Русское Информационное Агентство
 сегодня 15 октября 2018 г. на главную  контакты   
  главная новость

[14.10.18] Следователи изъяли и рапорты Евгении Шишкиной об угрозах в ее адрес, написанные минувшим летом. Сама она эти угрозы восприняла настолько серьезно, что предприняла меры по обеспечению безопасности своего 18-летнего сына, которого отправила пожить у друзей.При этом адрес нового местожительства сына подполковник скрывала даже от сослуживцев.Следствие сейчас пытается выяснить, почему Шишкиной не была предоставлена охрана. Версия, что она сама отказалась от госзащиты, сомнительна. Потому что однажды отказавшись от охраны, как правило, не пишут повторные рапорты об угрозах. А Шишкина подала несколько таких рапортов. В поселке Архангельское Красногорского района 10 октября убили следователя по особо важным делам МВД России Евгению Шишкину. Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... По указу и зову души каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? [ читать дальше ]


  анонсы

[14.10.18] Руководителя Главного следственного управления Следственного комитета России (СКР) по Москве Александра Дрыманова проверяют на причастность к незаконному возбуждению уголовных дел и привлечению заведомо невиновных людей к уголовной ответственности. Жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, снова вляпался. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). [ читать дальше ]

[14.10.18] Тогда напрасно вы прибегнете к злословью: оно вам не поможет вновь... Не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Темпы процесса слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала ускорились на порядок или даже порядки. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. Позвоночник сломан, следы от кипятильника во рту: Валерий Пшеничный умер не от неоказания медицинской помощи. Он не наложил на себя руки. Его не мучили условиями содержания, как это практикуют с другими заключенными. Его просто запытали, а потом убили. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, снова вляпался. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). Совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]

[14.10.18] Я уже ходил к Путину, так что к нему не обращайтесь, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. А приятель всех московских полицейских генералов и прокуроров замгендир в системе Ростех (тоже, я думаю, генерал) Григорий Иосифович Элькин, спокойно дирижирует целой командой рейдеров и приватизаторов охраняемого леса в Москве(!), - он так мне и говорил: мы вас посадим, у меня вся Москва в кармане, включая, как я полагаю, не только генерала Морозова, но и его сменщика - генерала Агафьеву на посту начальника главного следственного управления Москвы. Старые следы генерала Натальи Агафьевой. Уголовное дело вел следователь столичного главка Иван Анатольевич Шестаков. Ранее он работал в подчинении главы Следственной части окружного главка по ЦФО полковника юстиции Натальи Ивановны Агафьевой. И именно в подразделение Агафьевой по протекции Зорова было передано в 2013 году возбужденное против Пономарева уголовное дело. Но вскоре ГУ МВД по ЦФО расформировали, и г-жа Агафьева получила должность в столице — стала начальником ГСУ ГУ МВД по г. Москве. В ее подчинение перешел и следователь Шестаков. Особо отметим, что все время с 2013 года здания «ДЭЗИСа» по Малой Семеновской благодаря странной благосклонности следователей находились на ответственном хранении… у Елены Волощук, которая, не имея на это имущество никаких прав, вопреки решениям всех судов сдавала их в аренду и извлекала незаконный доход. Вот что значит иметь «правильных» друзей. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[12.10.18]Мобильная вещь - государевы интересы, и не всякому опричнику дано за ними уследить. Блюститель чистоты рук сел на 13 лет за взятки. В получении взятки в $1 млн обвиняются Денис Никандров, Александр Дрыманов, Михаил Максименко и начальник СО по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве Алексей Крамаренко, все сплошные генералы. Со слов Никандрова, выходило, что посредником при передаче $1 млн за изменение меры пресечения Кочуйкову выступал бизнесмен Дмитрий Смычковский, состоявший в товарищеских отношениях с Дрымановым и генералом СК РФ Михаилом Максименко. Из этой суммы по $200 тыс. получили Крамаренко, Никандров и Дрыманов, а оставшиеся $400 тыс. забрал себе Максименко. Чтобы генерала полиции, признанного блюстителя законности, взяли и посадили, должно было случиться что-то особенное; ведь вон, скажем, замгендир Ростеха, а до этого директор Росстандарта Григорий Элькин, - о нем все давно известно с давних времен, на него я сам передал досье Чайке и Путину, - и ничего, сидит и в ус не дует; может, только чуть-чуть дует, потому что карьеру ему притормозили; а тут раз - и на 13 лет. Это значит одно из двух или трех: не по чину взял; не поделился или насамовольничал: хапнул не спросясь. Может быть, конечно, и историческая версия: оказался классический фигурант опричника - верил, что служит государю и ему все можно, что - в интересах государя; но государевы интересы - вещь очень подвижная, и не всякому опричнику дано за ними уследить. [ читать дальше ]

