волной американского осмысления своей внутренней политики на всю ее внешнюю политику, - американскому колоссу нельзя и даже немыслимо иначе; да просто иначе не бывает у великих империй. Америка руководит миром, и она должна была выработать правила взаимодействия, чтобы ей было комфортно и безопасно руководить, а мир ощущал, что о нем заботятся и все в порядке, иначе он пойдет брать Капитолий штурмом, рано или поздно.
Этот свод правил ковался на протяжении всего ХХ века; но главные его постулаты созрели только в самом его конце, главным образом, в ХХI столетии. Любые правила работают на протяжении долгого времени, если их вовремя и грамотно подправляют. Самый сильный критик этих правил - сама Америка, и она на протяжении не менее полувека, начиная с Джона Кеннеди, серьезно и даже радикально ставит вопрос об их пересмотре. Вот список американских президентов-наследников Рузвельта ( 1933-1945 Франклин Делано Рузвельт (1882-1945), 32-й президент СШA), которые структурировали Америку, строили мир и отстроили систему связей, как сейчас принято говорить, после Второй мировой войны. Их, как апостолов, ровно 12; следующий – Тринадцатый.
1945-1953 Гарри Трумэн (1884-1972), 33-й президент США
1953-1961 Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (1890-1969), 34-й президент США
1961-1963 Джон Фицджеральд Кеннеди (1917-1963), 35-й президент США
1963-1969 Линдон Бейнс Джонсон (1908-1973), 36-й президент США
1969-1974 Ричард Милхаус Никсон (1913-1996), 37-й президент США
1974-1977 Джералд Рудольф Форд (р. 1913), 38-й президент США
1977-1981 Джеймс (Джимми) Эрл Картер (р. 1924), 39-й президент США
1981-1989 Рональд Уилсон Рейган (р. 1911), 40-й президент США
1989-1993 Джордж Герберт Уокер Буш (р. 1924), 41-й президент США
1993-2001 Уильям (Билл) Джефферсон Клинтон (р. 1946), 42-й президент США
2001-2009 Джордж Уокер Буш (р. 1946), 43-й президент США
2009- Барак Хуссейн Обама младший (р. 1961), 44-й президент США
Что характерно, 7 из них до сих пор живы и здравствуют; в России за то же время сохранился только один генсек и он же президент – Горбачев, и эта традиция не умирает.
По-настоящему послевоенных было на самом деле два президента, впитавших в себя политическую традицию эпохи Рузвельта - Трумэн и Эйзенхауэр, они решили спор о дележе мира, и выбрали не СССР, а Западную Европу, включая потерпевшую поражение Германию. И главным образом - Германию (плюс Великобритания). Германия испугала их до смерти: своим упорством, своей сопротивляемостью, своей способностью отмобилизовать жертвенно нацию и материальный потенциал: но главное - технологическими достижениями, уже реализованными и еще находившимися в потенциале и разработке, своими блестящими учеными, инженерами и лабораториями. Мистический ужас перед германским гением заставил Америку создать уникальный для своего времени и гигантский план Маршалла, - восстановления Германии и Европы под гегемонией Америки. Германия периода Гитлера была демонизирована и фактически закрыта для научного анализа - покрытая флером вельзевуловой тени и страха, нагнетаемого отчасти сознательно, а отчасти подпитываемого как иммигрировавшими в США германскими учеными, так и ставшими их коллегами американскими. Точкой фокуса в этом стали темы концлагерей и антисемитизм режима Гитлера. Объективно оказалась заинтересованной в таком развитии и Россия, которая смогла практически беспрепятственно создать самую большую в ее истории территориальную империю, успела, освоив германскую технологию, которой уже владели США, создать ядерное оружие и оградить свою империю союзом восточно-европейских стран. И в Америке, Трумэн и Эйзенхауэр, и в России - Сталин приняли курс на технологическую гонку.
И это обстоятельство стало определяющим не только для СССР, но и для основных стран Западной и Восточной Европы: технологическая революция и бег за нею требовали огромных средств, что подпитывало и определяло государственно-монополистический (не в смысле государство плюс частные монополии, а в смысле государство - монополия) стратегический курс при Сталине, который с помощью Косыгина пытался найти какой-то альтернативный приемлемый вариант, но безуспешно, потому что экономическое решения всегда сталкивалось с секретностью, а секретность в этой сфере никак не соблюсти при частном предпринимательстве. Америка научилась это делать, особенно, после утраты монополии на тайны атомной бомбы. Маккартизм - цена за науку. Тогда и отделились гражданская преимущественно технология, которой могли пользоваться европейцы, и военная – только в США, и возник железный занавес – иначе просто было нельзя.
Не очень-то настойчивые предложения США включить Россию в план Маршалла, отвергались Сталиным, потому что в этом случае сохранить режим и власть было невозможно, тем более, что очевидным условием участия в проекте был отказ от ядерного оружия, а оно-то у Сталина уже было... Кроме того, опыт мобилизационной экономики во время войны подогревал его уверенность в том, что России все по силам и своими средствами. Объективно в тот период историческая альтернатива в виде государственной монополии не была дискредитирована, и не только в России, но и в самых передовых странах мира вера в реальность социализма была весьма популярна. Да и Европа, завороженная программой восстановления, активно выступила против конкурента, и ей это оказалось не трудно, в частности, благодаря историческому дару - лидерству Черчилля в Великобритании.
Но все-таки продолжали существовать два общественно-исторических проекта, и не так сразу и не так просто было выбрать победителя, учитывая, что американский проект был доступен только самой высокой элите государств, а стран, самостоятельно искавших свое место под солнцем, становилось все больше и больше – Китай, Индия, Мексика и полторы сотни иных и бедных. Россия не состояла в элите, но она единственная противопоставила Америке свою альтернативу развития, которая хотя бы теоретически обосновывалась.
И что вы думаете? В 1957 году взлетел русский спутник; а 1961 – первый корабль-спутник с Гагариным на борту, а ведь смыслом выяснения отношений была - технология. Вот откуда в Америке появилось критическое направление в элите и Кеннеди... А в 1962 году Россия смогла обойти все наблюдения США и завести баллистические ракеты на Кубу - это тоже технология.
Не внешний фактор, а именно сомнения в правильности национального - внутриполитического - выбора породили первый послевоенный кризис в США в 1962 году, известный как Карибский кризис, который, конечно же, был лишь его наиболее очевидным проявлением. Кризис был именно внутриполитическим, потому что американская элита оказалась перед трудным выбором альтернативы стратегического развития страны и мира и только в столкновении главных сил в самой Америке решалась и разрешилась ситуация, но вопрос был поставлен во всей его широте – как Америке двигаться дальше. А к России надо было присмотреться...
Какой был сделан вывод? Он очевиден: что определяет операжающее развитие технологии? инвестиции - огромное количество вкладываемых средств - ведь тогда это был очень рисковый сегмент рынка. Где их взять? Америка уже мобилизовала все, что могла; следовательно, нужно было присовокупить все, что есть в мире, для необходимой капитализации: был установлен контроль над мировым сырьем, прежде всего нефтью и начался энергичный поиск интеграции передовых систем производства - успешным опытом стала региональная интеграция - в Латинской Америке, на арабском востоке, Общий рынок в Европе, - ни о какой единой Европе и речи не было: Европа восстановилась, можно и нужно было привлечь ее к новому технологическому рывку. И это решение, основанное формально на необходимости освоить космос и приведшее к новым коллосальным инвестициям в технологии, ускорило новую революции в технологиях, прежде всего информационных.И это обстоятельство стало определяющим не только для СССР, но и для основных стран Западной и Восточной Европы: технологическая революция и бег за нею требовали огромных средств, что подпитывало и определяло государственно-монополистический (не в смысле государство плюс частные монополии выбор США, а в смысле государство - монополия - выбор России) стратегический курс при Сталине, который с помощью Косыгина пытался найти какой-то альтернативный приемлемый вариант, но безуспешно, потому что экономическое решения всегда сталкивалось с секретностью, а секретность в этой сфере никак не соблюсти при частном предпринимательстве. Америка научилась это делать, особенно, после утраты монополии на тайны атомной бомбы. Маккартизм - цена за науку. Тогда и отделились гражданская преимущественно технология, которой могли пользоваться европейцы, и военная – только в США, и возник железный занавес – иначе просто было нельзя.
В известном смысле мировые события и внешняя политика все более интериоризируются, ибо то, что еще 50 лет назад считалось только достоянием МИДов, теперь даже формально становится и стало делом внутренней политики: США как признанный лидер глобализованного мирового сообщества более всех затронуты этой динамикой. Не следует их стремление распространить на весь мир свои законы объяснять - только вредоносностью и империалистическими замашками их отдельных политиков, - здесь отражается объективная реальность: если США лидеры, то они не могут не требовать исполнения законов общества, которое их лидерами провозгласило и требует от них исполнения законов этого общества. США как лидер глобализации видит другие страны частью этой системы, а она не может функционировать, если не станет подчиняться единой системе законов. Другое дело, что это лидерское де-факто оспаривается не только другими мировыми лидерами, но и частью американского общества, но не в ключе отказа от глобализации, а в контексте поисков нового и более адекватного лидера. Недаром иногда звучит: нам нужен такой, как Путин, а не как Обама; не исключено, что окажись Путин на месте Обамы, он вел бы себя точно так же. Однако с точки зрения программы, Путин отражает позицию тех, кто требует долевого равенства в решении мировых вопросов. А что это значит в контексте интериоризации? Это означает пропорциональное представительство в мировом правительстве. Которое, естественно, действует в рамках единого правового поля, а иначе действовать не может.
Расклад таков, что даже пожелай очень сильно Трамп сформировать с Путиным совместный проект, он не может себе этого позволить. Возможность нового рывка интернационализации обеспечена очень небольшим перевесом сил и, чтобы его укрепить, понадобится союз не с Путиным и идущими за ним национально-патриотическими силами, а с бывшими неоконами и радикалами глобализации, то есть с недавними сторонниками Клинтон, что он и сделал, призвав немедленно после победы к единству республиканцев и демократов. Как говорится, он все прекрасно понимает. Трамп и американская элита, даже при полном понимании необходимости преобразований, не могут позволить себе ожидать, пока Россия и Китай существенно усилят и разовьют ту часть национального рынка, производства и производительных сил и внутринациональных отношений, которая сможет влиться в технологическую интеграцию.
Если бы Клинтон избрали, миром стали бы руководить три женщины: Меркель, Мэй и Клинтон... Этого не случилось, но, по крайней мере, у одной из мэтрисс - Мэй - есть предпосылки и шансы сохраниться на переходный период. Меркель ничем не хуже, но у нее за плечами уже большой накопившийся негативный багаж: имиграция и Украина, и, объективно говоря, германской элите для чистоты эксперимента следовало бы сменить лидера, но альтернативная фигура сейчас, повидимому, пока отсутствует. На новом этапе интеграции Америки и Европы Россия остается, попрежнему, удобным мальчиком для битья, но без всяких намерений прибить совсем. В то же время, Трампу, чтобы усилить конкурентный рычаг, может понадобиться имитировать дорогу дружбы с Путиным, чтобы приструнить Меркель и Мэй; но это ненадолго, потому что никакого стратегического плана опережающей интеграции с Россией не существует и необходимости в этом никакой нет, и, как только понадобится готовый и упакованный враг, - вот он, да еще в лице оштукатуренного Путина.
Вопрос содержания проекта общественного развития до смешного прост и ясен: неизбежна дальнейшая интернационализация экономики, общественных связей, политических систем, в основе которой - технологическая интеграция. В этом разрезе, глобализация как исторический этап интернационализации, уходит в прошлое, а как назовуют новый этап интернационализации, покажет ближайшая практика. Путей два. Один проходит через создание, упрощенно говоря, мирового правительства демократическим и правовым путем, например, через существующие структуры вроде ООН. Другой, - через переформирование тоже существующего американского властного центра через интеграцию в него, по меньшей мере, европейской элиты и делегирование ей части реальных властных полномочий. Премудрая и предусмотрительная британская элита благодаря брегзиту будет требовать себе отдельного сегмента власти, а не в купе с остальной европейской (читай: германской) элитой. Обеспечение и безопасность - структуры НАТО, которая обречена на новое мощное финансирование и развитие. Эта альтернатива наиболее вероятна, сейчас к ней должен быстро прийти новый президент США, для чего понадобится объяснить, почему Россия в таком проекте не участвует.
Отбросим детали и признаем, что Обама в значительной степени подготовил приход Трампа - в смысле глубокой передислокации американской элиты. В этом ключе американские события находятся в одном потоке с британским бегзитом. Ведь это Кэмерон, противник выхода Британии из Евросоюза, обещал референдум, и именно он его провел. Так и Обама: он провозгласил и начал реформы, с которыми не справился, но общество осознало их необходимость, назначив на их исполнение других людей, - как и в Лондоне. И сторонников, и противников - пополам: и Америка, и Британия препарировали глобализацию по-живому - настоящая вивисекция! - и ответ ясен: неизбежен приход нового проекта. В чем трудность для других стран и для России, в частности? В том, что эти реформы и связанные с ними решения будут проводиться очень решительно и настойчиво - радикально! - и в бирюльки с новыми лидерами не поиграешь. Их стиль в некоторой степени засветил министр иностранных дел Великобритании, эпатажный мэр Лондона Александр Борис де Пфеффель-Джонсон, который систематически подчёркивает, что не питает ни малейших симпатий ни к президенту России В. В. Путину, ни к построенной последним политической системе, которую Джонсон называет бандитской клептократией.

