Русское Информационное Агентство
 сегодня 22 августа 2019 г. на главную  контакты   
  главная новость

[00.00.00] По своему я верую в судьбу я с ней согласен Когда ее несокрушимое веленье В согласии с моим о жизни представленьем А нет я мчусь по параллельной трассе Я все прошел и мелко и по крупной Не уступал когда совсем невмоготу Я ждать не стал и не умел я ждать Я предлагал Творцу решить начистоту Даруй мне все или вели стать трупом Он осенил меня улыбкой благодати Я рвусь как прежде и всегда Иду на вы и не ряжуся в тогу И наконец у цели вот она Мерцает у счастливого порога Ловлю сияющую тень Ищу нетерпеливою рукою Где ж это я теперь Там где и все В разделочной у Бога.[ читать дальше ]


  анонсы

[00.00.00] Ничем и никого нельзя удивить во всей России, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. В своем заявлении генпрокурору Ю.Чайке и низложенному прокурору Москвы Куденееву свидетель сообщил: Г.И.Элькин, П.А.Карюхин и компания умыкнули государственный лес, - да не где-нибудь, а в самой Москве, - прибегли к обману госорганов и нанесли ущерб другим участникам рынка. Полиция отказалась возбудить дело. В ответ на жалобу прокуратура ответила, что только вчера во всем разобралась и отменила решение об отказе в возбуждении уголовного дела: так что жаловаться не на что, сами расследуем и решим - в этой связи в жалобе свидетелю отказать. Прошли месяцы - никакого движения. Добросовестный свидетель вновь спрашивает органы: почему не ведется расследование преступления; ему сообщают: оснований возбудить дело нет, а Элькин не допрошен, потому что очень занят; гражданин пишет жалобу, и, как велел Путин, полписывается под нею своим именем, через пару месяцев ему отвечают: отказ в возбуждении дела был неправильным, назначено дополнительное расследование. Он пишет новую жалобу; ему отвечают: извините, только вчера (буквально!) мы отменили прежнее решение об отказе в жалобе и направили на дополнительное расследование. Вновь проходят месяцы, и свидетель сам подает в суд. И что вы думаете? В суд приходит из прокуратуры заявление, что вот только вчера мы отменили отказ на жалобу на отказ на другую жалобу на отказе возбудить уголовное дело и направили на дополнительное расследование вопроса. Каково? Но удивительнее всего то, что этим фактом невозможно никого удивить, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. [ читать дальше ]

[00.00.00] Не надейтесь, что вас освободят, как только разоблачат следователя, посадившего вас по заказу. Прийдет новая плеяда таких же умельцев, воз останется там же. Даже под амнистию попали те, кто был осужден за заведомо ложный донос, лжесвидетельство, фальсификацию и вынесение неправосудных приговоров. Охотно помиловали также расхитителей бюджетных средств в крупных размерах. Сегодня амнистия затронула людей, которые участвовали в организации заказных уголовных дел и причастных к посадке невиновных, бизнес-омбудсмены наряду с правозащитниками уже готовят статистику амнистии: Это своего рода сводная таблица, где указывается, сколько было амнистировано обычных граждан, предпринимателей и сколько чиновников - явный перекос в пользу последних. В конце лета правозащитники представят свою работу президенту и вновь поднимут вопрос о проведении экономической амнистии. [ читать дальше ]