[12.10.18]Путин, похоже, успокоился, а у меня постоянно волосы стоят дыбом... Путину я сам написал о том, что по заказу топотуна из Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили против него уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. Следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала в присутствии адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. Откровенно вымогались деньги. Дело возбудили, обвинили, объявили в розыск, в качестве меры пресечения присудили арест. Это, конечно, не столь эффектный в смысле одиозности случай, от которого у Путина волосы дыбом встали, но совершенно равный ему по масштабам и беспределу нарушения прав. Но на мое письмо администрация президента России от имени Путина сообщила: не компетентен; вот так вот, и как быть волосам рядового гражданина, до сей поры не знаю. [ читать дальше ]

[12.10.18]Противозаконным власть считает не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Стукачество культивируется режимом. Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Эта история наглядно вскрывает механизмы новых репрессий — сейчас не расстреливают; однако впечатляет живучесть технологий карательных органов. Каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, - ведь если его посадили, значит, у него что-нибудь осталось: надо найти и взять или заставить его отдать. Одновременно на него нацелены испуганные и жадные взоры замгендиров типа Григория Элькина из Ростеха, зиц-председателей однодневок вроде ДНП Акуловские усадьбы и СНТ Радость в новой Москве Романа Кузюры, спецагента Службы внешней разведки П.Карюхина, профстукача Е.Лозовой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд, что вас посадил с подачи следователя и заказчика - вряд ли вам так повезет, что и судью поймают за руку... [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[12.10.18] Благодаря рассекреченным архивам мы наконец смогли заглянуть в это закулисье: поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов — в нашем новом материале. Поездки за водкой, покупка шпионской техники на барахолке, маниакальные поиски интриг ЦРУ, переписывание телефонных книг и другие правила жизни простых шпионов. Где-то в Конституции или Уголовном кодексе формулируются основания, при которых агент СВР Павел Карюхин может заниматься мордобоем иностранных рабочих на своем, либо соседних участках в элитном коттеджном поселке, где скромный работник Службы внешней разведки отгрохал солидную усадьбу. Не знаю, ведает ли высокое начальство об многомиллионных инвестициях в личную недвижимость своего агента, он по пьяному делу хвастал, что хапнул за гроши, налогов не платил и в контору сведений не представлял. Но прокуратура Москвы об этом была осведомлена, но относилась снисходительно к герою плащей и кинжалов. Реальная жизнь шпионов недавних времён: каждую субботу вдупель пьяный Павел Александрович Карюхин гоняет рабочих-таджиков по посёлку и бьет их по лицу или по лицам. Возмущённая общественность в моем единственном лице обратила на это внимание самого Карюхина, но он не отозвался, лишь брызгал слюной, но представитель таджикского землячество встрепенулся. Однако потом, пообщавшись с Карюхиным, заявил тусклым голосом, что действовать так у Карюхина были основания. Но надо посочувствовать рабочим: и Карюхин их лупит по лицам, и их этнические юридические защитники с подобной практикой соглашаются. [ читать дальше ]

[12.10.18] Нарисовать дело: как в России сажают. В 2017 году и первой половине 2018-го в России практически каждый день возбуждалось уголовное дело, связанное с публикациями, лайками и репостами в социальных сетях: в 2017 году 48 пользователей получили за публикации в соцсетях реальные сроки, а 411 человек стали фигурантами уголовных де, это не окончательные цифры, а лишь те случаи, которые удалось выявить. Как возбуждается дело. На первом этапе следователь находит в социальных сетях публикации, подпадающие, по его мнению, под статьи УК и КоАП. Затем производится доследственная проверка и принимается решение о возбуждении или невозбуждении дела. С учетом расширенной трактовки судьями ряда статей УК РФ, особенно 282-й, и обвинительного характера российских судов (по данным Верховного суда РФ количество оправдательных приговоров в 2017 году составило 0,36% от общего числа) успешное завершение дела для стороны обвинения практически гарантировано. Посты, из-за которых люди уже осуждены, часто не удаляются из социальных сетей, а следователи продолжают внимательно наблюдать за репостами и комментариями к ним, трактовка российскими судами такого понятия, как экстремизм, очень расплывчата и сильно отличается от принятой в европейских странах, где она четко увязывается с призывами к насильственным действиям и их публичным одобрением, - для российских судов важен формальный факт публикации в интернете, и любой пост, даже если его прочел лишь один человек, трактуется судом как массовое распространите информации посредством сети интернет. При этом подавляющее большинство обвиняемых за публикацию постов и мемов в социальных сетях даже не догадываются о том, что их действия подпадают под ту или иную статью УК РФ. Сам факт заведения на них уголовного дела становится шокирующим обстоятельством, и в большинстве случаев они идут признание вины в обмен на смягчение наказания. Репрессивные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям. [ читать дальше ]

