Русское Информационное Агентство
 сегодня 19 апреля 2019 г. на главную  контакты   
  главная новость

[19.04.19] Пусть за полное неожидание За пустое словно россыпь черных дыр Вдруг засветится живое сострадание И сомкнется с ожиданием моим Не не жди меня не жди пожалуйста Ожидание моя стезя я приду и ты пожалуйся На меня и мне слезой рося За неожидание не будет спроса Неожидание немалый труд Боль неожидания громаднейшего роста И не гаснет просто так и как-нибудь Вырасти свое неожидание чтоб оно закрыло синь небес Но не ожидай и воздаяния за неожидание не жди чудес И за полное неожидание за пустое словно россыпь черных дыр Вдруг засветится живое сострадание и сомкнется с ожиданием моим[ читать дальше ]


  анонсы

[18.04.19] В России нет действенного механизма защиты граждан, сообщивших о преступлении. Более того, зачастую они сами становятся теми, против кого начинается уголовное преследование. В одном из писем Путину объясняют, что по заказу замгендира Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. И хотя даже сама Лозовая не утверждала, что обвиняемый имел отношение к этому факту, следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала обвиняемому в присутствии его адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. Откровенно вымогались деньги. Дело возбудили, обвиняемого обвинили, объявили в розыск, в качестве меры пресечения присудили арест. Это, конечно, не столь эффектный в смысле одиозности случай, который приводит Путин, но совершенно равный ему по масштабам и беспределу нарушения прав, - таких случаев не сосчитать и они не вызывают никакого интереса у следователей и прокуроров всей России, включая генерального и его замов, - для них это рутина, это происходит ежедневно [ читать дальше ]

[17.04.19] Они торжествуют: элькины, карюхины... Притеснения, преследование и репрессии против предпринимателей, а в более широком плане - против среднего класса нанесли невосполнимый урон развитию страны, и речь идет не только о текущих событиях и явлениях, но и о среднесрочной и уже долгосрочной перспективе: последствия видны во всех без исключения отраслях и разделах экономики и общественной жизни. Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. И как вы думаете, куда они подевались, если общеизвестно, что 800 тысяч таких спецов сидит по тюрьмам. То, что дальше будет хуже, всем более или менее понятно — новые группы инициативных предпринимателей и наемных работников, выходящие на рынок, будут сильно меньше присутствующих на нем сейчас. Генералы в тюрьме и в кресле начальника, Никандров и Агафьева, Бастрыкин и Морозов, Сугробов и Куденеев, Голиков и Элькин, Чайка и Карюхин отнять и разрушить могут, но сами-то ничего не создают и не умеют... [ читать дальше ]

[17.04.19] Все Чрезвычайные комиссии вроде нынешнего Следственого комитета закономерно заканчивались концом, что все равно печально, - при всем понимании неизбежности; но печальнее всего они заканчивались для руководителей - от Дзержинского до Берии, даже Сталин ничего с этим не мог поделать. Мы уже несколько лет предлагаем кандидатуру начальника СК на пост президента страны, что позволило бы избежать некоторых наиболее грустных событий, которые неизбежно сопровождают концы чрезвычаек; но высокая инстанционная общественность, от которой зависит решение, не прислушивается к нам. Процесс задержания, по словам Абызова, был корректным, уважительным и качественным. Очевидно, эта высокая оценка качества делалась Абызовым в расчете на будущие плодотворные переговоры. Одновременно премьер Медведев удалял Абызова из списка друзей в социальной сети Вконтакте. Энтузиазм, с которым силовики принялись охотиться на бывших участников команды единомышленников, не может оставлять равнодушными оставшихся членов команды. Вопрос теперь в том, какой ответ силовому уклону в политике будет найден и кто его инициирует. Если такого ответа не последует, всегда можно составить компанию Дворковичу в Сан-Марино. Конечно, к фигурантам меньшего ранга, вроде начальника ГСУ генерала Морозова, других генералов, губернаторов, министров, не говоря уже о следователях и шефах, например, Росстандарта, как Г.И.Элькин, проявляют куда меньше почтения; я уж даже не говорю о недосостоявшихся агентах Службы внешней разведки вроде Павла Карюхина... [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[17.04.19]Откровенно вымогались деньги. Дело возбудили, обвиняемого обвинили, объявили в розыск, в качестве меры пресечения присудили арест. Это, конечно, не столь эффектный в смысле одиозности случай, который приводит Путин, но совершенно равный ему по масштабам и беспределу нарушения прав, - таких случаев не сосчитать и они не вызывают никакого интереса у следователей и прокуроров всей России, включая генерального и его замов, - для них это рутина, это происходит ежедневно. В России нет действенного механизма защиты граждан, сообщивших о преступлении. Более того, зачастую они сами становятся теми, против кого начинается уголовное преследование. В одном из писем Путину объясняют, что по заказу замгендира Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. И хотя даже сама Лозовая не утверждала, что обвиняемый имел отношение к этому факту, следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала обвиняемому в присутствии его адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. Экс-мэра Владивостока приговорили к 15 годам колонии строгого режима и штрафу в 500 млн рублей за взятки [ читать дальше ]

[17.04.19]Примеры судеб некоторых геройских или наивных адвокатов служат полезным примером и демонстрационным эффектом для всех иных причастных к теме. Путин предложил смягчить «предпринимательские» статьи в УК: мы вас посадим не за то, что взяли, а за то что назад не положили... Это как бы мягкий увод дел от следователей. Кудрин рассказал о миллиардном воровстве в Роскосмосе. Роскосмос входит в Ростех и при этом яростно соперничает с ним, а был бы козел, отпущение найдется. Компанию может возглавить, например, Элькин. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, всегда держит нос по ветру и чует, где что и как плохо лежит. Самостоятельные расследования уголовного дела, предпринимаемые со стороны адвокатов обвиняемых, свидетелей, подозреваемых или осужденных, рассматриваются в России как препятствие следствию, обвинение в этом сочиняется, точнее переписывается слово в слово с предыдущего случая самим следователем и никем более не контролируется кроме, конечно, начальника по вертикали, передается в суд, слово в слово еще раз копируется судом, который отправляет обвиненного в этом страшном преступлении в СИЗО на два месяца с правом продления, и суд не отказывает следователю ни в том, ни в другом; этот дамоклов меч совершенно запугал адвокатов, так что в реальной их способности помочь жертве произвола просто нет; и они сами прерасно отдают себе в этом отчем. Такая система настолько прижилась, что справиться не может или не хочет даже Путин [ читать дальше ]

[17.04.19] Смертники неясной цели, они олицетворяют собой фактическое признание власти собственной неспособности решать назревшие вопросы развития общества с помощью Закона. Чем больше разводится кругов вокруг личности Путина, тем больше впечатление, что он - лишь номинальный носитель скипетра, и ему реально принадлежит лишь эйфорийная буза вокруг снимаемых генералов и рукопожатных президентов и канцлеров, - таких же временщиков, как и он. Но слышали ли вы о вышедших на свободу ошельмованных людях? Их время придет, - когда уберут и уберут плохо карателей: это уже происходит - с Морозовым, Сугробовым, Сидоровым, Элькиным, Лозовой, Карюхиным, с каждым кругом - первым, вторым и так далее - получается все хуже. И нет ни малейшего желания позлорадствовать или посмеяться над судьбами молодых генералов вроде Колесникова, Дениса Никандрова и других, причем не зависимо от их личных качеств. Это объективная данность - появление на острие копья популизма добровольцев-опричников, которые в интересах, ими воспринимаемых как интересы страны, готовы действовать не по закону, а по необходимости, и довольно быстро их дела превращаются в действия по понятиям, сближающим их с профессиональными уголовниками. [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[17.04.19] Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Каратели выпускают своих - таких же карателей, но попавшихся или нарушивших законы круговой поруки, их отодрали розгами, - а лакеи от порки становятся только послушнее, - и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд В ситуации, когда полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом, совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. Стукачество культивируется режимом. Большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]

[17.04.19] Большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Система такова, что власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]

[17.04.19] Лакеи от порки становятся только послушнее, - вот их и отпустили. А оболганный и замордованный гражданин не только сидит, куда его определил очередной Сидоров или Никандров, но и является объектом пристального внимания Голикова или Агафьевой, потому что они уже нашкодили, и если людей, посаженных с их доноса или в результате их рейдерских действий, выпустят, что с ними будет? Не надеясь на закон, люди практикуют самосуд, отсюда бунты в тюрьмах, Сизо и колониях, нападения на полицейских, несовершеннолетние террористы, вандализм. Не верь, не бойся, не проси и не надейся: коли случится, что вашего следователя-палача разоблачат и осудят, как Сидорова и Морозова из ГСУ Москвы, - это не дает никакого шанса на то, что вас оправдают и выпустят на свободу. Каратели прикрываются решениями послушных судей, и вам придется обращаться в тот же суд. Уж эти московские и все прочие прокуроры... Путин освободил от занимаемой должности прокурора Москвы государственного советника юстиции 2-го класса Владимира Викторовича Чурикова, а за три года до этого по подозрению в коррупции Сергея Куденеева, которого так никуда и не пристроили, а это верный признак, что не по чину брал... Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[17.04.19]В каком смысле и почему собрался Роскосмос на Луну? Роскосмос является рекордсменом по масштабам финансовых нарушений, в госкорпорации были выявлены различные нарушения дисциплины, в том числе нерациональные траты. Неправильно проводятся процедуры закупок, завышены цены, очень много омертвлено средств на недостроенные объекты или на объекты, которые просто простаивают, не использованы средства на счетах месяцами. Несколько миллиардов утрачено — то есть, по сути, своровано, сказал председатель Счетной палаты Кудрин. Самостоятельные попытки расследования уголовного дела, предпринимаемые со стороны адвокатов обвиняемых, свидетелей, подозреваемых или осужденных, рассматриваются в России как препятствие следствию, обвинение в этом сочиняется, точнее переписывается слово в слово с предыдущего случая самим следователем и никем более не контролируется кроме, конечно, начальника по вертикали, передается в суд, слово в слово еще раз копируется судом, который отправляет обвиненного в этом страшном преступлении в СИЗО на два месяца с правом продления, и суд не отказывает следователю ни в том, ни в другом; этот дамоклов меч совершенно запугал двокатов, так что в реальной их способности помочь жертве произвола просто нет; и они сами прерасно отдают себе в этом отчем. Такая система настолько прижилась, что справиться не может или не хочет даже Путин. Примеры судеб некоторых геройских или наивных адвокатов служат полезным примером и демонстрационным эффектом для всех иных причастных к теме. Путин предложил смягчить «предпринимательские» статьи в УК: мы вас посадим не за то, что взяли, а за то что назад не положили... Это как бы мягкий увод дел от следователей. Кудрин рассказал о миллиардном воровстве в Роскосмосе. Роскосмос входит в Ростех и при этом яростно соперничает с ним, а был бы козел, отпущение найдется. Компанию может возглавить, например, Элькин. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, всегда держит нос по ветру и чует, где что и как плохо лежит. В каком смысле и почему собрался Роскосмос на Луну? Роскосмос является рекордсменом по масштабам финансовых нарушений, в госкорпорации были выявлены различные нарушения дисциплины, в том числе нерациональные траты. Неправильно проводятся процедуры закупок, завышены цены, очень много омертвлено средств на недостроенные объекты или на объекты, которые просто простаивают, не использованы средства на счетах месяцами. Несколько миллиардов утрачено — то есть, по сути, своровано, сказал председатель Счетной палаты Кудрин. [ читать дальше ]

[17.04.19]Признанный профнепригодным агент СВР, во всяком случае он так уверял и всем совал под нос ксиву, Павел Карюхин, видно в расчете на придурков или мздоимцев, уверяет судью Николинского суда, что он купил в Москве участок земли размером 30 соток за 80 тыс рублей в 2005 году, когда она стоила там примерно 200 тысяч рублей за 1 (одну) сотку и требует от продавца, чтобы он вернул ему, Карюхину, примерно 4.5 млн рублей, которые он внес, дескать, на нужды благоустройства поселка. Уже видно, что никак не сходится. Но интересно и другое: где наскреб в 2005-06 году сотрудник Службы внешней разведки четыре миллиона с лишним рублей? Если он получал зарплату в 2 тыс долларов, что в то время было невероятно, то есть 50 тыс рублей, то ему на это понадобилось бы копить 10 лет, если бы он вообще ни на что не тратился, а если бы половину тратил на житье, то все 20 лет. Одновременно Карюхин на полученном участке срочно возвел хоромы, баню и гараж, которые обошлись не менее чем в те же 4-5 млн рублей. А эти откуда? Еще 10-20 лет? Нечисто здесь, точно нечисто, не зря Карюхин уговорил своего риелтора оформить сделку как взнос в производство - эти деньги ему не надо было показывать в налоговую и, значит, на работе, то бишь - в Службу внешней разведки, где его, уж точно, спросили бы: откуда баксы, агент Карюхин? Агент Карюхин, признайте, облегчите душу, откуда баксы, а? Карюхин спрятал левые баксы от своего шефа из Службы внешней разведки (СВР) и от налоговой инспекции. Признанный профнепригодным агент СВР, всем совал под нос ксиву [ читать дальше ]

[17.04.19]Уже случилось все, и ничем и никого нельзя удивить во всей России, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. В своем заявлении генпрокурору Ю.Чайке и низложенному прокурору Москвы Куденееву свиждетель сообщил: Г.И.Элькин, П.А.Карюхин и компания умыкнули государственный лес, - да не где-нибудь, а в самой Москве, - прибегли к обману госорганов и нанесли ущерб другим участникам рынка. Полиция отказалась возбудить дело. В ответ на жалобу прокуратура ответила, что только вчера во всем разобралась и отменила решение об отказе в возбуждении уголовного дела: так что жаловаться не на что, сами расследуем и решим - в этой связи в жалобе свидетелю отказать. Прошли месяцы - никакого движения. Добросовестный свидетель вновь спрашивает органы: почему не ведется расследование преступления; ему сообщают: оснований возбудить дело нет, а Элькин не допрошен, потому что очень занят; гражданин пишет жалобу, и, как велел Путин, полписывается под нею своим именем, через пару месяцев ему отвечают: отказ в возбуждении дела был неправильным, назначено дополнительное расследование. Он пишет новую жалобу; ему отвечают: извините, только вчера (буквально!) мы отменили прежнее решение об отказе в жалобе и направили на дополнительное расследование. Вновь проходят месяцы, и свидетель сам подает в суд. И что вы думаете? В суд приходит из прокуратуры заявление, что вот только вчера мы отменили отказ на жалобу на отказ на другую жалобу на отказе возбудить уголовное дело и направили на дополнительное расследование вопроса. Каково? Но удивительнее всего то, что этим фактом невозможно никого удивить, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 0.00 (0.00)
EUR 0.00 (0.00)

  08.02.19 :: новости
Переход к реализации нового проекта интернационализации мировой экономики, а именно модернизации инфраструктур и формирования единой глобо и космопортации производства, товаров, информации влечет за собой неизбежные следствия. Любой экономист сразу назовет три области, где они будут особенно заметны: воспроизводство (простое и расширенное), эксплуатация, безопасность. Масштабы обеспечения этих последующих событий уникальны, всеобъемлющи и крайне технологичны. Они несомненно дадут мощный толчок развитию прикладной науки. Трудно сейчас себе представить в полном объеме грядущие социальные, политические и демографические последствия, но основные их направления очевидны. Совершенно трансформируются геополитические факторы: взрывается прежнее представление о национальных границах и национальных государствах. Тем не менее опыт человечества не знает лучшего инструмента для совершения столь грандиозных преобразований, нежели национальное государство; другое дело, что оно должно претерпеть важные структурные изменения и организационные сдвиги. Не случайно на этом вопросе сейчас зациклено внимание общества: старое не годится, нового примера пока нет, исторический опыт достаточно трагичен и противоречив; отдельные проблески позитивных идей все-таки мелькают в дискуссиях этатистов и либералов, но нужны гораздо более мощные и направленные интеллектуальные усилия, чтобы приблизиться к искомой цели; может быть надо перелопатить построения исторических утопистов. Не последнюю роль в этом деле играют встречи и мозговые атаки современных прикладных политиков вроде Трампа, Путина, Мэй, Меркель, Си... Кто знает, где аукнется.

Поразительно, но никто не замечает, что Китай повторяет японский путь; всего забавнее, что этого не видят китайцы; не знаю, действуют ли сознательно американцы, но они хотя бы осознанно движутся в колее той же логики: найти того, кто способен быстро и массово тиражировать гражданскую технологию на индустриальной основе на базе дешевого труда. В 50-е годы в Америке все говорили: скоро все у нас будет японское; теперь говорят - китайское; и правда сюжет повторяется; конечно, Япония далеко ушла вперед, развив свою хорошую технологическую базу; но если приглядеться, то ясно, что технологичная Япония и ее промышленность остались эффективным партнером Америки на скамейке запасных: ее изделия высокой технологии пошли не только в США, но и по всему миру, но если смотреть в корень, то он там же, где технологические корни Китая. С Японией у Америки не было проблем, потому что с самого начала - юридически - выступала в качестве вторичного рынка и потребителя вторичной технологии американской экономики; ее тойоты - от форда; ее электронику не оторвешь от американской; ее йена - математическое производное от доллара. С Китаем, конечно, сложнее; но успех китайской экономики и ее благополучное будущее, - если, конечно, исходить из имеющегося исторического (японского) опыта, - именно в этой историко-логистической колее; и если китайцы осознают это, они скорее всего не станут сопротивляться, хотя политические осложнения неизбежны, но вряд ли трагичны: японская демократия никогла не отдалялась слишком от перспективной китайской - по сути.

Из стратегических самое главное то, что Китаю брошен вызов и не только сформулированы претензии, но и состоялся первый предварительный акт битвы, что-то вроде артиллерийской пристрелки: она показала, что всеподавляющего перевеса нет ни у одной из сторон, а затяжной и затратный характер войны не устраивает ни Америку и Трампа, ни Китай; более того, - Китай показал, что торг возможен; обеим сторонам срочно требуется усилить позиции, и в этом нет никого привлекательнее России, потому что она не только укрепила бы Трампа и Америку, но и ослабила бы Китай: Европу хоть на два помножь, такого эффекта не добьешься. Взамен: санкции, Украина (Крым) и Сирия, - вот, другое дело, что ни Америке, ни Китаю нечем привлечь Россию, - сделаны громкие заявления Трампа: лозунг вернуть Россию в Восьмерку (Семерку), заявление, что Крым русский, пакет проектов сбалансировать ситуацию в Сирии; нет смысла говорить, что видение реалиации и исполнения этих предложений может очень сильно не совпадать у Трампа и Путина, - по всем направлениям - по вертикали и горизонтали; но разговор на эту тему нужен Трампу, - потому что надо утвердить самую лучшую из возможных для Америки формулу с Китаем, и это не только срочно, но и вполне выполнимо, потому что там, где пушки будут молчать, Путин может подыграть Трампу; и для Путина, - потому что в контексте такого диалога он может перейти в следующий раунд: по Договору ракет средней и малой дальности, ядерному контролю и разоружению, ПРО; в формирующемся контексте у России возникает шанс начать эти глобальные переговоры с Америкой раньше, чем она их начнет с Китаем - бальзам на страдающую душу Путина с его идефикс мировой державы , - Китай при всем желании этого дать Путину не может, потому что таким подарком не располагает; конечно, Китай потом присоединится, но тактико-стратегический выигрыш существенный, потому что дверь в торжественный зал Китаю будут открывать Трамп и Путин вместе.
Юрий Королев. Переход к реализации нового проекта интернационализации мировой экономики, а именно модернизации инфраструктур и формирования единой глобо и космопортации производства, товаров, информации влечет за собой неизбежные следствия. Любой экономист сразу назовет три области, где они будут особенно заметны: воспроизводство (простое и расширенное), эксплуатация, безопасность. Масштабы обеспечения этих последующих событий уникальны, всеобъемлющи и крайне технологичны. Они несомненно дадут мощный толчок развитию прикладной науки. Трудно сейчас себе представить в полном объеме грядущие социальные, политические и демографические последствия, но основные их направления очевидны. Совершенно трансформируются геополитические факторы: взрывается прежнее представление о национальных границах и национальных государствах. Тем не менее опыт человечества не знает лучшего инструмента для совершения столь грандиозных преобразований, нежели национальное государство; другое дело, что оно должно претерпеть важные структурные изменения и организационные сдвиги. Не случайно на этом вопросе сейчас зациклено внимание общества: старое не годится, нового примера пока нет, исторический опыт достаточно трагичен и противоречив; отдельные проблески позитивных идей все-таки мелькают в дискуссиях этатистов и либералов, но нужны гораздо более мощные и направленные интеллектуальные усилия, чтобы приблизиться к искомой цели; может быть надо перелопатить построения исторических утопистов. Не последнюю роль в этом деле играют встречи и мозговые атаки современных прикладных политиков вроде Трампа, Путина, Мэй, Меркель, Си... Кто знает, где аукнется.
Юрий Королев. Такова осень патриарха... Плод так горек, что смерть немногим боле. Он несомненно властолюбец. Во власти не может быть не властолюбец. Более того, следует принять вердикт, который обязывал бы претендентов на властные посты официально и письменно признать своё властолюбие, и хотя бы таким образом создать ситуацию, позволяющую им меньше лгать априори. Но наряду с этим требовать письменного и клятвенного подтверждения обязанности неукоснительно следовать Закону; предусмотреть жестокое наказание за нарушение - типа навечно лишение права занимать властные позиции - для властолюбцев это самое страшное. Что-то такое надо предпринять и в отношении корыстолюбца. Ступая вверх, ты опираешься на стопу, воплощающую весь твой предыдущий опыт и гарантию прочности опоры - это твоё и всех прошлое, оно должно быть надежным, понятными, проверенным и прочным, другую ногу ты заносишь вверх, она легка, ни на что не может положиться, кроме первой стопы; ее стезя - риск, но иначе нельзя шагнуть вверх; если ты увидел ясно будущее, но отказался от опоры на стопу прошлого, ты утратил опору и непременно рухнешь. Когда ты устремился вниз, твоей опорой становится не то, где ты стоишь и обосновался, но интерпретированное уже пройденное и покинутое прошлое, и ты не восходишь, оставляя часть груза и веса на опорной стопе, но опускаешься всей тяжестью на ногу, которая должны обеспечить поступательное движение - воистину вверх по лестнице, ведущей вниз... такова осень патриарха, ибо он утратил перспективу.


