Русское Информационное Агентство
 сегодня 19 декабря 2018 г. на главную  контакты   
  главная новость

[14.12.18] Любые попытки самостоятельного расследования уголовного дела, предпринимаемые со стороны адвокатов обвиняемых, свидетелей, подозреваемых или осужденных, рассматриваются в России как препятствие следствию, обвинение в этом сочиняется, точнее переписывается слово в слово с предыдущего случая самим следователем и никем более не контролируется кроме, конечно, начальника по вертикали, передается в суд, слово в слово еще раз копируется судом, который отправляет обвиненного в этом страшном преступлении в СИЗО на два месяца с правом продления, и суд не отказывает следователю ни в том, ни в другом; этот дамоклов меч совершенно запугал адвокатов, так что реальной их способности помочь жертве произвола просто не существует; и они сами прерасно отдают себе в этом отчет. Такая система настолько прижилась, что справиться с нею не может или не хочет даже Путин. Судьбы некоторых геройских или наивных адвокатов служат полезным примером и демонстрационным эффектом для всех иных причастных к теме. Путин предложил смягчить «предпринимательские» статьи в УК: мы вас посадим не за то, что взяли, а за то что назад не положили... Это как бы мягкий увод дел от следователей. Был бы козел, отпущение найдется. Вот и стоит в размышлизмах, например, Элькин: вернуть или хуже будет? Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, всегда держит нос по ветру и чует, где что и как плохо лежит. В каком смысле и почему собрался Роскосмос на Луну? Роскосмос является рекордсменом по масштабам финансовых нарушений, в госкорпорации были выявлены различные нарушения дисциплины, в том числе нерациональные траты. А на Луну слетать, это же все спишется![ читать дальше ]


  анонсы

[14.12.18] Ничем и никого нельзя удивить во всей России, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. В своем заявлении генпрокурору Ю.Чайке и низложенному прокурору Москвы Куденееву свиждетель сообщил: Г.И.Элькин, П.А.Карюхин и компания умыкнули государственный лес, - да не где-нибудь, а в самой Москве, - прибегли к обману госорганов и нанесли ущерб другим участникам рынка. Полиция отказалась возбудить дело. В ответ на жалобу прокуратура ответила, что только вчера во всем разобралась и отменила решение об отказе в возбуждении уголовного дела: так что жаловаться не на что, сами расследуем и решим - в этой связи в жалобе свидетелю отказать. Прошли месяцы - никакого движения. Добросовестный свидетель вновь спрашивает органы: почему не ведется расследование преступления; ему сообщают: оснований возбудить дело нет, а Элькин не допрошен, потому что очень занят; гражданин пишет жалобу, и, как велел Путин, полписывается под нею своим именем, через пару месяцев ему отвечают: отказ в возбуждении дела был неправильным, назначено дополнительное расследование. Он пишет новую жалобу; ему отвечают: извините, только вчера (буквально!) мы отменили прежнее решение об отказе в жалобе и направили на дополнительное расследование. Вновь проходят месяцы, и свидетель сам подает в суд. И что вы думаете? В суд приходит из прокуратуры заявление, что вот только вчера мы отменили отказ на жалобу на отказ на другую жалобу на отказе возбудить уголовное дело и направили на дополнительное расследование вопроса. Каково? Но удивительнее всего то, что этим фактом невозможно никого удивить, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. Может, только президента Путина... [ читать дальше ]

[14.12.18] Чаще других под подозрение в коррупционных преступлениях в 2018 году попадали сотрудники МВД. К Путину можете не ходить, я уже обращался, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, - это тридцать тысяч долларов - и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. А приятель всех московских полицейских генералов и прокуроров замгендир в системе Ростех (тоже, я думаю, генерал) Григорий Иосифович Элькин, спокойно дирижирует целой командой рейдеров и приватизаторов охраняемого леса в Москве(!), - он так мне и говорил: мы вас посадим, у меня вся Москва в кармане, включая, как я полагаю, не только генерала Морозова, но и его сменщика - генерала Агафьеву на посту начальника главного следственного управления Москвы. [ читать дальше ]

[14.12.18] По субботам вдупель пьяный Павел Александрович Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Благодаря рассекреченным архивам мы наконец смогли заглянуть в это закулисье: поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов. Где-то в Конституции или Уголовном кодексе формулируются основания, при которых агент СВР Павел Карюхин может заниматься мордобоем иностранных рабочих на своем, либо соседних участках в элитном коттеджном поселке, где скромный работник Службы внешней разведки отгрохал солидную усадьбу. Не знаю, ведает ли высокое начальство об многомиллионных инвестициях в личную недвижимость своего агента, он по пьяному делу хвастал, что хапнул за гроши, налогов не платил и в контору сведений не представлял. Но прокуратура Москвы об этом была осведомлена, но относилась снисходительно к герою плащей и кинжалов. Реальная жизнь шпионов недавних времён: каждую субботу вдупель пьяный Павел Александрович Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Возмущённая общественность в моем единственном лице обратила на это внимание самого Карюхина, но он не отозвался, лишь брызгал слюной, но представитель таджикского землячество встрепенулся. Однако потом, пообщавшись с Карюхиным, заявил тусклым голосом, что действовать так у Карюхина были основания. Но надо посочувствовать рабочим: и Карюхин их лупит по лицам, и их этнические юридические защитники с подобной практикой соглашаются. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[14.12.18]Повсечасно и повсеместно как бы от собственного имени и вместо Элькина действует тренированный сутяга Павел Карюхин, либо опытный зицпредседатель всех фирм-однодневок, созданных Элькиным, Роман Кузюра; на худой конец, сойдет и готовый дать ложные показания свидетель вроде Е.Лозовой, то ли впавшей в долги, то ли еще как-то подставившейся под шантаж. Или, например, кто-то покончит жизнь самоубийством двумя ударами кинжала в сердце или тремя выстрелами в упор, последний - в затылок для верности... А Роскосмос входит в Ростех и при этом яростно соперничает с ним, а был бы козел, отпущение найдется. Компанию может возглавить Григорий Элькин. В отличие от Павла Карюхина замгендир Ростеха Григорий Элькин никогда не станет лично мордовать рабочего-таджика, а поручит (намекнет, наймет?) это кому-нибудь еще. Особая изысканность поведения рейдеров такого ранга состоит еще и в том, что он не просто кого-либо пошлет, но и учтет этническую составляющую, и его посыльным непременно будет тоже таджик. И в других случаях Элькин неуклонно демонстрирует тонкость подхода. Я понимаю, что несмотря на все разоблачения они держат Элькина, потому что он им почему-то нужен и/или нет подходящей замены. Но настанет час, когда поддерживать такого оскандалившегося в общем-то ничем не примечательного коррупционера будет слишком накладно и, главное, появится претендент, в котором будут заинтересованы, и тогда все наше досье ляжет как надо, и Элькину с командой мало не покажется, - они же и со своими не умеют по-хорошему и обязательно надерут холку. Поэтому мы стараемся, чтобы об Элькине и его подельниках не позабыли... [ читать дальше ]