[12.10.18] У нас обвиняет следователь. А ведь неоднократно говаривал Владимир Путин: тот, кто обвиняет, должен быть сам чист как стеклышко. Тогда давайте исполнять поручение президента: пусть следователи - каждый - публично- докажут, что не имеют отношения к коррупции; мы - общественность, гражданское общество - посмотрим, проверим, расследуем - не хуже них уже умеем. Если арестовывать подозреваемого (обвиняемого, свидетеля) на основании заявления следователя, - дескать, может уничтожить улики, то надо посадить под арест и следователя - для соревновательности процесса, - он-то уж точно и уничтожит и родит все, что надо. А через два месяца и решим, выпускать или продлить. А вообще-толучше к президенту Путину не обращайтесь, я уже ходил, - это не в его компетенции. Интересное дело: следователи требуют ареста бездоказательно обвиненного человека с гипотетическим ущербом на 2 млн рублей, и суд благополучно его сажает, иронически воспринимая заявления адвоката, - никакой прокурор тут и рядом не стоял, только сидел, ухмыляясь и кивая головой-кочан. А известный уголовник легко получает поддержку заместителя генерального прокурора, причем, тот пишет не одну грозную бумагу, решается идти на конфликт с самим Бастрыкиным, - даже Чайка, который боится лишний раз рот открыть после разоблачительного фильма, и тот дает понять, что он - в курсе. А народ и наше так называемое гражданское общество - безмолствует. Или тупо рассуждает об особенностях национальной охоты на интеллегенцию в рамках уголовного кодекса и статьи 159.4. Старые следы генерала Натальи Агафьевой. Уголовное дело вел следователь столичного главка Иван Анатольевич Шестаков. Ранее он работал в подчинении главы Следственной части окружного главка по ЦФО полковника юстиции Натальи Ивановны Агафьевой. И именно в подразделение Агафьевой по протекции Зорова было передано в 2013 году возбужденное против Пономарева уголовное дело. Но вскоре ГУ МВД по ЦФО расформировали, и г-жа Агафьева получила должность в столице — стала начальником ГСУ ГУ МВД по г. Москве. В ее подчинение перешел и следователь Шестаков. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[12.10.18]Напористость при возбуждении уголовных дел за репосты и мемы вызвала панику у российских интернет-пользователей и обеспокоила руководство отечественных социальных сетей. Как появляются подобные дела и по каким статьям, в каких социальных сетях можно чувствовать себя относительно безопасно, а в каких стоит внимательно следить за содержанием своих постов и комментариев. В 2017 году и первой половине 2018-го в России практически каждый день возбуждалось уголовное дело, связанное с публикациями, лайками и репостами в социальных сетях: в 2017 году 48 пользователей получили за публикации в соцсетях реальные сроки, а 411 человек стали фигурантами уголовных дел, это лишь те случаи, которые удалось выявить. По данным Верховного суда РФ количество оправдательных приговоров в 2017 году составило 0,36% от общего числа, т.е. успешное завершение дела для стороны обвинения практически гарантировано. Репрессивные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям. Нарисовать дело: как в России сажают. Что происходит в России с уголовными делами [ читать дальше ]

[12.10.18]Не надо по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, осуществляющий простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация и профанация закона, его духа и буквы. Его не мучили условиями содержания, как это практикуют с другими заключенными. Его просто запытали, а потом убили. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир Ростеха, снова вляпался. ФСБ задержала бывшего главу СКР по Москве Александра Дрыманова, который фигурировал в материалах расследуемого ФСБ дела о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). Абсолютно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]