Юрий Королев. Поразительно, но никто не замечает, что Китай повторяет японский путь; всего забавнее, что этого не видят китайцы; не знаю, действуют ли сознательно американцы, но они хотя бы осознанно движутся в колее той же логики: найти того, кто способен быстро и массово тиражировать гражданскую технологию на индустриальной основе на базе дешевого труда. В 50-е годы в Америке все говорили: скоро все у нас будет японское; теперь говорят - китайское; и правда сюжет повторяется; конечно, Япония далеко ушла вперед, развив свою хорошую технологическую базу; но если приглядеться, то ясно, что технологичная Япония и ее промышленность остались эффективным партнером Америки на скамейке запасных: ее изделия высокой технологии пошли не только в США, но и по всему миру, но если смотреть в корень, то он там же, где технологические корни Китая. С Японией у Америки не было проблем, потому что с самого начала - юридически - выступала в качестве вторичного рынка и потребителя вторичной технологии американской экономики; ее тойоты - от форда; ее электронику не оторвешь от американской; ее йена - математическое производное от доллара. С Китаем, конечно, сложнее; но успех китайской экономики и ее благополучное будущее, - если, конечно, исходить из имеющегося исторического (японского) опыта, - именно в этой историко-логистической колее; и если китайцы осознают это, они скорее всего не станут сопротивляться, хотя политические осложнения неизбежны, но вряд ли трагичны: японская демократия никогла не отдалялась слишком от перспективной китайской - по сути.
01 Февраля 2019, 09:08Мировая экономикаСтатьиКитай надеется, что вторая встреча между Трампом и Си позволит разрешить торговый конфликтСюжет: Торговые войны ВАШИНГТОН, 1 фев — Dow Jones. В Китае надеются, что очередная встреча между президентом США Дональдом Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином приведет к разрешению торгового конфликта между двумя крупнейшими экономиками мира. Пока существуют серьезные расхождения между требованиями Вашингтона и готовностью Пекина идти на уступки.Китайская делегация в Вашингтоне, возглавляемая вице-премьером КНР Лю Хэ, предложила организовать встречу между Трампом и Си на китайском курортном острове Хайнань после того, как президент США встретится с лидером КНДР Ким Чен Ыном в конце февраля.Трамп в четверг дал понять, что готов вновь встретиться с Си. В своем аккаунте Twitter президент написал, что достичь окончательного соглашения не получится до тех пор, пока он не встретится с председателем КНР и не обсудит с ним наиболее сложные вопросы в двухсторонних отношениях.Ранее вице-премьер Лю в рамках переговоров в Вашингтоне предложил американской стороне ряд небольших уступок, включая наращивание импорта сельскохозяйственной продукции и энергоносителей из США, а также привлечение американских инвестиций в производственный и финансовый секторы КНР.Судьба финансовой стабилизации США в руках КитаяСША введут новые пошлины против КНР, если не достигнут соглашения до 1 марта тем не менее, эти предложения не удовлетворяют запросам Вашингтона, который настаивает на изменении промышленной политики Пекина, называя ее протекционистской, поэтому страны все еще далеки от заключения нового торгового соглашения.Некоторые советники Трампа полагают, что его согласие на встречу в Китае затруднит исполнение озвученной ранее угрозы 2 марта повысить пошлины на китайский импорт с 10% до 25%, поскольку на фоне переговоров такой шаг будет воспринят руководством КНР как оскорбление.Ожидания от встречи будут столь высоки, что неспособность сторон заключить сделку приведет к обвалу мировых рынков и нанесет вред обеим экономикам.Дэвид Доллар из Брукингского института все же полагает, что больше всего шансов на заключение торгового соглашения даст именно личная встреча двух лидеров."Экономика США замедляется, поэтому Трампу необходимо заключить торговое соглашение с Китаем", — заявил он.При этом Пекин вряд ли уступит требованиям США в части изменения своей промышленной политики и сокращения роли государства в экономике, сказал Эсвар Прасад из Корнеллского университета.Эксперт считает, что наиболее вероятным является сценарий, при котором Трамп объявит о своей победе, добившись небольших уступок от китайских партнеров, после чего последует деэскалация напряженности между странами, которая позволит им продолжить обсуждение неразрешенных проблем.Во время последней встречи между Трампом и Си, которая прошла 1-го декабря в Буэнос-Айресе, из-за завышенных ожиданий мировых финансовых рынков у лидеров не было иного выбора, кроме как объявить о 90-дневном перемирии в торговой войне. Министр финансов США Стивен Мнучин в рамках интервью Fox Business Network 29 января заявил о возможности снижения тарифов на китайский импорт, тогда как главный торговый представитель США Роберт Лайтхайзер уже долгое время настаивает на необходимости продолжать давление на Китай, в том числе путем сохранения заградительных пошлин или даже их повышения.— Авторы Lingling Wei, lingling.wei@wsj.com, Bob Davis, bob.davis@wsj.com; перевод ПРАЙМ, +7 495 645-37-00, dowjonesteam @ 1prime.bizDow Jones Newswires, ПРАЙМ
по итогам 90-дневного «торгового перемирия» всё-таки будет достигнуто некое соглашение, обе стороны вместо поднятия пошлин будут использовать другие, не такие прямые методы воздействия.

Хотя, возможно, будут использоваться и, наоборот, в чём-то более прямолинейные методы. Например, США не только запросили арест Мэн Ваньчжоу в Канаде, но и фактически уже сейчас готовят эмбарго против Huawei и ZTE. В Конгресс уже внесён законопроект Telecommunications Denial Order Enforcement Act, запрещающий продажу этим компаниям любых компонентов и оборудования под предлогом несоблюдения ими американских санкций, а Белый дом, по сообщениям ряда ведущих СМИ, таких как «Рейтер» и «Блумберг», готовит указ о запрете использования американскими компаниями оборудования этих китайских корпораций (для госструктур подобный запрет был введён ещё в августе 2018 года).

Именно такие действия могут быть даже в чём-то более перспективными с точки зрения нанесения ущерба КНР: если пошлинами Вашингтон с Пекином пока, скорее, обменивались в двустороннем порядке, то в случае с Huawei США были поддержаны своими союзниками, особенно англосаксонскими, из числа стран, входящих в разведывательный альянс «Пять глаз».

Но более вероятно (хотя какая-то сделка по итогам «90-дневного перемирия» и возможна), что переговоры не будут успешными, так как США трудно добиться от КНР уступок по самым принципиальным вопросам. Или же переговоры будут сорваны досрочно по той или иной причине. Например, из-за того же дела Мэн Ваньчжоу: до 30 января США должны направить формальный вопрос на её экстрадицию в США, а Пекин уже заявил, что будет вынужден на это как-то ответить.

И тогда вдобавок к уже имеющимся факторам напряженности состоится новое повышение пошлин. Скорее всего, это будет не только повышение с 10% до 25% для «200-миллиардного» американского пакета против китайских товаров и, соответственно, расширение диапазона ставок до 25% для ответного китайского «60-миллиардного пакета», но и анонсированное Трампом осенью, ещё до переговоров с Си Цзиньпином, введение пошлин на весь оставшийся неохваченным ранее объём китайского экспорта в США.

И это — не считая того, что отраслевое эмбарго против китайских производителей телекоммуникационного оборудования, которое де-факто будет введено, если Белый дом и Конгресс доведут до конца задуманное в отношении Huawei и ZTE, может перекинуться и на другие отрасли, вплоть до полного торгового эмбарго. Хотя пока что такое и кажется чем-то из области фантастики.
Китаист Георгий Кочешков
— Какие требования США являются для китайцев в целом приемлемыми, приемлемыми с большими оговорками и совершенно неприемлемыми? На какие уступки Китай готов пойти, если исключить полностью неприемлемые требования?

— В целом Китай может пойти на любые уступки и любое соглашение, но если это будет соответствовать трём условиям.

Во-первых, соглашение хотя бы внешне должно быть равноправным, а для этого Китаю нужно как минимум добиться взаимной отмены хотя бы части введённых с 2018 года дополнительных пошлин и невведения новых. Во-вторых, Китай не должен лишиться возможности продолжать своё экономическое развитие, причем не столько даже в количественном, сколько в качественном аспекте. Речь идет о том, что Китай прежде всего претендует стать одним из мировых технологических лидеров. В-третьих, Китай должен сохранить свой суверенитет в том смысле, что именно КПК сможет и дальше принимать ключевые решения в управлении, включая и то, как и когда какие реформы проводить.

Поэтому значительное наращивание импорта из США, например, для КНР не является проблемной уступкой. Особенно если Вашингтон согласится снять ограничения на экспорт в Китай высокотехнологичного оборудования (тогда вообще будет непонятно, с чьей стороны была эта уступка). Уменьшение пошлин на импорт отдельных товаров, например, автомобилей? Тоже без особых проблем.

Однако американцам куда важнее структурные реформы китайской экономики, включая её открытость в целом, а главное, устранение КНР как возможного конкурента за лидерство в мире. И вот тут уже как минимум начинаются серьёзные оговорки.

Пекин вполне готов провести те структурные реформы, которые считает целесообразными сам, и, более того, зафиксировать часть из них в соглашении. Благодаря этому самим же центральным китайским властям будет легче давить на местные правительства, которые не хотят эти реформы реально проводить, например, в сфере экологии. Однако всё это состоится при условии, что эти реформы будут проводится из Пекина, а не Вашингтона. А американцы, как недавно сообщило «Рейтер», требуют «регулярных проверок» хода проведения реформ. И вот такое унижение для Китая, имеющего опыт «века позора», выглядит крайне малоприемлемым.

То же касается и программы «Сделано в Китае 2025». США опасаются, что в случае её выполнения КНР перехватит у них технологическое лидерство, а поэтому требуют сокращения субсидий и даже отмены данного плана. В принципе, Пекин даже может вместо этой программы сделать какую-то другую, но вот отказаться от её принципиальной идеи — вряд ли.

В шаге от прямых санкций
— Возможен ли в случае провала переговоров переход США к прямым санкциям в отношении Китая?

— Вполне возможен. Тем более, учитывая то, что нижняя палата Конгресса теперь под контролем демократов, под видом санкций администрации Трампа будет проще протащить вполне экономические меры. Более того, такое решение, скорее, даже более вероятно в случае формального успеха переговоров, так как тогда Вашингтону придётся вместо принятия новых пошлин действовать несколько в обход.

— Насколько значимы в данном случае синьцзянская и тибетская «карты»?

— Почва для санкций де-факто уже подготовлена. В отношении Тибета США ещё в декабре 2018 года приняли закон, требующий от Китая открыть для американцев доступ в этот регион, а по теме Синьцзяна американский Сенат уже разрабатывает законопроект о введении санкций.

Да и в целом синьцзянская «карта» для США достаточно удобна. Хотя в пресловутые «миллионные» концлагеря чисто логически поверить трудно, учитывая общее население Синьцзян-Уйгурского автономного района в 24 млн человек, включая примерно 11 млн уйгуров и 8−9 млн ханьцев, часть официальной китайской прессы ведёт ответную контрпропаганду так, что складывается ощущение, будто они хотят укрепить западное сообщество именно в такой картине. Например, международная «дочка» «Жэнминь жибао» Global Times на своём англоязычном сайте в начале января выдала совершенно замечательную статью про то, что больше миллиона китайских госслужащих «стали родственниками» в 1,6 млн уйгурских семей, должны по графику ходить к ним в гости и будут им помогать, если кого-то арестуют за экстремизм.Не знаю, зачем китайцы именно так ведут свою внешнюю пропаганду, но тем удобнее для американцев будет ввести против Китая санкции по Синьцзяну. При желании, возможно, даже на уровне санкций против КНДР.— Насколько эффективной выглядит коммуникативная стратегия Трампа в торговой войне и в целом во взаимодействии с руководством КНР? Есть ли признаки того, что его манера ведения переговоров всерьез влияет на китайскую сторону?
— Насчёт риторики самой по себе не уверен, однако действия Трампа и то, что он действительно куда чаще исполняет публичные обещания, включая угрозы, чем многие другие политики, — эти моменты вполне влияют. В рамках именно приемлемых уступок Китай уже согласился по многим вопросам на куда большее, чем при переговорах с предшествующими администрациями США.Однако параллельно можно увидеть и другой аспект влияния: в Пекине уже поняли, что от Трампа можно ожидать чего угодно, если он сочтёт это соответствующим интересам США, а поэтому «готовятся к худшему». Фактически это именно цитата: на прошедшей с 21 по 24 января в Пекине сессии партийной школы ЦК КПК для высшего руководства сначала Си Цзиньпин в речи на церемонии открытия, а затем и главный партийный идеолог Ван Хунин в выступлении на церемонии закрытия призвали в связи крайне неблагоприятной внешней обстановкой готовиться к «чёрным лебедям» и «худшему сценарию».Вполне возможно, что речь не только об экономике: Си уже второй январь подряд отдаёт армии приказ о проведении всеобщих мобилизационных учений. и лично товарищ Си Цзиньпин — Какую позицию в отношении перспектив торговой войны занимают разные группировки и кланы в элите КНР? В частности, как в переговорах с США представлена позиция «комсомольцев», которые считаются оппонентами группы Си?
— Вряд ли тут можно чётко сказать, что, условно, «шанхайцы» за, а «комсомольцы» против торговой войны или наоборот. Скорее, во всех таких группировках есть как сторонники, так и противники конфронтации с США, причём их позиция будет во многом зависеть от степени и характера этой конфронтации.В целом недовольны торговой войной должны быть прежде всего те группы элиты, которые зарабатывают на торговле с США и бизнесе с американцами, то есть представители интересов экспортоориентированных прибрежных провинций (а они в том или ином виде есть во всех основных группировках, хотя «комсомольцы», скорее, опираются на более бедные западные и центральные регионы). Однако, с другой стороны, именно они же больше всего пострадают от «неприемлемых» и «не очень приемлемых» для Китая уступок, так как они прежде всего ударят по их карманам.Что касается непосредственно «комсомольцев», сейчас возглавляемых премьером Ли Кэцяном, они, скорее, могут быть недовольны тем, что торговая война замедляет экономический рост Китая. Однако пока на официальном уровне за переговоры отвечает новый вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ, который не принадлежит к какой-то из «старых» группировок, а напрямую является выдвиженцем Си Цзиньпина. На неофициальном уровне «комсомольцы», впрочем, вполне активны: тот же Ли Кэцян 9 января лично встречался с Илоном Маском, объявившем о начале строительства завода Tesla в районе Шанхая.Тем не менее пока вся или почти вся ответственность за дальнейший ход переговоров и последствий торговой войны во многом лежит на Си Цзиньпине лично. Но поскольку единоличная власть не равна абсолютной, он не может не учитывать интересы разных группировок в китайской элите, включая и бизнес, зарабатывающий на связях с США, и «комсомольцев».
— При каких сценариях товарищ Си может продолжить укрепление своих позиций в межклановой борьбе, а какие варианты развития событий грозят ему неприятностями?
— Вообще, положение Си Цзиньпина во многом будет зависеть от того, как именно он сможет решить проблему конфронтации с Вашингтоном. Если он как-то сможет достичь с США приемлемого для КНР соглашения о прекращении торговой войны, его позиции усилятся.Усилит его позиции даже продолжение или эскалация конфликта, не приводящая к существенным потерям для Китая, то есть не останавливающая экономическое развитие, прежде всего даже не в смысле показателей роста ВВП, а в части внедрения и разработки новых технологий, при этом не грозящая социальным взрывом, который может пошатнуть власть КПК. Во-первых, можно будет ужесточить партийную дисциплину и ещё больше сплотить народ и партию вокруг «народного вождя». А во-вторых, сам Си Цзиньпин, скорее, опирается на госкомпании и армию, среди непосредственно его людей мало бизнесменов, зарабатывающих на бизнесе с американцами, и конфронтация со Штатами будет бить по другим группировкам, а не по его непосредственной «группе поддержки».Но если торговая война будет сильно бить по Китаю, сильно угрожать китайской элите (арест Мэн Ваньчжоу поэтому является для Си крайне неприятным моментом) или Си пойдёт на неприемлемые или мало приемлемые уступки, особенно грозящие монополии на власть КПК, его положение может очень резко и сильно осложниться. Вплоть до возможности попытки переворота, которая, если он настроит против себя армию и «ястребов», скорее всего, даже будет успешной.
— С какими группами в американской элите могут потенциально работать китайцы, чтобы усиливать давление на Трампа внутри США? Есть ли признаки того, что эта работа уже идет? Как в целом воспринимает торговую войну общественное мнение в США?
— Признаки этого более чем есть. Достаточно ярким и показательным примером стала та же встреча Ли Кэцяна с Илоном Маском. Возможно, даже слишком ярким: предлагать Маску оформить китайский вид на жительство было уже, пожалуй, перебором.Со стороны Трампа и вице-президента Майка Пенса даже звучали обвинения, что КНР пытается вмешиваться в американские выборы, однако тут, боюсь, вообще ни у одного государства в мире нет возможностей хоть как-то сильно повлиять на выборы в такой мощной стране, как Соединённые Штаты. Хотя Пекин, безусловно, вводя ответные меры, прежде всего против сельскохозяйственного экспорта США, пытался бить именно по «республиканскому электорату».Однако работа с бизнесом и лоббирование — это совсем другое дело, и тут у китайцев возможностей очень много, учитывая масштаб экономических связей КНР и США. Китайцы и пытаются работать с теми бизнесменами, у которых есть деловые связи с КНР. Насколько я понимаю, особенно активно они пытаются выходить на ту часть американской элиты, которая связана с ВПК и Пентагоном, поскольку именно она является одной из наиболее влиятельных в окружении Трампа. Илон Маск, поскольку его космическая компания в основном работает на госзаказах НАСА (и таким образом связана с ВПК), достаточно близок к этим кругам. Собственно, именно Маск, хотя он и является любимцем западной «прогрессивной общественности» (по крайней мере, раньше был), которая не любит Трампа, в марте 2018 года пожаловался Трампу в «Твиттере» на автомобильные пошлины, что Трамп тут же использовал в качестве одного из «казус белли» для торговой войны. Также проходили сообщения, что лоббировать прекращение торговой войны пытается корпорация «Боинг», которая получила от КНР за какое-то время до торговой войны достаточно крупный заказ на поставку самолётов.Однако тут у Китая есть одна серьёзная проблема: конечно, не всему американскому бизнесу нравятся методы, которые использует Трамп, но американские бизнесмены вполне согласны со значительной частью претензий Трампа к Китаю, например, с тем, что КНР «вынуждает делиться» технологиями. Есть и другой забавный момент: Китай пытается оказывать воздействие и на такую очень узкую группу в американской элите, как семья Трампа. В начале января этого года фирма Иванки Трамп, дочери американского президента, предварительно получила одобрение на регистрацию пяти торговых марок в Китае. Правда, именно предварительно и с весьма символичным сроком до окончательного решения — 90 дней. Впрочем, в прошлом мае, когда были аналогичные новости про фирму Иванки в Китае, это не сильно помогло КНР.Перспективы «горячей» войны
— Можно ли в случае торговой войны проводить какие-то убедительные аналогии с другими подобными эпизодами в истории? Это борьба за мировую гегемонию, на которую претендует Китай, или же ставки в игре иные?— Де-факто это именно борьба за мировую гегемонию: китайская экономика уже хотя бы в силу масштабов начинает претендовать на гегемонию в мировой экономике, а она фактически равна мировой гегемонии как таковой. Это даже не говоря о претензиях Китая на технологическое лидерство, выраженных в той же программе «Сделано в Китае 2025». Они уже явно выходят за рамки чистой экономики, поскольку есть одна сфера, где всегда используются самые современные из доступных технологий, — военная. Так что всё это является крайне опасным вызовом положению Соединённых Штатов.При этом КНР не может не бросать подобный вызов США, хотя по понятным причинам и убеждает всех в обратном: если Китай прекратит экономическое и технологическое развитие, это, скорее всего, приведёт к социальному взрыву, а также возвращению к состоянию «века позора».Что касается аналогий, то посол КНР в США Цуй Тянькай в интервью «Рейтер» в ноябре прошлого года проводил параллели между нынешней ситуацией и Великой депрессией, а также мировыми войнами XX века в контексте того, к каким последствиям американо-китайский конфликт может привести. В целом это, наверное, самая близкая из возможных аналогий, поскольку у нас не так много подобных примеров. Современная мировая экономика как более или менее единая система появилась исторически не так давно, где-то ближе ко второй половине XIX — началу XX века.
— Может ли запустить катастрофический сценарий обвал на китайских рынках? Уже много лет говорится о китайских «пузырях», прежде всего на рынке недвижимости, которые почему-то упорно не хотят лопаться. Что этому препятствует? Можно ли, кстати, по этому критерию судить о более эффективной системе регулирования экономики в Китае, чем в США?
— Китайские власти могут позволить себе куда более активное «вмешательство в рынок», чем во многих других странах. Причём это частично связано не только с системой организации экономики, но и с наличием ресурсов для такого госвмешательства. В частности, значительная часть «лишних» квартир просто выкупается правительством.С одной стороны, такая система более эффективно предотвращает текущие кризисы, однако, с другой стороны, не всегда убирает проблемы, просто временно откладывая их, заливая их деньгами. А поэтому, когда/если один из таких пузырей (недвижимости, внутреннего долга) всё же лопнет, возникший кризис с высокой степенью вероятности совпадёт с системным и в таком случае может оказаться куда серьёзней, чем «регулярные» кризисы в США. Но ключевое слово тут именно «когда» — или «если». Пока трудно однозначно сказать, какая система более эффективна. Собственно, их прямой конфликт это во многом и покажет.