[00.00.00] Дело бездоказательно, лишь по заведомо ложному доносу возбудили, обвиняемого обвинили, объявили в розыск, в качестве меры пресечения присудили арест. Таких случаев не сосчитать и они не вызывают никакого интереса у следователей и прокуроров всей России, включая генерального и его замов, - для них это рутина, это происходит ежедневно. В России нет действенного механизма защиты граждан, сообщивших о преступлении. Более того, зачастую они сами становятся теми, против кого начинается уголовное преследование. В одном из писем Путину объясняют, что по заказу замгендира Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. И хотя даже сама Лозовая не утверждала, что обвиняемый имел отношение к этому факту, следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала обвиняемому в присутствии его адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[00.00.00]Любые попытки самостоятельного расследования уголовного дела, предпринимаемые со стороны адвокатов обвиняемых, свидетелей, подозреваемых или осужденных, рассматриваются в России как препятствие следствию, обвинение в этом сочиняется, точнее переписывается слово в слово с предыдущего случая самим следователем и никем более не контролируется кроме, конечно, начальника по вертикали, передается в суд, слово в слово еще раз копируется судом, который отправляет обвиненного в этом страшном преступлении в СИЗО на два месяца с правом продления, и суд не отказывает следователю ни в том, ни в другом; этот дамоклов меч совершенно запугал адвокатов, так что реальной их способности помочь жертве произвола просто не существует; и они сами прерасно отдают себе в этом отчет. Такая система настолько прижилась, что справиться с нею не может или не хочет даже Путин. Судьбы некоторых геройских или наивных адвокатов служат полезным примером и демонстрационным эффектом для всех иных причастных к теме. Путин предложил смягчить «предпринимательские» статьи в УК: мы вас посадим не за то, что взяли, а за то что назад не положили... Это как бы мягкий увод дел от следователей. Кудрин рассказал о миллиардном воровстве в Роскосмосе. Роскосмос входит в Ростех и при этом яростно соперничает с ним, а был бы козел, отпущение найдется. Компанию может возглавить, например, Элькин. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, всегда держит нос по ветру и чует, где что и как плохо лежит. В каком смысле и почему собрался Роскосмос на Луну? Роскосмос является рекордсменом по масштабам финансовых нарушений, в госкорпорации были выявлены различные нарушения дисциплины, в том числе нерациональные траты. Неправильно проводятся процедуры закупок, завышены цены, очень много омертвлено средств на недостроенные объекты или на объекты, которые просто простаивают, не использованы средства на счетах месяцами. Несколько миллиардов утрачено — то есть, по сути, своровано, сказал председатель Счетной палаты Кудрин. [ читать дальше ]

[00.00.00]Притеснения, преследование и репрессии против предпринимателей, а в более широком плане - против среднего класса нанесли невосполнимый урон развитию страны, и речь идет не только о текущих событиях и явлениях, но и о среднесрочной и уже долгосрочной перспективе: последствия видны во всех без исключения отраслях и разделах экономики и общественной жизни. Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. И как вы думаете, куда они подевались, если общеизвестно, что 800 тысяч таких спецов сидит по тюрьмам. То, что дальше будет хуже, всем более или менее понятно — новые группы инициативных предпринимателей и наемных работников, выходящие на рынок, будут сильно меньше присутствующих на нем сейчас. Генералы в тюрьме и в кресле начальника отнять и разрушить могут, но сами-то ничего не создают и не умеют... [ читать дальше ]

[00.00.00]Стокгольмский синдром... Чрезвычайные комиссии вроде нынешнего Следственого комитета закономерно заканчивались концом, что все равно печально, - при всем понимании неизбежности; но печальнее всего они заканчивались для руководителей - от Дзержинского до Берии, даже Сталин ничего с этим не мог поделать. Мы уже несколько лет предлагаем кандидатуру начальника СК на пост президента страны, что позволило бы избежать некоторых наиболее грустных событий, которые неизбежно сопровождают концы чрезвычаек; но высокая инстанционная общественность, от которой зависит решение, не прислушивается к нам. Процесс задержания, по словам Абызова, был корректным, уважительным и качественным. Очевидно, эта высокая оценка качества делалась Абызовым в расчете на будущие плодотворные переговоры. Одновременно премьер Медведев удалял Абызова из списка друзей в социальной сети Вконтакте. Энтузиазм, с которым силовики принялись охотиться на бывших участников команды единомышленников, не может оставлять равнодушными оставшихся членов команды. Вопрос теперь в том, какой ответ силовому уклону в политике будет найден и кто его инициирует. Если такого ответа не последует, всегда можно составить компанию Дворковичу в Сан-Марино. Конечно, к фигурантам меньшего ранга, вроде начальника ГСУ генерала Морозова, других генералов, губернаторов, министров, не говоря уже о следователях [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[00.00.00] Чем больше разводится кругов вокруг личности Путина, тем больше впечатление, что он - лишь номинальный носитель скипетра, и ему реально принадлежит лишь эйфорийная буза вокруг снимаемых генералов и рукопожатных президентов и канцлеров, - таких же временщиков, как и он. Но слышали ли вы о вышедших на свободу ошельмованных людях? Их время придет, - когда уберут и уберут плохо... Притеснения, преследование и репрессии против предпринимателей, а в более широком плане - против среднего класса нанесли невосполнимый урон развитию страны, и речь идет не только о текущих событиях и явлениях, но и о среднесрочной и уже долгосрочной перспективе: последствия видны во всех без исключения отраслях и разделах экономики и общественной жизни. Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. И как вы думаете, куда они подевались, если общеизвестно, что 800 тысяч таких спецов сидит по тюрьмам. То, что дальше будет хуже, всем более или менее понятно — новые группы инициативных предпринимателей и наемных работников, выходящие на рынок, будут сильно меньше присутствующих на нем сейчас. [ читать дальше ]

