Русское Информационное Агентство
 сегодня 21 июля 2018 г. на главную  контакты   
  главная новость

[20.07.18] Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, снова вляпался. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). Совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. Позвоночник сломан, следы от кипятильника во рту: Валерий Пшеничный умер не от неоказания медицинской помощи. Он не наложил на себя руки. Его не мучили условиями содержания, как это практикуют с другими заключенными. Его просто запытали, а потом убили.[ читать дальше ]


  анонсы

[20.07.18] У вас откровенно вымогались деньги, но для власти вы стали политическим врагом, потому что удовлетвоворить ваши законные требования можно только сломав систему, которую венчает лично президент страны. Дело возбудили, обвинили, объявили в розыск, в качестве меры пресечения присудили арест. Это, конечно, не столь эффектный в смысле одиозности случай, от которого у Путина волосы дыбом встали, но совершенно равный ему по масштабам и беспределу нарушения прав. Но на мое письмо администрация президента России от имени Путина сообщила: не компетентен; вот так вот, и как быть волосам рядового гражданина, до сей поры не знаю.Волосы дыбом не встали, как у Путина, узнавшего, что человека привлекли к ответственности за преступление, совершенное путем написания заявления в прокуратуру. Я знаю уже массу примеров такого рода. Я написал Путину о том, что по заказу топотуна из Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили против него уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. Следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала в присутствии адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. [ читать дальше ]

[20.07.18] Стоп-глист - сплоченная группа силовиков и ученых. Единственным законным и доступным способом обеззараживать сточные воды обьявлено добавление к стокам картофельной водички. Профессор кафедры Водоснабжение и водоотведение Ростовского государственного строительного университета Николай Серпокрылов, кандидат технических наук Ольга Грибова (защищала кандидатскую под руководством Серпокрылова) учредили научно-производственное объединение Пуролат-Трейд и Эко-Бингсти, которые стали участвовать в государственных торгах и поставлять разработанный овицидный препарат водоканалам для дезинвазии сточных вод (то есть уничтожения в этих водах паразитов — гельминтов и простейших, их яиц, цист и ооцист). Профессор Серпокрылов заявляет о том, что под его руководством была подготовлена 61 диссертация. Сам Серпокрылов — не гельминтолог, а специалист по фильтрации сточных вод. О чем-то это мне живо напомнило: ну, конечно же, о экс-шефе Росстандарта, а ныне замгендире в структуре Ростеха Григории Иосифовиче Элькине - он наряду с этими госбюрократическими должностями был учредителем и гендиром фирмы Акуловские усадьбы (на учете в Росреестре, откуда и берем эти сведения, с 27.02.2010, в то время Элькин уже был директором Росстандарта и таким образом нарушал закон о чиновниках). Смотрите, чем он занимался наряду со стандартизацией ответственнейших объектов национальной безопасности: Удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность. Адрес организации: 119602, г. Москва, ул. Академика Анохина, д. 6, корп. 5, кв.61. [ читать дальше ]

[19.07.18] Элькин Григорий Иосифович, гендиректор орг-ция Акуловские усадьбы, на учете с 27.02.2010, в то время Элькин уже был директором Росстандарта и таким образом нарушал закон о чиновниках. Смотрите, чем он занимался наряду со стандартизацией ответственнейших объектов национальной безопасности: виды деятельности: уборка территории и аналогичная деятельность (Удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность). Адрес организации: 119602, г. Москва, ул. Академика Анохина, д. 6, корп. 5, кв.61. Целый ряд СМИ тревожится и обращает внимание на то, что замгендир Ростеха Элькин как учредитель фирмы Акуловские усадьбы удаляет сточные воды близ деревни Акулово и лихо приватизирует государственный лес. Согласно опять же справке Росреестра: генеральный директор Элькин Григорий Иосифович, организация: АО Научно-исследовательский институт автоматической аппаратуры, НИИАА, вид деятельности - научные исследования и разработки в области естественных и технических наук. Зарегистрирована 12.01.2012 г. по адресу 117393, Москва, профсоюзная улица, 78. Тоже в нарушение закона о госбюрократах, т.к. одновременно Г.И.Элькин, - руководитель Росстандарта (уволен в 2014), друг и подельник важняка из ГСУ Москвы взяточника А.Сидорова и генерала Морозова, рукопожатник генерала Агафьевой и Е.Голикова, тоже из ГСУ Москвы, - успешный рейдер и паркетный шаркун, который хвастается направо и налево дружбой с Чайкой, Куденеевым, Сечиным, владеет еще несколькими предприятиями, что госчиновнику запрещено законом. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[20.07.18]Этот ларчик открывается просто: даже известный адвокат в России до смерти боится рядового необученного майора ГСУ Москвы А.Сидорова или капитана Е.Голикова - о генерале Наталии Агафьевой я вообще молчу - как огня. Этот страх вполне обоснован и сильно подогревается реальной угрозой ареста. За что-нибудь. Следователю это легко. А вот выбираться из этой ситуации адвокату будет ой-как затруднительно. Я уж не говорю об адвокатах, которые изначально работают на рейдеров, как в случае дел замгендиректора Ростеха Г.Элькина, зиц-председателя Р.Кузюры, бывшего агента СВР, уволеного за служебное несоответствие и гаражные спекуляции П.Карюхина, полицейского стукача Е.Лозовой, - их адвокаты заключили союз с дьяволом и служат за деньги черной мафии, - с них до поры до времени взятки гладки, но - сидит их уже много. Мы готовим их список. А следователь? с него, как с гуся вода - ну, в худшем случае, немного превысил... А то может покопать и найти в шкафу задержанного забытый скелет. Вот и Путин говорит: полез против следователя, проверь сначала свои скелеты. «Космическая банда» - как сотрудники антикоррупционного управления МВД и прокуратуры «сконструировали», а следствие, адвокаты-оборотни и свидетели-фантомы «разоблачили» организованную преступную группу на ключевом предприятии космической отрасли — НПО имени Лавочкина [ читать дальше ]