Все-таки я остаюсь при своем мнении, что Обама в новейшей истории один из лучших и наиболее интересных президентов в мире, достойных великой страны, и он снова подтвердил это, признав ошибочность действий в Ливии. Очень даже неплохо для еще даже не севшего за мемуары президента. На память не приходит ни одного такого случае, и не только в США. Буш смутно что-то бормотнул про Ирак, но больше в ключе - что его обманули; его тогда даже Путин косвенно поддержал, заявив, что, дескать, ходили такие слухи - об оружии массового поражения у Хуссейна. То есть Буш признавал ошибочность своих действий, стремясь свалить вину за нее на других. Обама ни на кого не кивает: самой худшей ошибкой была интервенция в Ливии, и если бы можно было повернуть историю обратно, я бы отказался от этого плана. Мы и наши европейские партнеры недооценили местные обычаи и нравы. Никто не поблагодарил нас за попытку продвижения западных ценностей.

Принципиально различаются два типа экономической интеграции, определяющей процесс интернационализации: 1.базирующийся на едином и практически одном-двух уровнях технологии; и 2. мноукладный, в основе которого интеграция двух или более технологически многослойных национальных рынков. Технологическая интеграция осуществляет объединение, вернее, взаимопроникновение производственных процессов, которые влекут за собой такое же явление в смежных сферах сырья, с одной стороны, и реализации продукта, с другой: почти всегда конечный продукт перестает быть конечным, технологические цепи удлинняются во всех направлениях, соединяясь с параллельными, вертикальными, диагональными - всякими, но природно и технологически такими же процессами интеграции, - это и есть глобализация. Понятно, что любой национальный рынок имеет несколько техногических уровней, которые не совместимы в чистых интеграционных технологических процессах, но на практике сосуществуют и взаимодействуют благодаря специально созданным гражданским общественным структурам, главнейшим из которых до сих пор остается национальное государство. Другой тип экономической интеграции - это межнационая интеграция, когда друг к другу приспосабливаются многоукладные рынки разных стран. Евросоюз пытался и пытается устоять на этих двух резвых скакунах одновременно - замечательеный исторический опыт, но он все более приобретает межнациональный характер из-за решения принимать в союз после крушения СССР страны, технологически не готовые к глобализации. Америка в целом - похожий и в значительной мере уже состоявшийся опыт: но не завершенный, о чем и свидетельстввует острая политическая борьба за власть, развернувшаяся в этой стране. Стремлении Европы усидеть на двух стульях привело к росту противоречий: об этом говорит брексит, усилеие националььных движений в европейских странах. Россия тоже пример интеграционных процессов, когда глобализации и многослойные рынки сложно взаимодействуют и переплетаются, и технологическим слияниям мешает производственное отставание в других техзвеньях и в других социальных конгломератах. И здесь особенно сильна регулирующая роль государства.
В тысячный раз цивилизация столкнулась с ускорением на порядок извечного процесса переселенмя народов, надо обустроить и прокормить новых людей и никто не знает, как это сделать. Переселение народов происходило постоянно, то быстрее, то медленнее, в зависимости от нескольких факторов, из них важнейшими являются: разница достигнутых потенциалов комфортности и разрыв между накопленными богатствами; возникновение экстремальных или катастрофических условий в одном из районов; ослабление сопротивляемости и обороноспособности комфортной зоны; формирование агрессивности и мобилизационной способности в дискомфортной зоне. Мировой кризис - это прежде всего дисбаланс потенциалов. Во все времена именно реально сложившаяся ситуация определяла бег времен и общественных формаций. В прежние века и тысячелетия, - во всяком случае известные нам, - философы вдогонку все объясняли и несомненно кроили и резали историю в рамках своих представлений, и вовсе не из корысти или подхолимства, самый честный и непримиримый все равно не мог прыгнуть выше своей крыши. В этом смысле ни элита в целом, ни одна из ее частей, не могли идти впереди человечества, - лишь вслед за ним и его опытом, тяжко разукрашивавшем его шкуру. Когда между элитами разрозненного человечества связи не было или она осуществлялась с большими задержками и отставанием, легко было валить на дикость племен или несостоятельность императоров. Но уже, по меньшей мере с Восемнадцатого века шансов у чингисханов не осталось, они не могли возникнуть ниоткуда и поразить быстрой конницей или дальнобойным луком им неведомого еще вчера противника. Почти все на свете стало известно, и все философы провозгласили целью всех элит благо человечества. И что же? Были и Робеспьер, и Наполеон, и Гитлер, и Мао, и Сталин, и я уж не говорю о сотнях, а, может быть, тысячах помельче. И все они старались во благо человечества.
Вопреки распространенным мифам, элиты всегда действовали не в авангарде, не пророками, а вслед - лишь слабыми и неверными интерпретаторами истории, жалкими последышами героических действий отдельных человеков, их групп и племен, - пассионарных могучих толп.Но общим обычаем стало требовать от мудрецов, философов и элиты в целом - предвещать, предсказывать, разъяснять, конструировать и вычерчивать маршрутные карты истории, сколько мы не обжигались на гитлерах. Конечно, мы изобрели компьютеры, матрицы, интернет и составляем программы. Но значит ли это, что опровергнут единственный доподлинно известный нам закон развития или, вернее, движения человечества - сначала подвиг, потом страшный опыт и лишь за ними - понимание того, что свершилось, осмысление его и утрамбовка этого, вновь, конечно же, ограниченно и потому неверно понятого кусочка опыта в структуру мозаичной картины, которую мы называем историческим прогрессом.
Борьба за лидерство - вечный процесс. Ничего трагического ни для Америки, ни для мира в том, что руководство мировым процессом США ставится сейчас под вопрос, не имеется. Такой вызов может привести к перегруппировке Америки, обладающей попрежнему огромным потенциалом, и в случае если ее элита докажет свою интеллектуальную состоятельность, лидерство Америки может быть подтверждено и установиться на несколько десятков лет, чтобы снова быть поставленным под вопрос. Скорее всего, так и будет, - слишком затратно менять модель, если ее потенциал еще до конца не исчерпан. Однако несомненно, что сегодня мир находится перед стратегическим выбором, речь не идет только о новой матрице интернационализации, - заколебалось все. Такие признаки скорее всего свидетельствуют о востребовании глобальной реструктуризации, а не о простой смене лидера в результате количественных изменений и подвижек. Видимо, речь идет о смене модели, и вместо одного мощного руководителя-государства, как США, придет не Китай, ЕС или Россия, а принципиально иной механизм, который представлял бы действительные движущие силы интернационализации, то есть технологии, безопасность, представительность, воспроизводство. Очевидно, что эти силы уже не представляют национальные государства, хотя они суть наилучшие механизмы регулирования общественных отношений из всего, что было изобретено цивилизацией. Государства очевидно переходят в субсидиарные позиции, но это не отнимает, а скорее подтверждает надежды, что именно национальное и интеграционное государство снова призвано сыграть важнейшую роль на этапе формирования нового мирового порядка, - вероятно, поэтому оно снова так очевидно востребовано. И не исключено, что, скажем, ООН, основанная на союзе национальных государств, станет одним из источников формирования нового мирового лидера на представительской основе.
В мировом процессе интернационализации - не только экономики - возникли две проблемы: первая - у США сокращается относительная доля мирового богатства и материальный ресурс; второе, и самое главное, элита лидера не находит эфффективной формулы для следующего этапа - постглобализации. Был выбор: присоединить Евросоюз или Россию, в обоих случаях теоретически видно было, что узел развязывается. Казалось, что если удастся с ЕС, Россия сама упадет в ладони; а если поставить на первое место Россию, это не гарантирует присоединение Европы. Однако попытки прямолинейного решения проблемы путем присоединения дополнительного потенциала в виде европейского рынка столкнулись с принципиальными трудностями. Стратегические усилия аналитиков позволили вычислить необходимое и достаточное, чтобы Америка продолжила триумфальный путь, и для этого понадобилось разгладить горячим утюгом Европу - от Лиссабона до Киева и окрасить цветами демократических революцией геополитически важные страны Ближнего Востока. Бросившись в это предприятие с головой, европейская элита пошла на большие жертвы, но уже обнаружила, что их недостаточно и конца им не видно, в результате возникла фронда, довольно быстро формирующаяся в серьезную оппозицию, и смена властей в ведущих странах не за горами, о чем со всей ясностью предупредил брексит. То же самое, но с перцем, произошло на Ближнем Востоке - усилия по разглаживанию и унификации привели к устойчивой неустойчивости. Одновременно Россия, увидя, что ее готовят к роли жертвенного агнца, начала, казалось бы, безнадежную борьбу за новое место под солнцем и, похоже, далека от поражения, потому что сторонники ее линии возникают в самом сердце системы - в США и Европе. Не говоря уже о Ближнем Востоке... Расклад сил изменился и изменяется.
В чем особая пикантность нарастающего внутреннего столкновения в США между глобалистами и партией Америки? В том прежде всего, что глобалисты исторически происходят не из международного интеграционного движения, а именно из партии Америки, которая не на Америку проецирует глобалистские потребности и устремления, а, напротив, - американские интересы распространяет, навязывает и интернационализирует. Однако этот процесс зашел так далеко, что глобалистское руководство США на практике дискриминирует большую и все большую часть американского общества, а именно ту, которая с большинством стран и населения мира отстала от авангарда технологической революции, практикует реальную экономику и не понимает, зачем ей все эти сирии и украины. Оторвавшиеся глобалисты оказались перед альтернативой - двигать вперед глобализацию, объединившись с ее золотой верхушкой или ждать, пока их догонят отставшие, и тогда на хорошей базе возобновить глобализацию. Но ждать, оставаясь у власти, невозможно, эту власть есть кому оспорить, ее оспаривают и, наверняка, отнимут: встает традиционный и пресловутый вопрос о власти и о том, как не хочется ее отдавать. Противоречия уже напряглись, скрутившись в тугую спираль, укрылись в традиционную форму международных отношений, анонсировали лидеров не истинных, а сфальсифицированных программ и проектов, спекулятивных течений, клановых нужд и получили очень опасный импульс, когда власть предержащим кажется, что лучше всего и проще всего взмахнуть Александровым кинжалом. Желание повоевать все чаще воплощается на практике в военных авантюрах - в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии, Афганистане, на Украине, и Бог знает, где еще.
Простым вбросом денег не решить структурных вопросов развития экономики - такие предложения можно рассматривать только как умышленное недомыслие. США только за пять лет с 2007 по 2011 вбросили больше 26 биллионов долларов, и - ничего, никакой инфляции; но вбросили не в американскую экономику, а в мировую: это просто свидетельство того, что Америка обеспечивает миовую экономику своими долларами, и показывает, сколько именно нужно их для нормального функционирования. А вбросьте вы рубли в экономику России, - ведь они больше нигде не нужны, потому-то и муссируется тема использования в торговле национальной валюты - рубля, юаня; но если их хватает, то, извините, больше не надо. Похоже, дело в том. что, убедившись в экономической безграмотности власти и в ее инфантильном и безудержном стремлении разбогатеть немедленно и любыми средствами, как это свойственно нуворишам, академик решился на научно-популистскую провокацию: затащить власть в реформу через обещание быстрого эффекта с помощью простейших средств. И, действительно, в его предложении недалеко скрыты элементы серьмяжной правды: как только первые последствия от денежной эмиссии начнут сказываться (инфляция и падение рубля), станет не до жиру, а быть бы живу, и единственным ходом станет сбор средств с населения, причем, не денег - ракушек, а именно средств развития, а это прежде всего мобилизация ресурсов и их стопроцентное использование, массовая решимость участвовать, готовность команды экспертов-камикадзе служить стране во власти, ну, и деньги, конечно. И если власть не до конца убила русскую пассионарность, родившуюся в начале 90-х, у России может быть шанс. Для этого первым шагом может быть освобождение от налогового бремени населения страны, - как инициативных производителей за счет сверхэксплуатации собственного труда и труда своей семьи, так и малого и среднего предпринимательства, которое станет прибежищем инноваций крупного финансового капитала, убегающего от налогов.