— Какую позицию по отношению к торговой войне должна, на ваш взгляд, занимать Россия? Сулит ли ей этот конфликт какие-то прямые или опосредованные выгоды?

— В целом, учитывая то, что мы сами находимся в конфликте с Соединёнными Штатами, конфликт США с КНР нам выгоден хотя бы потому, что Вашингтон вынужден часть своих ресурсов и внимания уделять не нам, а Китаю. Однако в данном случае, при имеющемся характере конфронтации, включая то, что это де-факто конфликт за мировую гегемонию, он также грозит России серьёзными рисками.Для нас важно понимать, что это не просто торговая война и споры по торговле и из-за тарифов, а более комплексная конфронтация, охватывающая как экономику, так и военно-политическую сферу, включающая потенциальные «пороховые бочки». Это наиболее заметно по серии американо-китайских инцидентов: на данный момент это Южно-Китайское море, но также заморожена, а не разрешена проблема ракетно-ядерной программы КНДР, потихоньку развивается и конфликт вокруг Тайваня.Поэтому существует две наиболее серьёзных угрозы.Первая — полная победа одной из сторон и поражение другой. Тут для нас нет большой разницы, с кем мы потом останемся один на один: нам не выгоден разгром или капитуляция Китая перед Соединёнными Штатами, но и если КНР станет мировым гегемоном вместо США, для России тоже приятного будет мало.Вторая — перерастание торговой войны между Китаем и США во вполне горячую войну. Во-первых, какая-то из сторон может нас в неё втянуть, во-вторых, это в любом случае осложнит для России внешнюю обстановку, что может обострить и внутреннюю ситуацию, а в-третьих, это может сильно увеличить вероятность «угрозы номер один» — полной победы кого-то одного.С учётом всего этого России лучше по возможности занять достаточно прагматичную и нейтральную позицию в конфликте США и КНР. Как, собственно, делал и сам Китай во время холодной войны между США и СССР. Это нам тоже не стоит забывать.Однако сейчас нам лучше, не втягиваясь в конфликт Вашингтона и Пекина напрямую, занять позицию хоть и нейтралитета, но, скорее, дружественного к КНР. Поскольку, во-первых, Соединённые Штаты не особо горят желанием хоть как-то о чём-то серьёзном договариваться с Россией, а во-вторых, Китай пока что один на один явно уступает США.—Способен ли и намерен ли Китай в случае углубления конфликта с США активизировать своих сателлитов в Азии, Африке и Латинской Америке по модели противостояния двух систем в 50−80-х годах? Может ли такой сценарий стать еще одним стимулом для перерастания торговой войны в войну реальную?
— Если Китаю действительно удастся выстроить свой лагерь в противовес американскому по типу холодной войны, это, скорее, даже, наоборот, снизит вероятность горячей войны, поскольку будет означать возникновение какого-никакого паритета и баланса сил. Одна из проблем КНР как раз в том, что у них нет такого лагеря как единого целого, хотя и есть значительное влияние в ряде стран и регионов. В отличие от США, у которых со времён холодной войны соответствующий лагерь и структуры, его оформляющие, остались.Тем не менее попытка «активизации» возможна, и США будут мешать, да и уже мешают Китаю это сделать. Вероятно, это одна из причин того, почему Соединённые Штаты решили сейчас попытаться додавить Венесуэлу, а ранее помогли прийти в Бразилии к власти ультраправому президенту. В целом, если КНР будет слишком активно действовать на «заднем дворе» США, в Латинской Америке, это может стать одним из стимулов для Соединённых Штатов пойти на военный вариант.Однако, если говорить о стимулах перерастания торговой войны в реальную, то более опасными являются те самые «точки напряжённости» недалеко от границ КНР: Корейский полуостров, Южно-Китайское море и Тайвань. Это те места, где китайские и американские войска могут столкнуться напрямую.На данный момент особенно опасна ситуация вокруг Тайваня. Это наиболее принципиальный для Китая вопрос, поскольку КНР считает Тайвань своей территорией. Плюс, хотя США Тайвань своей территорией, конечно, не считают, безопасность Тайваня они обязаны обеспечивать не по межгосударственному договору, которого нет в условиях формального отсутствия дипотношений, а по своему собственному Закону об отношениях с Тайванем 1979 года.Сейчас в районе Тайваня складывается не самая простая и спокойная ситуация. После принятия США в марте 2018 года закона Taiwan Travel Act, разрешившего официальные визиты между Вашингтоном и Тайбэем, ситуация примерно аналогична по уровню напряжённости Третьему кризису в Тайваньском проливе. Идут периодические учения как со стороны Пекина, так и со стороны Тайбэя, а американские суда с июля прошлого года уже четыре раза проходили через Тайваньский пролив (последний раз это произошло 24 января). Фактически уже есть все формальные признаки, позволяющие назвать данную ситуацию Четвёртым кризисом в Тайваньском проливе.2 января по вопросу Тайваня выступил с речью Си Цзиньпин. По сути, он не сказал ничего нового и просто повторил давно известную позицию КНР: воссоединение рано или поздно неизбежно, желательно воссоединение мирное, например, по «гонконгскому» варианту «одна страна, две системы», но в крайнем случае Пекин готов использовать и военный вариант. Но, с одной стороны, Си дал лишние аргументы сторонникам формального провозглашения независимости Тайваня, а с другой — окончательно отрезал себе путь для отступления. Ведь ещё в 2005 году в КНР был принят Закон о предотвращении сецессии, согласно которому в случае угрозы отторжения Тайваня от Китая (объявление независимости или иное аналогичное событие), правительство КНР обязано применить все меры, включая «немирные», чтобы это предотвратить. Так что теперь Си Цзиньпин, оказавшись в такой ситуации, должен будет действовать. Иначе он проявит слабость и с высокой степенью вероятности настроит против себя армию и большую часть элиты КНР с понятным результатом.Николай ПроценкоПодробнее: https://eadaily.com/ru/news/2019/01/28/v-torgovoy-voyne-s-amerikoy-kitayskie-vlasti-gotovyatsya-k-hudshemu-ekspert

РОТШИЛЬДЫ И СЫНЫ ЗАВЕТА Михаил Хазин Некоторые глобальные проекты обнаружить достаточно легко. Всем понятно, что есть бретон-вудская система с ее институтами и источником богатства (эмиссия доллара), всем известно, что бенефициаром этой системы является транснациональная финансовая элита (цифры перераспределения прибыли в мировой экономики в ее пользу, которые выросли в 10 раз за сто лет тоже не секрет), не известно только кто персонально там «рулит». Но это и понятно, экономическая аналитика куда более прозрачна, чем вопросы властных группировок и персональный состав элиты.С некоторыми другими проектами тоже всё относительно понятно, хотя и здесь персональные вопросы всегда самые запутанные (интриги в Политбюро ЦК КПСС разбирают до сих пор). Но есть несколько тем, которые вызывают реальный интерес, но точных знаний по ним нет. И сейчас я попытаюсь сформулировать несколько вопросом по этим темам.Итак, почему в США последние лет 15 активно преследуются структуры, принадлежащие империи Ротшильдов?Агрессивная атака на банк HSBC, который на уровне Конгресса обвиняли в покровительстве торговли наркотиками (в устах американцев, которых ловили за руку что во Вьетнаме, что в Таиланде, что в Афганистане, что в Колумбии, такие обвинения звучат особенно цинично и пошло, но «что позволено Юпитеру, не позволено быку»), проблемы нефтяной компании BP, да много еще было историй!
Зачем та же BP, которая получила хороший кусок российской нефтянки в лице компании ТНК, поменяла «своих в доску» олигархов 90-х на дружбу с, я не побоюсь этого слова, Игорем Ивановичем Сечиным и вступила в альянс с «Роснефтью»? Причем известный олигарх Вексельберг даже вслух говорил, как ему это не нравится:«Пока я глава ТНК-ВР, я уважаемый в мире человек. А если я свои акции продам, я просто обычный богатый еврей…» Почему газета «Гардиан» (близкая к той же империи Ротшильдов) всё время печатает какие-то странные утечки и выдаёт не совсем корректную с точки зрения интересов транснациональных финансистов информацию? Напомним, что именно «Гардиан» первая написала о шансах Глазьева стать председателем Центробанка России после ухода Игнатьева. Именно она сейчас устроила скандал с антироссийскими «защитниками» свободы и демократии. И много еще за ней таких странных историй. Еще один вопрос. Кому выгодно выводить Великобританию из состава ЕС? Представителям «Западного» глобального проекта, которые контролируют Брюссель целиком и полностью? А зачем им это? Старым британским аристократам? Которые решили порвать с континентальной аристократической элите, которая рвется заменить либералов у руля государственных машин государств Западной Европы? Вот конфликт 1936 года был понятен и очевиден, Капиталистический проект оттеснял от руля Британской империи проект «Западный». Всё понятно и очевидно. А сейчас?И один из вариантов ответа на этот вопрос состоит в том, что в реальности, с XVII века, когда финансовая элита Голландии в процессе так называемой «Славной» революции (когда был свергнут с престола последний самостоятельный представитель династии Стюартов), в Великобритании доминирует Иудейский глобальный проект… В то время он кооперировался с проектом Капиталистическим (и благополучно боролся с Католическим), затем стал тяготеть к «Западному»… Но всегда пытался сохранять серьезную самостоятельность.Вспомним, что говорит Андрей Девятов, про «планировщика». По его мнению он сидит в Лондоне, который представляет концептуальная группа, именуемая в нашем проекте «Мост в будущее» как «Сыны Завета». И если предположить, что Британская империя строилась именно в этом направлении, если вспомнить, какие у нее всегда были сложные отношения с США (вплоть до ряда войн на начальном этапе существования последних), если вспомнить, как жестко Рузвельт «ломал» Британскую империю (а Черчилль, по большому счету, ему помогал), то получается довольно убедительная картина.С момента «Славной» революции до 1936 года Британскую империю возглавляла элита Иудейского глобального проекта (я сейчас не буду вдаваться в детали того, какие у нее идеологические приоритеты). Финансовый механизм они контролировали другой, не процентный. Ротшильды, как наиболее известная часть финансовой элиты Британской империи (как Черчилль был фронтменом «Западного» проекта на ее территории, хотя, быть может, вовсе не был там самым главным человеком), получили свою долю от эмиссии (вспомним роль Дж.П.Моргана старшего при создании ФРС, а его связь с банковским домом Ротшильдов общеизвестна). Но главным их инструментом было установление системы цен на своей территории, вспомним, как с ними в этом плане отчаянно боролся Наполеон.То есть, их главный инструмент не эмиссия доллара, а контроль над золотом («лондонский фиксинг»!), а сами они не «проценщики», а «оценщики»! Именно через оценку они получают свою долю в мировом богатстве. В 1936 году «Западный» проект в Британской империи победил (возможно как раз потому, что поделился эмиссионным доходом), а сейчас идет обратный процесс, бывшая элита Британской империи, политически возглавляемая Виндзорами, а финансово — теми же Ротшильдами, взяла реванш. Потому и брекзит. нужно выйти из-под контроля Брюссельской бюрократии, плотно лежащей под «Зпадным» проектом. Потому и проблемы с Трампом, он представляет проект Капиталистический. Потому и заигрывания с Путиным и Россией — она пока на распутье, выбор проекта еще не сделан.Если исходить из такой логики, то очень многие политические коллизии последних десятилетий становятся понятными (например, есть мнение, что первым человеком на посту президента США, который представлял не «Западный» проект, был Обама, и он как раз был поставлен Иудейским проектом). Правда, возникают и новые вопросы. В общем, я был бы благодарен читателям, если бы они эту тему подробно обсудили, я обещаю тоже участвовать.
ДРАМА С АРЕСТОМ В СЕНАТЕ, ИЛИ КАК АЛЕКСЕЙ МИЛЛЕР ПЕРЕИГРАЛ ИГОРЯ СЕЧИНА Ольга Романова
01 Фев опубликовано редакцией Темы: госуправление , общество , ольга романова , политика Сечин посадил министра. А Миллер посадил сенатора. У Сечина были колбаски, корзинки и бесконечная Санта-Барбара с его собственной явкой в суд. А Миллер ставит античную драму с Бастрыкиным, Чайкой и Матвиенко. В обоих случаях имеется дополнительный бонус – борьба с коррупцией. Миллер смог. Он теперь как Сечин Непросто в наше циничное время задумать и поставить на большой сцене свежую античную драму. И провести премьеру в сенате. Да так, чтобы простая публика ревела и рукоплескала, а патриции внимательно расшифровывали тайные знаки, заложенные в пьесу режиссером. Это было красиво. Москва, довольно раннее утро, Большая Дмитровка. Верхняя палата российского парламента заседает. В зале в основном мужчины в дорогих костюмах и при часах. Выглядит все это странно: дорого, богато, бессмысленно. Их никто, по большому счету, не избирал, все они попали сюда, пройдя сложный, но весьма успешный жизненный путь в бизнесе и региональной политике, что в общем-то одно и то же. Начинается заседание, и внезапно строгая и блистательная матрона Валентина Ивановна изрекает со своего пьедестала, что заседание пройдет в закрытом режиме.Что такое? Что за секреты? Неужто война? Или переворот.Становится тревожно. Трансляция отключена. Сенаторы серьезны и собранны.Вдруг в зал заходят генеральный прокурор Юрий Чайка и глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Вместе. Как Помпей и Красс. Бастрыкин достает из складок тоги свиток и зачитывает представление о снятии неприкосновенности с сенатора Арашукова.С места вскакивает плотный рыжебородый мужчина. Он бежит вверх по лестнице к выходу из зала заседаний. И тут раздается голос Валентины Ивановны: «Сенатор, сопротивление бесполезно», – или что-то в этом духе. Все поражены.Тут на первый план выдвигается генеральный прокурор. Он уже держит в руке свой свиток и зачитывает предъявленные сенатору обвинения. О боги! Там и заказные убийства, и организация преступного сообщества, и дестабилизация обстановки в Карачаево-Черкесии путем призыва к свержению власти.Сенату предлагается проголосовать за снятие неприкосновенности с Арашукова. Все за, воздержался один. Арашукова окружают четверо крепких мужчин из ночных кошмаров любого патриция. Его выводят. Анонимный воздержавшийся охвачен ужасом. Висит драматичная пауза.Собственно, на этом античная драма заканчивается и начинается неплохой триллер. Сообщения поступают каждую минуту. Арестован отец сенатора. Там какой-то газ, «Газпром» и миллиарды. Убийство, и еще одно. И вот еще ролик, снятый несколько дней назад на дне рождения Арашукова-старшего: вокруг тамады в лице Николая Баскова пляшет вся региональная элита, включая начальство из силовиков. И еще могущественный кадровик из «Межрегионгаза».

И тут же новый скандал: бывший сенатор потребовал переводчика, потому что плохо говорит по-русски. Волочкова дала интервью, как бывший сенатор грязно ее домогался. «Единая Россия» срочно исключила бывшего сенатора из своих рядов. Телеграм-каналы опубликовали фотографии Арашукова в обнимку с секретарем генсовета «Единой России» Турчаком. Следственный комитет анонсировал аресты руководителей газовой отрасли Северного Кавказа. А потом еще бывший сенатор оказался жителем другого государства, ОАЭ.
Кто такие российские сенаторы
А это, как обычно, главный вопрос. Не то чтобы сенаторов у нас не сажали – еще как, даже пожизненный один есть, Игорь Изместьев. И Магомед Магомедов, бывший сенатор от Смоленской области, уже год как живет в Лефортово вместе с братом Зией. Двенадцать сенаторов за последние 10 лет были осуждены, трое объявлены в розыск.

Сейчас под стражей, кроме Магомеда Магомедова, содержится еще бывший сенатор Вячеслав Дерев. Сенаторы организовывали преступные группировки, нанимали киллеров, стреляли в гостиницах, мошенничали и воровали, один даже был осужден за изнасилование. В этом смысле верхняя палата российского парламента плоть от плоти народа, каждый десятый сенатор попадает в тюрьму. Правда, народные уголовные статьи – это наркотики, разбой-грабеж и кражи, а у сенаторов есть уклон в экономические преступления.

Теоретически считается, что Совет Федерации – это палата представителей регионов, но никто никогда особо не волновался, когда тот же Магомед Магомедов, тесно связанный прежде всего с Дагестаном, стал сенатором от Смоленской области, а Владимир Слуцкер, интересовавшийся прежде всего делами еврейской общины, попал в сенат от Чувашии. В России этому удивляться не принято. Кстати, Рауф Арашуков попал в Совет Федерации от Карачаево-Черкесии – где родился, там и пригодился.

Напомню, что часть сенаторов (представители исполнительного органа власти региона) назначаются высшим должностным лицом субъекта Федерации, а часть – избираются местными парламентами. Семнадцать сенаторов назначает президент, это новация, которая пока непонятно, как работает.

Чем занимаются сенаторы, объяснить сложно. Они утверждают законы, принятые Госдумой, – или не утверждают, поменять там они ничего не могут. То есть сенаторы по вечерам смотрят то, что напринимала днем Госдума. Не буквально, но примерно так. Еще сенаторы могут утвердить в стране чрезвычайное положение, если такое решение примет президент, изменяют границы и регулируют участие Вооруженных сил России, если война ведется не на нашей территории, – как они это делают, можно вспомнить по Крыму.Российские сенаторы – люди обычно весьма состоятельные. В разное время сенаторами были банкир Сергей Пугачев (от Тывы, ныне в розыске), Вадим Мошкович (холдинг «Русагро»), банкир Дмитрий Ананьев (представитель Ямало-Ненецкого округа, хотя жил и работал в Москве), Вячеслав Фетисов (хоккеист, представлял Приморье), Ралиф Сафин из «Лукойла», Сулейман Керимов, Борис Шпигель из фармбизнеса.Сулейман Керимов на сегодняшний день считается самым богатым из членов Совета Федерации. Далее в топ-5 самых богатых российских сенаторов входят Валерий Пономарев, Александр Бабаков, Борис Невзоров и Игорь Зубарев. Не уверена, что эти имена хорошо известны в регионах, чьи интересы они представляют в верхней палате парламента – за исключением Сулеймана Керимова, конечно.

Об Арашукове до сих пор хорошо знали разве что на Северном Кавказе, где отца сенатора считают газовым королем. И в списках самых богатых сенаторов никакого Арашукова обычно не поминали. А зря.

Кто такие Арашуковы
Медиа, блоги и телеграм-каналы сейчас полны невероятными подробностями жизни, деяний и быта клана Арашуковых. Ничего особенного, обычная жизнь богатого кавказского клана: помпезные дома, сомнительные сделки, переименование улиц в честь членов семьи, обнимашки с Кадыровым, Турчаком и Тиной Канделаки, местные интриги и разборки, которые именуются местной политикой и бизнесом. И, конечно, «золотой батон» – при обыске у Рауфа Арашукова в числе прочего был обнаружен золотой слиток, отлитый в виде стодолларовой банкноты.

Сенатор Рауф Арашуков имеет приставку «самый молодой». В 2004 году он стал депутатом Ставропольской городской думы, за 11 дней до выборов ему исполнилось 18 лет. Он стал самым молодым депутатом за всю постсоветскую историю Ставрополья, получив 1885 голосов. Высшее образование получил в 2007 году, по специальности юрист. Однако сейчас, после скандала, встал вопрос о документах, которые свидетельствовали бы об окончании Рауфом Арашуковым средней школы. Похоже, их никто не видел.

Сенатором Арашуков стал в 2016 году, когда ему исполнился 31 год. Так, он опять стал самым молодым – только уже сенатором. Через год в Совете Федерации разразился небольшой скандал – журналисты раскопали сведения, что у Арашукова имеется вид на жительство в Объединенных Арабских Эмиратах. Совет Федерации провел тщательную проверку и эти сведения опроверг.

Забавно, что через год в отношении Арашукова было возбуждено уголовное дело в ОАЭ по обвинению в фальсификации документов. А российская прокуратура в момент задержания Арашукова упомянула вид на жительство в ОАЭ в качестве установленного обстоятельства, которое поможет ему скрыться.



В светских кругах хорошо знают супругу Арашукова Аиду, она позиционирует себя в качестве дизайнера одежды.