[12.10.18]Карюхин Палсаныч, по его признанию, агент Службы внешней разведки, спрятал сведения о своих нелегальных доходах от своего шефа из Службы внешней разведки (СВР) и от налоговой инспекции. Признанный профнепригодным агент СВР, во всяком случае он так уверял и всем совал под нос ксиву, Павел Карюхин, видно в расчете на придурков или мздоимцев, уверяет судью Николинского суда, что он купил в Москве участок земли размером 30 соток за 80 тыс рублей в 2005 году, когда она стоила там примерно 200 тысяч рублей за 1 (одну) сотку и требует от продавца, чтобы он вернул ему, Карюхину, примерно 4.5 млн рублей, которые он внес, дескать, на нужды благоустройства поселка. Уже видно, что никак не сходится. Но интересно и другое: где наскреб в 2005-06 году сотрудник Службы внешней разведки четыре миллиона с лишним рублей? Если он получал зарплату в 2 тыс долларов, что в то время было невероятно, то есть 50 тыс рублей, то ему на это понадобилось бы копить 10 лет, если бы он вообще ни на что не тратился, а если бы половину тратил на житье, то все 20 лет. Одновременно Карюхин на полученном участке срочно возвел хоромы, баню и гараж, которые обошлись не менее чем в те же 4-5 млн рублей. А эти откуда? Еще 10-20 лет? Нечисто здесь, точно нечисто, не зря Карюхин уговорил своего риелтора оформить сделку как взнос в производство - эти деньги ему не надо было показывать в налоговую и, значит, на работе, то бишь - в Службу внешней разведки, где его, уж точно, спросили бы: откуда баксы, агент Карюхин? [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 65.98 (+65.98)
EUR 76.50 (+76.50)

  08.08.18 :: новости
Протокол осмотра членами ОНК (отдадим им должное) подследственного И. Шишкина, обвиненного ФСБ в участии в «террористическом сообществе». «Следы, похожие на ожоги от клемм электропроводов, перелом нижней стенки глазницы, гематомы, ссадины…» Шишкин, впрочем, написал, что все повреждения он получил, занимаясь спортом. Убедительно, не правда ли? Другие подследственные по этому же делу, состоявшие, кстати, ранее в организации антифашистов, В. Филинков и И. Шакурский, все же решили рассказать адвокатам о пытках – в частности, электротоком. Процесс, правда, могут объявить закрытым, чтобы рассказы о пытках лишний раз не звучали. Судьи же эти рассказы, как водится, и не заметят. Мы в какое государство, в какую реальность скатываемся? И эта реальность – она вот рядом, в опасной близости от нашего уютного тихого мирка, свободного обычно от плотных контактов с государством. Конечно, сегодня на дворе не 1938 год, а 2018-й, хотя отмечу, что конкретный избитый заключенный этой разницы, правда, может и не осознать. Но, с одной стороны, адептам силового произвола все же приходится огрызаться от СМИ, отбиваться от общественности, от ретивых членов общественных наблюдательных комиссий. Хотя, с другой стороны, уже ясно, как с ними бороться: ОНК можно «почистить», Комитет против пыток признать иностранным агентом… Да, я сознаю, что завтра или послезавтра любой сержант или лейтенант, наделенный священными полномочиями, может запросто по своей прихоти остановить меня где-нибудь у вокзала, как моего коллегу Владимира Бродского. Может потребовать следовать за ним, вывернуть карманы, может ударить. И будет при этом ощущать свою принадлежность к корпорации всесильных и неподсудных. И, как мы видим, не без оснований.