[14.12.18]Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Преступным и противозаконным власть в России считает не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... [ читать дальше ]

[14.12.18]Это только кажется просто: чтобы генерала полиции, признанного блюстителя законности, взяли и посадили, должно было случиться что-то особенное; ведь вон, скажем, замгендир Ростеха, а до этого директор Росстандарта Григорий Элькин, - о нем все давно известно с давних времен, на него я сам передал досье Чайке и Путину, - и ничего, сидит и в ус не дует; может, только чуть-чуть дует, потому что карьеру ему притормозили; а тут раз - и на 13 лет. Это значит одно из двух или трех: не по чину взял; не поделился или насамовольничал: хапнул не спросясь. Может быть, конечно, и историческая версия: оказался классический фигурант опричника - верил, что служит государю и ему все можно, что - в интересах государя; но государевы интересы - вещь очень подвижная, и не всякому опричнику дано за ними уследить. Блюститель чистоты рук сел на 13 лет за взятки. В получении взятки в $1 млн обвиняются Денис Никандров, Александр Дрыманов, Михаил Максименко и начальник СО по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве Алексей Крамаренко, все сплошные генералы. Со слов Никандрова, выходило, что посредником при передаче $1 млн за изменение меры пресечения Кочуйкову выступал бизнесмен Дмитрий Смычковский, состоявший в товарищеских отношениях с Дрымановым и генералом СК РФ Михаилом Максименко. Из этой суммы по $200 тыс. получили Крамаренко, Никандров и Дрыманов, а оставшиеся $400 тыс. забрал себе Максименко.Согласно показаниям Никандрова, когда «запахло жареным» и о получении денег узнали сотрудники ФСБ, Дрыманов лично «дал команду Смычковскому на время уехать из Москвы, так как Смычковский Д. Э. несколько раз общался с «Шакро» (Калашовым З.К.)». «По мнению Дрыманова А.А., указанное обстоятельство позволяло связать его самого с Калашовым З.К., так как они оба общались со Смычковским Д. Э., которого он (Дрыманов А.А.) постоянно принимал как дорогого гостя. В ходе разговора Дрыманов А.А. выглядел подавленным», — рассказал Никандров.Дрыманов и Максименко отказываются от дачи показаний. Крамаренко общается со следователями, но уверяет, что никаких денег не получал, а освобождал Кочуйкова по указанию своих руководителей — Никандрова и Дрыманова. Никандров, заключивший сделку со следствием, получил 5,5 лет колонии. [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[13.12.18] Они погибли или гибнут: люди попрежнему в тюрьмах и иных местах изоляции и заключения. На образ другого, — не важно: этнически, национально или религиозно — переносится раздражение, связанное в том числе с внутренними проблемами. Как может Россия дать какие-либо гарантии в восстановлении Сирии, если Путин не может гарантировать безопасность собственным гражданам, которых мордует как хочет репрессивно-чиновничья клика. Новые исполнители-опричники карали вчерашних палачей теми же противозаконными методами и даже не скрывали этого: суды с голоса власти начинали демонстративно действовать по закону и ссылаться на европейские своды правил и решения международных судов, причем, конкретные исполнители-судьи были те же самые, что вчера выносили приговоры по распоряжению ныне попавших в немилость опричников. Повидимому, сами они не видят и не ощущают очевидность очевидной профанации - болезнь зашла слишком далеко - это уже шизоидная объективность. Им просто не доступно, что значит закон как система; они полагают, что закон - это справедливость по понятиям или: если вам надо, сделаем, как вы говорите, - и преданно смотрят в глаза. Громкие посадки «селебрити» ухудшили рейтинг коррупции в России. Несмотря на недавнюю серию громких коррупционных разоблачений в России, наша страна опустилась еще на 12 позиций в рейтинге, заняв 131-е место из 176 стран. Ниже России в новом рейтинге оказались в основном лишь страны, где в сейчас идет война или наблюдается геноцид. [ читать дальше ]

[13.12.18] Известно, два сапога - пара; логически Две пары составляют четыре сапога; но у нас в почете все уникальное, и вот две пары состоят из трех обувок... Ранее занимавший пост министра обороны РФ Анатолий Сердюков составил такую пару с Евгенией Васильевой. Скандал в связи с хищениями разразился в 2012 году. Григорий Иосифович Элькины был в те поры руководителем Ростандарта и параллельно и противозаконно гендиром нескольких фирм, занимавшихся очисткой сточных вод официально, а неофициально рейдерскими захватами чужого имущества и государственного леса в Москве. Ущерб тогда оценили в несколько миллиардов рублей. Васильеву приговорили к пяти годам колонии, но через несколько месяцев она вышла по УДО. Анатолий Сердюков сейчас возглавляет авиационный кластер в госкорпорации Ростех, как и бывший шеф Росстандарта Г.И.Элькин, как говорится, два сапога - пара. Дали туфельки слону, взял он туфельку одну и сказал, а мне пошире и не две, а все четыре, - умеет слоник считать. Вот и получается, сапог - три, а пар - две... [ читать дальше ]