[19.07.18]Статистика свидетельствует: каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... [ читать дальше ]

[19.07.18]Освободили в зале суда отца девочки, убившего насильника в зале суда, - и это знак, бывало в истории России, что присяжные принимали решение не власти, а гласа народного... Но если так распорядится судьба, и вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели всегда прикрывают свои действия решениями послушных судей, и вам придется обращаться туда... Статистика последней амнистии с горькой твердостью свидетельствует: каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки (внимание, Нарышкин!) П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. В России отец изнасилованной 14-летней девочки убил насильника дочери - подонку дали пять лет общего режима, да еще и условно - прямо в зале суда. Из-за мягкого, по его мнению, приговора, возмущенный родитель выхватил из-за пояса три самодельных метательных ножа. Один за другим он метнул их в преступника, словно в какую-то мишень. Отцу девочки назначили наказание условно и освободили в зале суда. [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[20.07.18] Джеймсы Бонды или Павел Александрычи? Реальная жизнь шпионов времён холодной войны. Так каждую субботу: вдупель пьяный Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Возмущённая общественность в моем единственном лице обратила на это внимание самого Карюхина, но он не отозвался, лишь брызгал слюной, но представитель таджикского землячество встрепенулся. Однако потом, пообщавшись с Карюхиным, заявил тусклым голосом, что действовать так у Карюхина были основания. Хотелось бы почитать то место в законодательстве, где формулируется основания, при которых агент СВР может заниматься мордобоем иностранных рабочих на своем, либо соседних участках в элитном коттеджном поселке, где скромный работник Службы внешней разведки отгрохал солидную усадьбу. Думаю, что высокое начальство об этих вкладах своего агента не ведало, да он по пьяному делу и сам хвастал, что купил за гроши, налогов не платил и в контору сведений не представлял. И прокуратура Москвы об этом была осведомлена, но относилась снисходительно к герою плащей и кинжалов. Но надо посочувствовать рабочим: и Карюхин их лупит по лицам, и их этнические юридические защитники с подобной практикой соглашаются. Интересно, во что обходится это им? [ читать дальше ]

[17.07.18] Вместо Элькина действует тренированный сутяга Павел Карюхин, либо опытный зицпредседатель всех фирм-однодневок, созданных Элькиным, Роман Кузюра; на худой конец, сойдет и готовый дать ложные показания свидетель вроде Е.Лозовой, то ли впавшей в долги, то ли еще как-то подставившейся под шантаж. Или, например, кто-то покончит жизнь самоубийством двумя ударами кинжала в сердце или тремя выстрелами в упор, последний - в затылок для верности... А Роскосмос входит в Ростех и при этом яростно соперничает с ним, а был бы козел, отпущение найдется. Компанию может возглавить Григорий Элькин. В отличие от Павла Карюхина замгендир Ростеха Григорий Элькин никогда не станет лично мордовать рабочего-таджика, а поручит (намекнет, наймет?) это кому-нибудь еще. Особая изысканность поведения рейдеров такого ранга состоит еще и в том, что он не просто кого-либо пошлет, но и учтет этническую составляющую, и его посыльным непременно будет тоже таджик. И в других случаях Элькин неуклонно демонстрирует тонкость подхода. Я понимаю, что несмотря на все разоблачения они держат Элькина, потому что он им почему-то нужен и/или нет подходящей замены. Но настанет час, когда поддерживать такого оскандалившегося в общем-то ничем не примечательного коррупционера будет слишком накладно и, главное, появится претендент, в котором будут заинтересованы, и тогда все наше досье ляжет как надо, и Элькину с командой мало не покажется, - они же и со своими не умеют по-хорошему и обязательно надерут холку. Поэтому мы стараемся, чтобы об Элькине и его подельниках не позабыли... [ читать дальше ]

[17.07.18] Убить Сталина? С кем? - орал следователь - это был не капитан Е.Голиков из скандального ГСУ Москвы и не его шеф генерал Н.Агафьева из ГСУ Москвы - орал cледователь в трубу, приставленную к уху человека. Наша историческая память - терские и амурские казаки - прадеды Юрия Королева - откуда в нас крепость: один прадед профессора Ю.Н.Королева (по линии отца) Лущик Игнат Абрамович: Приговорен: Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ 27 апреля 1928 г., обв.: по ст. 58-10 УК РСФСР. Родился в 1871 г., ст. Сунженской; Терское казачье войско. Фельдшер. Проживал: ст. Сунженской. Приговор: к лишению свободы. Другой прадед Ю.Н.Королева (по линии матери)Терентий Терентьевич Лобач, 1937 год: Терентий Терентьевич просидел на Кивдинских копях больше года. После статьи Головокружение от успехов всех отпустили по домам. Вернувшись в Климовку, он увидел, что в его доме устроили магазин, и к тому же в деревне продолжались повальные аресты. Позабирали почти всех мужиков, кто не успели разбежаться. Погнали на допрос и Терентия Терентьевича - к следователю Петренко. В кабинете он увидел человека в тяжёлой шубе, который стоял рядом с раскалённой печкой. Следователь приставлял к уху этого человека трубу, свёрнутую из бумаги, и орал в неё: Говори, с кем ты хотел убить Сталина? Это был злой следователь, а второй, добрый, по фамилии Зорин, сказал Терентию Терентьевичу: Чтобы нам и тебе не мучиться, ты лучше распишись. Больше допросов не было. После Hового года Терентия Терентьевича отправили в город Свободный и посадили в 23-ю камеру на 2 этаже тюрьмы. Там оказалось, что в соседней, 24-й, камере сидит его брат Максим Терентьевич. Его забрали в середине ноября 1937 г. и дали, как и Терентию Терентьевичу, 8 лет по АСА (58-10). Впоследствие выяснилось, что настучал на них сосед... Но это не был сосед Ю.Королева и руководитель Росстандарта (уволен в 2014) и ныне замгендир Ростеха Г.Элькин и его рейдеркоманда - уволенный за профнепригодность из Службы внешней разведки (СВР РФ) гаражный спекулянт Павел Карюхин и зиц-председатель десятков фирм-однодневок, в том числе Окуловские усадьбы и СНТ Радость Роман Кузюра, - это были еще не они - это были другие доносчики и стукачи. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[20.07.18]Откуда баксы, агент Карюхин? Признанный профнепригодным агент СВР, во всяком случае он так уверял и всем совал под нос ксиву, Павел Карюхин, видно в расчете на придурков или мздоимцев, уверяет судью Николинского суда, что он купил в Москве участок земли размером 30 соток за 80 тыс рублей в 2005 году, когда она стоила там примерно 200 тысяч рублей за 1 (одну) сотку и требует от продавца, чтобы он вернул ему, Карюхину, примерно 4.5 млн рублей, которые он внес, дескать, на нужды благоустройства поселка. Уже видно, что никак не сходится. Но интересно и другое: где наскреб в 2005-06 году сотрудник Службы внешней разведки четыре миллиона с лишним рублей? Если он получал зарплату в 2 тыс долларов, что в то время было невероятно, то есть 50 тыс рублей, то ему на это понадобилось бы копить 10 лет, если бы он вообще ни на что не тратился, а если бы половину тратил на житье, то все 20 лет. Одновременно Карюхин на полученном участке срочно возвел хоромы, баню и гараж, которые обошлись не менее чем в те же 4-5 млн рублей. А эти откуда? Еще 10-20 лет? Нечисто здесь, точно нечисто, не зря Карюхин уговорил своего риелтора оформить сделку как взнос в производство - эти деньги ему не надо было показывать в налоговую и, значит, на работе, то бишь - в Службу внешней разведки, где его, уж точно, спросили бы: откуда баксы, агент Карюхин? [ читать дальше ]