[00.00.00] Дело не только в подбрасывании наркотиков, каратели рутинно и каждодневно используют провокации и шельмование огромных масс населения, особенно, когда люди попадают в разряд свидетелей, подозреваемых и тем более обвиняемых, арестованных и заключенных, - с помощью различных подложных улик, в том числе заведомо ложных заявлений, показаний и свидетельств, заготовленных следователями, полицейскими в соавтостве с заказчиками и их подельниками. Казус Голунова разрешился благополучно, и слова Богу; но это, конечно, частный случай и сугубо уникальный. [ читать дальше ]

[00.00.00] Подкидывать наркотики слишком рискованно, отмечает бывший столичный полицейский. По его словам, чтобы «прессануть» предпринимателя безопаснее завести уголовное дело за налоговые махинации, которые практикует практически любой бизнес. Именно за неуплату налогов на 300 млн рублей в 2013 году на основателя компании «Королевская вода» Иосифа Бадалова было заведено уголовное дело. Тот обратился за помощью к адвокату и знаменитому «решальщику» Дионисию Золотову, известному своими связями в УВД по ЗАО. Но это только усугубило положение бизнесмена. Звездный дрессировщик «Решальщик-юрист» Дионисий Золотов — настоящая звезда криминальной хроники. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[00.00.00]В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[00.00.00]Генерала Никандрова уже выпускают... А главу Коми Вячеслава Гайзера за то же самое посадили на 11 лет. Лучше других известен следственный отдел Новой Москвы во главе с его начальником и известным любителем мата; вот о них мы и поговорим. В российской судебной системе и практике уголовные дела затеваются не потому что нарушен закон и добросовестный свидетель написал заявление: в 99 из 100 случаев уголовное дело не будет возбуждено, - а совершенно по иным причинам и мотивам. Я уже шесть лет обличаю директора Росстандарта Г.И.Элькина и его подельников П.А.Карюхина, Е.Лозовую и известного зиц-председателя и налоговика Кузюру в том, что они незаконно умыкнули государственный и охраняемый лес не где-нибудь, а в столице нашей родины Москве, и все без толку, даже не допросили никого из них, - очень заняты; правда Элькина уволили из директоров и теперь он замдир в системе Ростеха, а Карюхина изгнали из-за служебной несостоятельности из Службы внешней разведки, Кузюру - из председателей СНТ Радость, и он наверное председательствует в другом СНТ Рога и Копыта, а Лозовая лишь строчит новые ложные показания; а писал я об этом всем ответственным и по нормальной логике заинтересованным лицам - Чайке, Путину, прокурору Москвы, множеству начальников полиции, прокурорам, судьям, - и все впустую, воз и ныне там, а рейдеры благополучно пользуются особо охраняемым природным объектом, огородили его забором и выгуливают боевых собак, чтобы случайным прохожим неповадно было соваться на частную территорию. Но все будет иначе, если репрессивные службы сами порешили такое уголовное дело завести, вот тут-то немедленно возникает так называемый свидетель, - Е.Лозовая, например, - в системе права он именуется ложный доноситель, а среди порядочных граждан - стукач, - и в течение трех-десяти дней будет оформлено дело, предъявлено обвинение и обвиняемый окажется в Сизо, куда его отправит самый справедливый суд в мире. Это происходит повсеместно, но мне лучше других известен следственный отдел Новой Москвы во главе с его начальником и известным любителем мата; вот о них мы и поговорим. [ читать дальше ]