[13.12.18] Кто-то увлеченно рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. Всепроникающий штат карателей-следователей СК РФ будет увеличен. Столпом авторитетной бизнес-империи можно считать мобильную связь. Связями занимается один из шефов Ростеха, бывший директор Росстандарта Григорий Элькин. А ведь неоднократно говаривал Владимир Путин: тот, кто обвиняет, должен быть сам чист как стеклышко. Тогда давайте исполнять поручение президента: пусть следователи - каждый - публично- докажут, что не имеют отношения к коррупции; мы - общественность, гражданское общество - посмотрим, проверим, расследуем - не хуже них уже умеем. Если арестовывать подозреваемого (обвиняемого, свидетеля) на основании заявления следователя, - дескать, может уничтожить улики, то надо посадить под арест и следователя - для соревновательности процесса, - он-то уж точно и уничтожит и родит все, что надо. А через два месяца и решим, выпускать или продлить. А вообще-толучше к президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[13.12.18]Признайте, откуда баксы, агент Карюхин? Карюхин спрятал левые баксы от своего шефа из Службы внешней разведки (СВР) и от налоговой инспекции. Признанный профнепригодным агент СВР, во всяком случае он так уверял и всем совал под нос ксиву, Павел Карюхин, видно в расчете на придурков или мздоимцев, уверяет судью Николинского суда, что он купил в Москве участок земли размером 30 соток за 80 тыс рублей в 2005 году, когда она стоила там примерно 200 тысяч рублей за 1 (одну) сотку и требует от продавца, чтобы он вернул ему, Карюхину, примерно 4.5 млн рублей, которые он внес, дескать, на нужды благоустройства поселка. Уже видно, что никак не сходится. Но интересно и другое: где наскреб в 2005-06 году сотрудник Службы внешней разведки четыре миллиона с лишним рублей? Если он получал зарплату в 2 тыс долларов, что в то время было невероятно, то есть 50 тыс рублей, то ему на это понадобилось бы копить 10 лет, если бы он вообще ни на что не тратился, а если бы половину тратил на житье, то все 20 лет. Одновременно Карюхин на полученном участке срочно возвел хоромы, баню и гараж, которые обошлись не менее чем в те же 4-5 млн рублей. А эти откуда? Еще 10-20 лет? Нечисто здесь, точно нечисто, не зря Карюхин уговорил своего риелтора оформить сделку как взнос в производство - эти деньги ему не надо было показывать в налоговую и, значит, на работе, то бишь - в Службу внешней разведки, где его, уж точно, спросили бы: откуда баксы, агент Карюхин? [ читать дальше ]

[13.12.18]На полпути к полсвободе, или детеныш зашевелился... Снова вляпался Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[13.12.18]А вот представьте, если оправдают и выпустят? Страсть господня... На него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? В поселке Архангельское Красногорского района 10 октября убили следователя по особо важным делам МВД России Евгению Шишкину. Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... По указу и зову души каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 66.62 (+66.62)
EUR 75.38 (+75.38)

  07.08.18 :: новости
Доля оправдательных приговоров в судах России только падает (2013 год – 5 614 оправданий на 945 279 дел, 2016 год – 3 515 оправданий на 954 255 дел), подсудность присяжных только сокращается, несовершеннолетние и вовсе с 2013 года выведены из их юрисдикции. Одна из самых удивительных вещей в деле «Нового величия», в котором вообще много всего удивительного, от участия трех провокаторов до жестокого, с толпой автоматчиков, ареста несовершеннолетней — это то, что из десяти арестованных четверо взрослых мужчин сидят под домашним арестом, а две девушки, арестованная в 17 Аня Павликова и 18-летняя Маша Дубовик, почти пять месяцев находятся в СИЗО. Бессмысленное на первый взгляд давление на безопасных, не угрожающих обществу обвиняемых на второй взгляд кажется абсолютно логичным: Аня и Маша — самые уязвимые, беззащитные и слабые фигуранты дела. У них нет денег, они не сталкивались с насилием, не умеют постоять за себя, не владеют даже базовыми юридическими знаниями. Они напуганы, растеряны, тяжело болеют, хотят к мамам. Они не будут сопротивляться, отказываться сотрудничать со следствием, отстаивать свою правоту. Когда дело начнет разваливаться в суде, они, скорее всего, смогут спасти его, во всем признавшись и сдав остальных. Следственные органы привыкли выбирать самую беззащитную из жертв и давить на нее, пока не сломают. В случае с «Новым величием» было очевидно, кто тут слабое звено. Восставшие из чата. Агент ФСБ сам создал в Телеграме подпольную организацию, сам ее разоблачил и сам всех посадил.