Последнее десятилетие процесса глобализации несомненно определилось как столкновение национального и интернационального и постепенно получило все более и более конкретное выражение в противостоянии США и России, хотя, конечно, это столкновение ни коим образом не выражает сущности исторического этапа. Как США, так и Россия сами по себе каждый являются полем острой борьбы национального и интернационального. то есть наступательной динамики международной экономической интеграции и поисков ей соответствия в социальной и политической сфере. Переживаемый период заострил всю дискуссию на роли государства в реформах глобализации. Когда исторически выбор пал на государство - США - как на гегемона революции и лидера формирования новой общественной формации, это обусловило двойственную роль государства: с одной стороны, государство США - ведущий актор глобализации, а с другой, государства ведомые в интеграционном процессе глобализации; если государство США укрепляется, чтобы вести не только социально-экономические преобразования, но и создавать новое правовое поле для новой исторической субстанции, то в отношении других оно требует делегирования полномочий частным корпорациям и опосредованно - государству-лидеру глобализации, то есть США, ослабления национальной государственной власти для облегчения и ускорения международной интеграции. В 90-е годы Россия была одним из самых послушных адептов глобализации, а ее государство двигалось в фарватере флагмана глобализации; однако огромные потери, которые несло население страны, стали угрожать власти и заставили элиту искать более выгодные условия передачи полномочий и делегирования власти и национального богатства. Не только в России произошло такое столкновение интересов, и по миру пронеслись цветные революции, которые имели целью уничтожить или предельно ослабить национальные государства. Однако цена этой революционной волны оказалась слишком велика и, как обычно в истории, начался откат революции и повсеместное становление бонапартистских режимов. Опыт показал, что они не хуже, а лучше революционеров могут служить целям глобализации, но торговля за цену участия обострилась до предела. По силе и отмобилизованности элиты, которую смог сплотить эффективный лидер, Россия оказалась во главе и на пике этого сражения. Но Россия ведет его не против глобализации, а за свое место в ней, и центральным вопросом борьбы стал вопрос о руководстве революции - вопрос не второстепенный, а напротив центральный в каждой революции. и он не предполагает компромиссов.
В известном смысле мировые события и внешняя политика все более интериоризируются, ибо то, что еще 50 лет назад считалось только достоянием МИДов, теперь даже формально становится и стало делом внутренней политики: США как признанный лидер глобализованного мирового сообщества более всех затронуты этой динамикой. Не следует их стремление распространить на весь мир свои законы объяснять - только вредоносностью и империалистическими замашками их отдельных политиков, - здесь отражается объективная реальность: если США лидеры, то они не могут не требовать исполнения законов общества, которое их лидерами провозгласило и требует от них исполнения законов этого общества. США как лидер глобализации видит другие страны частью этой системы, а она не может функционировать, если не станет подчиняться единой системе законов. Другое дело, что это лидерское де-факто оспаривается не только другими мировыми лидерами, но и частью американского общества, но не в ключе отказа от глобализации, а в контексте поисков нового и более адекватного лидера. Недаром иногда звучит: нам нужен такой, как Путин, а не как Обама; не исключено, что окажись Путин на месте Обамы, он вел бы себя точно так же. Однако с точки зрения программы, Путин отражает позицию тех, кто требует долевого равенства в решении мировых вопросов. А что это значит в контексте интериоризации? Это означает пропорциональное представительство в мировом правительстве. Которое, естественно, действует в рамках единого правового поля, а иначе действовать не может.
Ведь интеграции бывают принципиально разные. Есть технологическая интеграция, когда происходит объединение, вернее, взаимопроникновение производственных процессов, которые влекут за собой такое же явление в смежных сферах сырья, с одной стороны, и реализации продукта, с другой: почти всегда конечный продукт перестает быть конечным, технологические цепи удлинняются во всех направлениях, соединяясь с параллельными, вертикальными, диагональными - всякими, но природно и технологически такими же процессами интеграции, - это и есть глобализация. Понятно, что любой национальный рынок имеет несколько техногических уровней, которые не совместимы в чистых интеграционных технологических процессах, но на практике сосуществуют и взаимодействуцют благодаря специально созданным гражданским общественным структурам, главнейшим из которых до сих пор остается национальное государство. Другой тип экономической интеграции - это межнационая интеграция, когда друг к дургу приспосабливаются многоукладные рынки разных стран. Евросоюз, в отличие от других интеграционных союзов в мире, создавался, пытаясь устоять на этих двух резвых скакунах одновременно - замечательеный исторический опыт. Америка в целом - такой же и в значительной мере уже состоявшийся опыт: но не завершенный, о чем и свидетельстввует острая политическая борьба за власть, развернувшаяся в этой стране. И Европа пришла в такое же положение: об этом говорит брексит, усилеие националььных движений в европейских странах. Россия тоже пример интеграционных процессов, когда глобализации и многослойные рынки сложно взаимодействуют и переплетаются, и технологическим слияниям мешает производственное отставание в других техзвеньях и в других социальных конгломератах.
Определенный ренесанс наций на этом этапе интернационализации, который получил название глобализации, взамен использованного в 60-80-е годы термина транснационализации, происходит в новейшее время, как минимум, второй раз: на пороге 90-х и 2000-х он резко проявился, и именно в ответ на него была расшита Югославия и началось бурное наступление Евросоюза и Нато на восток. Инерцию этого наступления, проходившего при позитивной экономической конъюнктуре, попытались использовать, чтобы стабилизировать Ближний Восток, - имелись в виду не только национально ориентированные режимы вроде Египта, Ирака, Сирии, Ирана, но и - Саудовская Аравия, эмираты, Йемен, Ливия, Греция и Турция. Грандиозный успех в России породил эйфористскуие настроения в среде теоретиков и продвигателей интернационализации: Россия подчинилась, Европа объединилась только для того, чтобы слиться в экстазе глобализации, Китай радостно принял брошенную поноску и сломя голову понесся производить расходуемый и вечно потребляемый продукт для глобального мира, - великая Америка радостно ведет всех к светлому будущему. И тут осечка; ищут заговорщиков и рецидивистов, но дело в технологии: закончился запас ресурса глобализации, нужен новый. Но его произвела ранее и продолжает производить система более или менее автономных наций и рынков в конкурентной борьбе, в противоречивой интеграции и в условиях международных торговых соглашений и ограничений. Надо вернуться, чтобы пополнить ресурсы. Конечно же возврат в ту же реку невозможен, ну и не надо, надо только восстановить некоторые наиболее эффективные и производительные черты. Но лидеры глобализации упираются и не хотят принять такую данность; они, как это часто бывает, отдавать власть не хотят, но в этом не только плохое: плодом, ждоставшимся ценой тяжких усилий, больше дорожат. Поэтому процесс перешел к острому политическому кризису, главные проявления которого - политика России, новая политика Китая, возникновение партий и политических сил, полнимающиз лозунгги защиты наций. Такие силы стали очень активными и в США, Европе и Великобритании, чему свидетельство Брекзит. Но это - своевременный и позитивный процесс.
Что же все-таки произошло в 1991 году с республиканской Россией, что это за странное окончание некой холодной войны и что реально прячется за этой совершенно непонятной и ничего не объясняющей формулировкой, которую еще и теперь бодрые схоласты стараются поставить в повестку дня, задаваясь вовсе уж идиотским вопросом: чем отличается холодная война 50-80-х годов от холодной войны 2000-х. Ответ тоже дан уже давно, и он так же труден в восприятии, как и первый: как и западная Европа в послевоенные годы, Россия адаптировалась для транснационализации под эгидой США, для этого она должна была отказаться (как Англия от Индии, а Франция от Алжира) от лишних и обременяющих территорий. Обременяли они, конечно, прежде всего лидера транснационализации США, так как затрудняли рыночную математику, состоявшую в том, чтобы определить, какую долю получает Россия в структуре транснационализированного (или глобального) мира. Но и Британия, и Франция стояли насмерть, отстаивая свое добро; у России в тот момент оказались лидеры, которые признали свое поражение раньше, чем их противники (и партнеры), и как в случае с Германией после первой мировой войны и Версальским грабительским миром, с Россией поступили, как с капитулировавшим врагом: обложили запредельной контрибуцией и обрезали территории вопреки геополитическому смыслу. Такие ошибки исторически наказываются войной: отрезать от России Украину - это все равно, что отделить от Англии Шотландию или от Франции - Гасконию. Вот и случилась война на Украине. Оскорбленная страна рождает поколение, осененное радикальной пассионарностью: оно, как в Германии, реагируя на несправедливость, может оказаться готовым совершить несправедливость в свою очередь.
Возвращение Кудрина означает реинтеграцию России в глобализацию под эгидой США, но - без вариантов - ни G8, ни СНГ, ни БРИКС, ни Евразия - одна-одинешенька Россия на 8-10 место, за Польшей. Кудрин, как и Путин, принадлежит к команде Гайдара, Чубайса, Ельцина, Собчака, которые в революции 1991 года подменили программу демократического движения в России: вместо передачи собственности - людям, они осуществили передачу собственности в руки небольшой группы чиновников и олигархов. Внутреннее столкновение в этой группе, из-за которого Кудрин ушел из правительства, определялось тактикой входа в глобализацию. Кудрин хотел продолжать начатое Гайдаром и Ельциным, интегрируя экономику на уровне капиталов и решений олигархических групп, то есть в союзе и договорах на уровне частных монополий под эгидой США; Путин и отчасти Медведев считали, что этот путь будет успешнее, если его усилить, во-первых, активным вмешательством государства, а, во-вторых, созданием влиятельного интеграционного - евразийского - союза в составе России, Украины, Казахстана и Белоруссии, что поможет слабым и неопытным олигархам России занять более достойное место в система глобализации. Именно эта последняя альтернатива реализовывалась полтора десятилетия и потерпела поражения из-за сопротивления США и ЕС и их разрушительных действий на Украине. Теперь, похоже, все возвращается на круги своя. Ни в целом российской элите, ни ее отдельным представителям не удалось добиться равного положения с мировой верхушкой. Ни Путин, ни его группа, включая Кудрина, не могут представить себе в качестве собственника огромное большинство населения - в долях, акциях, коллективно, хотя весь мир давно уже накопил огромный опыт такой теории и практики. Путин не знает, как это сделать; он никогда не решится на такое действие, потому что будет рассматривать его субъективно как предательство своей собственной группы соратников; а он - не предатель. Можно, конечно, попытаться его переубедить, но для этого нужно быть его другом; где такого взять? Разве что Кудрин созрел для этого...
Особой нужды в такой референции уже нет, так как население само уже определило порядок и содержание событий: как писал Высоцкий, получены каверзные ответы на незаданные вопросы.
Нет никакого резона следовать мифам о прекращении истории России и о начале некой новой истории после прекращения существования СССР. Нет так же никаких сомнений, что СССР возник как единодушный ответ российского населения на развал страны в ходе постреволюционной гражданской войны, и единая и неделимая Россия – был основной лозунг победителей, которые и сформировали СССР, остававшийся по геополитической сущности полным восприемником и продолжением дореволюционной России, свергнувшей монархию. Результатом второй мировой войны, не достигнутым из-за революции в России и Германии в первой мировой войне, стало объединение западной Европы под эгидой США и выделение России в качестве основного врага всего американского мира и продолжавшей кокетничать своим суверенитетом Франции и имперским величием Англии. Для завершение этого исторического момента было необходимо развались колониальные империи, прежде всего Англии и Франции, но заодно и Бельгии и Нидерландов, - все эти старые мировые системы управления были очень неповоротливы, а с ростом и осознанием своих интересов населением колоний просто неэффективны и затратны, потоки средств меняли направление и вели к обезвоживанию финансовых рек. Что выгоднее и перспективнее, развивать производство, технологии и торговлю по имперским коммуникациям, то есть внутри метрополий и колоний, и уже затем налаживать интеграцию между этими мировыми геополитическими структурами; или же начать интеграцию высоких технологий, отпустив на волю колонии, интегрировать и объединить вершину мира, а затем продолжить мировой процесс интеграции с позиций новой силы. Был избран второй путь, и решение продиктовали США, причем, не столько силой, сколько деньгами, а главное новыми технологиями и новым типом финансовых коммуникаций, в основу которых лег доллар и совершенно новаторское отношение к кухне обеспечения мировой валюты, в частности, отказ от золотого стандарта: никакого мирового золота не хватило бы на обеспечение доллара как мировой валюты, который печатал американский станок в соответствии с потребностями оборота мировой экономики.
Одновременно решался второй вопрос: кто станет лидером и менеджером транснационализации как этапа мировой интеграции, - государство или монополии; этот вопрос тоже решился паллиативно: интеграционный транснациональный процесс возглавили мощные частные структуры, базировавшиеся территориально преимущественно в США, охраняемые американским законом и американской силой, как военной, так и финансовой. Был ли российский (советский) проект хоть когда-нибудь реальной альтернативой мирового развития – это один из вопросов, на который каверзный ответ был сформулирован прежде, чем сам вопрос. Не был: советский эксперимент - лишь часть общего опыта использования государства как средства решения внутренних и геополитических проблем развития мировой интеграции; в России в условиях отставания от стран западной Европы был предпринять экстремальный опыт использования государства в этих целях; но иных целей, кроме этих, этот опыт не предполагал и не мог, по своей сути, выйти за рамки исторической альтернативы - этатизм (абсолютизированный государственный капитализм) в рамках общей формации.