[00.00.00]Ничем и никого нельзя удивить во всей России, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. В своем заявлении генпрокурору Ю.Чайке и низложенному прокурору Москвы Куденееву свидетель сообщил: Г.И.Элькин, П.А.Карюхин и компания умыкнули государственный лес, - да не где-нибудь, а в самой Москве, - прибегли к обману госорганов и нанесли ущерб другим участникам рынка. Полиция отказалась возбудить дело. В ответ на жалобу прокуратура ответила, что только вчера во всем разобралась и отменила решение об отказе в возбуждении уголовного дела: так что жаловаться не на что, сами расследуем и решим - в этой связи в жалобе свидетелю отказать. Прошли месяцы - никакого движения. Добросовестный свидетель вновь спрашивает органы: почему не ведется расследование преступления; ему сообщают: оснований возбудить дело нет, а Элькин не допрошен, потому что очень занят; гражданин пишет жалобу, и, как велел Путин, полписывается под нею своим именем, через пару месяцев ему отвечают: отказ в возбуждении дела был неправильным, назначено дополнительное расследование. Он пишет новую жалобу; ему отвечают: извините, только вчера (буквально!) мы отменили прежнее решение об отказе в жалобе и направили на дополнительное расследование. Вновь проходят месяцы, и свидетель сам подает в суд. И что вы думаете? В суд приходит из прокуратуры заявление, что вот только вчера мы отменили отказ на жалобу на отказ на другую жалобу на отказе возбудить уголовное дело и направили на дополнительное расследование вопроса. Каково? Но удивительнее всего то, что этим фактом невозможно никого удивить, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 66.26 (-0.52)
EUR 73.50 (-0.48)

  13.08.19 :: новости
Московские протесты как первое звено большой политической интриги в связи с выборами 2024, и Собянин - первая жертва в борьбе за президентское кресло-2024; не за наследство Путина, ибо он не оставляет свое имущество, а продолжает управлять им с позиции премьер-министра, а вот пост президента, на который совершенно обоснованно претендует Медведев, исходя из логики договора рокировки-2008, может быть оспорен по двум показателям: 1. если это более популярный и влиятельный претендент, чем Медведев, что не трудно; и 2. претендент, который в то же время не оспаривал бы премьер-позицию Путина и был бы приемлем для него в кресле президента. Собянин в таком контексте занимает позицию номер один: он давний соратник Путина и он убедительно показал себя на посту столичного мэра, - способность успешно хозяйствовать - рдкое качество российской номенклатуры. Собянин располагает рейтингом, которого и рядом нет у Медведева и, наверное, не будет даже после очень грамотной работы, предстоящей ему до 2024 года; но Медведеву достаточно подтянуть его ближе к 30%, а остальное в таком случае ему даст административный ресурс, в который при определенных условиях может войти и маневр с передачей президентских полномочий прямо накануне выборов. Самой важной и трудоемкой задачей остается устранение потенциальных конкурентов, потому что это должно происходить без всякого намека на причастность.