[17.07.18]Удивительно, но этим никого не удивишь в России. Г.И.Элькин, П.А.Карюхин и компания умыкнули государственный лес, - да не где-нибудь, а в самой Москве, - прибегли к обману госорганов и нанесли ущерб другим участникам рынка. Полиция отказалась возбудить дело. В ответ на жалобу прокуратура ответила, что только вчера во всем разобралась и отменила решение об отказе в возбуждении уголовного дела: так что жаловаться не на что, сами расследуем и решим - в этой связи в жалобе отказать. Прошли месяцы - никакого движения. В органы вновь поступает запрос: почему не ведется расследование преступления; сообщают: оснований возбудить дело нет, а Элькин не допрошен, потому что очень занят; новая жалобау, и через пару месяцев отвечают: отказ в возбуждении дела был неправильным, назначено дополнительное расследование. На очередную жалобу отвечают: извините, только вчера (буквально!) мы отменили прежнее решение об отказе в жалобе и направили на дополнительное расследование. Вновь проходят месяцы, и дело идет в суд. И что вы думаете? В суд приходит из прокуратуры заявление, что вот только вчера мы отменили отказ на жалобу на отказ на другую жалобу на отказе возбудить уголовное дело и направили на дополнительное расследование вопроса. Каково? Но удивительнее всего то, что этим фактом невозможно никого удивить, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. [ читать дальше ]

[17.07.18]Разрушить эти генералы в тюрьме и в кресле начальника, Никандров и Агафьева, Бастрыкин и Морозов, Сугробов и Куденеев, Голиков и Элькин, Чайка и Карюхин могут, но сами-то ничего не создают и не умеют. Многолетние и массовые репрессии против предпринимателей, а в более широком плане - против среднего класса нанесли невосполнимый урон развитию страны, и речь идет не только о текущих событиях и явлениях, но и о среднесрочной и уже долгосрочной перспективе: последствия видны во всех без исключения отраслях и разделах экономики и общественной жизни. Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. И как вы думаете, куда они подевались, если общеизвестно, что 800 тысяч таких спецов сидит по тюрьмам. То, что дальше будет хуже, всем более или менее понятно — новые группы инициативных предпринимателей и наемных работников, выходящие на рынок, будут сильно меньше присутствующих на нем сейчас. Генералы в тюрьме и в кресле начальника, Никандров и Агафьева, Бастрыкин и Морозов, Сугробов и Куденеев, Голиков и Элькин, Чайка и Карюхин отнять и разрушить могут, но сами-то ничего не создают и не умеют... [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 63.49 (+0.21)
EUR 73.93 (+0.45)

  01.07.18 :: новости
Многополярность уподобилась далекой линии горизонта, которая неизменно удаляется от нас по мере того, как мы продвигаемся к ней. Исторический опыт последних столетий не дает нам примеров постепенного, растянутого во времени процесса смены старого мирового порядка новым. И в 1815, и в 1919, и в 1945 гг. смена миропорядка осуществлялась не эволюционными, а сугубо революционными (силовыми) методами и была сопряжена с предшествующими масштабными вооруженными конфликтами. Новый миропорядок строился победителями и в интересах победителей. Если принять как данность то, что переход к многополярному миру станет исторически длительным процессом, растянутым, скажем, на пять десятилетий (1995-2045 гг.), то из этого следует неутешительный вывод о том, что до середины нынешнего столетия человечество будет вынуждено пребывать в серой зоне между старым и новым миропорядком. Тут легко спрогнозировать отсутствие четких правил игры, понятных и общепризнанных принципов функционирования международной системы, многочисленные конфликты между формирующимися полюсами, раскол системы на отдельные фрагменты и самозамыкание в своих региональных или континентальных подсистемах. Если отсутствуют достаточные основания утверждать, что мир движется в направлении многополярности, что сегодня Европейский союз ближе к роли полноценного и независимого глобального полюса, чем он был, скажем, десять лет назад, что к статусу такого коллективного полюса приблизились Африка, Ближний Восток или Латинская Америка, а ШОС демонстрирует способность выступать на международной арене с консолидированных позиций, тогда мы пока не готовы дать однозначно утвердительные ответы, что мир устойчиво движется в направлении многополярности.