05.08.2018 12:34:00Никем не замеченная революцияСтатистика ФСИН о снижении подростковой преступности и информационная картина в СМИ различаются зеркальноВиталий Шкляров
Об авторе: Виталий Валентинович Шкляров – политтехнолог.Человеческое общество – среда загадочная. В некотором смысле оно напоминает фотонегатив: реальная значимость явлений и их восприятие чаще всего тренды прямо противоположные.Например, насилия с каждым днем становится меньше. Можно верить в Great crime drop или, скажем, Стивену Пинкеру (автор книги «Лучшие стороны нашей натуры. О причинах спада уровня насилия», США. – «НГ»), можно считать снижение показателей каким-то циклическим явлением, но со статистикой не поспоришь. Хотите – возьмите годовые отчеты ФБР, хотите – любой национальной европейской полиции, хотите – российской Генеральной прокуратуры.Число зафиксированных убийств, покушений на имущество, здоровье, половую неприкосновенность год от года падает. Но всего поразительнее не это – молодежная преступность как массовое явление фактически исчезла.Это официальная статистическая таблица с сайта ФСИН. Она фиксирует никем не замеченную революцию: численность осужденных несовершеннолетних в исправительных колониях с 2006 года сократилась в девять раз. Число самих колоний для несовершеннолетних – втрое.Причемэто не тот случай, когда мы можем уповать на возросшую гуманность правоохранительной и судебной систем. Доля оправдательных приговоров в судах только падает (2013 год – 5 614 оправданий на 945 279 дел, 2016 год – 3 515 оправданий на 954 255 дел), подсудность присяжных только сокращается, несовершеннолетние и вовсе с 2013 года выведены из их юрисдикции.В российских реалиях есть только одно объяснение фантастической статистике ФСИН: подростки попросту перестали совершать преступления в сколько-нибудь массовом порядке. Но мы это заметим, лишь только обратившись к разделу статистики сайта ФСИН. В телевизоре и заголовках новостных изданий картина прямо противоположная: в Покрове подростки жестоко избили школьника-инвалида, школьник расстрелял одноклассников в Подмосковье, в Твери школьники изнасиловали бездомную и избили ее.Это настоящие заголовки наугад из выдачи Google. Судя по ним, легко построить картину апокалипсиса, «потерянного поколения», развесить уши перед «экспертами», авторитетно предрекающими гибель человечества с этим поколением, воспитанным Интернетом и жестокими компьютерными играми. И, как положено, пустить ностальгическую слезу по советскому детству, где Гайдар шагал впереди, круг был только солнечным и все ходили в наглаженных галстуках.Но правда в том, что это в нашем детстве (мне 42, если что) драка «район – на район» с камнями и обрезками арматуры не была бы новостью. Это у нас прохожие боязливо жались к стене от компашки молодых людей на лавочке с бутылкой красного «777».«В школе избили», «во дворе избили» – надо же, даже папе совестно на такое пожаловаться, не то что в газете пропечатать. Защитить девушку от хулиганов еще 20 лет назад даже не было доблестью, но должностной обязанностью молодого человека. Потому что хотя в «Пионерской правде» об этих хулиганах не очень рассказывали, на улицах они еще как существовали.И это лишь частный пример. Что бы мы сегодня ни взяли: терроризм, иммиграцию в Европе и США, проблемы бедности и голода, «фейк ньюз», «альтернативные факты», – во всем видим не просто искажение реальности общественным мнением, но прямое ей противоречие.По ней даже тюрьма плачет…Анне Павликовой, которая встретила совершеннолетие в СИЗО, надзирательницы заплетают косички, а соседки по камере берегут от ночных кошмаров
06 августа 2018Елена РачеваАнна Артемьева«Новая газета»В понедельник, 6 августа, «Новая газета» запустила петицию с требованием изменить меру пресечения для 18-летней Анны Павликовой и Марии Дубовик на не связанную с содержанием под стражей.Обращение открывает видео мамы Анны Павликовой.Ваше участие, как уже было не раз, вновь может изменить ситуацию.ОТПУСТИТЕ АНЮ ПАВЛИКОВУ К МАМЕ. ПЕТИЦИЯ «Я как курица: всегда строила дом, семью, занималась детьми. Про политику вообще не задумывалась»Юлия Павликова сидит на мягком зеленом диване. На предплечье Юли изящным курсивом вытатуированы имена дочерей: «Anastasia&Anna». Анастасия, старшая, сидит рядом, перебирает плотно исписанные шариковой ручкой листочки — письма младшей дочери Ани из тюрьмы.Диван, на котором сидит Юля, только недавно удалось починить: во время обыска его перевернули и разломали на три части.«У каждой тумбочки была такая гора вещей, — вспоминает Юля. — Все рисунки, все поделки Анины вывернуты… Аня рисовала очень долго собаку. Я беру этот рисунок, а на нем отпечаток грязного сапога. Я сначала вообще не могла… Начинаю убираться, сажусь на пол и плачу. Настя (старшая дочь Юли. — Е. Р.), сказала: «Мам, всё. Пусть валяется, не разбирай, что ты над собой издеваешься». Но я понемногу: то там уголок соберу, то там. Через две недели только убралась.Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»Они потом говорили: «Скажите спасибо, что мы полы не вскрывали». Ну, огромное вам человеческое спасибо».Рядом с диваном лежит трость: у Юли рассеянный склероз, без нее она не может ходить. Еще в комнате есть два шкафа, заполненных фигурками розовых пони из мультфильма My Little Pony, постеры с пони, Анины рисунки пони и большой плюшевый пони — розовый, с малиновой гривой: «Аня спала с ним всегда. Я пыталась ей передать в СИЗО — они не взяли».Девочка с хохлатыми попугайчиками. Разговор с мамой Ани Павликовой. Ее дочь в СИЗО уже 4 месяца по делу «Нового величия»В большом вольере напротив оглушительно орут полтора десятка попугаев. Аня долго выводила хохлатую породу: достала редкого птенца из Израиля, поила витаминами, выдерживала тепловой и световой режимы. Птенцы вылупились уже после Аниного ареста. «Первые птенцы получились нехохлатые, вторые — я даже не знаю, — говорит Юля. — У одного вихор на голове в разные стороны, это считается? Я на свидание Ане фото каждого птенца приносила. Она говорит: «Мама, ты так сняла, что не видно: под крыльями есть хохлатость? Ты еще раз сними». Я говорю ей: выйдешь — сама посмотришь». Юля замолкает. Кажется, в это она не верит.
Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
Одна из самых удивительных вещей в деле «Нового величия», в котором вообще много всего удивительного, от участия трех провокаторов до жестокого, с толпой автоматчиков, ареста несовершеннолетней — это то, что из десяти арестованных четверо взрослых мужчин сидят под домашним арестом, а две девушки, арестованная в 17 Аня Павликова и 18-летняя Маша Дубовик, почти пять месяцев находятся в СИЗО. Бессмысленное на первый взгляд давление на безопасных, не угрожающих обществу обвиняемых на второй взгляд кажется абсолютно логичным: Аня и Маша — самые уязвимые, беззащитные и слабые фигуранты дела. У них нет денег, они не сталкивались с насилием, не умеют постоять за себя, не владеют даже базовыми юридическими знаниями. Они напуганы, растеряны, тяжело болеют, хотят к мамам. Они не будут сопротивляться, отказываться сотрудничать со следствием, отстаивать свою правоту. Когда дело начнет разваливаться в суде, они, скорее всего, смогут спасти его, во всем признавшись и сдав остальных. Следственные органы привыкли выбирать самую беззащитную из жертв и давить на нее, пока не сломают. В случае с «Новым величием» было очевидно, кто тут слабое звено. Восставшие из чата. Агент ФСБ сам создал в Телеграме подпольную организацию, сам ее разоблачил и сам всех посадил.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
Те, кто создавали и раскручивали это дело, не учли только две вещи. Первая — насколько на самом деле слаб их противник. Когда следователь намекнул Ане, что хорошо бы пойти на досудебное соглашение (то есть признать вину, дать показания на подельников, а на суде получить, если повезет, меньший срок), — она кивнула и улыбнулась.