Все это, конечно, очень мило, но большим бизнесом не назовешь. За большой бизнес в клане Арашуковых отвечает отец сенатора, Рауль Туркбиевич Арашуков, директор филиала ООО «Межрегионгаз» в Карачаево-Черкесии.

Это совершенно удивительный факт. Ибо Рауль Туркбиевич был дважды судим за экономические преступления: в 1985 году за мошенничество, приведшее к хищению 4 тонн зерна, и приговорен к двум годам лишения свободы условно, а в 1987 году был осужден за присвоение по подложным документам 5 тонн подсолнечника и приговорен к двум с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима.

Похоже, в продвижении Арашукова немалую роль сыграл Назир Хапсироков, влиятельный прокурор, а позже советник главы администрации президента Александра Волошина. Он доверял Арашукову-старшему и продвинул его в газовый бизнес. А еще, судя по всему, газовой карьере Рауля Арашукова способствовал главный кадровик «Газпром межрегионгаза» (ныне в отставке) Геннадий Никонов. Сейчас Никонов занимает пост советника генерального директора «Газпром межрегионгаза», и у него теперь явно большие неприятности. Но не только у него: СК анонсировал задержание глав газовых компаний в рамках дела Арашуковых.

Дело, похоже, выглядит довольно банально: хищение природного газа на сумму более 30 млрд рублей (по версии СК). Арашукову-старшему также предъявляют создание преступного сообщества и, конечно, мошенничество.

Гораздо серьезнее обвинения против Арашукова-младшего, то есть сенатора (он остается сенатором, с него только снята неприкосновенность, лишить его статуса может только суд, или если он сам согласится снять с себя полномочия). Рауф Арашуков подозревается не только в участии в хищениях природного газа и создании преступной группировки, но и в организации убийств заместителя председателя общественного молодежного движения «Адыгэ-Хасэ» Карачаево-Черкесии Аслана Жукова и советника президента Карачаево-Черкесии Фраля Шебзухова.Аслан Жуков и Фраль Шебзухов были убиты в 2010 году в Черкесске. По обвинению в убийстве Жукова был задержан житель республики Расул Аджиев. Он дал признательные показания и сообщил, что убийство было заказным, заказчик – Рауф Арашуков.То же утверждала сестра убитого Жукова (тот якобы отказался выполнить приказ Арашукова сорвать сессию Народного собрания КЧР) и брат Шебзухова (тот отказался выполнить требование Арашукова снять свою кандидатуру на должность председателя правительства КЧР, за что был избит битами и застрелен возле своего дома). Однако делу долго не давали ход, пока не был задержан посредник. Его взяли в декабре 2017 года, и он дал изобличающие сенатора показания.Но все равно с тех пор прошло больше года.Как Арашуковы поссорились с Миллером 18 января этого года в спа-отеле «Адиюх пэлас» (принадлежит семье Арашуковых) пышно праздновался день рождения Арашукова-старшего, ему исполнилось 59 лет. До последнего было непонятно, появится ли на торжестве именинник – человек опытный и бывалый, он прекрасно понимал, что его могут арестовать, уголовные дела уже были открыты, было арестовано несколько близких ему людей.Сам он уже редко появлялся в Карачаево-Черкесии. Но в тот раз появился. Пишут, что многочисленным гостям было объявлено, что все проблемы решены, достигнуты благоприятные для Арашуковых договоренности с топ-менеджером «Газпрома» Кириллом Селезневым и главой «Газпрома» Алексеем Миллером.Это было большой ошибкой. Со всей очевидностью, Москве давно не нравилось, как неаккуратно клан Арашуковых влияет на обстановку в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, демонстрируя свои возможности. То, что позволено Кадырову, не может быть позволено всем.А раз Арашуковы – газовые короли, то и разбираться со всем этим надо Алексею Миллеру. Его пассивность в этом вопросе уже вызвала реакцию: в конце 2018 года появились публикации, что Арашуковы крупно заносят Кириллу Селезневу, а через него – Алексею Миллеру. Кому это может понравиться?Это во-первых. А во-вторых, кто-то должен быть виноват в истории с катастрофическим разрастанием газовых долгов республик Северного Кавказа. Компания «Газпром межрегионгаз Пятигорск», поставлявшая газ в пять республик СКФО (кроме Чечни), несла убытки на десятки миллиардов рублей. Проведенная в 2017 году замена ее на отдельные структуры «Газпром межрегионгаза» в каждой республике ни к чему не привела, долги только выросли.

Рамзан Абдулатипов, бывший глава Дагестана, утверждал, что собранные за газ деньги из Дагестана «вывозятся мешками», но после ареста вице-премьера правительства республики Магомедгусена Насрутдинова, который слишком дотошно интересовался формированием газовых долгов, эту тему больше не поднимал.

Проблему с северокавказскими долгами за газ нужно было как-то решить, однако надо найти и виновника происходящего. Не допрашивать же по газовым долгам бывшего куратора Северо-Кавказского федерального округа Александра Хлопонина. Пришло время Арашуковых. Скромнее надо быть.

Как Миллер поссорился с Сечиным
Судьба Арашуковых была предрешена. Но такого пафоса, такой античной драмы не устраивали ни для кого. Почему? Что случилось на самом деле?

Странно было бы предположить, что теперь будут сажать всех, кто наживается на газе. Или причастен к заказным убийствам. Эдак можно без парламента остаться. Нет, конечно. Надо искать, кому выгодно.

Конечно же, у спектакля есть автор, ему и аплодисменты. Это Алексей Миллер, глава «Газпрома». Но зачем ему это?Дело, как обычно, в Сечине. Сечин посадил министра. А Миллер посадил сенатора. И папу его. У Сечина были колбаски, корзинки и бесконечная Санта-Барбара с его собственной явкой в суд. А Миллер ставит античную драму с Бастрыкиным, Чайкой и Матвиенко. В обоих случаях имеется дополнительный бонус – борьба с коррупцией.Миллер смог. Он теперь как Сечин. Миллер и Сечин – инь и ян. Давние соперники в споре, «что главнее» – нефть или газ, и, стало быть, кто главнее.Кто главный в стране налогоплательщик – это раз. Тема налогового превосходства – это тема влияния и власти. В 2013 году Сечин обмолвился, что считает несправедливой разницу в налогообложении нефтяной и газовой отраслей России. «"Газпрому" хочу пожелать удачи, успехов. Это большая компания, основа нашей экономики, и [пожелать] побольше налогов давать в бюджет», – заявил он тогда. Споры и обмен колкостями происходят постоянно, особенно перед лицом Путина. Тот особо не вмешивается, ему явно нравится.Во-вторых, Сечин и Миллер не могут забыть давнее – в 2004 году Путин заявил о слиянии «Газпрома» с «Роснефтью». А Миллер добавил, что «Юганскнефтегаз», проданный за долги ЮКОСа, останется самостоятельной госкомпанией. Богданчиков, тогдашний глава «Роснефти», в этот момент стоял под камерами рядом с Миллером и его слов не отрицал. Но тут «Роснефть» сама купила «Юганскнефтегаз», а слова Миллера назвала в официальном пресс-релизе его личным мнением. Кто ж такое забудет.В-третьих, «Роснефть» раздражает монополия «Газпрома» на экспорт газа и нежелание делиться ею с независимыми производителями.В-четвертых, «Роснефть» и «Газпром» – это компании, которые по закону имеют право осваивать шельф. Поэтому при распределении шельфовых участков интересы компаний часто пересекаются. И уж сколько раз такое было, что «Роснефть» и «Газпром» претендуют на 3–5 одинаковых участков на шельфе.А есть еще и в-пятых, и в-шестых, и так далее. Давние соперники. И тут Игорь Иванович сажает министра. Чем ответит Алексей Борисович? Отличный ход. С сенатором было красиво. Да, античная постановка без сучка и задоринки. Ради такого дела объединились даже Чайка с Бастрыкиным. И чем на это ответит Игорь Иванович? А Игорь Иванович ответит. Еще один сенатор? Еще один министр? Не думаю – их расхватают другие крупные драматурги, но Игорь Иванович не крупный, он выдающийся. Хотя теперь их двое. Но если сподобится Игорь Иванович съесть Алексея Борисовича, так публика только рукоплескать будет. Равно как и наоборот.
Дутый рекорд ВВП: Росстат устроил «прорыв» по рецепту Медведева Статистическое ведомство небывалым экономическим ростом удивило даже ОрешкинаАндрей ПолунинАндрей ПолунинДутый рекорд ВВП: Росстат устроил «прорыв» по рецепту МедведеваМатериал комментируют: Александр Шатилов Андрей Бунич 4 февраля в России случилось экономическое чудо: Росстат сообщил о рекордном росте ВВП за шесть лет. Согласно новой оценке, в 2018 году экономика РФ выросла на 2,3% против 1,6% годом ранее — это максимальное значение с «докрымского» 2012 года.Такой прыти от российской экономики не ждали не только независимые эксперты. Темпы роста оказались полной неожиданностью даже для министра экономического развития Максима Орешкина. Он, после пересмотра Росстатом данных о строительстве (рост на 5,7% за январь-ноябрь 2018 года вместо прежних 0,5%) смело увеличил прогноз с 1,8% аж до 2%. Ускорения свыше 2% Минэкономразвития ожидало только в 2021 году — после предполагаемого рывка инвестиций в 2020-м на 7,6%.И тут — на тебе — рекорд, что называется, на ровном месте. Без всяких глупых рывков.Есть конечно, подозрение, что нынешнее чудо — прямое следствие смены руководства статистического ведомства. Напомним, 24 декабря премьер Дмитрий Медведев своим распоряжением сменил главу Федеральной службы статистики: ее руководитель Александр Суринов был отправлен в отставку, а на его место назначен Павел Малков, ранее возглавлявший департамент госуправления Минэкономики.Что характерно, кадровые решения по Росстату последовали незадолго до публикации ведомством предварительной статистики за 2018 год, которая оказалась хуже самых пессимистичных прогнозов.Так, Росстат в конце декабря насчитал, что темпы роста ВВП за январь-октябрь составили всего 1,7%, инфляция ускорилась до 4,2%, число людей, проживающих за чертой бедности, увеличилось на 200 тысяч человек — до 19 миллионов, или 13,3% населения. А реальные доходы граждан упали в ноябре (-2,9%) и ушли в минус в годовом выражении, вопреки прогнозам МЭР, что четырехлетний период снижения уровня жизни закончился.Все это шло вразрез с установками Владимира Путина. Потому что президент на большой пресс-конференции заверил: по итогам 2018 года доходы должны вырасти на 0,5%. А вовсе не падать, как насчитал Росстат во главе с Суриновым.Надо сказать, рецепт Медведева по улучшению показателей экономики — смена главы Росстата — оказался чрезвычайно эффективным. Макроэкономические показатели стали улучшаться буквально на глазах. А бурный рост ВВП, как видим, поверг в изумление буквально всех наблюдателей.По мнению аналитиков, за оценкой Росстата роста экономики в 2018 году стоят два реальных фактора. Первый — нефтегазовый экспорт. По данным статистического ведомства, именно экспорт внес наибольший абсолютный вклад в ВВП 2018 года, продемонстрировав максимальный результат с 2010 года. А экспорт в России — это нефть: ее добыча стала стремительно расти после сделки ОПЕК+. В июне члены ОПЕК договорились с РФ и другими странами нарастить добычу нефти на 1 млн. баррелей в сутки, опасаясь дефицита из-за санкций против Ирана. Но уже в 2019 году, с учетом новых обязательств России по сделке ОПЕК+, добыча грозит из локомотива превратиться в тормоз промышленного производства. Второй фактор — бурное увеличение банковского долга населения и снижение сбережений граждан. Но и этот драйвер на сегодня практически исчерпан. Зато негативные последствия закредитованности будут только нарастать. Так, темпы роста конечного потребления граждан замедлились до 1,9% в 2018 году против 3% в 2017 году, а доля их конечного потребления в ВВП за год снизилась более чем на 3% - до 49,1%. И это, надо думать, только начало.Словом, как не считай, рекордный пик российская экономика больше не осилит. В 2019 году нынешних цифр роста ВВП заведомо не будет — в этом сходятся все эксперты. Если, конечно, Дмитрий Анатольевич не заменит нынешнего главу Росстата на совсем уж оголтелого оптимиста.
— Рекордный рост ВВП на 100% связан с заменой руководства Росстата, — считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Видимо, прежнее руководство не справлялось, как принято было говорить в СССР, с заданиями партии и правительства. Статистическое направление решено было укрепить — и результаты не заставили себя ждать.НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
Как чисто технически Росстат сумел завысить темпы роста ВВП — вопрос, я считаю, не принципиальный. У статистических ведомств имеется большой инструментарий для манипуляций с цифрами. Причем, манипулируют со статистикой не только в России. Даже в США статистика зачастую выдает сперва одни цифры, а спустя полгода уточняет их и пересматривает.

В нашем случае на показателях мог сказаться сезонный фактор. Или статистики могли задним числом подкорректировать базовые показатели 2017 года: искусственно занизили «базу», от которой ведется расчет — и показатели за 2018-й мгновенно улучшились.

«СП»: — Насколько безобидны эти игры с цифрами?

— Цель статистики не в том, чтобы рассказывать сказки. Ее задача — отражать реальное положение дел в экономике, иначе невозможно принимать верные управленческие решения.

Проблема в том, что у нас нет альтернативной независимой статистики. В США и странах ЕС имеется мощная независимая статистика, на которую можно ориентироваться, если официальная будет привирать, пытаясь подействовать на поведение населения и инвесторов.

В России же, повторюсь, альтернативных статистических каналов нет. И поэтому вдвойне вредно, когда статистика у нас превращается в агитпроп. К тому же такой агитпроп является сигналом для других руководителей: если отчеты будут недостаточно позитивными, руководители будут заменены.

В итоге может получиться так, что статистика полностью оторвется от реальности, что еще больше усугубит наше экономическое положение. Поскольку выход из этого фэнтезийного состояния будет крайне болезненным.

Думаю, здесь двух мнений быть не может. Если правительство пойдет по пути накачивания оптимизма цифрами, взятыми неизвестно откуда, оно просто исключит вариант реального изменения экономической политики. А это лишь ускорит и ужесточит неизбежную экономическую катастрофу.

«СП»: — Что реально будет с нашей экономикой в 2019 году?

— Реально экономика РФ, я считаю, не может расти быстрее 1% ВВП. У нас рост зависит почти исключительно от нефтяных цен. Никаких других драйверов в экономике не просматривается — никаких структурных изменений, новых инвестиций, новых предприятий.ВВП, напомню, состоит из четырех компонентов. Первый — потребительский спрос: он явно не может увеличиться. Второй компонент — инвестиции, государственные и частные. Они тоже падают, и даже Росстат не сможет это опровергнуть. Третий — госзаказ и госказупки, которые стоят на месте. Наконец, четвертый — экспорт, и он тоже точно расти не будет.В 2018 году цены на нефть были явно выше, чем сейчас. Это значит, просто нереально, чтобы темпы роста в 2019-м «выстрелили». Замечу, реальный рост ВВП в 2018 году, вопреки сказкам Росстата, ненамного превысил 1%.
— Граждане в России не следят плотно за экономическими новостями, поэтому для многих будет достаточно заголовка, что ВВП России вырос, — декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Думаю, именно с этим связано появление информации о рекордном росте экономики РФ. Это позволяет подбросить российскому обществу позитивную информацию — тем более необходимую, что в последнее время шел сплошной негатив.Замечу, статистикой «играют» во всех странах мира — в той же Европе, чтобы увеличить показатели ВВП, учитывают теневую торговлю. К тому же реальная статистическая информация повсеместно является государственной тайной. В открытый доступ ее никто выкладывать не станет, просто потому, чтобы не раскрываться перед геополитическими соперниками. Так что манипуляции связаны еще и с этим, а не только с оптимизацией общественного мнения.Наконец, есть третий момент. У России — во многом закрытая экономика. Судя по косвенными данным, успехи в российском ОПК действительно имеют место, и там показатели способны скрасить более проблемные статистические показатели гражданского сектора.Вряд ли, конечно, экономика выросла на 2,3%, как уверяет Росстат. Но все же нельзя сказать, что в российском хозяйстве наблюдается катастрофа: оно не только не лежит на боку, но и понемногу двигается вперед

Почему у «пророссийской» оппозиции на Украине все плохо Глеб Простаковжурналист
4 февраля 2019 Последняя социология по украинским выборам оказалась комичной в буквальном смысле слова. Шоумен Владимир Зеленский выбился на первое место в президентской гонке, опередив до того бессменного лидера Юлию Тимошенко. Едва ли голосование, которое пройдет в конце марта, станет отражением январских соцопросов – гонка только началась и самые крутые повороты только впереди. Но уже сейчас эта социология дает возможность сделать несколько важных выводов.Выбор в пользу Зеленского – это, без всяких сомнений, протестное голосование. Голосование в пику другим кандидатам, голосование как шутка. Рейтинг Зеленского вырос, несмотря на недавний скандал с обнаружением его фильмопрокатного бизнеса в России. Что, во-первых, говорит о том, что русофобия украинского избирателя сильно преувеличена – он давно привык к всеохватывающей гибридности происходящего: гибридной войне, гибридным выборам и гибридным политикам.Во-вторых, это говорит о том, сколь сильны антиправительственные протесты в украинском обществе и их недоверие к основным кандидатам – Петру Порошенко и Юлии Тимошенко. Выбор из этой пары противен большинству избирателей, о чем свидетельствуют огромные антирейтинги обоих. Другие кандидаты майдановского толка – Андрей Садовый, Анатолий Гриценко и прочие – не представляют собой реальную альтернативу упомянутой двойке ни по смыслу их программ, ни по их видению происходящего в стране.В-третьих, рост рейтингов Зеленского – это демонстрация презрения избирателя к политическим дрязгам внутри сил, которые декларируют альтернативное видение развития страны. Речь о политиках, ориентирующихся на бывших избирателей Партии регионов и Коммунистической партии Украины. Ни первая, ни вторая уже не существуют, а то, что пришло им на смену в полной мере можно назвать «гибридной оппозицией». Именно за счет этой гибридной оппозиции и прибавил шоумен.Зеленский говорит по-русски, он выходец из промышленного города Кривой Рог, хорошо знакомый публике по КВН начала нулевых годов. Он понятен и близок этому избирателю – это свой, «прикольный», парень. Но, несмотря на это, консервативная публика Юго-Востока Украины вряд ли стала бы всерьез воспринимать его как кандидата на высший пост в государстве (смешно голосовать за «клоуна»), если бы эту публику не накрыла мощная волна разочарования в той самой «гибридной оппозиции».Эта оппозиция сегодня представлена Юрием Бойко, Александром Вилкулом и Евгением Мураевым. Бойко является кандидатом от группы бывших спонсоров Партии регионов – бизнесмена Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина, к которым примкнули Вадим Рабинович и Виктор Медведчук. Последний сыграл важную роль в объединении этих людей в одну политическую силу.Вилкул – выдвиженец от части партии «Оппозиционный блок», спонсируемой крупнейшим бизнесменом Украины Ринатом Ахметовым. Мураев – самый загадочный персонаж в этом трио (его спонсоры и интересы до конца не прояснены), впрочем, обладающий наименьшим административным и финансовым ресурсом. Столь малым, что этим кандидатом в рамках данного анализа мы можем пренебречь.Все три кандидата сегодня борются не столько с Порошенко и Тимошенко, сколько между собой. Причем если в лагере «майдановских кандидатов» самым страшным обвинением является повешенный ярлык «агент Путина» (на предвыборном форуме Блока Петра Порошенко был даже озвучен новый слоган «Либо Порошенко, либо Путин»), то у бело-голубой оппозиции красной тряпкой является ярлык «агент Порошенко».Медведчук предложил создать на Украине автономный регион Донбасс Все три кандидата обвиняют друг друга в работе на действующую власть. Причем у каждой из сторон есть на то веские причины.Ахметов является главным бенефициаром многократно выросших на Украине тарифов на отопление и электроэнергию. На руку его топливному бизнесу играет формула расчета цен на энергетический уголь, утвержденная людьми Порошенко во власти. При этом структуры самого Порошенко активно участвуют в бизнесе Ахметова, а один из крупнейших телеканалов страны «Украина», принадлежащий олигарху, активно промотирует действующего президента, посвящая тому целые сериалы.Сергею Левочкину (последний был главой администрации президента Виктора Януковича) вменяют, ни много ни мало, инициирование Майдана. Именно Левочкин мог быть автором плана «усмирения Януковича» с помощью уличных протестов, которые затем вышли из-под контроля и переросли в кровавую бойню. Фирташу приписывают помощь Порошенко на выборах 2014 года. Якобы именно Фирташ, имевший тогда влияние на Виталия Кличко, уговорил последнего сняться с выборов в пользу Порошенко, удовлетворившись постом мэра Киева. Сейчас Фирташ уже несколько лет находится под подпиской о невыезде в Вене по обвинениям в коррупции со стороны США.Фигура Виктора Медведчука в этой истории представляется центральной. Именно он должен был стать человеком, который не только «склеит» осколки бело-голубой оппозиции, но и заострит ее идеологическую основу, укрепив веру электората Юго-Востока в том, что на этот раз его не предадут. Медведчук озвучивает крамольные с точки зрения нынешней украинской действительности идеи прямых переговоров с непризнанными ДНР и ЛНР, а также Москвой о мире в Донбассе. При этом он имеет прямой выход на президента Путина и, очевидно, пользуется неким карт-бланшем от Кремля на политическую работу на Украине.Будем откровенны – пока не выходит. Оппозиция разбежалась в три стороны и «мочит» друг друга. Провал задачи во многом был предопределен двойственным положением самого Медвечука. С одной стороны, он – близкий человек к Путину. С другой, представляет интересы Порошенко в таком важном вопросе, как обмен пленными, а также плотно связан почти со всеми основными участниками политического процесса на Украине. Регулярные встречи Медведчука с Порошенко и Тимошенко – не секрет.Все это создает у избирателя ощущение игры и договорняков. Люди, заявляющие о непримиримой борьбе с властью, которая довела страну до ручки, сотрудничают с этой властью, ведут переговоры и даже совместный бизнес. О том, как выглядит эта игра в реальности можно судить по работе медийных ресурсов, подконтрольных Ахметову (телеканал «Украина»), Фирташу («Интер») или Медведчуку (с ним связывают новостные каналы NewsOne и «112»).ти каналы работают «слотами». Суть такой схемы подразумевает, что часть эфирного времени отводится критике власти, часть – заигрыванию с ней, часть – нейтральной повестке (как правило, посвященной армии или евроинтеграционным устремлениям Украины). Комплиментарные для власти новостные сюжеты, в которых непризнанные ДНР и ЛНР – это «враги», «сепаратисты» и «боевики», а Россия – «государство-агрессор», чередуются авторскими передачами с обтекаемой, часто деперсонифицированной критикой власти. Жесткие выпады, как правило, звучат только в формате ток-шоу от приглашенных гостей студий. Зрителям таких каналов не позавидуешь.Такой формат является зеркальным отображением реальности политической борьбы на Украине: здесь война, здесь бизнес, а здесь – торг и политический расчет.Тот же Александр Вилкул, претендующий на представительство интересов Юго-Востока, намеренно размывает идеологическую повестку своей политической силы: центральная тема прекращения войны на Донбассе и пересмотра итогов Майдана тонет в тысячах ненужностей – новая налоговая система, страховая медицина, реанимация промышленности и т. д. Безусловно, это важные для любого государства темы, но они несопоставимы ни с критической ситуацией в стране, ни с выбранным курсом на саморазрушение.Пламенные спикеры с экранов телевизоров пока лишь играют в оппозицию с одной целью – встроиться в существующую систему, заняв в ней свое место под солнцем, но никак не с целью ее разрушить.
Четвертое основание
31 января 2019
Гидеон Роуз
Соединенные Штаты и либеральный порядок
Гидеон Роуз – редактор журнала Foreign AffairsРезюме: Соединенные Штаты начинались как радикальный эксперимент с грандиозными амбициями. Их основатели верили в идею Локка, что свободные личности смогут избежать опасностей анархии, объединившись, чтобы сотрудничать во имя общего блага, и создав страну, с помощью которой докажут, что это не пустая болтовня...
Соединенные Штаты начинались как радикальный эксперимент с грандиозными амбициями. Их основатели верили в идею Локка, что свободные личности смогут избежать опасностей анархии, объединившись, чтобы сотрудничать во имя общего блага, и создав страну, с помощью которой докажут, что это не пустая болтовня. Подписавшие Декларацию независимости связали себя общим политическим проектом, учредив немногочисленное правительство, чтобы обезопасить свои права и продвигать свои интересы. Этот документ, отмечал Государственный секретарь Джон Куинси Адамс в 1821 г., стал «первой торжественной декларацией государством единственного законного основания гражданского правительства. Она была краеугольным камнем новой общественно-политической ткани, которой было суждено покрыть поверхность земного шара».