Многополярность уподобилась далекой линии горизонта, которая неизменно удаляется от нас по мере того, как мы продвигаемся к ней. Исторический опыт последних столетий не дает нам примеров постепенного, растянутого во времени процесса смены старого мирового порядка новым. И в 1815, и в 1919, и в 1945 гг. смена миропорядка осуществлялась не эволюционными, а сугубо революционными (силовыми) методами и была сопряжена с предшествующими масштабными вооруженными конфликтами. Новый миропорядок строился победителями и в интересах победителей. Если принять как данность то, что переход к многополярному миру станет исторически длительным процессом, растянутым, скажем, на пять десятилетий (1995-2045 гг.), то из этого следует неутешительный вывод о том, что до середины нынешнего столетия человечество будет вынуждено пребывать в серой зоне между старым и новым миропорядком. Тут легко спрогнозировать отсутствие четких правил игры, понятных и общепризнанных принципов функционирования международной системы, многочисленные конфликты между формирующимися полюсами, раскол системы на отдельные фрагменты и самозамыкание в своих региональных или континентальных подсистемах. Если отсутствуют достаточные основания утверждать, что мир движется в направлении многополярности, что сегодня Европейский союз ближе к роли полноценного и независимого глобального полюса, чем он был, скажем, десять лет назад, что к статусу такого коллективного полюса приблизились Африка, Ближний Восток или Латинская Америка, а ШОС демонстрирует способность выступать на международной арене с консолидированных позиций, тогда мы пока не готовы дать однозначно утвердительные ответы, что мир устойчиво движется в направлении многополярности.

За последние два десятилетия Почему бы в таком случае не применить к многополярному мире известное высказывание Эдуарда Бернштейна о том, что движение — всё, а конечная цель — ничто? То есть воспринимать многополярность не как полноценную альтернативу существующему мировому порядку, а как механизм коррекции наиболее слабых и уязвимых элементов этого порядка?

Почему мир не становится многополярным
26 июня 2018Андрей КортуновАндрей Кортунов - Генеральный директор и член Президиума Российского Совета по Международным ДеламРезюме: В России концепция многополярности мировой политики чаще всего ассоциируется с фигурой Евгения Примакова. Действительно, начало перехода к многополярности было обозначено еще в 1996 г. тогдашним министром иностранных дел как одна из основных тенденций развития современной международной жизни.В России концепция многополярности мировой политики чаще всего ассоциируется с фигурой Евгения Примакова. Действительно, начало перехода к многополярности было обозначено еще в 1996 г. тогдашним министром иностранных дел как одна из основных тенденций развития современной международной жизни[i]. А в ходе своего визита в Дели в конце 1998 г. уже в качестве премьер-министра Примаков выдвинул план развития трехстороннего сотрудничества России, Китая и Индии (РИК) как практический механизм продвижения глобальной многополярности. Выдающуюся роль Примакова в разработке концепции многополярного мира подчеркивал и Сергей Лавров[ii].Международники на Запада едва ли согласятся с первенством российского ученого и политика. Как правило, они относят возникновение концепции многополярности к середине 70-х гг. прошлого века. Истоки многополярности ищут в наблюдавшемся тогда стремительном подъеме экономики Западной Европы и Японии, американском поражении во Вьетнаме, в энергетическом кризисе 1973-1974 гг. и других тенденциях мировой политики, не укладывавшихся в жесткие рамки биполярного мира. Создание в 1973 г. Трехсторонней комиссии, призванной искать новый формат отношений между Северной Америкой, Западной Европой и Восточной Азией, также отражало представление о приближающейся, если не о уже наступившей многополярности[iii].Китайские историки, со своей стороны, вправе заявить о своем варианте многополярности, (доцзихуа), сложившемся в начале 90-х гг. прошлого века и восходящем к теоретическому наследию Мао Цзэдуна. В Китае были сформулированы представления об особенностях перехода от однополярного к многополярному миру через «гибридную» структуру мировой политики, сочетающую элементы как прошлого, так и будущего мироустройства[iv].Независимо от того, как именно мы датируем рождение концепции многополярности и кому отдаем лавры первооткрывателя, очевидно, что эта концепция – не изобретение последних лет, а интеллектуальный продукт уже прошлого века. Казалось бы, за десятилетия, которые прошли со времени ее выдвижения, многополярность должна была бы проделать эволюцию от гипотезы до полноценной теории. Что касается политической практики, то интуиция подсказывает, что за несколько десятилетий многополярный мир должен был бы окончательно оформиться в виде новой системы мировой политики – со своими нормами, институтами и процедурами.Но что-то явно пошло не так, как прогнозировали основоположники.