«Аня просто не поняла, о чем речь, — говорит навещавшая Павликову в тюрьме ведущий аналитик УФСИН по Москве, бывшая сотрудница ОНК Анна Каретникова. — Когда ей продлили содержание в СИЗО, она тоже кивнула и улыбнулась. А потом рассказала мне, что просто не поняла приговора суда и кивнула, чтобы не обидеть судью. При этом Аня понимает, что не виновата в том, в чем ее обвиняют, и не готова брать на себя лишнее».
И второе: следователи не учли, что за каждым слабым звеном стоят семьи. И даже те, кто никогда не интересовался политикой, будут биться за своих близких до конца.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мамы подростков, обвиненных в экстремистской организации, которую создали силовики, обратились к Путину
«Меня подняли в пять утра, а тут один значок Навального»
В дверь позвонили в 5.20 утра 15 марта. В глазке было темно, из-за двери кричали: «Это сосед снизу, вы нас заливаете». Пока Дмитрий, отец Ани Павликовой, не открывая, проверял трубы в ванной, в дверь начали колотить: «У нас с потолка посыпалась штукатурка, прикладом, видно, били. Потом стали нецензурно орать: «Открывай дверь, не откроешь — взломаем».

Старшая дочь Настя спрятала свою грудную дочку Оливию под кровать, позвонила в полицию и сказала, что в дом ломятся бандиты. Ей ответили: «Открывайте. Это к вам».

Когда в квартиру ворвались автоматчики в масках, ударили Диму в лоб, положили на пол и прижали берцем к паркету, он сразу решил, что пришли за митинг Навального — за что же еще?

— Я не понимал, что происходит, было шоковое состояние. Я знал, что Аня ходила на митинг Навального и на митинг КПРФ за троллейбус, вот про них и подумал, — говорит Дима. — Пока обыск шел, спрашивали меня: «А ты ходил на Навального? А как ты относишься к Крыму? А как ты относишься к этой сучке Собчак?». Я молчал.

Их было около десяти человек, большинство — в масках, с оружием. Всех, кто был квартире, заставили лечь на пол. Дима лежал, придавленный чьей-то ногой и кашлял. У него начался приступ астмы, но его просьбы передать баллончик с лекарством никто не слушал. Затем всех согнали на кухню. Настю с младенцем посадили отдельно, выйти поменять памперс или помыть ребенка не разрешали.


Квартира Павликовых после обыска. Фото из архива
17-этажный дом, где живут Павликовы, оцепили. Когда полиция еще ломилась в квартиру, Аня выбросила из окна самую опасную улику, единственное, что считала противоправным: значок «Навальный!». «Зачем ты выкинула вещдок?» — сказали ей потом.

«Мы сидели на кухне, а они все крушили, — вспоминает Дима. — Приходили на кухню, говорили Ане: а это что, а это? Принесли значки с гербами факультетов из «Гарри Поттера», спросили: это что у тебя за свастики? Потом значок «Нового величия» принесли, мол, откуда это. Аня сказала, что просто купила. Я это название раньше не слышал, долго не мог запомнить потом».

На Аню кричали. Особенно старался низкий толстый человек в гражданском и балаклаве.

«Говорил ей: «Давай, сучка, рассказывай… — нецензурно кричал. — Ты что, наркоманка, не понимаешь…»

Сказал, что у нас тут столько народа живет, вот, одну заберем, закроем надолго, больше места нам будет. Требовали от Ани сказать, что это я во всем виноват. Она отказалась».

Аня не плакала. Только попросила людей с автоматами не трогать ее поделки — пластилиновых пони. Их разломали.


Квартира Павликовых после обыска. Фото из архива
Силовики злились. «Один — я думаю, он фээсбэшник — звонил кому-то, жаловался: вы меня подняли в пять утра, а тут один значок Навального», — вспоминает Дима.

Обыск продолжался несколько часов. Забрали телефоны, компьютеры, фотоаппараты, все старые сим-карты, значки и якобы найденную в доме программу «Нового величия».

Как заверяла Аня родителей, этой программы в доме не было. В переписке в Telegram она тоже писала знакомым, что дома ничего из материалов «Нового величия» не держала.

У Ани и Дмитрия отобрали паспорта, на обоих надели наручники. На вопрос, куда их везут, не ответили.

Ане на тот момент было 17 лет.


Квартира Павликовых после обыска. Фото из архива
В подвале
В отделение Следственного комитета по Западному административному округу Аню и Дмитрия везли в одном автозаке.

«Завели в каптерку, пришел какой-то человек: «Какие ребята с вами ходили? А такого, волосатого, видела? Давай рассказывай, а то пойдешь не свидетелем, а обвиняемой… Вот ты папу подвела, его могут с работы выгнать…». «Такой… добрый парнишка», — вспоминает Дмитрий.

Потом нас спустили в подвал к следователю. Там разговор был другой:

«Ты наркоманка. Что ты мне врешь, да я тебя ударю. Ты что косишь под психопатку. Да ты выйдешь через 25 лет, родители тебя забудут, будешь старухой».

Потом меня вывели в туалет, я пришел — Аня плачет. Я просил адвоката, но меня как будто не слышали. Только часов в семь разрешили позвонить».


Фото из архива
Павликовых долго допрашивали, на каких митингах они были. Дима сказал, что брал с собой Аню на разрешенный митинг памяти Немцова: «Для меня это было гражданским действием». Они спросили: «Чё, тебе этот еврей нравился?»

В этот же день Ане устроили три очные ставки с другими обвиняемыми по делу — Вячеславом Крюковым, Дмитрием Полетаевым и Русланом Костыленковым.

Допрос Костыленкова появился в интернете 17 марта. Растрепанный и помятый молодой человек в камуфляже без выражения говорит: «Целью организации было восстановление порядка на территории Российской Федерации, организация трибунала над членами правящей верхушки, отмена репрессивных действующих законов, Конституции…» Показания кажутся выученными наизусть. Позже Аня Павликова дала показания, что на очной ставке с Русланом видела, что он был избит. «Я был там тоже, — говорит Дмитрий. — У Руслана волочилась нога, был синяк под глазом. Его били».