Агентство Bloomberg назвало богатейшие семьи мира
Короткая ссылка 10 августа 2019, Агентство Bloomberg представило рейтинг богатейших семей мира. Список составлен на основе данных Bloomberg Billionaires Index.
На первой строчке рейтинга семейство Уолтон, владеющее крупнейшей в мире сетью магазинов Walmart. Совокупно, по оценке Bloomberg, члены семьи владеют состоянием в $190,5 млрд. На втором месте рейтинга оказались наследники Фрэнка Марса, основавшего в 1911 году одноимённую компанию. По оценке Bloomberg, их состояние суммарно оценивается в $126,5 млрд.Третье место занимают сыновья Фреда Коха, основавшего американскую корпорацию Koch Industries. Компания была основана в 1940 году, в настоящее время ею управляют Чарльз и Дэвид Кох. Суммарно их состояние Bloomberg оценивает в $124,5 млрд.В пятёрку лидеров также вошли семейная династия Саудовской Аравии Аль-Сауд ($100 млрд) и братья Ален и Жерар Вертхаймеры — внуки основателя дома моды Chanel Пьера Вертхаймера ($57,6 млрд).В июле основатель Microsoft Билл Гейтс впервые опустился ниже второй строчки в списке миллиардеров Bloomberg Billionaires Index за семь лет существования рейтинга. Активы бизнесмена оценивались в $107 млрд.
Юрий Королев. Московские протесты как первое звено большой политической интриги в связи с выборами 2024, и Собянин - первая жертва в борьбе за президентское кресло-2024; не за наследство Путина, ибо он не оставляет свое имущество, а продолжает управлять им с позиции премьер-министра, а вот пост президента, на который совершенно обоснованно претендует Медведев, исходя из логики договора рокировки-2008, может быть оспорен по двум показателям: 1. если это более популярный и влиятельный претендент, чем Медведев, что не трудно; и 2. претендент, который в то же время не оспаривал бы премьер-позицию Путина и был бы приемлем для него в кресле президента. Собянин в таком контексте занимает позицию номер один: он давний соратник Путина и он убедительно показал себя на посту столичного мэра, - способность успешно хозяйствовать - рдкое качество российской номенклатуры. Собянин располагает рейтингом, которого и рядом нет у Медведева и, наверное, не будет даже после очень грамотной работы, предстоящей ему до 2024 года; но Медведеву достаточно подтянуть его ближе к 30%, а остальное в таком случае ему даст административный ресурс, в который при определенных условиях может войти и маневр с передачей президентских полномочий прямо накануне выборов. Самой важной и трудоемкой задачей остается устранение потенциальных конкурентов, потому что это должно происходить без всякого намека на причастность. Der Spiegel, Германия Президент РФ Владимир Путин на пресс-конференции по итогам встречи с федеральным канцлером ФРГ Ангелой Меркель в Сочи.Можно подумать, что путь Владимира Путина на вершины российской политики был предначертан. Однако по мнению немецкого эксперта, ничего хорошего в российской политике за 20 лет не произошло. Кремль шаг за шагом заменил действительную политическую конкуренцию на ее имитацию, уверен он. Правда, никакой конкретики автор не приводит. Да и зачем, тогда бы пришлось искать обоснование. Der Spiegel (Германия): система Путина. Два десятилетия у власти
11.08.2019Кристиан Эш (Christian Esch) 20 лет назад Борис Ельцин представил россиянам в качестве нового премьер-министра человека из спецслужб, который радикально изменил страну: Владимира Путина. С тех пор шеф Кремля превратил политику в ее имитацию. В политику ведут два пути. Один начинается с малого: человек начинает заниматься локальными проблемами, завоевывает доверие людей, набирается опыта и медленно продвигается к большим проблемам и высоким должностям. Это классический путь, по которому как раз сейчас пытается идти московская оппозиция. После того, как ей удалось получить посты в городских районах, она стремится теперь в городской парламент, а оттуда ведь и рукой подать до Государственной Думы. Второй путь в политику начинается не снизу, а сверху, он для тех, кто приходит в политику в определенном смысле окольным путем. Ровно 20 лет назад именно такой человека и был представлен удивленным российским телезрителям: 9 августа Борис Ельцин объявил в обращении к согражданам, что он назначил Владимира Путина новым премьер-министром, что бывший начальник службы безопасности пользуется его полным доверием. Кроме того, что он видит в Путине своего преемника на посту президента и хочет сказать об этом уже сейчас. Для россиян это стало шоком. Имя Путин был им знакомо, ведь как-никак он был директором ФСБ, влиятельным человеком. Но они ничего не знали о нем самом. Вся его карьера протекала, так сказать, вне поля зрения общественности: сначала в органах безопасности, затем в администрации Петербурга, и затем вновь в органах. Он был чем угодно, только не политиком. Таковым он стал ровно 20 лет назад, когда Борис Ельцин сделал его премьером. Как петербургский чиновник превратился во властителя России Сейчас, оглядываясь, можно подумать, что путь Путина на вершины российской политики был предначертан. Влиятельная клика вокруг больного Ельцина лихорадочно искала преемника, который обеспечил бы неприкосновенность ей и ее собственности. Путин идеально подходил для этой цели, ведь он был известен своей лояльностью. Все остальное можно было перепоручить телевизионщикам и политтехнологам. Они в мановенье ока соорудили невзрачному аппаратчику необходимый имидж «сильного человека» и подходящую партию в парламенте — «Единую Россию». Взлету Путина помогло и то обстоятельство, что новый политик появился на мрачном фоне. За два дня до назначения Путина Ельциным исламистские боевики из Чечни напали на соседнюю республику Дагестан, началась Вторая чеченская война, закончившаяся для Москвы отвоеванием Грозного. Кроме того, в стране произошла целая серия взрывов, устроенных террористами. Когда перед новым 1999 годом Борис Ельцин неожиданно сложил с себя полномочия и досрочно объявил Владимира Путина своим преемником, тот был уже довольно популярной личностью. Рейтинг его одобрения взлетел с 31 % в августе 1999 года до 84 % в январе 2000 года. И поэтому во время своих первых президентских выборов — в марте 2000 года — он был, так сказать, уже вне конкуренции. Успехи Путина в политике вначале были еще малозаметны Но успехи Путина в политике тогда еще были малозаметны. В 1999 году у него еще оставались конкуренты в политике и информационном пространстве. Политическое поле еще не находилось под полным контролем Кремля. У команды Ельцина были опасные противники, как например, бывший глава правительства Евгений Примаков и Коммунистическая партия.