Эта ускользающая многополярность Ровно через двадцать лет после программной статьи Евгения Примакова в «Международной жизни», выступая на ежегодной встрече Валдайского клуба в Сочи в октябре 2016 г., Президент Владимир Путин заметил: «Мне бы очень хотелось… чтобы мир действительно стал многополярным, и чтобы учитывались мнения всех участников международного сообщества»[v]. А полгода раньше, говоря о роли США в международных отношениях, подчеркнул: «Америка — великая держава. Сегодня, наверное, единственная супердержава. Мы это принимаем»[vi]. То есть хотя многополярный мир и является желательной моделью миропорядка, на данный момент говорить об окончательном преодолении «однополярного момента» было бы преждевременным. Министр иностранных дел Сергей Лавров, следуя общей логике и даже стилистике нарратива Евгения Примакова двадцатилетней давности, также говорил о начале процесса перехода к многополярности, отодвигая завершение этого процесса на неопределенное будущее: «…Смена эпох – это всегда очень длительный период, это будет продолжаться еще длительное время»[vii]. В качестве дополнительного осложняющего обстоятельства Лавров выделял упорное сопротивление приверженцев старого мироустройства: «Этому процессу пытаются активно препятствовать, препятствуют прежде всего те, кто ранее доминировал в мире, кто хочет свое доминирование сохранить и в новых условиях, а по большому счету навечно»[viii]. С этой логикой трудно не согласиться. Но некоторые вопросы все-таки остаются. Во-первых, исторический опыт последних столетий не дает нам примеров постепенного, растянутого во времени процесса смены старого мирового порядка новым. И в 1815, и в 1919, и в 1945 гг. смена миропорядка осуществлялась не эволюционными, а сугубо революционными (силовыми) методами и была сопряжена с предшествующими масштабными вооруженными конфликтами. Новый миропорядок строился победителями и в интересах победителей. Конечно, можно предположить, что человечество стало мудрее и гуманнее за последние сто-двести лет, хотя далеко не все согласятся с таким предположением. Но даже и в этом случае – не окажутся ли попытки «постепенного» перехода к многополярному миру сродни попыткам облегчить страдания любимой собаке, отрубая ей хвост по частям? Во-вторых, если принять как данность то, что переход к многополярному миру станет исторически длительным процессом, растянутым, скажем, на пять десятилетий (1995-2045 гг.), то из этого следует неутешительный вывод о том, что до середины нынешнего столетия человечество будет вынуждено пребывать в «серой зоне» между старым и новым миропорядком. А такая «серая зона» представляет собой явно не слишком комфортное и не слишком безопасное место. Тут легко спрогнозировать отсутствие четких правил игры, понятных и общепризнанных принципов функционирования международной системы, многочисленные конфликты между формирующимися «полюсами». А возможно – и вообще раскол системы на отдельные фрагменты и самозамыкание «полюсов» в своих региональных или континентальных подсистемах. Можем ли мы позволить себе несколько десятилетий пребывания в «серой зоне», не подвергая человечество запредельным рискам?

В-третьих, есть ли у нас вообще достаточные основания утверждать, что мир – пусть медленно, непоследовательно, рывками – все же движется в направлении многополярности? Можно ли, например, заключить, что сегодня Европейский союз ближе к роли полноценного и независимого глобального «полюса», чем он был, скажем, десять лет назад? Что к статусу такого коллективного «полюса» за последнее десятилетие существенно приблизились Африка, Ближний Восток или Латинская Америка? Что в ходе расширения ШОС повысилось способность этой группировки выступать на международной арене с консолидированных позиций? Если же на все эти вопросы мы пока не готовы дать однозначно утвердительные ответы, то не вправе и заявить, что мир устойчиво движется в направлении многополярности.

За последние два десятилетия многополярность уподобилась далекой линии горизонта, которая неизменно удаляется от нас по мере того, как мы продвигаемся к ней. Почему бы в таком случае не применить к многополярному мире известное высказывание Эдуарда Бернштейна о том, что движение — всё, а конечная цель — ничто? То есть воспринимать многополярность не как полноценную альтернативу существующему мировому порядку, а как механизм коррекции наиболее слабых и уязвимых элементов этого порядка?

«Европейский концерт»: двести лет спустя

Приверженцы многополярности любят ссылаться на опыт «Европейского концерта» или Венской системы международных отношений, созданной в Европе в начале XIX века по итогам Наполеоновских войн. Эта конструкция действительно была в полной мере многополярной, и она вправду помогла сохранить мир в Европе на протяжении длительного времени. Историки спорят, когда эта система была разрушена – в 1853 г. (Крымская война), в 1871 г. (франко-прусская война) или все-таки в 1914 г. (Первая мировая). В любом случае, XIX столетие после 1815 г. для европейцев оказалось относительно мирным – особенно на фоне последовавшего катастрофического XX века.

Можно ли в принципе повторить опыт «Европейского концерта» два столетия спустя – и на этот раз не в европейском, а в глобальном масштабе?

Начнем с того, что участники «Европейского концерта», являясь очень разными государственными образованиями, все же были сопоставимыми по основным параметрам силы и влияния – военным, политическим, экономическим. Космополитическая европейская элита оставалась в целом однородной (а европейские монархии XIX века вообще представляли, по сути, единую семью), говорила на одном языке (французском), исповедовала одну религию (христианство) и находилась в целом в рамках единой культурной традиции (европейское Просвещение). Еще более важно то, что принципиальных, непримиримых разногласий относительно желательного будущего европейской политики между участниками «Европейского концерта» не было – по крайней мере, до стремительного возвышения Пруссии и последующего объединения Германии.

Сегодня положение совершенно иное. Потенциальные участники многополярной системы фундаментально неравновесны. При этом по большинству параметров Соединенные Штаты имеют больший вес в современной международной системе, чем Британская империя в европейской политике XIX столетия. Мировая элита неоднородна, глубокие расхождения культурных архетипов и базовых ценностей бросаются в глаза. В XIX веке разногласия между участниками «концерта» касались конкретных вопросов европейской политики, способов ручной настройки сложного европейского механизма. В XXI веке разногласия между великими державами затрагивают основы миропорядка, базовые понятия международного права и даже еще более общие вопросы – представления о справедливости, легитимности, о «больших смыслах» истории.

С другой стороны, успешное функционирование «Европейского концерта» было в значительной степени было обусловлено его гибкостью. Великие европейские державы могли позволить себе роскошь оперативно менять конфигурации союзов, коалиций и альянсов, чтобы поддерживать общее равновесие системы. Например, Франция была одним из основных противников России во время Крымской войны. А уже через год после подписания Парижского мира 1856 г. началось активное российско-французское сближение, которое привело к окончательному разрыву России с Австрией и к поражению последней в конфликте с Францией в 1859 году.