Анна Каретникова убеждена, что с Аней Павликовой не случилось того же, только потому, что с ней был отец: «Он отказался от нее отходить. Если бы его не было, все могло быть гораздо хуже».

…Под вечер Диме стало плохо, следователи вызвали скорую, та констатировала повышенное давление и сердцебиение. Ехать в больницу Дима отказался. «Я ушел в час ночи, когда они сказали, что Аню арестовывают. Мы с ней прощались, она отдала мне сережки, я ей свой свитер. Обнялись. Больше я ее не видел».

«Юля, они так издеваются надо всеми»
После ночи в изоляторе временного содержания Аню отправили в суд и, по его решению, в СИЗО-6.

«На суде ее было не узнать: бледная, не разговаривала. Я: «Аня, Аня!» Ни улыбки, ничего, — вспоминает Дима. — Подавленной была невозможно. Руки тряслись. Но я ей горжусь: она ничего на себя не взяла».

Родным арестованного место его содержания не говорят. И родители метались, разыскивая Аню по всей Москве. Про это Юля говорит так: «Ребенка забрало государство».

У ворот СИЗО-6 автозак с Аней простоял несколько часов.

«Я когда передачки ей отдаю, всегда вижу у ворот автозаки, которые привозят людей, — рассказывает Юля. — Подойду — всегда одна машина стоит, а иногда и пять. Понятно, что пятая будет стоять очень долго. Когда Аню везли в СИЗО из суда, на улице было минус 10, и 3–4 часа даже не в автозаке, а в «стакане». Я не видела, что это, но по описанию ничего хорошего. Места мало, неотапливаемый, сиденье металлическое. Она говорила, что подкладывала под себя то одну ногу, то другую, чтобы не так холодно было, но ноги затекали… У меня в голове все время вопрос: она что, сопротивлялась, огрызалась, убегала? Убила кого-то? Что такого она делала, что ее надо было везти в таких условиях?»


Фото из архива
В холодном автозаке Аня застудила почки и придатки, началось воспаление, которое продолжается и сейчас.

«Гинеколог в СИЗО-6 сказала: «Ну что ты хочешь, у тебя такое воспаление, какие теперь дети, — рассказывает Юля. — Всё, никаких детей. Аня пишет письмо: «Мама, вы не переживайте. Как хорошо, что есть Настя, что есть Оливия. У меня детей не будет, ну, что поделаешь…» Это вообще. Это просто ужасно, от своего ребенка — такие письма.

Я говорю адвокату: они над ней издеваются! А та мне: «Юля, они так издеваются над всеми, такая система. У всех так».

В тюрьме у Ани усилились все хронические заболевания: вместо первой степени сердечной недостаточности медики СИЗО констатировали вторую. Начался гастрит, скачет давление. Аня не может спать ночами. Из-за авитаминоза крошатся зубы, выпадают волосы. МРТ показало заболевание сосудов головного мозга.

«У нее был сильный срыв, когда мы ЕГЭ сдавали, — вспоминает Юля. — Идет по квартире, и хоп — обморок, давление 160. Скорую трижды вызывали, в неврологическом отделении лежала».

В тюрьме нервное состояние ухудшилось. На суде по продлению меры пресечения в зале сработала пожарная сирена — видимо, включилась случайно. Судья объявила трехминутный перерыв, люди начали расходиться. Аня видела это по видеосвязи из СИЗО, не поняла, что случилось, и начала кричать: «А мама моя где? Мама! Мама где? Мама!»


Аня Павликова в СИЗО
«Я сама не выдержала, — говорит Юля. — Подскочила к экрану: «Не плачь, моя сладкая. Все будет хорошо». Я вижу, как она переживает.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Я к маме хочу». 18-летнюю Аню Павликову снова отказались выпустить из СИЗО
«Тремор рук постоянно, судороги в ногах, — говорит Дима. — Ночью не спит. Кровь из носа. Она надорвана очень. Как она держится, я даже не знаю. Я говорю: Ань, я б, наверное, так не смог. Я горжусь тобой. А она мне: когда я увижу маму?»

«Надзиратели наряжают, как девочку»
«Когда мы первый раз пришли к Ане в СИЗО, нам показалось что то ли у нее совсем сложная позиция защиты, и адвокаты запретили ей говорить о деле, то ли она хитрит и нас кружит, — вспоминает Анна Каретникова. — Про птиц своих говорит, про маму… Но потом мы поняли, что она правда такая: совсем домашняя девочка, у которой маленький опыт общения со сверстниками и нет опыта улицы, который мы все проходили».

В СИЗО-6 Аню поместили в камеру на 47 человек, первые дни она спала на полу.

«Самое страшное для нее было, что там все курят, она не выносит дым, — говорит Юля. — Аня говорила, у нее все тело как будто пленкой покрыто от табака».

В мае, когда здоровье Ани начало ухудшаться, ее перевели в медицинское отделение СИЗО-1 «Матросская Тишина», в камеру, где находились всего три женщины. «У одной, Светы, пятеро детей, один совсем маленький, а старший — как Аня, — говорит Юля. — Когда Аню к ним перевели, эта женщина ее обняла и заплакала. Она ей теперь одежду дарит, косички плетет. Относится, как мама к дочке».

ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ КАРЕТНИКОВОЙ:
«Или вот к Светлане на кровать (Аня. — Е. Р.) ложится, обнимет ее, прижмется, что кошка… Ты, говорит, на маму чем-то похожа. Можно я чуточку полежу — и уйду?.. Так и лежит, успокаивается и не дрожит тогда больше. Светлана: «А по ночам — кричит. Просыпается и кричит: здесь плохие, здесь злые! Вот они, рядом, у кровати стоят! Не могу с ними!» Я думаю — полицейские, что ли? Я тогда встаю, говорю: «Аня, Аня… да не бойся ты, я их выгоню! Уж меня-то они боятся!.. Всё, Аня, спи спокойно, ушли. Нет их больше. Я и дверь за ними заперла! Тогда она засыпает».