С самого начала Соединенные Штаты воспринимались и как страна, и как первопричина, особенная нация и знаменосец мировой политической революции. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Пройдет немало времени, прежде чем земной шар накроет ткань демократических республик; но поначалу добрая новая страна должна была выжить в плохой старой системе международных отношений. «Наверно, борьба за выживание продлится несколько столетий, – прогнозировал Адамс.

Но как стране следовало вести себя во время этого длительного переходного периода?

Вникнув в проблему через несколько десятилетий после начала эксперимента, Адамс рассуждал, что главными приоритетами для неокрепшей республики должны быть защита революции и совершенствование союза. Поэтому подобно тому, как президент Джордж Вашингтон предупреждал об опасностях альянсов и политики баланса сил, Адамс предупреждал об опасностях идеологических крестовых походов. США выступали за всеобщие принципы, но им не нужно было непременно экспортировать эти принципы или навязывать их силой за рубежом. Они могли быть «доброжелательной державой, желая свободы и независимости всем», но при этом «защищать и отстаивать эти блага» только для себя.

Большая американская стратегия, выработанная в ту эпоху – континентальная экспансия и внутреннее развитие в сочетании с самодовольным равнодушием к заморскому миру – устраивала торговую республику на мировой периферии. Однако такая стратегия срабатывала лишь потому, что США были защищены географически, а также британским военно-морским превосходством. Долгое восхождение на мировой Олимп в XIX веке стало возможным, благодаря спокойному внешнему окружению — общему достоянию, которое обеспечивал тогдашний либеральный гегемон.

К ХХ веку все изменилось. Британская держава пришла в упадок, а американская мощь возросла. Теперь Соединенные Штаты господствовали в западном полушарии, патрулировали океаны, стали движущим мотором мировой экономики, и им нужна была большая стратегия, соответствующая их новому положению. Когда-то изоляция от всего мира хорошо служила американским интересам, но теперь эти интересы требовали взаимодействия с миром. Какое же взаимодействие было возможно для страны, построенной на принципиальном отвержении правил старой игры?

После ряда экспериментов на протяжении целого века постепенно ответ был найден методом проб и ошибок, и он оказался на удивление знакомым: строить внешнюю политику, исходя из внутреннего опыта построения американской нации, подняв логику общественного договора на следующий уровень. Если независимые личности нашли способы сотрудничать к взаимной выгоде, почему это не могут сделать независимые страны? Им не нужно любить друг друга или вести себя подобно святым; просто иметь общие интересы и понимать идею беспроигрышной ситуации. Чем больше стран будет играть в такие игры, тем больше у них будет возможностей выиграть от сотрудничества и извлечь пользу из конфликта. И постепенно такое взаимодействие может привести к развитию связей и появлению сообществ – поначалу функциональных, в конечном итоге институциональных, а когда-нибудь, может быть, даже душевных.

Этот подход сулил перспективу разрешения противоречия между американскими интересами и американскими идеалами за счет одновременного их достижения, пусть и «в рассрочку». США будут защищать свои интересы, наращивая мощь и по необходимости используя ее, и они будут служить своим идеалам, пестуя постоянно растущее сообщество независимых стран. Эти две цели можно было прекрасно сочетать! Сотрудничество будет приводить к интеграции и процветанию, что, в свою очередь, приведет к либерализации. Медленно, но неуклонно, мир Гоббса уступит место миру Локка.

Новая большая стратегия породила плотную сеть благоприятных взаимодействий, сегодня известных как либеральный мировой порядок. Этот порядок развивался в три этапа. Президент Вудро Вильсон впервые попытался основать его после Первой мировой войны. Ему не удалось, но его преемники использовали его модель и учли некоторые уроки, чтобы не повторять его ошибок. Президенты Франклин Рузвельт и Гарри Трумэн предприняли еще одну попытку во время и после Второй мировой войны. На этот раз порядок укоренился – по крайней мере, в некоторых частях мира. Затем президенты Джордж Буш-старший и Билл Клинтон переформатировали такой порядок для эпохи, наступившей после окончания холодной войны, распространив его с Запада на остальной мир. Поскольку договоренности о сотрудничестве, разработанные в один период, оказываются недостаточными для следующего периода, дальнейший прогресс мирового порядка тормозится, и повсюду распространяется пессимизм. В прошлом очевидные выгоды от продолжения сотрудничества, в конце концов, побудили новые поколения выработать новые соглашения, чтобы хорошие времена никогда не кончались. Пока непонятно, продолжится ли эта закономерность.

В 2016 г. избиратели в англоязычном мире задернули занавес над третьим актом истории мирового порядка, проголосовав за Брекзит и избрав президентом США Дональда Трампа; в итоге, на протяжении двух последних лет, наш мир напоминает дрейфующую льдину. Здравый смысл подсказывает, что порядку пришел конец, что он потерпел крах и всегда был наивной фантазией или просто явлением, сопутствующим избыточной мощи.

И все же караван истории движется вперед. Главный посыл мирового порядка о потенциале взаимной выгоды от международного сотрудничества по правилам остается привлекательным. Большей части мира этот проект пришелся по душе, и эти страны не хотят от него отказываться. Никакой альтернативный подход не сулит так много выгод; большинство, напротив, связаны с серьезными рисками – как для США, так и для мира в целом. Поэтому расхожее мнение может быть обманчивым, и следующая администрация после Трампа способна отыграть назад и попытаться снова оживить порядок. Четвертое основание дастся трудно, но оно может и непременно должно быть заложено, потому что ставки высоки. Можно только догадываться, что от ведущей державы мира потребуется искренняя приверженность лидерству, а не победе любой ценой.



Первое основание

Когда в 1914 г. разразилась Первая мировая война, Соединенные Штаты инстинктивно спрятали голову в песок. Это были стандартные правила игры в XIX веке: не наша проблема. Но такое отношение недолго продлилось в веке ХХ, потому что страна стала слишком сильной, чтобы ее можно было игнорировать. Когда военные действия в Европе затянулась, и никто не хотел уступать, исход все больше стал зависеть от доступа союзников к американской экономике. Поэтому в 1917 г. Германия попыталась перекрыть трансатлантическое судоходство. С помощью своих подводных лодок она добивалась капитуляции союзников по антигитлеровской коалиции. Но вместо этого втянула в войну Соединенные Штаты и весь мир.

Вильсон был уверен, что война в целом – грязное дело, и не был склонен обвинять в грязных замыслах одну из воинствующих сторон. Главная проблема войны, по мнению Вильсона – беспощадное достижение цели любыми способами ради получения преимуществ, хотя все европейские страны считали это нормальным поведением во внешней политике. Такой менталитет нужно было изменить, поэтому Вильсон, глядя со стороны, призвал воинствующие стороны объявить ничейный исход зашедшей в тупик войны и перейти к новому виду послевоенного порядка на основе коллективной безопасности вместо конкурентного своекорыстия.

Вскоре после этого Германия начала торпедировать корабли США, которые находила в открытом море. Это убедило Вильсона, что его план не сможет быть реализован, если Германия не будет реформирована изнутри. Поэтому, когда Соединенные Штаты вступили в войну, они стремились не только к созданию послевоенной системы коллективной безопасности, но и к демонтажу «прусской автократии».

Вильсону казалось, что смена режима в данном случае необходима, потому что диктатурам нельзя доверять, включая их в новую систему коллективной безопасности. Его Государственный секретарь Роберт Лэнсинг считал, что демократии в целом менее воинственны. Администрация планировала закрепить институциональный демократический мир с помощью открытой международной торговли, чтобы выгодная торговля постепенно объединила всю планету и гарантировала мир и процветание для всех (то, что доминирующая держава США больше всех выиграют от свободной торговли, было само собой разумеющимся).

Международная безопасность, международная экономика, внутренняя политика за рубежом – все это нужно было трансформировать, прежде чем Соединенные Штаты смогут чувствовать себя в безопасности. Но, когда США будут чувствовать себя в безопасности, мир также будет в безопасности. Таков был послевоенный план, достаточно грандиозный и многотрудный; но нельзя было допустить, чтобы массовое кровопролитие оказалось напрасным. Правда, выполнение этого плана представлялось нереалистичным. Вильсону нужно было заручиться поддержкой своих соотечественников, сдерживать агрессивные поползновения англичан и французов, а также уравновесить возрожденную и демократизированную Германию. У Талейрана или Бисмарка мог бы быть шанс преуспеть в этом предприятии; у Вильсона не было.

В итоге циничные британцы и французы прибрали к рукам американскую помощь, выделенную им во время войны, на словах согласились с добрыми пожеланиями Вильсона, но, как и прежде, продолжали преследовать свои корыстные, краткосрочные интересы. Оказалось, что американский народ хотел не перемирия, достигнутого на переговорах и послевоенного равновесия сил, а полной капитуляции Германии и сурового обращения с ней, чего Вильсон пытался избежать. Затем, когда умолкли пушки, кайзеровский режим рухнул, а на смену ему пришел слабый и нестабильный демократический преемник, не способный защитить себя ни на родине, ни за рубежом. Британцы и французы с радостью воспользовались этой ситуацией, навязав более жесткое урегулирование в Версале, чем то, которое хотел Вильсон и которое было обещано немцам (по крайней мере, немцам так казалось). С этого момента все вышло из-под контроля: к концу 1918 г. первая попытка основать новый порядок была на грани провала; к концу 1919 г. новый порядок попал в реанимацию, образно говоря, а последующие годы он медленно и мучительно умирал.



Вторая попытка

Неудача Вильсона, казалось, подтвердила мудрость Адамса, поэтому в 1920-е и 1930-е гг. США снова замкнулись в себе. Но, как и раньше, реалии военно-экономической мощи сделали такую политику непрактичной. Самая сильная страна в мире, вольно или невольно, влияла на то, что происходило в других частях планеты, и на нее саму эта динамика оказывала не меньшее влияние. Изоляция от мира в такой ситуации напоминала попытку малыша спрятаться, натянув на голову одеяло: положение, вроде бы, улучшалось, но внешний мир никуда не исчезал.

В пределах жизни одного поколения другие великие державы вернулись к своим старым проделкам, что было вполне ожидаемо. Они преследовали узкие, корыстные и краткосрочные интересы; разоряли своих соседей и так далее. Это привело к нисходящей спирали взаимного недоверия, хищничества, депрессии и войны. В 1941 г., как и в 1917-м, на США напали и втянули в войну, потому что они были слишком могущественны, чтобы остаться незамеченными. И снова, пробужденный от геополитической спячки и устремившийся к победе гигант должен был решать, что делать дальше.

В администрации Рузвельта имелось много разочарованных вильсонианцев, которые продолжали верить, что лучший способ защитить американские интересы – использовать американскую силу для трансформации международной политики. Если уж на то пошло, они верили даже более страстно, чем прежде, с учетом того, что произошло с тех пор. И все же, поскольку однажды они уже не справились с поставленной задачей, то понимали, что во второй раз им придется усилить свою игру.

Они пришли к согласию между собой по поводу того, что пошло не так. Администрация Вильсона пыталась быть мягкой с Германией и жесткой с Россией. Она позволила Великобритании, Франции и Италии заключать тайные соглашения и ставить перед собой захватнические цели в войне. Она ждала окончания войны, чтобы создать Лигу Наций, плохо ее спланировала и не получила одобрение Конгресса на участие в ней самих Соединенных Штатов. Из-за этих ошибок альянс, одержавший победу в войне, раскололся, Лига потерпела крах, торговые барьеры углубили Депрессию и, в итоге деспотичная Германия снова усилилась и втянула мир в новый водоворот.

Это стало напоминанием о том, что неудачное планирование послевоенного порядка Соединенными Штатами чревато кошмаром. На этот раз, рассуждали американские стратеги, Германия и другие побежденные страны гитлеровской коалиции должны быть оккупированы и демократизированы. Советский Союз нужно будет обхаживать. Во время войны учредят лучше спланированную Лигу наций, в которой американцы будут участвовать с самого начала. В конечном итоге послевоенное согласие и процветание будет поддерживаться, благодаря сочетанию демократического мира, согласия между великими державами, сотрудничеством при посредничестве многосторонних организаций, и свободной торговли.

К началу 1945 г. казалось, что новая мировая конструкция уже создана. Некоторые вопросы, такие как будущий статус Германии, оставались нерешенными, потому что так хотел Рузвельт (ему нравилось импровизировать). Однако пробелы не казались критичными и могли легко быть заполнены. Хотя президента немного тревожило поведение Советов в Восточной Европе, а также переход от военного времени к экономике мирного времени, он умер в апреле в полной уверенности, что его надеждам суждено сбыться.

В действительности впереди маячили большие проблемы – не в последнюю очередь связанные с тем, как выполнить противоречивые обещания великого фокусника разным партнерам и заинтересованным лицам. Поскольку Рузвельт не позволял планирования на перспективу, работа по реализации его честолюбивых планов в реальном послевоенном мире досталась его преемнику Трумэну. Это было невероятно трудным делом.

Великобритания была слабее, чем ожидалось, и быстро отказывалась от остающихся у нее глобальных обязательств. Европа лежала в руинах, революционный национализм усугублялся, Советы занимали жесткую позицию, а американская общественность быстро замыкалась на своих проблемах. После двух лет наблюдения за деградацией ситуации Вашингтон решил поменять курс, отказавшись от построения большой всемирной сети международных организаций, которая только что была создана, заменив ее менее грандиозной и более практичной Бреттон-вудской системой, дополненной Доктриной Трумэна, Планом Маршалла и НАТО. Эти новые соглашения были призваны возродить и защитить американскую сферу влияния, управляемую в духе либеральной идеологии.



Расширение выгод

Сотрудничество – дело непростое, особенно с другими людьми. Собери группу для охоты на оленя, писал Руссо, и кто-то непременно увлечется охотой на зайца и упустит оленя, а другие останутся голодными. Людям легче объединяться вокруг общих страхов, чем вокруг общей надежды. Поэтому ключевым моментом для порядка стало объединение надежды и страха под одним ярмом, в интересах продвижения этого перспективного проекта.

В 1947 г. администрация Трумэна продолжила реализацию своего плана по закачке американского капитала в возрожденную и заново объединенную европейскую экономику, главным стержнем которой были Германия и Франция. Она предложила щедрую помощь любой стране в регионе, готовой играть по правилам новой системы, и большинство ухватились за эту возможность. Однако у Москвы не было желания стать частью какой-либо американской системы, поэтому она отказалась и велела зависимым от нее странам Восточной Европы сделать то же самое. Тогда Вашингтон начал строить свой порядок в западной части континента, а Москва делать то же самое на Востоке. Так получилось, что второй этап истории мирового порядка пришелся на годы геополитического конфликта, известного как холодная война.

Американские политики действительно стали считать Советский Союз угрозой в конце 1940-х годов. Но СССР угрожал не внутренней территории США, а тому порядку, который они пытались строить далеко за пределами своих границ – в крупных промышленных центрах Европы и Азии. Он также угрожал общему достоянию человечества, что требовало постоянного присутствия передовых сил базирования. Ни Конгресс, ни американская общественность не требовали запуска такого нового грандиозного послевоенного проекта. У них были свои внутренние проблемы, и они были скептически настроены в отношении выделения крупных денежных сумм для восстановления Европы. Поэтому администрация Трумэна предусмотрительно сместила акценты, представив свой новый подход не как независимый проект построения американского порядка, а как реакцию на растущую советскую угрозу. Это позволило администрации добиться одобрения Доктрины Трумэна, Плана Маршалла и других мер, но исказило представление американской общественности о том, что в действительности происходит.

Сдерживание было необходимо для защиты порядка. Но как только сдерживание утвердилось в качестве стратегической системы Вашингтона, оно стало главным в политической повестке дня. Интеграция на базе сотрудничества преподносилось больше как нечто объединяющее американский союз для победы в конфликте, чем нечто ценное само по себе. Это длилось так долго, что, когда холодная война закончилась, многие удивились тому, что созданный порядок не развалился.

Никто не ожидал падения Берлинской стены в 1989 г. или распада Советского Союза двумя годами позже. Внезапно реализовалось то, что ранее предвидел дипломат Джордж Кеннан: США должны выдерживать свою линию, выжидать, и рано или поздно они увидят, как их главный противник покинет поля боя.

Что дальше Соединенным Штатам следует предпринять во внешней политике? В настоящее время вопрос пока открыт, и немало материалов посвящено «тотализатору Кеннана», их авторы пытались прогнозировать: что придет на смену сдерживания? На самом деле вопрос не такой уж открытый, потому что ответ на него очевиден: альтернативы прежнему курсу пока нет.

Администрация Джорджа Буша-старшего признавала, что холодная война действительно была вызовом для порядка, поэтому, когда главного оппонента не стало, ничто не мешало этому порядку расширяться и процветать. Миссия Вашингтона заключалась не в том, чтобы написать новую историю. Она должна была написать еще одну главу в старой истории, как указал советник Буша по национальной безопасности Брент Скоукрофт в памятной записке президенту 1989 г.: «В своих мемуарах Present at the Creation («Присутствуя при сотворении») Дин Ачесон заметил, что в 1945 г. их задача “начала казаться немного менее грандиозной, чем та, которая описана в первой главе книги Бытие — то есть, создать мир из хаоса. Наша задача — создать половину мира, свободную половину, из того же материала, не разбив его случайно вдребезги в процессе созидания”. Когда эти творцы отдыхали в 1940-х и 1950-х гг., они многое сделали. Теперь у нас появились беспрецедентные возможности сделать еще больше, взявшись за решение задачи с того места, на котором они остановились, в то же самое время делая то, что необходимо сделать для защиты нашего выдающегося наследия».

Комментарий Буша: «Брент, я с интересом прочитал твою заметку!»