После двух десятилетий нахождения Путина у власти ситуация совершенно иная. Поле публичной политики зачищено, приведено в порядок и взято под полный контроль, новых игроков к полю даже не подпускают. Кремль шаг за шагом заменил действительную политическую конкуренцию на ее имитацию. Об этом позаботился сам Путин. И так же как в 1999 году гражданам России было трудно представить себе этого человека в политике, так же трудно им сейчас представить себе политику без Путина. Так и было задумано. Об альтернативе Путину нельзя даже помыслить.

Но даже Путин не молодеет. В следующем году ему будет столько же, сколько было Ельцину, когда тот сложил с себя полномочия, то есть 68 лет. И даже несмотря на то, что Путин ведет значительно более здоровый образ жизни, но самое позднее в 2024 году он должен уйти со своего поста, если будет следовать конституции. Кого он сделает своим преемником? Бюрократа из неполитических кругов и верного управделами, как в свое время поступил Ельцин с ним?

Или же — и это было кошмаром для Кремля — его преемником станет политик, пробившийся наверх традиционным путем, добившийся доверия избирателей, а не доверия кремлевского властителя?

Новое поколение оппозиционных политиков бросает вызов Кремлю

Прямо в этом месяце Москва доказала, что живую, публичную политику и спустя два десятилетия владычества Путина нельзя заменить ее мертвящей имитацией.

Она все время возникает вновь, как показали последние дни. В принципе Кремль позаботился о том, чтобы даже к выборам в московский городской парламент — который мало что решает — были допущены только лояльные к Кремлю кандидаты. Но как оказалось, что новое поколение оппозиционных политиков вполне способно преодолеть искусственно возведенные барьеры и что их незаконное отлучение от выборов приводит к возмущению и протестам, которые приходится подавлять полицейскими дубинками.

Вероятно, Владимир Путин чувствует себя как садовник, который в течение 20 лет превращал свой палисадник в хорошо организованную, симпатичную каменную пустошь, а теперь к своему неудовольствию обнаружил, что политика — это неконтролируемое растение — снова пробивается сквозь щели и грозит разрушить все созданное им. И прополке конца не видно.



Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: Zwei Jahrzehnte an der Macht. Das System PutinОпубликовано 09/08/2019
20 лет с Путиным: Сбывшиеся и обманутые надежды России
Что стоило для страны однажды невыполненное обещание президента
Виктор Сокирко
318 15829
2
8
На фото: президент РФ Владимир Путин
На фото: президент РФ Владимир Путин (Фото: Владимир Гердо/ТАСС)
Материал комментируют:
Никита Кричевский
Яндекс.Директ
Английское произношение бесплатно
18+

Английский и немецкий в 4 года!
Восхождением на политический Олимп Владимира Путина можно считать события двадцатилетней давности, когда 5 августа 1999 года президент России Борис Ельцин вызвал к себе секретаря Совета безопасности, директора ФСБ Владимира Путина и предложил ему занять должность премьера, а заодно и подумать о самой высокой в стране должности. Так началась операция «Преемник» — уже 9 августа было объявлено, что Путин назначен первым вице-премьером — и.о. премьер-министра, а Ельцин заявил, что именно этого человека он видит новым лидером страны, который способен консолидировать общество. Уже 31 декабря Путин был назначен исполняющим обязанности президента, а спустя три месяца впервые победил на президентских выборах.