Юрий Королев. Трамп обвинил Китай в нечестных валютных интригах, - и это, конечно, своеобразное приглашение к новому диалогу. Важную роль в американском проекте играет китайский вектор. Эта роль чрезвычайно возросла со времен китайского чуда. Но принцип стратегических построений остается неизменно арифметическим с времен Клаузевица: если Китай сложить с Россией, получится много, но если Китай с Европой, - то гораздо больше, и этот факт оказал и оказывает решающее воздействие на Америку, начиная со Збигнева Бжезинского и Рональда Рейгана. Охват России и Китая двумя новыми флангами интеграции - Тихоокеанским и Атлантическим - статегическое решение, оставляющее на усмотрение Китая и России, - как договариваться и о чем в мутном котле ВТО. Исчерпанность проекта глобализации показала, что и эта линия на раздел исчерпала себя. Новый этап технологической интернационализации требует вовлечения, если не России, то, по меньшей мере, Китая; но многоукладное общество и рынок Китая еще меньше, чем российское, готово к технологическорй интеграции, которая привела бы к еще более, чем в России после развала СССР, расколу и обнищанию и сопровождающим такое явление событиям в политике и социальной жизни. Грустный пример России после 90-х никак не вдохновляет Китай. Перед Трампом, как ранее и перед Обамой, цуг-цванг: что ни сделаешь, все - хуже. Чтобы выйти всем с достоинством и выгодой, нужен совместный проект, который, как всегда, в период истинных реформ, ляжет тяжелым грузом на население, - ресурс истины брать не с кого, кроме самих людей. Нужны адекватная элита и адекватные вожди...
ТРАМП В КОНТЕКСТЕ. ПОЧЕМУ ВЫИГРЫВАЮТ НОВЫЕ ПРАВЫЕ Александр Баунов Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых, которые в последние 15 лет прошли путь от негодования и бойкота до участия во власти. От старых правых их отличает мозаичность программ, которые нетрадиционным образом соединяет консервативные и прогрессивные элементы После того как общепринятой версией стало, что Трамп родился то ли, наподобие Афины, непосредственно из головы Путина-Зевса, то ли, вроде Афродиты, из пены фальшивых новостей, начали забываться его настоящее происхождение и его настоящий контекст. Больше того, новейшая интерпретация событий меняет понимание того, что уже произошло, хотя прошлое, как закон, не должно бы иметь обратной силы.
Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых. В последние 15 и особенно 10 лет, когда Трампа не было и в проекте, мы наблюдали в Европе успехи политических сил, которые немногим ранее, во второй половине XX века, считались бы крайними, маргинальными, и их предшественники действительно жались по краям, прятались в дальние углы политического пространства. Главный мотив их успеха – такой же, как у Трампа, – возвращение лучших времен, восстановление местной идентичности, которая подорвана растворением национального политического, культурного и экономического суверенитета в общемировом. Забрали слишком много: верните. В Северной, Западной и Восточной Европе это именно новые правые. В Южной, средиземноморской Европе – новые левые: греческая «Сириза», испанские Podemos, в Португалии соревнуются левый и еще левее. Видимо, новые времена унаследовали от старой Европы политическую изотерму, которая совпадает с климатической: в кризисные времена на севере Европы начинают подниматься правые, националистические силы, на юге – левые, интернационалистские. Возможно, это связано с тем, что юг сохранил самоощущение стран отъезда, а север ассоциирует себя со странами приезда и донорами.

От малого и смешного

Почему победы бывших маргиналов одна за другой пошли именно сейчас? Отчасти это реакция на экономический кризис 2008 года: до этого обещали, что в новые глобальные времена экономика будет только расти, а она вдруг упала, и веры ей больше нет. Падение совпало с открытием рынка труда в западноевропейских странах для приезжих из Восточной Европы, новых стран – членов ЕС. Именно в последние годы западные европейцы обнаружили, что польские или венгерские работники не просто приезжают к ним на заработки, но пользуются такими же, как они, правами, довольствуясь меньшими зарплатами. «Арабская весна» добавила к ним африканцев и жителей глубин Азии, которые вступили с африканцами в соревнование за захват наперегонки оставшегося в Европе места: одни пошли, потому что война и революция, другие просто за ними.

А если отступить на несколько шагов назад, к этому времени Европа – с некоторой положенной для больших перемен задержкой – адаптировалась к концу холодной войны. Политические силы, которые считались бы во время холодной войны саморазрушительными для Запада, стали восприниматься избирателем более расслабленно: нет того противника, который воспользуется разрушением существующих политических систем. Одна из причин, по которой Россию пытаются вернуть на роль нового общего врага, – попытка восстановить те психологические механизмы, которые удерживали западного избирателя от вольностей и капризов во второй половине ХХ века, но перестали удерживать в начале нынешнего.


С начала двухтысячных мы наблюдаем непрерывную серию побед новых правых в Голландии, Дании, Фландрии, Швеции, Норвегии и Финляндии, в Восточной Европе, за которыми следуют уже более известные – из-за размера стран – их успехи в Великобритании, Франции и США. Во всех этих странах новые правые прошли примерно одинаковый путь: сначала при всеобщем удивлении и негодовании завоевывали муниципалитеты, потом попадали в парламент, потом становились третьими и даже вторыми по размеру фракциями и, наконец, участниками, а кое-где основами правящих коалиций. Истинные финны дают идеальные цифры для соответствующей кривой роста популярности. На выборах 1999 года у них был 1%; в 2003-м – 1,6%; в 2007-м – 4,1%; в 2011 году – 19,1%; в 2015-м – 17,6%. На последних выборах они вошли в правительство, их глава Мимо Сойни – министр иностранных дел. Примерно такой же путь проделали Шведские демократы – от 1,4% в 2000 году до 13% в 2014-м: 47 депутатов, вторая по размеру фракция в Риксдаге.

Первым победителем тут, вероятно, был основатель одной из первых в Европе новых правых партий голландец Пим Фортёйн, убитый во время избирательной кампании радикальным экологом, но за то, что Пим нападал в ходе кампании на слабых членов общества – мигрантов-мусульман. Это было первое политическое убийство в Нидерландах с XVII века, партия Фортёйна посмертно набрала 17% и вошла в правительство; в 2004 году на таком же, как у нас, телеконкурсе, голландцы выбрали Фортёйна «именем Нидерландов».

Реакция на первые успехи новых правых была похожа на то, что происходит сейчас в США: удивление и паника традиционных партий, журналистов и интеллигенции – «фашисты идут». Газеты Швеции объявили коллективный бойкот Шведским демократам: не печатали их рекламу и не освещали деятельность. В 2006 году две из трех крупнейших газет запрет отменили, но таблоид Expressen придерживается его до сих пор.

Поначалу новых правых пытались обходить при создании коалиций, выстраивая самые причудливые кружевные конфигурации из традиционных партий, но они получались хрупкими. Норвежская Партия прогресса на выборах 2005 года стала второй, но осталась в оппозиции («нельзя сотрудничать с фашистами»).

Потом их стали включать в парламентское большинство без портфелей. Есть такой формат сотрудничества: в обмен на голоса фракции в парламенте включить в свою программу часть чужих требований и дать несколько второстепенных постов, вроде заместителей глав парламентских комитетов. Именно таким образом в правящую коалицию с 2001 по 2009 год входила Датская народная партия.

После устроенных Брейвиком терактов многим казалось, что норвежские ультраправые надолго потеряют симпатии избирателей. Но на первых же после терактов выборах 2013 года Партия прогресса стала третьей и вошла в правительство: лидер получившей второе место на выборах консерватор Эрна Сульберг пошла на союз с занявшей третье место Партией прогресса и обошла занявших первое место лейбористов. С тех пор во главе Норвегии две белокурые бестии, блондинки: Эрна Сульберг, премьер, и Сив Йенсен, ультраправый министр финансов. Новым правым принадлежит и профильное в вопросах миграции Министерство юстиции, и еще пять министерских постов. Сотрудничать теперь стало можно.



Новые свои и чужие

Новых правых отличает от старых много чего. Например, у них, как правило, нет старой внутриевропейской вражды. Французские националисты не говорят, что немцы плохи; немецкие – что плохи англичане; для англичан испанцы не враги. Наоборот, пробуждая националистические чувства, они хвалят давних соседей по старой Европе, ведь у них с ними общий враг: мигранты и безродная бюрократия в Брюсселе.

Все они не жалуют даже своих еврокомиссаров, выходцев из собственных стран. Польша обвиняет Дональда Туска, первого поляка на посту главы Европейского совета, в антипольской деятельности. Впрочем, восточноевропейские правые, хотя и разделяют с западными единомышленниками антимигрантское и антибрюссельское негодование, все-таки задержались в прошлом. Они больше похожи на старых, классических правых тем, что не жалеют и соседей: словаки и румыны – венгров, поляки – немцев и литовцев, и так далее.

У новых правых нет антисемитизма, у старых правых, даже послевоенных, он был. Жан-Мари Ле Пен страдал им в традиционной, наследственной форме; Марин Лепен исключила родного отца из основанной им партии за антисемитские высказывания. Она, правда, не стопроцентный союзник Израиля (величие Франции требует особых отношений с арабами), зато другие новые правые видят в нем положительный пример обращения с инокультурными, в частности с арабами и мусульманами, на своей территории и позитивной дискриминации своих в ущерб чужим, и плевать, что напишут в газетах. Шведские демократы начинали как классические белые супрематисты, с факельными шествиями, викингами на эмблемах, «викинг-роком» в качестве партийной музыки и бывшими нацистами в руководстве. Но с каждым полученным процентом избавлялись от самых стыдных черт. Сейчас они одна из самых произраильских партий в Европе и выступили против признания Палестинского государства социал-демократическим правительством Швеции в 2014 году.