По словам Каретниковой, в «Матросской Тишине» к Ане хорошо относятся даже надзиратели. «Перед комиссией ее наряжают, как девочку. Туфли ей принесли, юбку, надзирательницы косички заплели. Все же хотят, чтобы, когда приедет комиссия, заключенные были нарядные, довольные. Аня смеялась, что не умеет косички, а тут другие ей делают. Ей понравилось».

Однажды в коридоре работало радио, и Аня слушала сказку, приложив ухо к двери. На середине сказки радио сломалось.

«Сотрудники чуть не плакали, обсуждали, как починить радио, чтобы Аня дослушала сказку, — говорит Каретникова. — Они там все ходят и удивляются. Даже они понимают, что она не должна здесь находиться».

А женщины, которые уже долго сидят, рассказывают, что Аня — что-то совсем невиданное».


Фото из архива
Как рассказывали Каретниковой сокамерницы Ани, та постоянно пытается сделать людям приятное. Например, заварит чай, накроет стол, но стесняется их позвать. «Они какую-то ее безропотность отмечают. Одна сокамерница пошла в санузел — там вода всюду. Она начала на Аню ругаться, что та все залила. Аня расплакалась, сказала: «Я больше не буду». Она заходит позже — а там снова вода. Оказалось, это труба течет. Женщина — к Ане: «Что же ты не сказала? Не защитила себя?» Та опять в слезы».

Во время обыска в доме Павликовых люди в масках сломали террариум с редкими насекомыми, Аня привезла их из Крыма. «Червяков, членистоногих этих и еще каких-то жуков. Это все там ползало… — говорит Юля. — Они его со второй полки сбросили и сверху вещей накидали. Червяки расползлись… Потом в СИЗО Аня меня спрашивает: «Мам, а как мои…» У меня сердце кровью… Пришлось сказать».

ИЗ ДНЕВНИКА АННЫ КАРЕТНИКОВОЙ:
«Сокамерницы рассказывают: а вот (Аня) опять плакала вчера… Вспомнила, что при обыске в квартире опрокинули книги и раздавили слизняка, он умер. Слизняк жил у нее. То ли редкий, то ли любимый. И вот его при обыске книгами убили. Вспомнила об этом — и плачет, будто убитый слизняк — самое страшное, что тогда произошло».

В субботу стало известно, что Павликову переводят обратно из медицинской палаты в СИЗО-6. Семью эта новость пугает: в огромной прокуренной душной камере Ане наверняка станет хуже. «Девочка и здесь, в больнице, мучается заболеваниями, очень болят все органы. То упадет духом, то приободрится, — говорит адвокат Ани Ольга Карлова. И вдруг меняет официальный тон: — Честно вам скажу: такой ребенок просто! Бесхитростный. Тяжело ей».

Женщина твоей мечты здесь
jolly.me

Легкий способ пойти на свидание, о котором ты мечтал всю жизнь! Заходи!
Знакомства с женщинами
Знакомства с мужчинами
Знакомства с незамужними
loveeto.ru

Одинокие женщины ищут серьезных отношений. Регистрируйся и найди пару!
Яндекс.Директ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Селфи на фоне Ани. Дело об аресте 18-летней Ани Павликовой затребовал Верховный суд, а ее саму скоро могут перевести из больничной палаты в камеру СИЗО-6
Первое, что Аня попросила в СИЗО, — учебники по английскому и по японскому, который она взялась учить в пятом классе из-за любви к аниме. Учебники в СИЗО не взяли, зато передали ей романы Людмилы Улицкой и «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына. Аня получает много писем от незнакомых людей. Радуется каждому, говорила родителям, что «как будто на воле с новыми людьми знакомится».

Официально свидания с Аней дают раз в месяц: на расстоянии, через стекло и решетки, с голосом в телефонной трубке. Впрочем, Диме повезло. Он так и говорит — «повезло». Как законный представитель несовершеннолетней дочери, он ходил к ней не только на свидания, но и на допросы. «Я даже мог ее там обнять! — говорит он, и в голосе явно слышен этот восклицательный знак. — Один раз только. В другие разы не давали».

Я спрашиваю, как держится Аня на свиданиях. Дмитрий задумывается, говорит медленно: «Повзрослела. Плохо себя чувствует. Держится, но уже на пределе. Хочет домой. «Пап, я не могу здесь находиться». Плачет. Там оргстекло, но видно, что слезы. А она: «Это мне в глаз что-то попало». Конечно, она не ожидала, что так будет. Я думаю, что ее психически сломали».

Уволена за троллейбус
На митинг за сохранение московских троллейбусов Аня пошла, даже не зная, что его организует КПРФ. «Мне говорила, что у автобусов — выхлопы, и чаще аварии, троллейбусы безопаснее. Аня всегда была за природу, за экологию», — рассказывает Юля.

Девушка постояла с плакатом, сфотографировалась. На фотографии на растяжке у стоящего рядом человека было написано что-то про Собянина. То ли полицейские, то ли центр «Э» принесли фотографию на Анину работу.

Прошлым летом Аня не поступила в университет. Хотела на биотехнологии в МГУ, не прошла по ЕГЭ, отказалась учиться в других вузах и решила поступать еще раз — «в этом году, который нам принес горе», — говорит Дмитрий. На год Аня пошла работать с животными — санитаркой в ГБУ « Мосветобъединение».


Фото из архива
Как вспоминает Анина подруга Кристина (имя изменено по ее просьбе), в начале марта начальница вызвала Аню на разговор, сказала, что та работает в государственной ветеринарной клинике и не может оказываться там, где ругают московского мэра. Раскаяния Аня не выразила — и была немедленно уволена.

— У Ани была истерика, — рассказывает Кристина. — Она всегда говорила, что начальница у нее хорошая. Сидела на работе до вечера, очень выматывалась.

Я советовала ей увольняться, но она не хотела, говорила, что должна помогать родителям. Она была в шоке, что человека могут вот так выгнать.

Аня не была фанаткой какого-то одного политика или движения. Ей нравился Навальный, она обсуждала с родителями фильм «Он вам не Димон», но при этом голосовать на выборах стала бы, если б была совершеннолетней, за Ксению Собчак. «Уважительно относилась к Ксении Анатольевне, — говорит Дима. — Мы после ареста Ани ей даже письмо писали, про нашу ситуацию рассказывали. Мне было странно, что она не отреагировала».