Представимы ли сегодня проявления подобной гибкости? Можно ли предположить, что Россия способна в течение двух-трех лет сменить нынешнее партнерство с Китаем на альянс с Соединенными Штатами? Или, что Европейский Союз, столкнувшись с растущим давлением со стороны США, переориентируется на стратегическое сотрудничество с Москвой? Такие предположения выглядят, как минимум, маловероятными, как максимум – абсурдными. Увы, современные лидеры великих держав лишены той степени гибкости, которая совершенно необходима для поддержания устойчивого многополярного миропорядка.

Завершая краткий исторический экскурс, зададимся еще одним любопытным вопросом. Почему Венский конгресс 1814-1815 гг. породил стабильный европейский порядок, а Версальский мирный договор 1919 г. утратил значение уже через полтора десятилетия после подписания? Почему участники антифранцузской коалиции смогли продемонстрировать благородство и великодушие по отношению к своему бывшему противнику, а участники антигерманской коалиции не смогли? Потому ли, что Жорж Клемансо, Дэвид Ллойд Джордж и Вудро Вильсон были глупее или кровожаднее, чем Александр I, Клеменс Меттерних и Шарль-Морис Талейран?

Конечно же, нет. Просто «Европейский концерт» создавался преимущественно монархами-автократами, а Версальский мир – лидерами западных демократий. Последние куда больше зависели от общественных настроений в своих странах, чем их предшественники столетием раньше. А настроения обществ, прошедших через четыре года страданий, невиданных ранее лишений и потерь, требовали «наказать немцев» в максимально жесткой и бескомпромиссной форме. Что в итоге победители и сделали, тем самым запустив механизм подготовки новой бойни глобального масштаба.

Понятно, что за последние сто лет зависимость политиков от малейших флуктуаций общественно мнения возросла еще больше. И шансы на повторение примеров великодушия Александра и прозорливости Меттерниха, сегодня к сожалению, невелики. Перефразируя слова классика, можно констатировать, что «политический популизм и многополярность – две вещи несовместные».

«Гангстеры» и «проститутки» многополярного мира

Согласно одной из расхожих формул правил игры в международных отношениях (приписываемой разным авторам – от Отто фон Бисмарка до Стэнли Кубрика), на мировой арене большие государства действуют как гангстеры, а маленькие – как проститутки. Концепция многополярного мира апеллирует к «гангстерам» и игнорирует «проституток». Ведь далеко не каждое государство мира и даже не любая коалиция государств вправе претендовать на позицию отдельного «полюса» в международной системе.

По мнению сторонников многополярности, подавляющее большинство существующих национальных государств попросту не способны самостоятельно обеспечить даже собственную безопасность и экономический рост, не говоря уже о каком-то существенном вкладе в формирование нового миропорядка[ix]. Таким образом, как в современном, так и в будущем многополярном мире лишь горстка стран обладает «настоящим суверенитетом», а асе остальные так или иначе этим суверенитетом жертвуют – во имя безопасности, процветания, а то и просто банального выживания[x].

Но если во времена Европейского концерта «гангстеры» могли в целом успешно контролировать зависящих от них «проституток», да и количество последних было относительно небольшим, то через два века ситуация изменилась самым кардинальным образом. Сегодня в мире существует около двухсот государств-членов ООН, а ведь есть еще и непризнанные государства, и негосударственные игроки мировой политики. Получается, что абсолютному большинству участников международных отношений в новом многополярном мире уготовлена незавидная роль статистов или наблюдателей.

Даже если оставить за скобками морально-этическую ущербность подобного мироустройства, возникают серьезные сомнения в осуществимости подобного проекта. Особенно в условиях нарастания проблем в существующих военно-политических и экономических объединениях и резкого подъема национализма, затрагивающего не только великие державы, но также и малые и средние страны.

Наверное, с точки зрения сторонников многополярности, «полюса» нового мирового порядка будут складываться естественным образом, и «проститутки» должны бросаться в объятия соседних «гангстеров» не по принуждению, а по любви – то есть в силу географической близости, экономической целесообразности, общей истории, схожести культуры и пр. К сожалению, исторический опыт говорит, скорее, об обратном. Франкоязычная Фландрия на протяжении веков отбивалась от навязчивого покровительства Парижа, Португалия не менее долгое время стремилась дистанцироваться от близкой к ней Испании, а Вьетнам почему-то так и не смог оценить все преимущества принадлежности к китайскому «полюсу». О нынешнем состоянии отношений между Россией и некогда «братской» Украиной не хочется даже вспоминать.

Если «проститутки» и вынуждены искать защиты у «гангстеров», то они явно предпочитают «гангстера» не со своей улицы, a из околотка подальше. И, в общем-то, надо признать, что такие предпочтения не всегда лишены логики. А если это так, то формирование «полюсов» возможно только на добровольно-принудительной основе, надежность которой в XXI веке более чем сомнительна.

Складывается впечатление, что в российском дискурсе о грядущей многополярности смешиваются понятия юридического равенства («равноправия») и фактического равенства (тождества как предельного равенства). Государства мира не могут быть фактически равными друг другу – слишком различных их ресурсы и возможности, размеры и потенциалы – экономические, военные, политические и любые другие. Но очевидное неравенство государств не обязательно означает, что они должны быть также отличаться в своих базовых правах. Ведь существует же принцип равенства граждан перед законом – независимо от различий в социальном статусе, в имущественном положении, в образовании и талантах.

Старая биполярность под вывеской новой многополярности

Отличия нынешней ситуации в мире от положения дел в начале позапрошлого века слишком очевидны, чтобы попытаться восстановить «классическую» многополярность. По всей видимости, адепты многополярности так или иначе это осознают. И если вчитаться в современные российские нарративы, описывающие «новую» многополярность XXI столетия, то за пышным многополярным фасадом очень часто вырисовывается все та же железобетонная биполярная конструкция мировой политики, отражающая до конца не преодоленную советскую ментальность.