Программы ручной сборки

Главная черта новых правых – мозаичность программ, отказ от стройной традиционной правой идеологии второй половины ХХ века. У старых по одному пункту программы можно восстановить следующий, а по нему следующий. Если пожилой консервативный джентльмен сказал «А», ты уж непременно знаешь, каким будет «Бэ» и «Цэ»; если воскликнет «Гром победы, раздавайся», уже заранее знаем, кто веселится.

У старых правых, во всяком случае послевоенных, националистические элементы были связаны с консервативными социальными и либеральными рыночными. Святыни частной собственности, своего дела, семьи, религии и национальной гордости были обязательными частями любого показательного выступления. Программа, в которой меньше государства, налогов и социальной нагрузки на собственника, традиционные ценности в виде классической семьи, школы, культуры и церкви, ориентация на США во внешней политике и настороженное (враждебное) отношение к СССР (России) были стандартным правым предложением. Это была партия буржуа и самозанятого рабочего класса. Сочетание социализма, революционных методов и национализма из первой половины XX века после Второй мировой войны считалось слишком опасным.



Сейчас все эти элементы и, главное, связь между ними пересмотрены. Новые ультраправые бывают за женскую эмансипацию, за современное искусство, за права ЛГБТ, за социализм: он возможен, если это социализм не для всех, а для своих. Главы французских и норвежских ультраправых – женщины; основатель одной их первых в Европе новых ультраправых партий Пим Фортёйн – националист, открытый гей, практикующий католик, взявший заместителем по партии гражданина Нидерландов африканского происхождения. Борец против зеленых налогов на экономику и за право вести бизнес, связанный с убийством симпатичных зверушек: хотите держать меховую ферму или фабрику – пожалуйста, на то он и экономический либерализм.

Новые правые отличаются повышенной гибкостью в конструировании предложения. Они могут менять многие пункты программы на их полную противоположность. Фортёйна убил радикальный зоозащитник, а его политический наследник Герт Вилдерс сам эколог. В его программе – запрет исламских и кошерных боен: животные страдают от ножа, только электричество.

Конвергенция систем

Повестки и идеологические наборы новых правых гораздо более разнообразны, произвольны и менее прогнозируемы. Зная один пункт, невозможно наверняка назвать другой. Любой элемент традиционного консервативного национализма может быть изъят, расшатан и даже заменен на свою противоположность.

С точки зрения классических партийных доктрин программы европейских новых правых полны таких же неожиданностей, как кампания Дональда Трампа. Голландская Партия свободы Вилдерса за то, чтобы ужесточить наказание за насилие в отношении евреев и ЛГБТ, за то, чтобы убрать кофешопы на километр от школ, но за отмену запрета на курение в барах, за защиту животных и за то, чтобы построить больше АЭС, угольных станций и не зависеть от импорта нефти, вернуться к гульдену, закрыть мусульманские школы, ввести налог на хиджаб, объявлять национальность преступников, поддержать буров в Южной Африке, остаться в НАТО, но убрать оттуда Турцию. Против прав национальных и чужих религиозных меньшинств, но за права сексуальных, в том числе на брак, права женщин, в том числе на аборт, и за любые формы современной культуры. Отечественные геи нам роднее и ближе понаехавших носителей традиционных ценностей. Современное искусство прекрасно, ведь оно отличает нас от мусульманского Востока, где такого нет.

Норвежская Партия прогресса создавалась как либертарианская – против борьбы с отупляющим воздействием нефтяных крон и государства всеобщего благоденствия. Но поскольку выгодоприобретателями благоденствия быстро оказались приезжие, к пунктам о снижении налогов, приватизации отраслей, увеличению конкуренции добавилось требование ограничить миграцию.

Истинные финны – прекрасный пример совмещения социализма в экономике и традиционных правых ценностей в обществе. «Финны» за то, чтобы поднять пенсии и стипендии, за прогрессивную налоговую шкалу с большим шагом по мере роста доходов, за повышенный налог на капитал, восстановление налогов на роскошь и на богатство, государственные инвестиции в промышленность и инфраструктуру, за субсидирование сельхозрегионов (спасти финского крестьянина от конкуренции). Левую экономическую программу они сочетают с консервативными социальными ценностями, изоляционизмом, национализмом и протекционизмом в международных отношениях, где предлагается быть против ЕС, НАТО и глобализации. В школах надо прививать людям здоровую национальную гордость и пропагандировать классическую семью. Зато отменить обязательный шведский (в Финляндии это второй госязык), освободить место для английского, немецкого, французского и русского в восточной части страны. Программа получается такая: своим социализм, остальным закон.



Соседние Шведские демократы завоевали популярность на пересечении двух идей: помощи пожилым людям и борьбы с иммиграцией. Социализм, практически коммунизм для стариков и никаких трат на молодых чужаков. Убедительное сочетание для стареющей страны.

Друзья Путина

Программа новых правых может включать скептическое отношение к единой Европе и США и положительное к России и Путину, а может и не включать. Шведские демократы поссорились между собой по украинскому вопросу. Более старые придерживаются классических правых взглядов об опасности России, более молодые проявили больше понимания к действиям Путина на Украине.

Вилдерс и союзники организовали референдум по украинскому вопросу, а граждане их поддержали не потому, что как-то особенно не любят Украину, а Россию любят больше ее, а потому, что Россия не идет в Европу, не напирает, не настаивает на своих европейских перспективах. Он же основал сайт, куда голландцы могут жаловаться на поведение восточных европейцев или если какой румын или поляк отнял у них работу.

Новые правые кажутся союзниками России просто потому, что без строгой догматики и стройной идеологии им проще признавать чужую политическую субъектность, ведь в их случае речь не идет о распространении единственно верной и единообразно понимаемой системы взглядов на глобус. Их международная позиция скорее оборонительная, чем наступательная: нужно защитить страну, Европу, Запад от чужих, а у себя чужие пусть делают, что хотят, если это не угрожает нам.

Новые правые менее щепетильны в вопросах международной репутации. Они сами были предметом осуждения традиционных политиков, журналистов, интеллектуалов, слыли фашистами и популистами, поэтому меньше прислушиваются к тому, что говорят и пишут о других, будь то Путин, Асад или тот же Трамп.

Новые правые пользуются старым языком. Диктатуру политкорректности они считают стеной, которую интеллигенция и левые искусственно возвели вокруг мигрантов, чтобы получать их голоса, а местных лишить права критиковать их за эту сделку. Это не всегда значит, что новые правые – принципиальные расисты, сексисты и гомофобы, чуждые всяких представлений о терпимости. И здесь они умудряются совмещать то, что их предшественникам казалось несовместимым.

Ксенофобия ради толерантности

Благодаря гибкости и мозаичности программ новые правые – удобные партнеры и союзники по парламентскому большинству. Среди прочего за это их начали ценить и приглашать в коалиции: они могут блокироваться с консерваторами и либералами и со старыми правыми и левыми.

Единственный пункт программы новых правых, который они не готовы обменять или убрать, – это борьба с мигрантами, особенно из мусульманских стран. За 14 лет до того, как Путин придумал Трампа, Фортёйн предложил закрыть границы Голландии, а лучше всей Европы для мигрантов-мусульман. Почему? Потому что, как он уверял, эти люди не хотят интегрироваться. Не хотят интегрироваться они по той причине, что исламский мир сейчас является более убежденным носителем традиционных ценностей, чем самые консервативные европейцы.

В условиях массового приезда еще больших, чем они сами, традиционалистов у европейских правых был неприятный выбор: быть схожими с ними по идеологии и отличаться только внешностью, по сомнительной формуле «мечеть плохая, церковь хорошая; у них много детей – плохо, у нас – хорошо», то есть сохранить классический расовый и этнический национализм. Или, наоборот, оттолкнуться от их традиционности и строить своеобразный вариант ценностного национализма. Новые правые стараются идти по второму пути, потому что таким образом им удается совместить свою программу с тем, чему долгие годы учили послевоенные поколения европейцев – с неприятием нацизма и ксенофобии.

Во время теледебатов с мусульманским клириком Фортёйн дразнил его своей нетрадиционной личной жизнью, а когда тот не выдержал и наговорил гадостей, обернулся и произнес в камеру: вот он, троянский конь ксенофобии, который маскируется лозунгами мультикультурализма.

Новые правые парадоксальным образом совмещают ксенофобию и толерантность. Вернее, их программу можно описать как «ксенофобия во имя толерантности». Логика тут такая. Европа, Запад – это территория свободы личности, поэтому все, что эту свободу утверждает вопреки Востоку, все это может быть частью европейского и, шире, западного культурного национализма. Аргумент новых правых звучит примерно так: мы лучше, потому что мы свободнее и терпимее, и не хотим чужих, потому что это они ксенофобы, вот нам и приходится защищаться. В ход идут примеры действий и проповеди приезжих против приютившего их Запада, которых немало, хотя их простые и менее замысловатые сторонники то и дело заваливаются в классическую колею расового и национального превосходства. Простых членов новых правых регулярно ловят на расистских, сексистских и гомофобных словах и действиях.

Трамп в собственном соку

Но ведь и Трамп знаменит ровно этим: он не классический республиканец, у республиканской партии на уме одно, а у него на языке другое; у тех стройный ряд от субботы до четверга, у него каждый божий день пятница. Если мы посмотрим на программу Трампа – она растет совсем не оттуда, откуда традиционный республиканский консерватизм. В избирательной кампании Трампа очень мало Библии, церкви, бога, семейных ценностей, сдерживания России и невмешательства государства в экономику. У него-то как раз государство еще как вмешивается, чтобы обложить налогами тех, кто выводит производство в Китай или Мексику, а китайские товары пошлиной, с Россией можно договориться, а вот с исламистами – нельзя.

Его назначение людей с противоположными – в том числе его собственным – взглядами смущает самых проницательных толкователей будущего. Дональда Трампа, как и все европейские партии новых правых, отличает повышенная гибкость и отсутствие картины мира, где из одного привычно следует другое.



Он тоже готов вести переговоры и совершать размены по самым разным вопросам, сдвигаться вправо или влево, оставлять или переписывать пункты программы, кроме, пожалуй, одного – как и у его европейских единомышленников – антимигрантского.

К числу этих едномышленников и предшественников, кроме уже упомянутых, можно добавить развивающих свой успех фламандских националистов в Бельгии; Норберта Хофера из австрийской Партии свободы, который чуть не стал президентом; восточноевропейских лидеров, которые теперь могут гордиться тем, что раньше Трампа угадали мировой тренд – были теми флюгерами, что вызвали ветер; Марин Ле Пен с классической мозаичной программой новых правых, отправляющуюся бороться за пост французского президента, и, разумеется, коллективную партию брекзита в единоверной Англии.