Вот почему в 1990-е гг. администрации Буша и Клинтона заново отстроили порядок для всего мира после завершения холодной войны. Они не знали, сколько просуществует однополярный мир, и вынуждены были преодолевать сопротивление скептически настроенной общественности и Конгресса. Поэтому технократы импровизировали и карабкались, как могли. Буш искусно управлял распадом Советской империи, сделал воссоединившуюся Германию столпом порядка в Европе, возглавил коалицию по стабилизации положения в Персидском заливе после вторжения Ирака в Кувейт, подталкивал Израиль и арабов к мирному соглашению и ответственно управлял финансами США.Клинтон продолжил тот же общий курс. Он продвигал североамериканскую экономическую интеграцию, обновил американо-японский альянс, расширил НАТО на Восточную Европу, сдерживал региональные угрозы безопасности на Ближнем Востоке и в Азии, содействовал арабо-израильскому мирному процессу и так же ответственно управлял финансами Соединенных Штатов. К началу тысячелетия США и мировой порядок укрепились, стали богаче и безопаснее, чем когда-либо.
Большой развал Спустя два десятилетия ситуация осложнилась. Обеспечивая общемировые блага, такие как мировая и региональная безопасность, свобода пользования общим достоянием и либеральная торговая система, Соединенные Штаты создали то, что по любым стандартам было стабильной и благотворной средой, питомником для государственного и гуманитарного развития величиной с планету. С 1989 по 2016 г. мировой ВВП более чем утроился. Уровень жизни взлетел до небывалой высоты. Более миллиарда человек были вызволены из нищеты. Детская смертность снизилась в разы. Новые технологии постоянно улучшали быт и обеспечивали связь между людьми новыми способами. Мы не вернулись назад в будущее и не проиграли в холодной войне. В Европе воцарился мир, соперничество в Азии не привело к конфликту; анархии удалось избежать; хаос после окончания холодной войны оказался мифом.По важнейшим вопросам – мир между великими державами и глобальное процветание – прогнозы пессимистически настроенных реалистов оказались неверными, а прогнозы либеральных оптимистов правильными.Но макро-стабильность сосуществовала с региональным беспорядком. Сигнал не удалось вовремя услышать из-за общего гула и шумовых помех, а архитекторы нынешнего этапа глобализации забыли, что распространение капитализма – это итоговое, но не абсолютное благо. Оно несет как выгоды, так и потери – человеку не гарантируется место работы, исчезает социально-психологическая стабильность, а также традиционные оплоты, защищающие от превратностей жизни. При отсутствии государственного вмешательства выгоды распределяются неравномерно и порой несправедливо, что производит гнев и волнения в обществе наряду с растущими ожиданиями. Вашингтон обеспечил «турбо-наддув» глобализации, уменьшив социальную помощь нуждающимся в Соединенных Штатах и переложив риски с государства на общество, когда завыли ветры созидательного разрушения.

Чем больше денег, тем больше проблем. Мощь уровня Древнего Рима привела к такому же грандиозному упадку. Неоспоримое доминирование привело к ненужным и плохо спланированным крестовым походам. Нерегулируемые элиты довели мир до финансового кризиса, а управляющие всем технократы настолько увлеклись строительством своих космополитических замков на песке, что упустили из виду, насколько плохо живется многим внешним странам и их жителям.

В результате проект либерализма был внезапно похищен национализмом, как и проект марксизма в XIX и начале XX века. Большие сегменты населения западных стран чувствовали, что порядок не служит их интересам и не видели причин сохранять почтительное отношение к нефункциональному истеблишменту, представители которого были склонны заботиться только о собственных карманах. Один читатель Foreign Affairs недавно написал следующее: «Я могу проще это изложить: среднестатистический американец отвергает вашу глобалистскую, антиамериканскую, антиконституционную, политически корректную БЛЕВОТИНУ».

К 2010-м гг. старые договоренности уже были явно нарушены, но из-за политического тупика ничего не менялось. Внешняя политика президента Барака Обамы сосредоточилась на стремлении защитить сердцевину порядка ценой отказа от чрезмерно активных действий на периферии. А затем пришел Трамп, политический гений-самоучка и несистемный человек, критиковавший всю политику, проводимую американским правительством.

Специалисты по внешней политике насмехались над инстинктивным лозунгом Трампа «Америка превыше всего», который он выбрал для своей избирательной кампании, потому что все знали, что этот подход с треском провалился перед оглушительным успехом мирового порядка. Но Трампу не было до этого никакого дела. Порядок – это беспроигрышный гамбит, но он живет в антагонистическом мире. Порядок – следствие устойчивого взаимовыгодного сотрудничества, однако это не то, что Трампу по душе, и он никогда не будет к этому стремиться.

Таким образом, избрание Трампа создало интересную ситуацию. Человек, которому теперь поручено управлять внешней политикой США, захотел вернуть ее в безмятежные 1930-е гг., предпочитая сотрудничеству конкуренцию, свободной торговле – протекционизм, а демократии – авторитаризм. И при этом он полагал, что его избрание дает ему право контролировать все правительство в приказном порядке и по своей прихоти – так же, как он контролировал свою компанию. Другие с этим не соглашались, и эти трения так и не удалось полностью снять. В какой-то момент весь аппарат национальной безопасности Трампа собрался в цокольном этаже Пентагона, чтобы объяснить Трампу суть мирового порядка. Президенту было скучно, и он был непримирим (та самая встреча, на которой тогдашний госсекретарь назвал его «больным на всю голову», по словам Боба Вудворда).

В первые два года пребывания в должности президента Трамп постепенно выработал функциональные соглашения о разделении полномочий с республиканцами в Конгрессе, набрав в администрацию людей, преданных идее снижения налогов, невмешательства государства в экономику, консервативных судов, больших военных расходов, ограничения иммиграции и торговли. В этой повестке не хватало лишь одного: того, что какой-то безымянный чудак, живший в прошлом веке, назвал «правдой, справедливостью и американским путем».

Во внешней политике, раздираемой между непредсказуемым президентом-любителем, тянущим в одну сторону, и строптивым профессиональным чиновничьим аппаратом, тянущим в другую сторону, администрация не может предложить ничего, кроме фотосессий и вызывающей раздражение жестикуляции. Рутинные процедуры по поддержанию мирового порядка все еще выполняются, но все менее эффективны, потому что все видят, что главнокомандующий презирает основополагающую миссию этого порядка. Постоянно живя в транзакционном настоящем, Трамп инстинктивно использует американскую мощь, чтобы прихватить все, что оказывается в пределах досягаемости. Такую внешнюю политику можно охарактеризовать как антиобщественную работу.
Что теперь? В следующие два года вряд ли что-то изменится, поскольку Трамп все больше прибирает к рукам исполнительную ветвь власти, хотя это немного компенсируется демократической Палатой представителей. Порядок не исчезнет, но будет постепенно подтачиваться, двигаясь к тому, что политолог Барри Позен назвал «нелиберальной гегемонией». И, наконец, придет другой президент, которому придется решать, что дальше делать. Может показаться, что самой разумной внешней политикой в эпоху после Трампа был бы более добрый и мягкий трампизм. Новый президент мог бы сохранить все хорошее, что сделал Трамп, поменять агрессивный пустой трёп на медоточивые речи, предложить какие-то уступки и сделать реверанс в сторону старых идеалов, при этом продолжая жестко торговаться со всеми обо всем. Мир вздохнул бы с облегчением, зная, что безумие закончилось, и вознес бы хвалу новому обитателю Овального кабинета просто за то, что он(а) не Трамп. После символических извинений за неприятные моменты прошлого и обновление обещаний жизнь могла бы продолжаться, как и прежде (может быть, даже лучше, поскольку все бы помнили, что за пушистыми варежками Соединенных Штатов скрываются острые когти). Подобные иллюзии были бы большой ошибкой, потому что к тому времени, когда Трамп уйдет из Белого дома, стрелки на циферблате внешней политики США сместятся с указания на поддержку порядка к подрыву этого порядка. За время пребывания Трампа на президентском посту Америка разорвет узы доверительных отношений, необходимых для продвижения вперед общего проекта, а без доверия порядок постепенно начнет распадаться. Если не произойдет серьезного сдвига во внешнеполитическом курсе, другие страны последуют примеру Вашингтона, начав гоняться за зайцами, и еще долгое время никто из них не будет лакомиться олениной.Чтобы исправить ущерб, причиненный отношениям, мало просто не быть Трампом. Потребуется некая противоположность или антипод Трампа, который будет говорить только правду, думать не только о своей стране, но и о других, и все делать с расчетом на длительную перспективу. Главная тема трампизма – это победа, то есть нечто, что Америка делает с другими. Порядок требует лидерства, а это есть то, что вы делаете с другими, а не против других. Если следующая администрация будет понимать эту разницу, у нее будет возможность начать все сначала.

Непостижимо, кричат критики. Даже если кто-то поверит в эту сказку о том, что когда-то удалось совершить с помощью порядка, его дни сочтены. Американцы не хотят его. Мир не хочет его. Сила Соединенных Штатов снижается, а мощь Китая растет. Возврат к борьбе великих держав неизбежен: единственный вопрос в том, как далеко эта борьба зайдет.

Однако подобные смелые заявления уходят корнями в устаревшее представление о национальной мощи. Реалисты опираются в своем анализе исключительно на материальные факторы, такие как военная сила и доля мирового валового продукта. Это может иметь смысл в мире, где государства похожи на бильярдные шары, постоянно ударяющиеся друг о друга. Но оказывается, что современные международные отношения во многом напоминают не идеальную конкуренцию, а ее противоположность, которую политологи Роберт Кеохейн и Джозеф Най охарактеризовали как «сложную взаимозависимость». В этих областях страны связаны друг с другом множеством отношений и сетей, а жизнь – бесконечная охота на оленей. Выживание зависит не только от хорошего иммунитета и способности отвечать на вызовы современности. Оно требует способности создавать и сплачивать группы по интересам. Ирония в том, что оказывается, США очень хорошо ведут социальную игру – настолько хорошо, что они давно уже перестали соответствовать теории реализма и разработали собственный специфический подход, который озадачивал немало исследователей и ученых, пытавшихся понять его с помощью своих теоретических «грифонов»: империя по приглашению, гегемония на основе консенсуса, либеральный левиафан.

Жесткая сила США действительно ослабла относительно ее пика в послевоенные годы. Но этот факт не имеет того значения, которое ему приписывают реалисты, потому что абсолютная жесткая сила страны больше, чем когда-либо, особенно если умножить ее на мягкую силу. На протяжении нескольких поколений американцы сделали то, что невозможно по теории реализма, превратив мировую политику из индивидуальных состязаний в командный вид спорта. Соединенные Штаты считали, что им уготована роль защитника сообщества стран в мировом порядке, а не эксплуататора его незадачливых членов; они участвуют в альянсах, а не обеспечивают «крышу» в рамках международного рэкета. Благодаря этому, когда настанет время для решения ключевых задач по поддержанию и сохранению системы, США смогут добавить силу дружественных стран к своей собственной.

Китай находится в другом положении. Скорость и масштабы его роста в течение последних 40 лет просто поразительны. Китай также в полной мере воспользовался спокойствием во внешнем мире и системой открытой торговли, созданной либеральным гегемоном. Сегодня он также вырос в глобального игрока, требующего новой стратегии в соответствии со своим статусом. Вместе с тем, Китай играет в одиночку, и все, что он может предложить – это его жесткая сила. Если не считать Северной Кореи, у него мало союзников; он либо покупает, либо навязывает сотрудничество другим странам. Но любовь не продается.

Если видеть только двустороннее материальное равновесие, тогда можно говорить о грядущем переходе силы и влияния. Но в реальном мире команда Вашингтона против команды Пекина будет игрой в одни ворота, поскольку нынешний порядок поддерживается 75% мировых расходов на оборону, большинством крупных экономик мира и мировой резервной валютой. То, что теоретики называют «ловушкой Фукидида», была вскрыта и обезврежена современными возможностями.Ответ на китайский вызов включает знакомую задачу дрессировки международных «котов». США объединили силы с Великобританией, Францией и Россией, чтобы победить Германию времен Вильгельма. Тот же альянс, усиленный националистическим Китаем, позволил победить нацистскую Германию и императорскую Японию. Затем Соединенные Штаты собрали еще более внушительную группу плюс коммунистический Китай, чтобы победить советскую Россию. Теперь им нужно возглавить еще более влиятельную группу стран для противодействия современному Китаю.Но кое-что сегодня изменилось. В годы холодной войны США торговали с капиталистическими союзниками и искоса поглядывали на противников из коммунистического лагеря. Современные исследования в области мировой экономики и безопасности сформировались в этот период как отдельный набор инструментов для каждого вида отношений. Сегодня, когда Китай стал ровней Америке в экономическом плане без либерализации своего режима, он играет в смешанную игру сотрудничества и конкуренции, с чем Вашингтон никогда раньше не сталкивался на таком уровне. Ни взаимодействие, ни сдерживание по отдельности не могут быть жизнеспособным подходом. Вопрос в том, как соединить их, не сползая в конфликт. Это означает объединение мер в разных областях для формирования цельной и связной стратегии, определение приоритетности стоящих задач и тесную работу с союзниками и региональными партнерами для привлечения их на сторону США не угрозами и шантажом, а терпеливой выработкой взаимоприемлемого компромисса. В нынешнем порядке имеется целая матрица функциональных двусторонних и региональных соглашений о сотрудничестве. Поскольку это многосторонняя матрица с множеством входных точек или отверстий, страны, не готовые сразу принять весь пакет соглашений, могут со временем присоединиться к общему хору, начав с периферии, а затем постепенно продвигаясь к сердцевине – каждая своим темпом. Это именно то, к чему Соединенным Штатам и их союзникам следует побудить Китай в надежде, что однажды он действительно сможет играть роль ответственного участника системы. Если этот подход будет успешен, слава Богу. Если нет, то вина за любой конфликт в будущем ляжет не на Вашингтон, а на Пекин.Политикам также понадобится ответить на другой важный вызов времени: беспокойство и тревога по причине быстрого наступления рынков в эпоху, наступившую после окончания холодной войны. Один из уроков 1930-х гг. заключался в следующем: чтобы экономический либерализм был политически устойчив в демократии, государство должно вовремя вмешиваться и защищать граждан, нередко становящихся жертвами безжалостных рыночных сил. Европейцы настаивали на признании этого факта, и свое участие в послевоенной системе обусловили таким подходом к регулированию рынка. В результате никто не принуждал их быстро и полностью открывать свои национальные экономики.Современным политикам следует признать мудрость этой ранее заключенной сделки, совмещая международное сотрудничество с обязательством выполнить все ранее нарушенные социальные гарантии в своих странах и дать обществу время и пространство, чтобы восстановить дыхание и ощущение контроля над стремительно происходящими социально-экономическими и технологическими изменениями.
Эта внутриполитическая сторона проекта ценна сама по себе и необходима для того, чтобы заручиться поддержкой общественности при реализации внешнеполитической стороны проекта. Потому что реальный вызов четвертому основанию – не теория или проводимый курс, а большая политика. Порядок не является проектом национального строительства, а просто функциональным набором соглашений о сотрудничестве, призванных уменьшить анархию. Как таковой, он привлекателен для умов, но не для сердец. Более того, хотя рассказанная нами история правдива, нить повествования становится понятнее в ретроспективе; поэтому не везде признается ее правдивость. Многие американцы так и не поверили в этот проект, и до сих пор не верят в его целесообразность. Без холодной войны было бы намного труднее заручиться народной поддержкой проводимой США внешней политики. Поэтому после распада СССР каждый новый президент, вступая в должность, обещал снизить активность за рубежом по сравнению с тем, что делал его предшественник, хотя последующие события вынуждали его делать больше. Поскольку легче мобилизовать людей на почве страха, чем на почве общей надежды, некоторые сторонники порядка видят позитивный момент в растущей китайской угрозе, рассуждая, что можно было бы воссоздать консенсус времен холодной войны в еще одном длительном противостоянии с новым противником без ясного исхода.В 1945 г., на пике своей относительной мощи, когда Соединенные Штаты могли делать все, что захотят, они отвергли изоляцию и прагматичную политику, выбрав жизнь в созданном ими мире. Они это сделали, как объяснял Рузвельт, потому что: «Мы поняли, что не можем в одиночку наслаждаться миром, что наше собственное благополучие зависит от благополучия других далеких от нас стран. Мы поняли, что должны жить как люди, а не как страусы и не как собаки в своей псарне. Мы научились быть гражданами мира, членами человеческого сообщества. Мы усвоили простую истину, которую хорошо выразил Эмерсон: ‘Единственный способ иметь друга — быть им”».Когда Рузвельт произнес эти слова, он искренне в них верил. Именно потому, что он не шутил, другие тоже поверили и пошли за ним. Стратегия «авансового платежа» сработала. Спустя 75 лет группа собранных им свободных стран все еще управляет миром, создав разношерстный и не слишком эффективный консорциум без жестких обязательств. Когда его члены познакомятся со следующим президентом США, они надеются услышать от него привычную риторику, чтобы вежливо поаплодировать. Но после этого они будут смотреть в оба, чтобы понять, осталось ли еще что-то кроме слов.
Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 1, 2019 год. © Council on Foreign Relations, Inc.
Юрий Королев. Золото - всего лишь часть системы доллара; оно имеет, конечно, свои особенности, но не более, чем иной редкоземельный металл, способный долгое время сохраняться в химически чистом виде и поддерживать либо увеличивать максимальную рыночную стоимость при минимальном объеме... Приобретение и накапливание золота сейчас, как это делает, например, Путин, это неплохое помещение средств в кризисной ситуации, но в нем нет ничего радикального либо революционного и того менее - принципиального; переток части средств в золото - помощь доллару, которому некоторое время еще будет очень трудно справляться с обеспечением всей мировой хозяйственной системы надежным обменным знаком. Существующий порядок не в силах охватить все сектора, интегрировать старые рынки в стремительно растущие и возникающие новые рынки и связи и вынуждена ограничивать сферу своего контроля: в первую очередь отвергаются и ограничиваются агрессивные, сложные и напряженные технологически многослойные системы развивающегося рынка: Россия, Иран, Китай... Суть санкций в ограничении прав и возможностей в системе доллара; и поэтому так называемая дедоларизация в России, Китае и в других точках мирового хозяйства - лишь вынужденные действия в целью обеспечения оборота в тех секторах и сегментах производственно-торговых отношений, которые в результате санкций становятся частично или полностью непокрытыми либо покрытие представляется ущербным в рамках конкурентной логики. Усилия по дедолларизации на самом деле являются шансом для системы доллара преодолеть трудности, связанные с невозможностью обеспечить долларом всю мировую экономику и объективно сложившейся необходимостью ограничить ее сферу высокотехнологичными секторами; особенную трудность создает ситуация затратных реформ, назревших в контексте новой технической революции и перехода к неоглобализации, - она связана с такими емкими и долгосроными капиталовложениями, которые очень нескоро принесут реальную прибыль, - это прежде всего всемирная инфраструктура, новые энергогенерации, глобо и космопортация. В рамках этой же логики происходит ренесанс национального (регионального) государства как мобилизационного центра ресурсов для рывка в модернизации инфраструктур и формируется спрос на более или менее авторитарное государство-правление, которое могло бы противостоять трудностям преодоления кризисов в условиях демократических дискуссий и решений. В итоге дедолларизации как элемент экономической политики выглядит как временный вспомогательный фактор выживания системы доллара на новом этапе модернизации, тем более что все участвующие в дедолларизации валюты построены, сформированы и определяемы на основе доллара (евро, рубль, юань); лишь криптовалюта действует хотя и в рамках этой логики, но дополняя доллар в сфере еще не приобретенных им качеств, связанных с сокращением посредников в системе товар-потребитель-производитель; но это тоже лишь временное сверхкачество.