«Новая биполярность» выступает в самых разнообразных обличьях. Например, как дихотомия «Запад – Восток». Или как противостояние «морских» и «континентальных» держав. Или как столкновение «либерального» мира с «консервативным» миром. Или даже как противопоставление США всему остальному миру. Но суть дела от этого не меняется: «Сколько детскую коляску ни собираю, все равно автомат Калашникова получается».

Нельзя полностью исключить вариант возвращения мира к биполярности XX века. Во всяком случае, такой вариант в формате грядущего американо-китайского противостояния выглядит более реальным, чем возвращение к «классической» многополярности XIX столетия. Тем не менее, попытки совместить в одной конструкции элементы многополярности и биполярности – дело заведомо безнадежное. Слишком расходятся базовые установки двух подходов к мировой политике. Многополярность и биполярность – два принципиально различных взгляда на мир.

В «классической» многополярности не может быть жесткого разделения на правых и виноватых, на своих и чужих, на черное и белое. Чужие могут оказаться своими, правые и виноватые – поменяться местами, а между черным и белым найдется множество самых разнообразных оттенков серого. Биполярная картина наоборот, тяготеет к манихейству, где «свои» всегда правы, а «чужие» неизменно виноваты. «Своим» прощается все, «чужим» - ничего. Популярное в России понятие «совокупного Запада» также отражает рудименты советской ментальности. Оно, разумеется, никак не вписывается в декларируемую многополярную картину мира, но оно очень удобно для конструирования противоположного понятия «совокупного не-Запада».

Привычные стереотипы советского мышления упорно возвращают нас в биполярную логику, лишая возможностей использовать преимущества управления сложными многополярными конструкциями даже и в тех случаях, когда такие возможности возникают. Конечно, есть и исключения из этого общего правила. Одним из таких исключений может считаться российская политика на Ближнем Востоке, где в ловушке биполярного взгляда на мир оказалась администрация Дональда Трампа, а российской политике пока удается лавировать между различными региональными центрами силы, заняв предпочтительную для себя позицию регионального арбитра. А, скажем, в треугольнике Россия – Китай – Индия, который Евгений Примаков когда-то продвигал как основу многополярного мира, это пока получается хуже: равносторонний российско-китайско-индийский треугольник медленно, но верно эволюционирует в направлении российско-китайского военно-политического союза.

Преодоление рудиментов биполярной логики является хотя и необходимым, но все же недостаточным условием успешной внешней политики. Как представляется, успешное использование многополярных подходов в лучшем случае обещает тактические успехи. Стратегические победы достижимы при отказе от идеи многополярности в пользу идеи многосторонности.

Поиски баланса в открытых системах

Если мы согласимся с принципом равноправия государств в международной системе, то должны отказаться от фундаментальных основ концепции многополярности. Ведь эта концепция в явной или неявной форме предполагает, что в мире будущего всегда останутся отдельные государств или их группы, которые наделены особыми правами. То есть будут закреплены привилегии силы, подобно тому, как победители во второй мировой войне закрепили свои привилегии при создании системы ООН в 1945 году. Но повторить опыт 1945 г. в 2018 г. в любом случае не удастся – великие державы сегодня не имеют ни того авторитета, ни той легитимности, ни того единодушия, которыми обладали страны, внесшие решающий вклад в победу в самой кровопролитной войне в истории человечества.

Чтобы международная система будущего оказалась стабильной и долговечной, в ней не должно быть принципиальных различий между победителями и побежденными, между «обычными» и «привилегированными» участниками. В противном случае, с любым изменением баланса сил в мире (а такие изменения будут происходит с нарастающей скоростью), систему придется корректировать, проходя через новые и новые кризисы.

Да и вообще, как можно говорить о закреплении привилегии силы в новой многополярной конструкции, когда на наших глазах в мировой политике идет стремительный процесс диффузии этой силы. Во времена Венского конгресса сила была иерархична, а количество ее параметров – ограниченным. Сегодня традиционные жесткие иерархии силы быстро теряют свое прежнее значение. Не потому, что старые компоненты национального могущества перестают действовать, а потому, что параллельно с ними выстраиваются многочисленные новые компоненты.

Например, Южная Корея не может считаться великой державой в традиционном понимании этого термина – она не в состоянии самостоятельно обеспечить собственную безопасность. Однако, если посмотреть на сектор носимой электроники, то Южная Корея играет в этом секторе даже не как великая держава, а как одна из двух «сверхдержав»: корейская корпорация «Самсунг» - единственная компания в мире, которая полноценно и успешно конкурирует с американской «Эппл» на глобальных рынках смартфонов. А с точки зрения глобального «бренда» страны, последняя модель смартфона Samsung Galaxy S9+ весит больше, чем новейшая модификация российского зенитно-ракетного комплекса С-500 «Прометей».

В понятие «силы государств» все больше включаются нематериальные параметры. Все более ценной оказывается репутация страны, ее «кредитная история», которую легко подорвать, но очень трудно восстановить. Знаменитая фраза Сталина о Папе Римском – «Папа? А сколько у него дивизий?» – выглядят уже не столько политическим цинизмом, сколько политической архаикой.

Если понятие «силы государств» становится менее однозначным и включает в себя все больше измерений, то мы неизбежно сталкиваемся с проблемой нового определения баланса сил в мировой политике. Определение многополярного баланса сил – вообще дело очень сложное, даже и тогда, когда количество используемых параметров силы жестко ограничено. Например, что такое «стабильный многополярный ядерный баланс»? «Многостороннее ядерное сдерживание»? Когда же количество параметров силы стремится к бесконечности, задача построения устойчивого многополярного баланса становится нерешаемой. Сбалансировать открытую систему с постоянно растущим числом независимых переменных – все равно, что пытаться превратить живую клетку в мертвый кристалл.