Быстрое восхождение новых правых состоялось в старых демократиях с давними либеральными традициями – там, где Россия не обладает авторитетом и влиянием, потому что кажется варварской отсталой страной для представителей всех политических сил. Ровно как в Америке, где никому, в том числе в окружении Трампа, не приходит в голову видеть в России образец. Это и есть истинный контекст прихода Трампа к власти. И он же – настоящий контекст будущих французских и немецких выборов, внутри, а не поверх которого существует Россия. Она, будучи одной из восточноевропейских стран, всего лишь осуществила свой, с местными особенностями, правый поворот чуть раньше США и больших западноевропейских стран, но чуть позже или вместе со странами Северной Европы. Трамп, корпоративизм и дефицит инноваций, - Эдмунд Фелпс20.01.2017 В США, как считают многие, сейчас происходит внутренний политический сдвиг - от космополитизма к национализму, от городских "элит" с левыми взглядами к сельским "популистам" правых взглядов. Доминирующая экономическая идеология тоже меняется - от корпоративисткой политики перераспределения и регулирования к политике, похожей на старый корпоративизм, предполагающий активное вмешательство государства.Оба изменения вызваны недовольством избирателей. На протяжении десятилетий американцы верили, что летят на волшебном ковре экономического роста, вызванного достижениями науки, а затем расцветом Силиконовой долины. Однако в реальности, начиная с 1970-х годов, общая факторная производительность росла медленно. Интернет-бум 1996-2004 годов был лишь мимолетным отклонением от этой тенденции.Со временем, в ответ на снижение доходности бизнес начал сокращать инвестиции, рост производительности труда и почасовой оплаты труда замедлился, во многих домохозяйствах работники стали выпадать из состава рабочей силы.Это та самая "вековая стагнация", которую когда-то описал Элвин Хансен. Она не особенно коснулась богатого истеблишмента, поскольку сверхнизкие процентные ставки вызвали резкий скачок цен на акции. Но значительная доля населения оказалась рассержена на руководство страны, у которого, похоже, были какие-то иные приоритеты, а не восстановление всеобщего экономического роста. Некоторые комментаторы даже начали приходить к выводу, что капитализм выдыхается, а экономика теперь впадет в сравнительно стационарное состояние пресыщения капиталом.

На самом же деле, начиная с 1970 года, совокупные выплаты за труд (зарплата плюс различные бонусы) росли лишь чуть-чуть медленнее совокупных прибылей, а рост средней зарплаты у группы населения, находящейся внизу шкалы доходов, был не медленнее, чем у "среднего класса". Однако средние почасовые выплаты работникам частного сектора, занимающим неруководящие должности на производстве, росли значительно медленнее, чем у всех остальных. Кроме того, уровень экономической активности мужчин значительно снизился по сравнению с уровнем экономической активности женщин. В 2015 году доля промышленных рабочих мест в общей занятости составляла лишь четверть от уровня 1970 года.

Из-за исчезновения промышленных рабочих мест в американском Ржавом поясе у преимущественно белых мужчин из рабочего класса стандарты жизни стали не лучше, чем были у их родителей. На протяжении многих лет, особенно в регионе Аппалачи, они чувствуют, как общество их мало уважает. Они потеряли возможность играть важную роль в своих семьях, городах, стране, при этом их ощущение несправедливости возрастает из-за того, что, по их мнению, люди с высокими заработками не платят причитающуюся с них долю, в то время как другие получают пособия, не работая.

Однако есть и более глубокие причины их недовольства. Эти мужчины потеряли шанс заниматься значимым трудом, чувствовать свою причастность к чему-то важному. Они оказались лишены пространства, где могли бы процветать, получать удовлетворение от успехов, профессионально расти. Они хотели бы иметь возможность мечтать о чем-то значимом и создавать это. "Хорошая работа" в промышленности давала этим мужчинам перспективу новых вызовов, обучения, соответствующего продвижения. Малопрестижная работа в розничной торговле или секторе услуг ничего подобного не предлагает.

Потеряв "хорошую работу", эти мужчины потеряли главный источник смысла своей жизни. Свидетельством этой потери стал рост суицидов и случаев смерти от наркотиков среди американцев, выявленный в исследовании Энн Кейс и Ангуса Дитона.

В поисках адекватного решения этой проблемы мы должны сначала рассмотреть базовые причины стагнации на Западе. В своей работе 1934 года Хансен писал, что "причиной вековой стагнации является отсутствие новых изобретений или новых индустрий". А, как показано в моей книге "Массовое процветание: Как низовые инновации стали источником рабочих мест, новых возможностей и изменений", первые признаки спада в американской инновационной деятельности появились уже в конце 1960-х годов.

К тому моменту инновационный дух Америки (любовь к воображению, исследованию, экспериментированию, созиданию) ослаб из-за корпоративистской идеологии, пронзившей все уровни власти и заменившей собой идеологию индивидуализма, благодаря которой процветает капитализм. Хотя частной собственности по-прежнему много, значительная доля частного сектора теперь, так или иначе, контролируется правительством. Частному лицу с новой идеей зачастую требуется одобрение властями его стартапа; компании, которые выходят на уже существующие рынки, должны конкурировать с ранее основанными фирмами, которые обычно уже заручились поддержкой властей. И хотя Силиконовая долина создала новые индустрии, повысив на короткое время темпы инноваций, она тоже столкнулась со снижением доходности.

Для оживления инновационной деятельности нам нужно изменить методы ведения бизнеса. Будущей администрации президента США Дональда Трампа, со своей стороны, следует сфокусироваться на развитии конкуренции, а не просто на отмене регулирования. К сожалению, этот вопрос пока не попал в центр внимания Трампа: он редко упоминает об инновациях, а его команда готовит опасные решения, которые фактически могут подорвать процесс инноваций.

Во-первых, Трамп считает, что в трудностях американских рабочих виновата международная торговля, а не исчезновение инноваций. Да, некоторые, очень способные экономисты, похоже, разделяют это мнение. Но в то время как традиционные "инновационные страны", например, США, Великобритания, Франция, столкнулись со значительным спадом уровня экономической активности мужчин, этот уровень вырос в "торговых странах", таких как Нидерланды и Германия. Это означает, что главным виновником является отсутствие инноваций, а не торговля.

Во-вторых, Трамп полагает, что меры на стороне рыночного предложения, способствующие росту чистой прибыли корпораций, повысят доходы и создадут рабочие места. Но подобный подход может вызвать взрывной рост госдолга и, в конечном итоге, глубокую рецессию.

Наконец, и это хуже всего, Трамп уверен, что нагоняи одним корпорациям, например, Ford и Carrier, и поддержка других, например Google, позволят увеличить производство и занятость. Подобного рода корпоративистской политики мы не видели со времен фашистской Германии и Италии 1930-х годов. Если сохранится такой менталитет, вмешательство государства в бизнес-сектор для защиты существующих компаний и блокирования выхода на рынок новых будет нарастать. В результате, артерии экономики будут закупорены, а это, несомненно, будет в большей степени сдерживать инновации, чем стимулировать инновационную деятельность среди уже состоявшихся инсайдеров.

Политики должны откликнуться на опасность возрождения корпоративизма при Трампе. Подобные подходы к нынешним проблемам экономической стагнации могут вбить последний гвоздь в сердце инноваций - и американского рабочего класса.19.01.2017
Эдмунд Фелпс (Edmund S. Phelps)Источник - Project Syndicate,Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1484929920Дональд Трамп и конец американского порядка, - Le Monde20.01.2017
Действие фильма разворачивается в 1959 году в Орлеане. На берегу Луары Америка встречается со старой Францией. Неподалеку от города, НАТО разместила свою базу и открыла свои магазины, которые повсюду сопровождают американскую армию. США предоставляют защиту союзникам и в то же время экспортируют собственную "мягкую силу", американскую поп-культуру. Все идет рука об руку: с одной стороны - истребители-бомбардировщики, с другой - джинсы, футболки Fruit of the Loom, мокасины collegian с монеткой наверху и джаз, музыка, пластинки, инструменты. Революция в галльской провинции.

Общие ценности

Режиссер Ален Корно (Alain Corneau) рассказывает о жизни французских подростков после войны. Вышедший в 1995 году "Новый мир" основывается на романе "Американская оккупация" Паскаля Киньяра (Pascal Quignard). США закрепляются в Европе. Они не хотят повторить ошибку 1920-х годов, когда замкнулись в себе, отдав ее на откуп фашизму и нацизму. Они восстанавливают Западную Европу. Формируют "либеральный порядок" с опорой на общие ценности: правовое государство, политическую демократию, рыночную экономику, свободную торговлю. В общих чертах.

Американские строители (Гарри Труман, Дин Ачесон, Джордж Маршалл, Дуайт Эйзенхауэр) и их европейские коллеги видели глубинное сродство интересов: что хорошо для США, хорошо и для Европы. Холодная война между СССР и "западным лагерем" лишь укрепила американский замысел. С опорой на побежденную осенью 1945 года Японию Вашингтон начал выстраивать схожую сеть альянсов и в Тихоокеанском регионе. Все зиждилось на сети институтов, в которых доминирующая роль принадлежала США. Это касается ООН, Международного валютного фонда и Всемирного банка. В Европе на волне плана Маршалла Вашингтон пошел дальше военного альянса НАТО: Америка поддержала зарождавшийся проект объединения Европы, от общего рынка до ЕС.

Строение все еще держится, хотя ему и 70 лет. Но все это - лишь видимость, как нам говорят: этого мира больше не будет. Зародившийся после Второй мировой либеральный порядок скоро исчезнет. Некоторые даже называют дату его смерти: 8 ноября 2016 года, день избрания Дональда Трампа президентом США. Несколькими месяцами ранее, в июне, в Европе раздался первый тревожный звонок: Великобритания решила выйти из ЕС. Мы оказались на заре нового "нового мира".

Изоляционистская позиция

Почему же Трамп представляется в роли разрушителя империи или врача, который отключает пациента от аппаратуры. В кампании республиканца прослеживалась невиданная ни у кого из его предшественников с 1945 года изоляционистская позиция. Он разрушил двухпартийный консенсус о выгоде Америки от "либерального порядка", который сформировал Вашингтон после Второй мировой войны. Он заявил об "устарелости" НАТО и выразил сомнения насчет военного альянса с Японией и южной Кореей.

Он выражает понимание и симпатию к идее естественной российской зоны влияния в постсоветской Европе и вызывает тем самым шок на обоих берегах Атлантики, тревога на Украине и в Прибалтике, бурные аплодисменты в Москве. Его программа о том, чтобы "вновь сделать Америку великой", предполагает ее освобождение от стратегических обязательств. "Америка прежде всего", - говорит он. В период своеобразного междуцарствия - с выборов до вступления в должность - нью-йоркский миллиардер несколько изменил направление своих заявлений, в частности по НАТО.

В то же время мы не видим ничего подобного по второй опоре его изоляционизма: протекционизму. Тут Дональд Трамп опять идет наперекор всем предшественникам, обрушившись с критикой на Германию, Китай и Мексику. Глава крупнейшей экономики мира выступает против догмы свободной торговли, которую неизменно отстаивали все президенты США с 1945 года. Для этого Вашингтон создал Генеральное соглашение по тарифам и торговле, которое затем стало Всемирной торговой организацией. Трамп грозит выйти из этой структуры.

Трамп не любит Евросоюз и хотел бы, чтобы тот развалился. Беспрецедентный по масштабам поворот с 1950-х годов: объединение Европы стало послевоенным детищем Америки, которая стремилась сделать все для примирения Германии и Франции. В вышедшем 16 января интервью британской The Times и немецкой Bild он критикует стоящую "на службе Германии" Европу и с энтузиазмом говорит о Брексите, который породит подражателей в ЕС и приведет к его развалу. Единая Европа, по его словам, не представляет "никакого интереса для США". Трамп говорит о дружеских связях с главным сторонником Брексита и лидером Партии Независимости Соединенного Королевства Найджелом Фаражем (Nigel Farage). Тот стал первым иностранцем, которого с почетом приняли после выборов в Башне Трампа на 5-й авеню в Нью-Йорке, ставшей своеобразным отделение Белого дома.

Сделки

Но это еще не все. Избранный президент назначил политическим советником Стива Бэннона (Steve Bannon), корсара американских ультраправых, ярого противника Европейского Союза и бывшего сотрудника экстремистского сайта Breitbart News. На этом ресурсе обитают все антиевропейские партии, которые зачастую получают поддержку Владимира Путина (сам Трамп без конца поет дифирамбы российскому лидеру). Таким образом, в первой четверти XXI века складывается парадоксальная ситуация: враждебность к ЕС объединяет президента США с российским коллегой.

Им обоим претит мысль о международном порядке на основании общих правил. Международная арена сводится к нескольким великим державам, которые договариваются (или заключают сделки, как говорит Трамп) между собой. Слабым остается только подчиниться. Отсюда и такое недоверие к союзу европейских государств, которые хотят играть среди грандов и продвигают абсурдное понятие совместного суверенитета.