По словам Кристины, Аня интересовалась тем, что происходит в стране, но это всегда было для нее на третьем месте после семьи и работы. В разговорах с друзьями она обсуждала животных, случаи из ветклиники, своих попугаев. «На митинги ходила, но о «Новом величии» почти не упоминала. Я так понимаю, что она толком ни в чем не участвовала, все время посвящала работе, жаловалась, что времени не остается, — говорит Кристина. — Меня ни на какие собрания не звала. По-моему, сама на них редко бывала. Аня вообще замкнутая, ей с людьми тяжело».

Из друзей Ани мне удалось поговорить только с Кристиной. Подруга Маша Дубовик арестована по тому же делу и тоже находится в СИЗО. С одноклассниками после окончания школы Аня не общалась, дружбу на работе не завела. Близких друзей или парня, по словам Кристины, у нее не было.

«Аня не была общительная, — говорит Юля. — Для меня сама идея, что она — как это? — создала экстремистскую организацию, — звучит дико. Как она могла ее организовать, если она даже в школе в утренниках не участвовала, стеснялась».


Фото из архива
Как вспоминает Дима, в последние месяцы перед арестом Аня стала лучше одеваться, следить за собой. «Я ее спрашивал: ты откуда так поздно? — А мы зашли после курсов в «Макдональдс». Там одни мальчики были. Мне с ними интересно общаться». Дима предполагает, что в чате незнакомых людей, позже названных «Новым величием», Аня видела возможность социализироваться: «Она мне потом говорила: «Мы с Машей даже не слушали, чё там было на этих собраниях. То ли на Руслана Костыленкова давили, то ли наоборот…». Она просто хотела дружить. Еще мне кажется, этот Костыленков ей нравился. Мальчик 25-ти лет, рассуждает. А тут — Аня, нецелованная девочка…»

«Аня не отрицает, что у нее очень сложно складывались отношения с людьми. И вот она встретила новых друзей, впервые в жизни начала общаться, — говорит Анна Каретникова. — К сожалению, среди друзей оказалось много внедренных сотрудников полиции».

«У нас в детстве были какие-то игры, зарницы, — говорит координатор правовой помощи ОВД-Инфо Алла Фролова. — У этих детей нет ничего. Они просто учатся жить. И этим воспользовались».

Без Ани
«Я по тому, что читаю, понимаю, что главная пытка у них — капнуть в пакет нашатырь, надеть пакет на голову и завязать. Начинаешь дышать, все обжигаешь… Признаешься, в чем угодно».

Юля сидит в комнате Ани — усталая, с красивым, застывшим лицом. На полу весело ползает кудрявая 10-месячная Оливия, спаниель Дэни вздыхает во сне: «Я недавно открыла их чат в Телеграм, чтобы голос Ани в аудиосообщениях послушать, включила запись — пес вскочил, уши поднял, начал искать ее. Аня очень переживает, что больше его не увидит, он уже старенький».


Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
Я случайно встаю около вольера с попугаями — и они резко тревожно умолкают, в комнате впервые наступает тишина.

За эти пять месяцев жизнь семьи оказалась сосредоточена вокруг Ани. Почти каждый день, опираясь на трость, Юля везет в СИЗО передачу (в месяц разрешено 30 кг, лимит у Павликовых заканчивается уже к середине месяца), договаривается о свидании, встречается с правозащитниками и адвокатами, ездит на эфиры «Эха Москвы»…

— Я хорошо понимаю статью «терроризм», — говорит Юля. — Это какое-то совершенное действие. А экстремизм… Что это? Прокурор читал постановление: «Хотела свергнуть власть». Эта девочка? В 17 лет хотела свергнуть власть? Вот приехали они, вломились в квартиру, все вверх дном поставили… Нашли одну бумажку — и ту, я уверена, подбросили. Когда у ребят была апелляция, я сидела и думала: в этом деле нет потерпевших. Ну кто? Кто конкретно пострадал от их действий? И виновными я никого не считаю. Самое страшное, что дело сфабриковано. Если у них это получится, эту схему возьмут за основу.

Посреди первого допроса в подвале СК Дмитрий попытался возразить в чем-то следователю. Тот кивнул какому-то полицейскому: «Это твой клиент, иди с ним поработай в соседней комнате», — но тот никуда его не увел.

Я спрашиваю Диму, что он чувствовал там, в подвале у следователя. Он долго молчит. «Растерянность? Ужас? Злость?» — перечисляю я. «Вот что вы сказали — то и есть. А главное — я понимал, что рядом мой ребенок — а сделать для него я ничего не могу. Только кричать».

Мы говорим с родителями Ани по отдельности, но Юля повторяет слова мужа почти дословно: «Я один раз пришла к Ане в СИЗО-6 на свидание. У нее волосы длинные, пушистые, а тут убраны совсем. Вдруг она до них дотронулась и говорит:

«Мне волосы хотели обрезать». И как зарыдает… Это такая дикость. Ты понимаешь, что это твой ребенок, ты должна его защищать, но ты не можешь, она за решеткой. Что тебе делать?»


Комната Ани Павликовой. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
Появившаяся в пятницу новость, что Верховный суд истребовал материалы об аресте Ани и что теперь, возможно, пересмотрит меру пресечения — например, на домашний арест — семью не обнадежила. В оправдание Ани Павликовы не верят.

«Будущее ребенку сломали, — говорит Дима. — Здесь она уже экстремист, даже карточку не может иметь. В МГУ ее не возьмут, конечно…»

Я спрашиваю, как семью изменил арест дочери.

— Я не знаю, — просто говорит он. — Одни нервы. Юля по ночам плачет. Обнимает Анины вещи и плачет. Прибирается и плачет. Поговорит с Аней и плачет. Я не могу спать. Первые месяцы у меня были панические атаки. Потом почему-то появились силы бороться. Вроде уже с ног валюсь — но все равно иду и делаю: СИЗО, встречи, адвокаты… А у Ани все продолжается. Ночью разговаривает, плачет. Просыпается от того, что перед ней как будто кто-то стоит. Она ребенок. Как будто выпорхнула из дома — и попала в сети. И уже не повернешь назад.

Теги: экстремизм, новое величие, сизо, москва, павликова


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.