Многосторонность вместо многополярности

Устойчивая система мировой политики предполагает, что она будет не вполне справедливой по отношению к сильным игрокам, ограничивая этих игроков в интересах слабых и в интересах стабильности системы в целом. Так, в любом федеративном государстве происходит перераспределение ресурсов от процветающих регионов к депрессивным: процветающие вынуждены платить больше ради сохранения целостности и стабильности федерации. Или, например, правила дорожного движения на городских улицах более ограничивают не какой-нибудь дряхлый и тихоходный «Запорожец» советского производства, а новейший супермощный скоростной «Ламборджини». Водитель «Ламборджини» вынужден жертвовать большей частью своего «автомобильного суверенитета» во имя общей безопасности и порядка на дороге.

Будущее мирового порядка – если мы говорим именно о порядке, а не об «игре без правил» и не «войне всех против всех» – следует искать не в многополярности, а в многосторонности. Два термина звучат похоже, но их содержание различно. Многополярность предполагает строить новый миропорядок на основе силы, многосторонность – на основе интересов. Многополярность закрепляет привилегии лидеров, многосторонность создает дополнительные возможности для отстающих. Многополярный мир состоит из балансирующих друг друга блоков, многосторонний – из дополняющих друг друга режимов. Многополярный мир развивается посредством периодических коррекций баланса сил, многосторонний – путем накопления элементов взаимозависимости и выхода на новые уровни интеграции.

В отличие от многополярной модели мира, многосторонняя модель не имеет возможности опираться на опыт прошлого и в этом смысле может показаться идеалистической и практически неосуществимой. Однако, отдельные элементы этой модели уже отрабатывались в практике международных отношений. Например, принципы многосторонности, первоочередного учета интересов малых и средних стран, приоритета общего нормально-правового базиса по отношению к ситуативным интересам отдельных участников системы легли в основу строительства Европейского Союза[xi]. И хотя сегодня Евросоюз находится не лучшей форме и отдельные компоненты этой сложной машины дают явные сбои, вряд ли кто-то станет отрицать, что ЕС по-прежнему остается самым успешным реализованным интеграционном проектом в современном мире.

Если кому-то не нравится опыт европейской интеграции, стоит поискать ростки новой многосторонности в других местах. Например, в проекте «БРИКС+». Или в концепции «Сообщества единой судьбы». Обе инициативы пытаются избежать чрезмерной усложненности, эксклюзивности и жесткости европейского проекта, предложив потенциальным участникам более разнообразные опции для сотрудничества. Но реализация этих проектов, если она окажется успешной, нисколько не приблизит мир к «классической» многополярности, а, наоборот, еще дальше уведет от нее.

Международному сообществу так или иначе придется восстанавливать серьезно подорванную в последние десятилетия нормативно-правовую основу мировой политики, искать сложные балансы интересов на региональном и глобальном уровне, выстраивать гибкие режимы, регулирующие отдельные измерения международного общения. Сильным государствам не избежать существенных уступок, чтобы многосторонние договоренности были привлекательны для слабых игроков. Придется решительно отказаться от изживших себя рудиментов мышления прошлых веков, от сомнительных исторических аналогий и от привлекательных, но малосодержательных геополитических конструкций.

Мир будущего окажется гораздо более сложным и противоречивым, чем он представлялся еще двадцать лет назад. В нем найдется место множеству комбинаций самых разнообразных участников мировой политики, взаимодействующих друг с другом в различных форматах. Что же кается концепции многополярности, то она должна остаться в истории как вполне оправданная интеллектуальная и политическая реакция на самоуверенность, высокомерие и разнообразные эксцессы незадачливых строителей однополярного мира. Не менее того, но и не более. А с закатом концепции однополярного мира неизбежно начинается закат и ее противоположности – концепции мира многополярного.

[i] Примаков Е.М. Международные отношения накануне XXI века: проблемы, перспективы. Международная жизнь. 1996. №10. С. 3-13.

[ii] http://www.mid.ru/web/guest/vistupleniya_ministra/-/asset_publisher/MCZ7HQuMdqBY/content/id/781648.

[iii] Любопытно, что на рубеже веков идеи многополярности приобрели такую популярность в США и в Европе, что Советник президента Дж. Буша по национальной безопасности Кондолиза Райс сочла необходимым опубликовать целую статью с развернутой критикой многополярности как концепции соперничества и потенциальных конфликтов, отвлекающая человечество от решения общих созидательных задач. См.: http://globalaffairs.ru/number/n_1564.

[iv] Седьмой министр иностранных дел КНР Цянь Цичэнь констатировал: «Мир еще находится в переходной фазе, и новая модель еще не сформировалась полностью, но уже обозначились контуры структуры международных отношений, в которой одна сверхдержава и несколько великих держав находятся в отношениях взаимозависимости и борьбы… это и есть начальный период эволюции системы к многополярности» Suisheng Zhao. «Beijing’s Perceptions of the International System and Foreign Policy Adjustment after the Tiananmen Incident» / Suisheng Zhao (ed.), Chinese Foreign Policy. Pragmatism and Strategic Behavior. New York: East Gate Book, 2004. P. 142.

[v] http://www.kremlin.ru/events/president/news/53151.

[vi] http://www.kremlin.ru/events/president/news/52178.

[vii] http://tass.ru/politika/4477015.

[viii] Ibidem.

[ix] Дугин, А. Г. Теория многополярного мира. - М.: Евразийское движение, 2013. - С. 16-19.

[x] Весьма красноречиво изложил такой взгляд на мир Президент В. Путин в своем выступлении на Петербургском международном экономическом форуме 2 июня 2017 г.: «Повторяю, в мире не так много стран, которые обладают суверенитетом. Россия очень дорожит тем, что мы этим суверенитетом обладаем. Но не как игрушкой. Суверенитет нужен для защиты интересов и для собственного развития. Индия обладает суверенитетом… Но таких стран, как Индия, не так уж и много в мире. Это правда, просто мы должны это иметь в виду. Индия такая страна, Китай такая страна, я сейчас не буду перечислять – есть ещё страны, но их не много» - http://www.kremlin.ru/events/president/news/54667.

[xi] http://library.fes.de/pdf-files/bueros/wien/14193.pdf

+


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.