Наконец, Трамп, белокурый и загоревший в солярии, ведущий реалити-шоу и раздражительный начальник, ни разу не выступал в защиту политических свобод. Во время кампании он ругал американскую демократию. Он верит в эффективность пыток и хотел бы вернуться к ним. Ему жаль, что полиция больше не бьет демонстрантов. Он обещает оставить тюрьму Гуантанамо.

На первый взгляд, он идет против традиции американской внешней политики о продвижении демократии в мире. Появившиеся в 1950-х годах неоконсерваторы являются одними из самых ярых последователей этой школы. Трамп же раньше поддерживал, но теперь критикует самую катастрофическую неоконсерваторскую авантюру последних лет: вторжение в Ирак в 2003 году.

Бывший министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин (¬Hubert Védrine) говорит, что 46-й президент США "рвет с идеей мессианства нации": "Он не уверен насчет курса войны с диктатурами ради утверждения прав человека". В этой связи "существует бесспорная связь между Трампом и Обамой": 45-й президент начал отход США с Ближнего Востока и в частности из Сирии, где Россия и Турция больше не интересуются мнением Америки, когда решают судьбу этой несчастной страны.

Бывший немецкий коллега Юбера Ведрина Йошка Фишер (Joschka Fischer) выражает еще большее сожаление на страницах Project Syndicate в статье под названием "Вероятный конец западного мирового порядка": "Западный порядок опирается на неизменное обязательство американцев содействовать обороне их союзников. Этот порядок не может существовать без ключевой роли США, от которой Америка Дональда Трампа вполне может отказаться". Вывод: "Сегодня на кону стоит само будущее западного порядка".

США, "необходимая миру нация"

Бывший генсек НАТО Хавьер Солана (Javier Solana) и глава The Brookings Institution Строуб Толботт (Strobe Talbott) придерживаются одного мнения. Их беспокоит курс Трампа, и они бьют тревогу в The New York Times: "Мировой порядок, который обеспечивается трансатлантическим партнерством между США и Европой, переживает экзистенциональный кризис". Америка будущего президента откажется играть роль "необходимой миру нации", которую сформировали его предшественники.

Таким образом, Трамп завершит отход от изобретенного США в 1945 году либерального порядка. Он станет символом перехода в другой мир, движения к многополярному горизонту, где Запад как политическая концепция - уже не настолько влиятельный и еще менее миссионерский.

Но на самом деле все сложнее. Прежде всего, сформированная после Второй мировой войны система никуда не делась. А новые державы (Китай, Индия и т.д.) вовсе не обязательно бросают ей вызов: они защищают ООН и ВТО. Далее, после 1945 года международная арена носила глубоко конфликтный характер. Она несла на себе отпечаток холодной войны и не походила на подчиненную Америке зону, о которой говорят сегодня.

Под вопросом оказалась иллюзия, которую поддерживал Запад после падения берлинской стены. Президент Буш-старший верил в наличие предпосылок "нового мирового порядка". Демократия победила и стала безграничным политическим горизонтом. Сопровождающая ее рыночная экономика (и свободная торговля) стали безграничным горизонтом развития. За пределами либеральной демократии и открытого капитализма (на фоне волны технологической революции) не было больше никакой другой современности.

В 1990-е годы "складывалось впечатление, что это был конец эпохи репрессий и автократии", - говорит британский историк Питер Франкопан (Peter Frankopan). Повсюду сметались диктатуры. Мандела вышел из тюрьмы. Горбачев распахнул двери: сателлиты СССР получили свободу.

В Вашингтоне Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama) выпустил умнейшую книгу "Конец истории". Политолог Майкл Мандельбаум (Michael Mandelbaum) опубликовал "Идеи, которые овладели миром", реверанс в сторону политической демократии, рынка и мира во всем мире. Окончание холодной войны означало конец идеологических споров: Запад победил. Осталась лишь одна политическая модель, либеральная демократия, экономическое будущее и счастливая глобализация.

11 сентября - пробуждение

Но это был лишь сон. Пробуждение наступило 11 сентября 2001 года: нет, не все считают, что будущее за либеральной демократией. В марте 2003 года в ответ на теракты 2001 года США Буша-младшего вторглись в Ирак. Параллельно с этим британский историк Тони Джадт (Tony Judt) обнародовал пророческую статью в The New York Review of Books.

Джадт осознал, что оккупацией Ирака, тюрьмой Абу-Грейб, Гуантанамо, пытками и прочим Америка частично рушит мировой порядок, который сама же намеревается продвигать. Она наносит (быть может, смертельный) удар по доверию к себе как к глашатаю политической свободы. Не скатываясь до уровня радикальных левых, которые винят Запад во всех бедах мира, он указывает на его ответственность в ослаблении его собственных идеалов. Их подрывает вовсе не Трамп: обесценивание либеральных "ценностей" началось гораздо раньше.

Джадт пытается отрезвить умы после падения берлинской стены: "Мы живем в эпоху неопределенности. Невозможно предугадать, каким станет будущее мира, рыночных экономик, всего того, что кажется нам совершенно естественным в нынешний момент монополии англосаксонской либеральной модели". "Представим, что либеральная демократия окажется не в силах выполнить свои обещания (…), тогда мы вновь услышим аргументы в пользу регулирования, защиты и контроля, как людей, так и рынков".

Так и выходит. Пять лет спустя финансовый кризис 2008 года наложился на то, как США отреагировали на теракты 2001 года внутри страны и за ее пределами, и стал очередным ударом по либеральной демократии, которую считали конечной точкой развития еще 1990-х годах. В Америке и Европе экономическая глобализация и технологическая революция дали лишь слабый и неравно распределенный рост. Число либеральных демократий в мире идет на спад. Последняя избирательная кампания в США еще больше очернила образ американской демократии. Модель авторитарного правительства находит своих сторонников.

Гуру англосаксонской экономической журналистики Мартин Вулф (Martin Wolf) пишет сейчас в The Financial Times: "Мы вновь вступаем в эпоху национализма и ксенофобии. Надежда на дивный новый мир, вселенскую гармонию, прогресс и демократию после краха коммунизма и открытия рынков в 1980-х и 1990-х годах пошла прахом". Возможно. Но даже если это и так (что еще не доказано), Трамп - не творец новой эры, а всего лишь ее отражение. И он реалистично подходит к плюсам и минусам своего времени. Ален Корно, без сомнения, захотел бы снять об этом фильм.

20.01.2017

Le Monde, Франция

Ален Фрашон (Alain Frachon)

Источник - inosmi.ru
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1484929200
Пекин ударит по доллару, - Максим Казанин 20.01.2017Китайский лидер предостерег американского от попыток начать торговую войну.
Выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, председатель КНР Си Цзиньпин по сути дал ответ на заявления нового президента США Дональда Трампа, касающиеся будущих взаимоотношений Америки с Китаем.
Товарищ Си заявил, что его страна видит, как новый глава Белого дома использует антикитайскую риторику для реализации своих идей, которые вполне можно назвать волюнтаристскими. Он наверняка попытается выполнить предвыборные обещания по переносу промышленных производств из КНР в США, что, без сомнения, повлечет ответные меры со стороны Пекина.
Первый такой сигнал, пусть и не вызвавший бурной реакции в мировых СМИ, прозвучал за неделю до Давоса, на встрече Си Цзиньпина с лидером вьетнамской компартии Нгуен Фу Чонгом. Китайский руководитель сказал тогда: "Америка попытается использовать Вьетнам в своих интересах при решении спорных ситуаций в Южно-Китайском море. Мы этого сделать не дадим". Пекин предложил Ханою сотрудничество, приведя пример отношений с президентом Филиппин Родриго Дутерте. Тот побывал в прошлом году в КНР, получил кредит на 16 миллиардов долларов и гарантию поставок оружия взамен американского. Но главное – китайцы с филиппинцами уладили спорную ситуацию по островам Спратли. Такая же договоренность есть и с Малайзией. Остались нерешенными вопросы с Вьетнамом и Индонезией.
Не надо забывать, что корни противостояния в Южно-Китайском море находились в Вашингтоне, США постоянно подогревали конфликтную ситуацию в регионе. Китайцы доказали, что в состоянии ее урегулировать.
То же и с торговой войной – а если Трамп начнет воплощать в жизнь свои идеи, то будет именно война, нарушающая в том числе и правила ВТО. Скажем, увеличение пошлин на товары из КНР на 40-45 процентов. Китайцам есть чем на это ответить. К примеру, увеличить поставки вооружений странам, которые являются антагонистами Соединенных Штатов, расширить военно-техническое и политическое сотрудничество со всеми их противниками. Еще одна серьезная угроза американской экономике: Китай может начать масштабно и открыто избавляться от долговых обязательств США, которых у Пекина примерно на три триллиона долларов. Подобная операция способна значительно обесценить доллар.

Пекин готов и к тому, что США в ближайшее время могут начать повышать градус напряженности вокруг китайских границ, обвинять его в сотрудничестве с Северной Кореей и вообще изображать страну как "империю зла" с целью дестабилизации экономики. Однако Си Цзиньпин на днях сменил 47 человек в высшем военном руководстве (они смещены с постов главным образом за взятки) и получил возможность фактически ручного управления ситуацией. Так что Пекин вряд ли позволит новому президенту США легко и безболезненно выполнять его обещания.

Максим Казанин, кандидат политических наук19.01.2017Источник - vpk-news.ru
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1484929320Китай шестой месяц подряд распродает американские активы. Это сигнал!..20.01.2017Объем вложений в облигации США сократился до минимума с 2010 года
Китайские власти шестой месяц подряд продают американские государственные облигации, сократив их объем до минимума за последние шесть лет. Эксперты объясняют такое поведение желанием Китая удержать курс юаня от чрезмерного снижения.
По данным вышедшей вчера вечером статистики Министерства финансов США, вложения КНР в американские казначейские облигации сокращаются уже шестой месяц подряд. По состоянию на конец ноября Китай сократил свой портфель US Treasuries на $66 млрд, до $1,049 трлн, оставшись на втором месте в мире среди стран по величине такого портфеля. Крупнейшим держателем американского внешнего госдолга остается Япония с $1,108 трлн.
Темпы продажи Китаем облигаций в ноябре стали самыми высокими с декабря 2011 года, а объем самого портфеля - самым низким с 2010 года. Эксперты объясняют продажу американских гособлигаций желанием китайских властей удержать от дальнейшего снижения курс юаня, который за минувший год подешевел к доллару на 4%. "Я не удивлена тем, что китайские резервы сокращаются,- заявила в интервью Bloomberg Прия Мисра, глава управления по стратегии в области учетных ставок инвесткомпании TD Securities.- Они продают US Treasuries, чтобы удержать юань от еще большего снижения".

Впрочем, финансисты отмечают, что Китай старается проявлять осторожность, поскольку слишком резкое или существенное сокращение вложений в облигации может вызвать переполох на рынках. "Китай хочет быть очень осторожным в том, как он сокращает свой портфель облигаций,- цитирует The Financial Times стратегического аналитика UBS Wealth Management Джерри Лукаса.- Размер всех ЗВР Китая составляет около $3 трлн. Они не хотят, чтобы эта цифра росла, поэтому проводят более жесткую политику, в том числе с точки зрения за движением капиталов".
Евгений Хвостик от 19.01.2017Источник - "Коммерсантъ"Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1484891880
Си Цзиньпин готов председательствовать в глобальном мире. Китайский лидер наступает на позиции США, - "Къ"
20.01.2017
Председатель КНР Си Цзиньпин в женевской штаб-квартире ООН произнес речь, которую многие сочли заявкой на перехват позиции лидера глобального мира у США. Он поддержал экономическую глобализацию, призвал не вести торговых войн и отказаться от ядерного оружия. Впрочем, по мнению опрошенных "Ъ" экспертов, заменить Вашингтон в качестве маяка глобализации Китай вряд ли сможет - слишком много у него внутренних и внешних проблем.

Во время визита в Мексику в 2012 году только вступивший в должность новый лидер Китая Си Цзиньпин назвал главным достижением страны то, что она "кормит 1,3 млрд человек, не экспортирует революцию, голод и ни с кем не связывается". К 2017 году амбиции Пекина заметно выросли - руководитель КНР стал главной звездой Всемирного экономического форума в Давосе и продемонстрировал, как расширились горизонты страны за пять последних лет.