07.08.2018 13:27:00Пытки ради царицы доказательств Избитые подследственные и заключенные не всегда улавливают разницу между 2018 и 1938 годом Илья Шаблинский Об авторе: Илья Георгиевич Шаблинский – доктор юридических наук, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.Пытки запрещены у нас Конституцией. Однако фактически – теперь узаконены. Именно фактически. Но разве такое возможно? Да, возможно, если реальным, а не формальным главенствующим принципом государства является не право, а простое превосходство в физической силе. Просто право силы. Я говорю сейчас именно о государственной жизни, а не об общественной. Не хочу чересчур обобщать, но государство, как водится, задает тон. Пыточная практика, практика произвольного насилия в отделениях полиции, в тюрьмах, в следственных изоляторах была распространена и 10, и 20, и 40 лет назад. Что же изменилось сейчас? На мой взгляд, у сторонников данной практики сформировалось ощущение полной безнаказанности. Они осознали, что могут все. Ну, за малыми изъянами. Скажем, не доводить пытку до смертельного исхода. Тогда могут быть хлопоты: не всегда легко работу палача выдать за самоубийство. Хотя чаще удается.
Случай в Ярославской колонии, запечатленный регистратором, – уникален. Ну да, это именно то исключение, что подтверждает мрачное правило. А вообще-то подобные записи с регистраторов к адвокату обычно не попадают. Так что много ли шансов у заключенных, скажем, из Керченского изолятора привлечь к ответственности тех, кто пытал их? Без уличающей видеозаписи – практически нет. Показания особо смелых подследственных или осужденных судами, как правило, во внимание не принимаются. Суды их как бы не замечают. Людей с явными следами насилия или незажившими травмами обычно скрывают от посторонних. Помнится, мы приезжали в Краснодар в СИЗО № 1 – осмотреть подследственного, который после жестокого избиения потерял часть ушной раковины. Такое бывает после сильного удара ногой в тяжелой обуви. Мы хотели его сфотографировать, но за час до нашего приезда его перевели в Армавир – весьма оперативно. Этот подследственный, кстати, еще ждал суда – сидел по доносу своего бизнес-партнера. В наших изоляторах вообще много предпринимателей. Говорю об этом, поскольку всякий раз, когда поднимаю эту тему, мне возражает дружный хор: так с этими тварями и надо! Мол, встретился бы с ними кто-нибудь из их радетелей на воле в темном переулке. Но в том-то и дело, что они не на воле. А условия в наших тюрьмах и колониях признать курортными очень трудно. При этом далеко не все сидельцы – бандиты и убийцы. Эти-то как раз приспосабливаются куда лучше. Говорят, что пытки из садистского удовольствия нужно отличать от пыток как средства получения признательных показаний. То есть мы как-то незаметно, как-то постепенно вернулись в историческую ситуацию, когда многие (да, многие, хотя и не скажу, что все) следователи видят главную задачу в одном – выбить из подследственного показания. Пусть он потом в суде жалуется – все равно не поможет, ведь признание-то уже есть. И эти жалобы на методы работы некоторых сотрудников МВД и следственных органов за последние годы существенно обогатили наши знания о современных методах дознания. Эти методы уже в фильмах и сюжетах романов. Все знают, как можно избить пластиковой бутылкой, наполненной водой. Как использовать противогазную маску со шлангом. Как подолгу не выпускать в туалет. Может быть, это уже становится нормой? Надо сказать, что привычка использовать именно эти методы действительно постепенно вытесняет из сознания следователя желание серьезно собирать доказательную базу, например, искать объективные улики. Причем в последнее время стали поступать жалобы на пытки и в изоляторах ФСБ. А вот такого раньше не было (или мне не встречалось). Но вот читаю протокол осмотра членами ОНК (отдадим им должное) подследственного И. Шишкина, обвиненного ФСБ в участии в «террористическом сообществе». «Следы, похожие на ожоги от клемм электропроводов, перелом нижней стенки глазницы, гематомы, ссадины…» Шишкин, впрочем, написал, что все повреждения он получил, занимаясь спортом. Убедительно, не правда ли? Другие подследственные по этому же делу, состоявшие, кстати, ранее в организации антифашистов, В. Филинков и И. Шакурский, все же решили рассказать адвокатам о пытках – в частности, электротоком. Процесс, правда, могут объявить закрытым, чтобы рассказы о пытках лишний раз не звучали. Судьи же эти рассказы, как водится, и не заметят. Мы в какое государство, в какую реальность скатываемся? И эта реальность – она вот рядом, в опасной близости от нашего уютного тихого мирка, свободного обычно от плотных контактов с государством. Конечно, сегодня на дворе не 1938 год, а 2018-й, хотя отмечу, что конкретный избитый заключенный этой разницы, правда, может и не осознать. Но, с одной стороны, адептам силового произвола все же приходится огрызаться от СМИ, отбиваться от общественности, от ретивых членов общественных наблюдательных комиссий. Хотя, с другой стороны, уже ясно, как с ними бороться: ОНК можно «почистить», Комитет против пыток признать иностранным агентом… Да, я сознаю, что завтра или послезавтра любой сержант или лейтенант, наделенный священными полномочиями, может запросто по своей прихоти остановить меня где-нибудь у вокзала, как моего коллегу Владимира Бродского. Может потребовать следовать за ним, вывернуть карманы, может ударить. И будет при этом ощущать свою принадлежность к корпорации всесильных и неподсудных. И, как мы видим, не без оснований.


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.