Новый Мировой Порядок уже не сохранить Иван Данилов, 16 декабря 2018 Мировое Правительство: новый мировой порядок уже не спасти
Главный аналитический центр клана Рокфеллеров признал, что новый мировой порядок во главе с США окончательно провалился. Пора делать уступки России и Китаю и активно зачищать конкурентов – глобалистов Мирового Правительства... Глава "фабрики американской власти": нам уже не победить Россию Автор – Иван Данилов Когда руководитель самого известного, влиятельного и элитного "мозгового центра" Соединенных Штатов заявляет о том, что мировой порядок, основанный на американской гегемонии, находится при смерти и его уже не спасти, то к его позиции стоит прислушаться. Если глава этого же аналитического центра, который прославился составлением стратегий для ЦРУ и Госдепа, заявляет, что успех Владимира Путина в Крыму стал моментом "драматической неудачи" нового мирового порядка, то к такому анализу стоит прислушаться вдвойне. А самое интересное — то, что вся программная статья, в которой председатель "Совета по международным отношениям" (Council on Foreign Relations) Ричард Хаас изложил все эти мысли, больше напоминает монолог доктора, пытающегося успокоить истеричного пациента, которому только что доложили о страшном диагнозе.Мировое Правительство: новый мировой порядок уже не спасти
Для понимания того, насколько важен вброс в американское инфополе столь нехарактерных для него тезисов, следует кратко напомнить, чем отличается "Совет по международным отношениям" от других американских НКО. Во-первых, это очень старый аналитический центр, созданный американо-британской политической элитой еще в 1921 году, под покровительством администрации Вудро Вильсона. Во-вторых, "Совет по международным отношениям" — это организация, чьи знаковые члены иногда не могли скрыть своего крайне презрительного отношения к демократии, рядовым жителям планеты и продвигали идею о том, что некий клуб или класс "избранных" интеллектуалов должен принимать ключевые решения сам — или снабжать избранных политиков правильно интерпретированной информацией, которая определит их решения.Один из основателей и едва ли не главное публичное лицо "Совета по международным отношениям", американский колумнист, советник президента Вилсона и выдающийся теоретик пропаганды Уолтер Липпман прославился тем, что придумал концепт "производства согласия" — то есть научно обоснованного массированного использования СМИ в качестве инструмента управления общественным мнением и политическими процессами. Сам Липпман в 1922 году писал, что способность "производить согласие" (то есть добиваться согласия без того, чтобы аудитория заметила манипуляцию, и делать это буквально "конвейерным методом") — это технология, которая радикально перевернет демократические системы, "сильнее, чем любая революция". В-третьих, "Совет по международным отношениям" — это НКО, в которую клан Рокфеллеров, династия Форд и семья Варбург (через Warburg Pinkus) вложили и до сих пор вкладывают серьезные средства, а сам аналитический центр этим очень гордится и является координатором исследовательских программ фонда Рокфеллеров.Мировое Правительство: новый мировой порядок уже не спастиИ последний штрих к портрету: "Совет по международным отношениям" — это кузница кадров для американской политической системы. Из аналитиков и исследователей совета, которые обязаны ему карьерой, стоит отметить директора ЦРУ Аллена Даллеса и его брата, госсекретаря Джона Даллеса. На пике холодной войны более половины сотрудников Госдепа были членами этого "рокфеллерского" аналитического центра и могло быть не очень понятно, где на самом деле принимаются ключевые решения по внешней политике США. С деятельностью совета связано много конспирологических теорий, но для объяснения и оценки его влияния не требуется конспирологии. Достаточно просто посмотреть на список действующих членов этой организации и отметить то количество исследований, которое она провела для различных государственных структур, чтобы прийти к выводу, что эдакий "коллективный мозг на аутсорсе" будет при любых обстоятельствах очень сильно влиять на политические решения американской элиты.По вышеизложенным причинам председатель совета имеет моральное право говорить с американской элитой в назидательном тоне и читать ей лекции о том, как устроен мир на самом деле. В некотором смысле статья председателя Ричарда Хааса — это своего рода дистиллированная позиция той интеллектуальной части американской элиты, которая сыграла едва ли не ключевую роль в победе США в холодной войне. Мистер Хаас настоятельно советует американской элите успокоиться и принять тот факт, что поезд ушел и спасать мировой порядок с американским гегемоном во главе бесполезно, опасно и бессмысленно. Более того, у главного американского аналитика есть предложение конструктивной стратегии для Вашингтона, но оно вряд ли найдет понимание среди американских политиков.Ключевой тезис статьи: "Мировые порядки выдыхаются путем длительного разложения, а не внезапного коллапса. Как и в случае сохранения порядка, эффективная государственная политика, результативные действия и инициативная дипломатия могут определить то, каким образом произойдет разложение и что оно принесет. Но чтобы это случилось, нужно, чтобы кое-что произошло заранее: должно прийти признание того, что старый мировой порядок никогда не вернется и что все усилия по его воскрешению будут тщетными. Как и в любом завершении, принятие должно прийти до того, как можно двигаться дальше".Мировое Правительство: новый мировой порядок уже не спасти Председатель "Совета по международным отношениям" указывает на параллели между смертью Венской системы международных отношений (так называемой системы Европейского концерта, сложившейся после Наполеоновских войн) и закатом нынешнего мирового порядка. Мистер Хаас даже утверждает, что между этими ситуациями есть символическая связь — венская система умерла в контексте Крымской войны, а нынешний порядок получил серьезный удар именно после того, как Крым вернулся в Россию. Примечательно, что влиятельнейший американский эксперт ни на йоту не разделяет линию официальной американской пропаганды: он подчеркивает, что с российской точки зрения расширение НАТО (а также интервенции в Ирак и особенно в Ливию) было нарушением правил игры и это объясняет последующие действия российской стороны. Также подчеркивается, что во всем мире, в том числе в его "либеральной" части, растет недовольство США: "Возмущение (ресентимент) по поводу американской эксплуатации (статуса. — Прим. ред.) доллара для введения санкций растет — и растет также беспокойство по поводу того, что Америка набирает долги".По версии мистера Хааса, Штаты допустили огромное количество ошибок во внешней и внутренней политике, а экономические изменения, вызванные глобализацией, создают Америке дополнительные проблемы. Ко всему прочему, Соединенные Штаты потеряли свой позитивный мировой имидж и теперь им приходится за это расплачиваться.Рекомендации председателя "Совета по международным отношениям" просты и рациональны: раз уж деградацию мирового порядка нельзя остановить и повернуть вспять, то этот процесс нужно возглавить. США предлагается работать над тем, чтобы "интегрировать Китай и Россию" в новую конфигурацию мировых отношений, причем эта интеграция должна в обязательном порядке предполагать смесь компромиссов, стимулов и сопротивления Китаю и России. При этом до американской политической элиты пытаются донести важную мысль: то, каким будет XXI век, зависит в значительной мере от успешности этих усилий по интеграции.Мировое Правительство: новый мировой порядок уже не спасти Самую горькую пилюлю мистер Хаас припас для финала своего программного текста: американской элите предлагается начать себя наконец-то сдерживать во внешней и внутренней политике и попытаться восстановить (!) хотя бы часть потерянного уважения и имиджа "силы добра". Это потребует "сокращения государственного долга США, восстановления инфраструктуры, улучшения общедоступного образования, инвестиций в социальные программы, привлечения компетентных мигрантов" и многих других мер, на которые американская элита точно не пойдет. "Соединенные Штаты не могут эффективно продвигать порядок в мире, если они разделены у себя дома, если они отвлекаются на внутренние проблемы и испытывают дефицит ресурсов", пишет Ричард Хаас. Но, глядя на нынешнюю американскую элиту, трудно отделаться от ощущения, что он не найдет в ней понимающих слушателей, готовых восстанавливать американский имидж, сдерживать себя от внешнеполитических авантюр, а также искать компромиссы и предлагать уступки России и Китаю. Американское экспертное сообщество долго воспитывало в американской элите ощущение исключительности и теперь пожинает горькие плоды своей эффективной работы. Гордость — отличный наркотик, но очень плохой советчик. Впрочем, независимо от того, послушают ли американские политики советы аналитиков "рокфеллеровского мозгового центра" или нет, можно сделать важный вывод: даже лучшие американские умы не видят реалистичного способа спасти старый мировой порядок. А значит, все усилия Москвы по демонтажу американской гегемонии должны быть продолжены. На обломках американского самовластья Россия сможет оставить красивые граффити, а еще, как показывает практика, демонтаж старого мирового порядка — прибыльное дело. По крайней мере, американцы смогли хорошо заработать на демонтаже СССР. Долг платежом красен.

Глобальные партнерства и трансрегионализация "Большой Евразии", - Б.Хейфец
21.12.2018Б. ХЕЙФЕЦ,идоктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН, профессор Финансового университета при Правительстве РФГЛОБАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРСТВА И ТРАНСРЕГИОНАЛИЗАЦИЯ "БОЛЬШОЙ ЕВРАЗИИ" В статье рассматриваются экономические возможности создания экономического партнерства "Большая Евразия" в свете набирающей силу в мировой экономике тенденции к формированию новых экономических мегапартнерств. Отмечается, что "Большая Евразия" не станет таким либеральным мегапартнерством, однако она может стать смешанным мегапартнерством, которое будет сочетать принципы проектно-инфраструктурной интеграции и создания двусторонних и многосторонних зон свободной торговли. Важнейшую роль должна сыграть интеграция снизу, опирающаяся на Интернет и цифровизацию.B. KHEYFETS,doctor of Economics, chief researcher Of the Institute of Economics, Professor of the Financial University under the Government of the Russian FederationGLOBAL PARTNERSHIP AND TRANSREGIONALIZATION "GREATER EURASIA"The article discusses the economic opportunities of creating economic partnership Greater Eurasia in the light of the growing trend in the world economy to the formation of new economic mega-partnerships. It is noted that Greater Eurasia will not become such a liberal mega-partnership, but it can become a mixed mega-partnership, which will combine the principles of design and infrastructure integration and the creation of bilateral and multilateral FTA. Bottom-up integration based on the Internet and digitalization should play a crucial role. Трансрегионализация – новый тренд развития глобальной экономики Отличительной особенностью развития глобальной экономики последних десятилетий стало развитие двух определяющих тенденций – глобализации и регионализации. При этом глобализационные процессы доминировали в первую очередь благодаря мощному развитию финансовой глобализации. Глобальный финансово-экономический кризис 2008–2009 гг. принципиально изменил картину мировой экономики. Произошло серьезное замедление процессов глобализации, активизировались процессы регионализации, которые охватывают отдельные группы стран, стремящихся к более тесному экономическому взаимодействию путем создания дополнительных институциональных предпосылок. Правила ВТО не только не препятствуют образованию преференциальных торговых союзов, но и утверждают желательность расширения свободы торговли посредством заключения добровольных соглашений о более тесном объединении стран – участниц подобных соглашений. Однако эти правила формулируют жесткое условие: создание таможенного союза или зоны свободной торговли не должно вести к ухудшению условий торговли участников таких союзов и других членов ВТО. Подавляющее большинство РТС было заключено в последние 25 лет. На декабрь 2017 г. было зарегистрировано 669 региональных торговых соглашений (РТС). Правда, в силу вступили 455 РТС, из которых к 2009–2017 гг. относятся 203 соглашения (45% всех РТС). Полностью см. здесь http://www.materik.ru/upload/iblock/fcd/fcd27a6c4f279bab7719e9834222f43b.pdf Источник - МатерикПостоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1545390480

Юрий Королев. Из стратегических самое главное то, что Китаю брошен вызов и не только сформулированы претензии, но и состоялся первый предварительный акт битвы, что-то вроде артиллерийской пристрелки: она показала, что всеподавляющего перевеса нет ни у одной из сторон, а затяжной и затратный характер войны не устраивает ни Америку и Трампа, ни Китай; более того, - Китай показал, что торг возможен; обеим сторонам срочно требуется усилить позиции, и в этом нет никого привлекательнее России, потому что она не только укрепила бы Трампа и Америку, но и ослабила бы Китай: Европу хоть на два помножь, такого эффекта не добьешься. Взамен: санкции, Украина (Крым) и Сирия, - вот, другое дело, что ни Америке, ни Китаю нечем привлечь Россию, - сделаны громкие заявления Трампа: лозунг вернуть Россию в Восьмерку (Семерку), заявление, что Крым русский, пакет проектов сбалансировать ситуацию в Сирии; нет смысла говорить, что видение реалиации и исполнения этих предложений может очень сильно не совпадать у Трампа и Путина, - по всем направлениям - по вертикали и горизонтали; но разговор на эту тему нужен Трампу, - потому что надо утвердить самую лучшую из возможных для Америки формулу с Китаем, и это не только срочно, но и вполне выполнимо, потому что там, где пушки будут молчать, Путин может подыграть Трампу; и для Путина, - потому что в контексте такого диалога он может перейти в следующий раунд: по Договору ракет средней и малой дальности, ядерному контролю и разоружению, ПРО; в формирующемся контексте у России возникает шанс начать эти глобальные переговоры с Америкой раньше, чем она их начнет с Китаем - бальзам на страдающую душу Путина с его идефикс мировой державы , - Китай при всем желании этого дать Путину не может, потому что таким подарком не располагает; конечно, Китай потом присоединится, но тактико-стратегический выигрыш существенный, потому что дверь в торжественный зал Китаю будут открывать Трамп и Путин вместе.
Юрий Королев. Переход к реализации нового проекта интернационализации мировой экономики, а именно модернизации инфраструктур и формирования единой глобо и космопортации производства, товаров, информации влечет за собой неизбежные следствия. Любой экономист сразу назовет три области, где они будут особенно заметны: воспроизводство (простое и расширенное), эксплуатация, безопасность. Масштабы обеспечения этих последующих событий уникальны, всеобъемлющи и крайне технологичны. Они несомненно дадут мощный толчок развитию прикладной науки. Трудно сейчас себе представить в полном объеме грядущие социальные, политические и демографические последствия, но основные их направления очевидны. Совершенно трансформируются геополитические факторы: взрывается прежнее представление о национальных границах и национальных государствах. Тем не менее опыт человечества не знает лучшего инструмента для совершения столь грандиозных преобразований, нежели национальное государство; другое дело, что оно должно претерпеть важные структурные изменения и организационные сдвиги. Не случайно на этом вопросе сейчас зациклено внимание общества: старое не годится, нового примера пока нет, исторический опыт достаточно трагичен и противоречив; отдельные проблески позитивных идей все-таки мелькают в дискуссиях этатистов и либералов, но нужны гораздо более мощные и направленные интеллектуальные усилия, чтобы приблизиться к искомой цели; может быть надо перелопатить построения исторических утопистов. Не последнюю роль в этом деле играют встречи и мозговые атаки современных прикладных политиков вроде Трампа, Путина, Мэй, Меркель, Си... Кто знает, где аукнется.

Пекин объявляет Вашингтону нефтяную войну, - О.Соловьева
07:45 06.08.2018 Углеводородное противостояние двух стран может затронуть и РФ Ольга Соловьева 5 авг. 18 На возможное увеличение Соединенными Штатами пошлин на китайский импорт Поднебесная готова отвечать кратным сокращением закупок американской нефти. Об этом сообщают западные СМИ. Кроме того, Пекин отказывается урезать поставки иранской нефти, чего бы так хотели в Вашингтоне. Только один этот факт может оказать на рынок нефти большее влияние, чем все соглашение ОПЕК, отмечают эксперты.Трейдинговое подразделение китайского госконцерна Sinopec – Unipec – приостановило импорт нефти из США в связи с обострением торгового конфликта между Пекином и Вашингтоном. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией.По словам одного из них, точные сроки остановки импорта неизвестны, но на данный момент Unipec приостановила закупки черного золота из США вплоть до октября текущего года.При этом поставки американской нефти в Китай только в прошлом году превысили совокупный объем нефтяного американского экспорта в Великобританию и Нидерланды, являющиеся соответственно третьим и четвертым по величине покупателями топлива из США, замечает агентство. А в феврале этого года, если брать среднесуточные показатели, Пекин возглавил список импортеров американского сырья, следует из расчетов Управления энергетической информации (EIA). В течение восьми месяцев 2018-го Китай закупал у США в среднем 335 тыс. барр. в сутки, следует из данных аналитической платформы Thomson Reuters Eikon. Для сравнения, год назад поставки черного золота из США составляли в среднем 100 тыс. барр. в сутки. Однако уже в сентябре этого года ожидается поставка менее 200 тыс. барр. в сутки, сообщают в Reuters.Это, конечно, для Штатов капля в море. Только в июне добыча нефти в Штатах вплотную приблизилась к отметке в 15 млн барр. в сутки, следует из ежемесячного доклада Международного энергетического агентства (МЭА). При этом на экспорт идет около 2,6 млн барр. в сутки.Отказ Китая от американской нефти разгорается на фоне продолжающейся торговой войны двух стран и, очевидно, стал одной из ответных мер китайских властей. Напомним, ранее президент США Дональд Трамп поручил повысить пошлины на импорт китайских товаров до 25% с изначально предложенных 10%, сообщал торговый представитель США Роберт Лайтхайзер. В Поднебесной призывали американские власти "вернуться за стол переговоров" и обещали ответные меры в случае дальнейшей эскалации торгового конфликта (см. "НГ" от 03.08.18).Американские заградительные пошлины скорее всего удержат от покупки нефти из Штатов и другие китайские компании. При стоимости барреля нефти в 70 долл. размер пошлины для Китая составит 18 долл., и это удержит компании вроде PetroChina, Zhenhua Oil или других переработчиков от закупки черного золота у США, рассуждают опрошенные Reuters источники.Заметим, Unipec не единственная китайская компания, которая сегодня отказывается от закупок углеводородов из Штатов. К примеру, еще в середине июля закупки сырой нефти из США приостановил независимый китайский нефтепереработчик – компания Dongming Petrochemical Group. Что примечательно, вместо американских сортов компания обратила внимание на иранскую нефть, писал информационный портал Oil Price со ссылкой на источник на предприятии.И к слову, в отличие от американского черного золота закупки иранской нефти Поднебесная пока не сокращает. В частности, как сообщает агентство Bloomberg со ссылкой на чиновников, знакомых с ситуацией, американские власти так и не смогли добиться от КНР сокращения объемов импорта нефти из Ирана. Впрочем, как добавляют источники, Пекин все же согласился не увеличивать закупки иранской нефти. Напомним, еще в мае Дональд Трамп объявил о выходе США из ядерного соглашения, подписанного между Тегераном и странами-посредниками в 2015 году. Согласно ему, с Ирана снимались санкции в обмен на прекращение ядерной программы страны. В июле стало известно, что Вашингтон хочет лишить Иран возможности экспортировать нефть и намерен ввести санкции против любой страны, которая продолжит закупать нефть у Тегерана. Но пока что КНР остается крупнейшим покупателем углеводородов из Ирана. Китай забирает треть всего иранского экспорта, следует из данных Bloomberg.Весомыми поставщиками нефти в Китай остаются Россия, Саудовская Аравия и Ангола. Так, Россия за четыре месяца этого года поставила в Китай свыше 12 млн т сырой нефти (около 750 тыс. барр. в сутки), сообщали в Минкоммерции КНР.Часть экспертов "НГ" не видят угрозы в снижении спроса со стороны китайских компаний на американскую нефть. "Рынок нефти глобальный. Снижение поставок в одном месте тут же будет компенсировано увеличением поставок в другом. И в целом для рынка это снижение будет нейтральным", – считает доцент Академии народного хозяйства и госслужбы Сергей Хестанов. "Кроме того, США пока что остаются нетто-покупателем нефти. Избыток у них образуется преимущественно легкой нефти, тогда как им по-прежнему приходится закупать тяжелые сорта. И пока этот избыток легкой нефти не вырастет слишком сильно, можно будет говорить лишь о локальных колебаниях на рынке нефти", – уверен экономист. Другое дело, что между США и Китаем разыгрывается драматическая торговая война, которая так или иначе может задеть всех, продолжает он.Китайцы своими действиями ведут тонкую дипломатическую игру, считают эксперты. "Китай следует наилучшему из возможных вариантов внешней политики, который дает ему возможность лавировать между желанием США продавать КНР свою нефть, желанием вести торговую войну, идеей США о необходимости давления на Иран с помощью санкций и высоким спросом на нефть в Китае, который может быть удовлетворен как американской, так и иранской нефтью", – говорит управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. По мнению экономиста, китайцы осуществляют давление на США достаточно грамотно. "Начиная с ответных торговых пошлин и заканчивая намеком на то, что они могут перестать покупать американскую нефть, но при этом переключиться полностью на иранскую, нанеся таким образом двойной удар по американской внешней политике и сохранив высокие объемы потребления углеводородов", – перечисляет он.Жарский напоминает, что в прошлый период антииранских санкций Китай продолжал закупать нефть у Ирана, а значит, эти схемы работают и сейчас. "Иран в сутки добывает, по разным данным, от 3,9 до 5 млн барр. нефти, а это значит, что он один может оказать больше влияния на уровень цен, чем все страны ОПЕК, договорившиеся урезать добычу на 1,2 млн барр. в сутки", – говорит эксперт, намекая, что предпочтения Китая, у кого в итоге закупать нефть, вполне могут оказать заметное влияние на уровень котировок, от которых, к слову, напрямую зависит в том числе Россия. Как считает Жарский, "мы наблюдаем только начало торговой войны между Китаем и США, и предсказать, куда она заведет обе страны, довольно сложно, но взаимными пошлинами и отказом от импорта все вряд ли ограничится".Источник - ng.ruПостоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1533530700