"Мы должны продвигать демократию в международных отношениях, отвергая гегемонию одной или нескольких держав",- заявил Си Цзиньпин. Он также призвал к ликвидации ядерного оружия - "дамоклова меча, нависшего над человечеством". Лидер КНР раскритиковал "торговый протекционизм и самоизоляцию" и заявил, что всем государствам необходимо способствовать "стабильному росту экономической глобализации".

Тема стабильности возникала в выступлениях китайского лидера не раз. Звучало это как завуалированная критика Вашингтона, с недавних пор превратившегося, по мнению Пекина, из гаранта международного порядка в источник глобальной неопределенности. "За несколько тысячелетий стремление к миру стало неотъемлемой частью китайской ДНК,- возвестил Си Цзиньпин.- Насколько бы ни выросла экономика Китая, он никогда не станет искать гегемонии или расширения сферы влияния". Председатель КНР призвал остальные страны "подняться на борт быстрого поезда китайского развития".

Риторика Си Цзиньпина выгодно смотрелась на фоне жестких заявлений избранного президента США Дональда Трампа, обещающего начать с Китаем торговую войну, запрещающего американским бизнесменам переводить производство за рубеж и угрожающего построить стену на границе с Мексикой. Речь китайского лидера позитивно оценили присутствовавшие в зале бывший премьер Швеции Карл Бильдт, замглавы МВФ Дэвид Липтон и президент Европейского инвестиционного банка Вернер Хойер. Эксперты с горькой иронией констатировали: главный коммунист планеты защищает свободную торговлю, в то время как президент "лидера свободного мира" США ее яростно критикует.

Впрочем, несмотря на все вопросы, связанные с будущей администрацией Дональда Трампа, перспективы Пекина как главного защитника мирового порядка и глобализации пока вызывают сомнения. Согласно проведенному в прошлом году опросу Американской торговой палаты, три четверти работающих в Китае компаний США жалуются на ухудшающееся отношение со стороны властей, а также "несправедливое регулирование, нечеткие законы и протекционизм". Страна находится в состоянии вялотекущей конфронтации по территориальным и иным вопросам с Южной Кореей, Японией, Индией и четырьмя государствами Юго-Восточной Азии. Кроме того, Китай столкнулся с кризисом перепроизводства и гигантским внутренним долгом.

Глобализация, по версии Си Цзиньпина, исключительно экономический процесс, он выступает за открытие рынков, но при сохранении политического суверенитета национальных государств. Такой подход, скорее всего, найдет сторонников среди руководителей стран БРИКС, но вряд ли его будут готовы разделить в странах ЕС, в Японии и США. Идеи "суверенного интернета" или полной автономии в вопросах прав человека могут не найти понимания даже во многих развивающихся государствах.

"В Давосе у Си Цзиньпина появилась возможность стать солистом, ведь многим зарубежным лидерам по разным причинам было не до этого форума. Он использует этот шанс сполна, чтобы показать себя в выгодном свете, но на глобальное лидерство пока не претендует,- пояснил "Ъ" руководитель Азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев.- Для этого была бы нужна радикально новая повестка, но ее, настолько я понимаю, нет пока даже в экспертных кругах КНР".

Михаил Коростиков

№10 от 20.01.2017, стр. 5

Источник - Газета "Коммерсантъ"
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1484902560


В 2016 г. ВВП Китая установил абсолютный антирекорд за последние 26 лет
20.01.2017
Темпы роста ВВП остановились на уровне 6,7%

Государственное статистическое бюро КНР опубликовало отчет, согласно которому в 2016 г. темпы роста ВВП страны замедлились еще на 0,2%, остановившись на уровне 6,7%. Подобные темпы роста ранее были спрогнозированы властями, тем не менее данный показатель стал худшим за последние 26 лет.

В последнем в 2016 г. квартале темпы роста ВВП страны незначительно увеличились - 6,8% против 6,7%, зарегистрированных в I-III кварталах. Суммарный годовой объем составил 74,41 трлн юаней ($10,84 трлн), пишет "Сина синьвэнь".

Главной причиной замедления национальной экономики Китая эксперты называют экономические реформы, начатые около года назад. В целях перестроения китайской экономики происходит резкое сокращение производственных мощностей, что в свою очередь сказывается на темпах роста ВВП.на фоне снижения темпов роста экономики продолжает расти индекс потребительских цен - ключевой показатель уровня инфляции в Китае. В 2016 г. он составил 2,01%, что также является абсолютным антирекордом.
Как сообщало ИА REGNUM ранее, западные и китайские экономисты прогнозируют ухудшение ситуации. Так, по данным Академии социальных наук КНР, в 2017 г. темпы роста ВВП страны не превысят 6,5%. На фоне замедления темпов роста ВВП ожидается рост инфляции - до 2,2% в 2017 г., по сравнению с текущим показателем в 2%.Источник - REGNUM
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1484903040 Новый Шелковый путь буксует на Транссибе. Что мешает России получать сверхприбыли от транзита китайских товаров20.01.2017
18 января на вокзал Лондона прибыл первый грузовой железнодорожный состав из Китая. Поезд выехал из китайского города Иу (восточная провинция Чжэцзян) 1 января и в течение 18 дней преодолел расстояние, равное 12 тысяч километров. На своем пути он пересек границы Казахстана, России, Белоруссии, Польши, Германии, Бельгии и Франции, откуда по тоннелю под Ла-Маншем прибыл в Лондон. Поезд привез 58 контейнеров с китайской продукцией, в том числе одежду, ткани, бытовые товары.
Британия стала 18-й по счету европейской страной, с которой КНР наладил прямое железнодорожное сообщение, а Лондон - 15-й по счету европейской столицей, куда еженедельно будут прибывать китайские товарные поезда. Это говорит о том, что в Китае придают большое значение развитию своих сухопутных грузоперевозок в Европу.
При этом через Россию проходит примерно пятая часть всего маршрута. По оценке Яо Гана, вице-председателя китайской комиссии по ценным бумагам, в ближайшие десять лет торговый оборот Китая со странами вдоль транспортного коридора достигнет порядка 2,5 триллиона долларов.
В рамках стратегии "Нового Шелкового пути" китайская сторона планирует выделить около 40 миллиардов долларов для финансирования автомобильных и железных дорог за рубежом для обеспечения бесперебойного транспортного коридора из Китая в Западную Европу. И значительная часть этих инвестиций, по идее, должна была бы достаться России. Но пока дальше меморандума, подписанного в 2015 году, в котором Китай обещает вложить в строительство скоростной дороги Москва-Казань, около 6 миллиардов долларов, дело не идет.
- Грузовой поезд в Лондон шел 18 суток, - говорит замдиректора Института Дальнего Востока РАН, китаист Андрей Островский. - Это и быстро, и долго. Быстро потому, что морем этот же товар доставлялся бы значительно дольше - 30 суток. На морском пути из Китая в Европу - Суэцкий канал и Бискайский залив. Это сильно задерживает движение. А по Северному морскому пути - пока вообще сложно проводить торговые суда, поскольку нет соответствующей инфраструктуры.
А по суше мы могли бы значительно увеличить грузоперевозки в страны ЕС из Китая. Но для этого надо значительно модернизировать наши железные дороги, чтобы можно было увеличить скорость прохождения грузов через российскую территорию. Нам надо в идеале организовать железнодорожные перевозки, как в Китае. Там порядка 100 тысяч километров железных дорог. При этом 12 тысяч километров высокоскоростных дорог предназначены только для пассажирских перевозок. А для грузов прокладываются пути отдельно, что значительно увеличивает скорость их перевозок. Например, средняя скорость грузов внутри Китая доходит до 100 километров в час. В то время как у нас по Транссибу грузы идут со средней скоростью от 11 до 20 километров в час.
Естественно, чтобы нам стать крупной транзитной страной для экспорта товаров из Поднебесной, надо, чтобы товары проходили со скоростью близкой к той, какой добился Китай. Для этого необходимо создавать высокоскоростные пассажирские дороги, которые будут идти параллельно грузовым. Какие-то шаги в этом направлении планируются. Например, первый шаг - строительство специальной дороги Москва-Казань. Потом продлить ее до Екатеринбурга, Оренбурга и так далее. Тогда обычные дороги окажутся разгруженными, и резко увеличится скорость прохождения грузов через Россию.
"СП": - Насколько реально построить эти дороги в условиях экономического кризиса?
- Китайцы в принципе не против сами вкладывать деньги в это строительство. Для этого существует созданный по инициативе Китая Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Насколько я знаю, готовились соглашения, предполагающие, что китайцы вложат крупные суммы в модернизацию наших железных дорог. Однако в последний момент во время встреч на высшем уровне подписание откладывалось. В чем-то Россия и Китай не могут договориться. У России и Китая давно есть некоторые разногласия в вопросе сопряжения двух проектов: российского евразийского проекта и китайского "Пояса Шелкового пути". В принципе российская сторона не против объединить эти два проекта, но по конкретным условиям стороны пока не могут прийти к соглашению.
"СП": - Насколько Китай заинтересован в увеличении транзита своих товаров в Европу в условиях мирового экономического кризиса?
- Безусловно, заинтересован. У Китая объем торговли со странами ЕС в прошлом году составил 600 миллиардов долларов. А всего на экспорт продано товаров на сумму 4 триллиона долларов. Китайцы заинтересованы в том, чтобы торговать с европейскими странами, особенно в условиях, когда Дональд Трамп делает неоднозначные заявления в адрес сотрудничества с Поднебесной.
"СП": - Не получится ли, что пока мы судим-рядим, Украина перехватит инициативу, и главные транзитные потоки из Китая пойдут через нее? Недаром в последнее время Порошенко делает заискивающие заявления в адрес Поднебесной.

- Заявления Порошенко - это такие жесты отчаяния. В Киеве очень нервничают в связи с приходом Трампа. Не знают, чего ждать и надеются заручиться поддержкой хоть какой-нибудь сильной державы. Между тем, между Китаем и Украиной много взаимных претензий и обид. Еще при Януковиче были заключены соглашения, согласно которым Украина должна была выделить 2 миллиона гектаров земли в Днепропетровской и Запорожской областях для выращивания зерновых. После известных событий Киев отказался выполнять обязательства правительства Януковича и возвращать уже полученные деньги. В связи с чем Китай подал на Украину в суд. И какие в такой ситуации могут быть проекты - сложно представить. Для начала Украина должна выполнить ранее подписанные соглашения.
"СП": - Украина уже пыталась запустить поезд в Китай из Одессы в обход России. Больше попыток не предпринималось?
- Как раз из-за непростых отношений между Пекином и Киевом этот состав простоял две недели на границе между Казахстаном и Китаем. После этого экспериментировать с "Шелковым путем" украинцам расхотелось. Но даже если предположить, что Китай и Украина договорятся, товары пойдут по "зеленому коридору", две переправы через Черное и Каспийское моря делают проект весьма проблематичным.- По поводу российско-китайских отношений с обеих сторон в последние годы прозвучало много оптимистичных заявлений, однако большая часть из них так и осталась на словах, - говорит доцент Высшей школы экономики, китаист Михаил Карпов. - Да, конечно, это хорошо, что поезд в Лондон прошел через территорию России. Однако я слабо верю, что перевозки станут массовыми и что это сильно поддержит нашу экономику. Китайцы не торопятся вкладывать деньги в наши железные дороги потому, что мы им, честно говоря, не так интересны, как это принято подавать в наших СМИ. Китайцы видят, что экономика наша не растет, перспективы туманны.На фоне обвала товарооборота между странами в 2014 году они поняли, что ситуация у нас очень нестабильная и в любом случае не воспринимают нас как надежного экономического партнера. Мы вылетели из десятки главных торговых партнеров Китая. Да и в самой Поднебесной ситуация с экономикой не так хороша сейчас. Поэтому я крайне сдержанно оцениваю перспективы наших отношений, в том числе в сфере транзита китайских товаров через Россию в Европу.Алексей Верхоянцев20.01.17 Источник - svpressa.ru Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1484898540


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.