Юрий Королев. Что влечет за собой переход к реализации нового проекта интернационализации мировой экономики, а именно модернизации инфраструктур и формирования единой глобо и космопортации производства, товаров, информации? Любой экономист сразу назовет три обязательных следствия: воспроизводство (простое и расширенное), эксплуатация, безопасность. Масштабы обеспечения этих последующих событий уникальны, всеобъемлющи и крайне технологичны. Они несомненно дадут мощный толчок развитию прикладной науки. Трудно сейчас себе представить в полном объеме грядущие социальные, политические и демографические последствия, но основные их направления очевидны. Совершенно трансформируются геополитические факторы: взрывается прежнее представление о национальных границах и национальных государствах. Тем не менее опыт человечества не знает лучшего инструмента для совершения столь грандиозных преобразований, нежели национальное государство; другое дело, что оно должно претерпеть важные структурные изменения и организационные сдвиги. Не случайно на этом вопросе сейчас зациклено внимание общества: старое не годится, нового примера пока нет, исторический опыт достаточно трагичен и противоречив; отдельные проблески позитивных идей все-таки мелькают в дискуссиях этатистов и либералов, но нужны гораздо более мощные и направленные интеллектуальные усилия, чтобы приблизиться к искомой цели; может быть надо перелопатить построения исторических утопистов. Не последнюю роль в этом деле играют встречи и мозговые атаки современных прикладных политиков вроде Трампа, Путина, Мэй, Меркель, Си... Кто знает, где аукнется.
Юрий Королев. Из стратегических самое главное то, что Китаю брошен вызов и не только сформулированы претензии, но и состоялся первый предварительный акт битвы, что-то вроде артиллерийской пристрелки: она показала, что всеподавляющего перевеса нет ни у одной из сторон, а затяжной и затратный характер войны не устраивает ни Америку и Трампа, ни Китай; более того, - Китай показал, что торг возможен; обеим сторонам срочно требуется усилить позиции, и в этом нет никого привлекательнее России, потому что она не только укрепила бы Трампа и Америку, но и ослабила бы Китай: Европу хоть на два помножь, такого эффекта не добьешься. Взамен: санкции, Украина (Крым) и Сирия, - вот, другое дело, что ни Америке, ни Китаю нечем привлечь Россию, - сделаны громкие заявления Трампа: лозунг вернуть Россию в Восьмерку (Семерку), заявление, что Крым русский, пакет проектов сбалансировать ситуацию в Сирии; нет смысла говорить, что видение реалиации и исполнения этих предложений может очень сильно не совпадать у Трампа и Путина, - по всем направлениям - по вертикали и горизонтали; но разговор на эту тему нужен Трампу, - потому что надо утвердить самую лучшую из возможных для Америки формулу с Китаем, и это не только срочно, но и вполне выполнимо, потому что там, где пушки будут молчать, Путин может подыграть Трампу; и для Путина, - потому что в контексте такого диалога он может перейти в следующий раунд: по Договору ракет средней и малой дальности, ядерному контролю и разоружению, ПРО; в формирующемся контексте у России возникает шанс начать эти глобальные переговоры с Америкой раньше, чем она их начнет с Китаем - бальзам на страдающую душу Путина с его идефикс мировой державы , - Китай при всем желании этого дать Путину не может, потому что таким подарком не располагает; конечно, Китай потом присоединится, но тактико-стратегический выигрыш существенный, потому что дверь в торжественный зал Китаю будут открывать Трамп и Путин вместе.
Агент хаоса
Трамп рассказал о желании подружиться с Путиным«Газета.Ru»
12.07.2018,До недавних пор главным обвинением в адрес США было то, что Штаты чуть ли не единолично формируют мировой порядок и стараются «прогнуть под него» другие государства. Нынешний президент США, наоборот, активно взрывает мировой порядок, во многом созданный его страной, сразу по двум ключевым направлениям — международной безопасности и международной торговли. И это может оказаться еще опаснее, чем претензии Штатов на мировую гегемонию. Сорвав саммит «большой семерки» в Квебеке в начале июня (в том числе заявлением о том, почему Крым стал российским — позднее, правда Госдеп официально заявил, что администрация США не считает Крым частью России) и отказавшись подписывать итоговый документ, Дональд Трамп продолжил зажигать на саммите НАТО в Брюсселе. Он обвинил страны НАТО в нежелании тратить деньги на оборону и в том, что они возлагают миссию своей защиты исключительно на США. И потребовал от партнеров немедленно увеличить расходы на оборону до 4% от ВВП (раньше он говорил о 2% от ВВП и о том, что только 5 из 29 стран НАТО выполняют эти обязательства). К слову, по данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), одного из самых авторитетных исследовательских центров в области оборонной политики, больше 4% на военные нужды в 2017 году тратили только два государства — Саудовская Аравия и Россия.
Трамп обращался к участникам саммита «вы», а не «мы», как бы отделяя Америку от остальных государств-членов альянса. Отдельно «досталось на орехи» Ангеле Меркель. Трамп заявил, что Германия контролируется Россией, потому что строит газопроводы, приносящие в российскую казну миллиарды долларов (речь шла о поддержанном Германией газопроводе «Северный поток — 2», компаниям-участницам которого администрация США грозит санкциями). И уже 12 июля снова потребовал «объяснить» ситуацию с трубопроводом. Хотя буквально в конце июня представитель министерства экономики Германии заявил, что «мы добились гарантий, что санкции пока не затронут газопроводный проект».
Речь Трампа на саммите НАТО произвела большое впечатление, которое наиболее афористично выразил бывший посол США в России Майкл Макфол, работавший в бытность Барака Обамы президентом. Макфол написал в твиттере, что Трамп за полтора года своего президентства принес НАТО больше вреда, чем СССР и Россия за 70 лет.Трампу кажется, что Америку обижают не только в области международной безопасности, заставляя ее «охранять за свой счет» другие государства, но и в международной торговле. Главные обидчики — ЕС, Канада и особенно Китай.Со всеми этими государствами Трамп развязал торговую войну, введя в одностороннем порядке пошлины на их товары вопреки нормам Всемирной торговой организации, членами которой являются и США, и его новые «враги».11 июля американский президент распорядился начать процедуру введения дополнительных пошлин на китайские товары общей стоимостью $200 млрд. Всего Трамп грозится ввести пошлин на $500 млрд. В министерстве коммерции Китая заявили, что шокированы действиями Вашингтона и подают жалобу в ВТО.На наших глазах практически один человек, пусть и занимающий пост главы ведущей экономической и военной мировой державы, формирует какую-то совершенно новую фантасмагорическую реальность и пытается быстро демонтировать существующую. Почему Трамп назвал Путина своим соперником‍ Подарок для президента: чего ожидают от встречи Путина и ТрампаПрезидент США Дональд Трамп заявил журналистам, что приготовил «маленький подарок», который передаст президенту Владимиру Путину в ходе... →В этой новой реальности НАТО придется думать, как защищаться от США, а не от России. А главный рынок планеты и апологет свободной торговли и открытой экономики вдруг начинает ограждать себя старомодными протекционистскими заборами.При этом Трамп готов нарушать практически любые договоренности и политические табу, не особо заботясь о последствиях. Он в одностороннем порядке вышел из ядерной сделки с Ираном. Он перенес посольство США в Израиле в Иерусалим. Он встретился с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном, что для других американских президентов было абсолютно неприемлемо.Хотя в любых словах и действиях Трампа при желании можно найти определенную правду (логику — гораздо реже), он остается абсолютно непредсказуемым даже для своей администрации. Никто не понимает, будет ли Трамп все-таки пытаться поладить с Россией или начнет после встречи с Владимиром Путиным в Хельсинки новый виток конфронтации. Владимир Путин, по словам Трампа, — не друг и не враг, а соперник, с которым можно подружиться... В начале года многие аналитики уверенно говорили, что Трамп может нанести военный удар по Северной Корее, обсуждая сценарии локального ядерного апокалипсиса. Сейчас раздается все больше голосов в пользу того, что Трамп может начать «горячую» войну с Ираном. Если это случится, все, что происходило в последние годы в Сирии, включая запрещенную в России ИГ, покажется детским лепетом. Впрочем, никто не может сказать, что точно знает позицию Трампа по любому из вопросов политики или экономики. И что эта позиция не изменится на прямо противоположную в любой момент.Шутки про твиттер Трампа, управляющий мировой экономикой и политикой, на самом деле могут оказаться совсем несмешными.В этой новой ситуации непросто будет не только ЕС или Китаю, но и России. С одной стороны, Трамп может «ляпнуть», что Крым не случайно стал российским, или заявить, что Россию нужно вернуть в «большую семерку». С другой, он активно блокирует экономические проекты Европы с Россией, откровенно выкручивая руки участникам «Северного потока — 2», в его правление на новый виток вышла санкционная и дипломатическая война с нашей страной. Заявленная Трампом цель — «снова сделать Америку великой» — слишком абстрактна. Особенно с учетом крайне невнятных представлений американского президента о любых политических правилах и о сложности политических процессов в мире. Разговоры о том, что Трамп бизнесмен и мыслит сделками и что это якобы хорошо, пока не слишком находят подтверждение в реальной политической практике. По крайней мере,за полтора года своего правления Трамп пока не заключил ни одной «политической сделки». А по части резкости шагов — порой совершенно разнонаправленных — он точно стал одним из самых непредсказуемых политиков мира. России, учитывая наше явное недовольство прежним мировым порядком и амбиции по части установления нового, такая разрушительная политика Трампа вроде бы на руку. Но беда в том, что вызывает большие сомнения надежность и договороспособность американского президента. С ним вместе легко создать мировой хаос. Но можно ли построить какой-нибудь другой, более разумный, справедливый и эффективный миропорядок? Надеяться на то, что Россию из-за Трампа перестанут воспринимать как «мировое зло», тоже не приходится. Скорее, некоторые страны западного мира могут начать считать Россию и Америку равновеликими угрозами. А вот то, что такая политика Трампа может заставить НАТО и особенно страны ЕС пытаться обрести собственную политическую субъектность, независимую от Америки, — весьма вероятно. Потому что хотя в 2021 году Трампа могут не переизбрать на второй срок, до этого 2021 года миру еще надо как-то дожить. Причем, желательно, без новой мировой войны.
9 июня 2018,Переговоры Трампа и Путина состоятся 16 июля в Хельсинки. По мнению экспертов, очередная встреча лидеров может испортить отношения США и ЕС Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС Встреча президента США Дональда Трампа с главой России Владимиром Путиным, которая состоится после саммита НАТО, рискует обострить отношения Америки с ее союзниками в Европе, и одновременно может сгладить напряженность с Россией, предупреждает The New York Times.Потенциал американо-российского саммита обеспокоил некоторых союзников США в Европе, особенно после недавнего обострения в отношениях между администрацией Трампа и традиционными партнерами США, в том числе с Канадой, Францией и Германией. Ранее Трамп заявлял, что намерен пригласить Путина в Белый дом, и тогда это будет первым визитом российского лидера в Вашингтон с 2005 года, напоминает издание.
Встреча с Владимиром Путиным станет очередным пиар-успехом Дональда Трампа, полагает московский корреспондент Der Spiegel. Затруднительно сказать, на какие уступки может пойти Вашингтон, хотя переговорных тем достаточно: Иран, Северная Корея, Украина, Сирия, новая гонка вооружений. Однако у Трампа мало пространства для маневра. Он не может отменить санкции, объявленные конгрессом, а по другим вопросам позиции сторон слишком далеки.Саммит нуждается в долгой и тщательной подготовке, но Трамп желает быстрого прорыва, объясняя это своей интуицией. Он предпочитает делать нечеткие уступки, оставляя детальную проработку своим сотрудникам.Москва общается с Вашингтоном на равных. Саммит состоится на «территории Российской империи», в которую некогда входила Финляндия, отмечает в заключение автор одного из российских таблоидов. ***Успехи популистских партий в Европе предоставили Кремлю мощных собеседников на Западе, замечает профессор политэкономии Роберт Скидельски на страницах парижской Les Echos. Так, нынешний министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини вспоминает теплую встречу с Владимиром Путиным в 2014 году. Тогда собеседники говорили об абсурдности санкций, объявленных «трусливым Евросоюзом», который защищает не собственных граждан, а экономических олигархов. Российские и западные ценности сближаются если не у всех, то у части граждан на Западе, констатирует издание.

Логотип The IndependentThe Independent, Великобритания будьте уверены: из-за Брексита нам будет труднее бороться с российской агрессией
И Трамп, и Путин угрожают либеральному миропорядку, и им нужно дать решительный отпор. Премьер-министр была права, когда отреагировала на случившееся в столь безапелляционной форме. Однако нашим лучшим оружием против будущей международной агрессии является членство в ЕС. 21.03.2018 Чука Умунна (Chuka Umunna)
«Путин — новый царь» (Putin: The New Tsar) — замечательный документальный фильм Би-би-си, который производители подгадали выпустить прямо к президентским выборам в России. Как и следовало ожидать, в минувшие выходные Владимир Путин выиграл еще один шестилетний мандат.Программа рассказывает историю человека, который не собирался становиться лидером страны, но оказался в таком положении невольно, сделав карьеру при своем предшественнике Борисе Ельцине. При этом у него, кажется, не было никакой очевидной идеологической базы. А вот желание беспредельного самообогащения определенно имелось. Также характерными чертами было стремление к так называемой стабильности и навязывание своего авторитета в ущерб демократии и правам человека.Прошедшее в выходные голосование назвали выборами, между тем главный противник Путина, лидер оппозиции Алексей Навальный, был лишен возможности принять в них участие. СМИ выпускали материалы в поддержку Путина, государственных служащих вынуждали голосовать за действующего президента, а на видео с избирательных участков можно наблюдать, как сотрудники избирательной комиссии вбрасывают в урны дополнительные бюллетени для голосования. В общем, все меньше демократии и все больше единовластия.Мы ясно видим, что этот бывший сотрудник КГБ решительно настроен вернуть России ее прежний статус мировой сверхдержавы после предполагаемого унижения со стороны Запада, которое ей приходилось терпеть в период холодной войны — таков, по крайней мере, с виду главный мотив Путина. Следовательно, он полностью пренебрегает основанным на правилах либеральным международным порядком, который был установлен после Второй мировой войны.Лейбористы, сотрудники коалиционного правительства Уинстона Черчилля военных лет — Клемент Эттли, Эрнест Бевин и Артур Гринвуд — помогали формулировать Атлантическую хартию 1941 года. Подготовленный Великобританией и США документ, под которым подписались все наши союзники, устанавливал принципы организации этого порядка и общую картину развития послевоенного мира. Страны получали право на самоопределение, а все люди — право на свободу слова, самовыражения, религии и свободу от нужды и страха.Устав привел к созданию таких организаций, как ООН, Всемирная торговая организация и НАТО. Начиная с послевоенных времен он помогал сохранять относительный мир и стабильность в Европе. В основе документа лежало стремление не допустить повторения подобных войн в будущем, а этого можно было отчасти добиться благодаря стимулированию торговли, которая в свою очередь повышала уровень жизни людей во всех странах.Эта система не идеальна и нуждается в реформах. С момента рождения она утратила часть своей нравственной энергии и теперь запятнана тем фактом, что при распределении гигантских экономических ресурсов она, похоже, отдает предпочтение не столько семьям со средним и низким доходом, сколько «золотым воротничкам» Давоса, исполненным сознания собственной привилегированности и прав. Но в целом, несмотря на это несовершенство, следует признать, что данный порядок работает, а ценности, лежащие в его основе, являются благопристойными британскими ценностями — вот почему мы должны стоять за них горой.Сегодня во всем мире этой основанной на правилах либеральной системе бросают вызов и противостоят крайне левые и крайне правые. Они поступают так по разным причинам, однако при этом не выдвигают никакой равноценной по своим преимуществам альтернативы.Самая очевидная проблема здесь — Дональд Трамп, который уже успел развязать торговую войну с присущей ему беззаботностью. Потом отравление бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля в Солсбери с помощью боевого нервно-паралитического вещества, которое поставило под угрозу не только жизни бывшего агента и его дочери, но и жизнь полицейского, первым прибывшего на место происшествия, и жизни сотен других людей на британской земле. Таким был последний пример бесцеремонного нарушения этого порядка со стороны России. Вот почему реакция премьер-министра на использование Россией химического оружия на наших улицах была оправданной.И вот почему сравнение с военным вмешательством Великобритании в Ираке, Афганистане и Ливии здесь совершенно не уместно. Ведь речь не идет ни о вторжении, как это было в Ираке, ни о каких-то действиях по демонтажу террористической сети, как это было в Афганистане, ни о попытках остановить диктатора, подвергающего резне свой собственный народ, как это было в Ливии. Это совсем другая ситуация.«Где доказательства?» — спросят иные, проводя параллель между предъявленным парламенту досье, где говорилось о том, что режим Саддама Хусейна в Ираке в 2002 году располагал оружием массового уничтожения, и оценкой степени вины России, которую на этой неделе провели разведывательные службы. Разумеется, из ошибок Ирака следует извлечь уроки (в то время я был противником этого вторжения). Однако прибегать к сравнениям с Ираком при любом последующем конфликте просто нелепо.Сэр Джон Чилкот в своем докладе об участии британских войск в иракской военной кампании обнаружил, что суждения о серьезности угрозы, которую представляли иракские ОМУ, в 2002-2003 году были представлены как достоверные, хотя их не подтвердила разведка. Опять же, сегодняшнее противостояние с Россией — совсем другая история.Здесь нет никаких сомнений в том, что опасное для жизни нервно-паралитическое вещество было использовано на британской земле, и что оно было произведено в России. Российское правительство не предоставило никаких объяснений, на основе которых можно было бы предположить, что оно потеряло контроль над этим веществом, и не объяснило, как этот яд попал на наши улицы, и почему Россия в нарушение международного закона имеет необъявленную программу разработки химического оружия. В таких обстоятельствах и с учетом прошлых действий России в Великобритании и за рубежом остается спросить: а какие еще доказательства вам нужны, чтобы убедиться в ее виновности?Заходил разговор о тестировании образцов. Совершенно справедливо. Британское правительство действует в соответствии с протоколами Организации по запрещению химического оружия: вчера сюда прибыли ее инспекторы для проверки образцов химического вещества, использовавшегося при нападении в Солсбери.В конце концов мы должны сами решить: принимать в этих обстоятельствах слова России на веру или доверять нашим британским разведывательным службам — людям, которые каждый день рискуют своими жизнями, чтобы обеспечивать безопасность нашей страны? Я предпочитаю действовать по совету тех, кто в первую очередь разделяет британские интересы и ценности.По всем упомянутым причинам я наряду с другими депутатами нескольких партий подписал внеочередное предложение (EDM), представленное в Палате общин моим коллегой лейбористом Джоном Вудкоком в целях поддержать правительство по этому вопросу. Некоторые члены Лейбористской партии не способны вырабатывать позицию по какому бы то ни было вопросу — включая это EDM — кроме как через призму лояльности тому, кто занимает пост лидера. Любое отступление от партийной линии — тоном или словами — никогда не может быть сделано из принципа — только из враждебного отношения к Джереми Корбину. Неважно, что это вопрос национальной безопасности, и что оказываемая в этих условиях поддержка (или противодействие) может идти вразрез с линией той или иной партии.Да, представьте себе: безопасность этой страны и ее граждан является для любого члена парламента главным приоритетом. Как ни странно, для нас это превыше всего. В том же свете я рассматриваю и Брексит: это вопрос, который выходит за рамки партийной политики. И будьте уверены: Брексит поставит под угрозу нашу способность отвечать на агрессию, которую мы наблюдаем со стороны России.Правительство объявило о серии политических, дипломатических и финансовых мер в ответ на отравление Скрипалей. Тем не менее, как заявил формальный заместитель Терезы Мэй, министр Кабинета Дэвид Лидингтон, «у ЕС есть свои уникальные козыри в том, что касается международной безопасности. Его преимущество заключается в обширном и взаимодополняющем наборе инструментов, которыми он может пользоваться: дипломатических, гражданских, военных, эволюционных и финансовых. Он может коллективно применять их для содействия международному миру нередко в тех местах, где НАТО и другие организации действовать не в состоянии».Размышляя о том, как реагировать на продолжающиеся нападки на установленный по понятиям миропорядок и демократические ценности, которые лежат в его основе, мы не можем не признать, что выход из клуба ЕС — если он произойдет — скажется на нашей способности действовать в будущем.Политика на детской площадкеМы с женой часто водим нашего годовалого ребенка на местную детскую площадку, которая находится в парке за углом. Уф, если вы находите свирепой политику Вестминстера, то загляните сюда! Когда на днях моя дочь качалась на качелях, другой малыш, стоявший на вершине небольшого холма позади нас, отпустил свой самокат, который врезался в случайно оказавшегося на пути ребенка. Две девочки так отчаянно дрались за пластиковый обруч, что разломили его пополам. Продолжая драку со сломанным обручем, они оказались у огромной лужи, в результате нас всех окатило грязью! Это был совершеннейший дурдом, как это часто и бывает, и моя дочь наслаждается каждой секундой пребывания там!Приятно наблюдать, как беззаботно она бегает и от души веселится, но, если позволите, я дам вам один родительский совет: в таких ситуациях не стоит страдать или мучиться — поверьте мне, это того не стоит!Чука Умунна — депутат парламента от Стретема и бывший министр теневого кабинета по делам бизнеса.Оригинал публикации: Make no mistake — Brexit will make it 20.03.2018Потенции мобилизационной экономики, проект которой не обязательно носит тоталитарный характер и может представлять собой часть или фракцию структуры, например, уже виден контур мобилизационной схемы финансов, - как мировых, так и региональных и национальных, - и которая не включает высокотехнологичные и захваченные глобализацией сектора, - такие возможности широко обсуждаются в России и вокруг России, и могут стать реальностью для целого ряда стран. И это не чья-то злая воля, а объективная необходимость - в условиях очень сложного переходного состояния мировой экономики, зависшей на тонкой линии перехода от союза и интеграции независимых национальных обществ к глобальной мировой структуре хозяйства и управления. Не исключено, что очередной рывок в наступательной стратегии глобализации потребует от многих стран решиться на одобрение программы мобилизационной экономики - если не по типу сталинской индустриализации, то по крайней мере по примеру рузвельтского антикризисного плана, когда в ходе антитрестовских мер налоги на прибыль порой доходили до 100%,а выживание населения обеспечивалось самоотверженным трудом фермерских семей и джентльменов удачи в малом бизнесе и среднем, спекуляциях и контрабанде. Исторический парадокс, состоящий в том, что полем столкновения проекта глобализации и национального проекта стали США, не случаен, ибо и сегодня экономика США является одной из самых мобилизационных, что обеспечивает чрезвычайно репрессивное - этатистское - налоговое законодательство. Конечно, США - страна либерального предпринимательства, подчеркнем, малого и среднего и, еще раз подчеркнем, не связанного с высокой технологией и военными нуждами, и она может послужить хорошим примером для других экономик в кризисе, но и она сама сегодня находится в весьма конвертационном положении.


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.