«Для любого человека, который находится у власти, опираться нужно только на народ», — говорил тогда Владимир Путин. Народу молодой политик, которому было 46 лет, понравился своей работоспособностью, спортивной закалкой, харизматичностью. Еще он, в отличие от предшественника, не пил и много общался с людьми, что тоже импонировало. Твердо проявил себя в позиции по контртеррористической операции в Чечне, запомнившись фразой «Мочить в сортире». К слову, войну в Чечне именно он и закончил, а потом и многое сделал для восстановления и последующего процветания этой республики.

Впрочем, поначалу Путин был мало знаком широкой публике, хотя его карьера после переезда из Санкт-Петербурга в Москву была довольно стремительной. За три года он побывал в должности заместителя Управделами президента, главой Главного контрольного управления, замглавы администрации Кремля, возглавил ФСБ и стал секретарем Совбеза. При этом публичным человеком не считался, и его фамилия была известна разве что в узких чиновничьих кругах. Вероятно, что на выборах именно это и сыграло значение — новизной личности, биографией разведчика, спокойной и уверенной речью.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Россияне хотят в СССР: Советская власть была ближе и справедливее нынешней
Россияне хотят в СССР: Советская власть была ближе и справедливее нынешней
Население устало от коррупции, криминала и слабой экономики
При этом столь стремительное восхождение рядового сотрудника питерской мэрии, где Путин возглавлял комитет по внешним связям, вызвало немало удивления. Ведь тот же Ельцин до поры до времени о его существовании даже не подозревал — мало ли каких чиновников было в его администрации. И тут одна должность за другой, а потом и фактически назначение президентом. Предположений такой резкой карьеры существует много, но это лишь предположения, а за давностью лет и нынешним статусом Путина-президента о них предпочитают не вспоминать. А тогда, в августе 1999 года, депутаты Госдумы с первого раза утвердили нового вице-премьера, хотя и с минимальным перевесом голосов в поддержку Путина («за» проголосовали 233 человека при необходимых 226). Уже осенью это был самый популярный политик в стране. На своих первых выборах он выиграл получив 52 процента голосов. В 2004 году это уже было 71%, а в 2018-м показатель превысил 76%.

Еще одна фраза Владимира Путина: «У нас есть свои геополитические интересы, и мы будем их отстаивать», принесла ему еще большую популярность в стране и заставила считаться с Россией мировых лидеров. Неслучайно после знаменитой фразы, прозвучавшей в начале 2000 года на Давосском форуме Who is Mr Putin? в последующие два десятилетия престижные зарубежные издания несколько раз присваивали ему звание «человек года».

За последние 20 лет, когда Путин был и президентом страны, и премьер-министром, в России были периоды экономического роста, были и кризисы. Это были непростые годы, в которых случались и страшные теракты, и наводнения с пожарами. С 2014 года страна живет в режиме санкций, с которыми вроде как успешно справляется. Однако сейчас рейтинг президента заметно снизился, россияне полагают, что Путин в полной мере несет ответственность за проблемы страны. Причины разочарований — экономический спад, пенсионная реформа, утяжеление налоговой и тарифной нагрузки, рост цен, дальнейшее обеднение населения, ощущение имущественного расслоения. Все чаще звучит мнение, что люди больше не полагаются на помощь государства и рассчитывают только на себя.

Что же поменялось? Путин или страна? Многие специалисты полагают, что проблемы сейчас не только у России — весь мир подходит к очередному глобальному кризису. Но от этого как-то легче не становится, особенно на фоне отчуждения российского народа от власти.

— Повышение пенсионного возраста стало тем водоразделом, который будет негативно влиять на положение в стране на протяжении неопределенно долгого времени, — считает экономист, профессор Никита Кричевский. — В ситуации, когда, с одной стороны, денег в федеральном бюджете и Пенсионном фонде, если оптимизировать имеющиеся льготы, предостаточно, а с другой стороны, многие эксперты знают, что повышение преследовало цель скрыть масштабное разворовывание пенсионных накоплений. Повышение пенсионного возраста стало очередным властным лицемерием. Вот что самое страшное. Во время поездок по регионам, общаясь со студентами, чиновниками, предпринимателями, я вижу, что до повышения все они поддерживали президента и правительство, а после повышения добрых слов у них практически не осталось.

Вот это стало главным негативным итогом в социально-экономической сфере, причем за все годы правления Путина. Даже монетизация льгот и экономические кризисы так не поражали русский менталитет. Можно все что угодно предлагать русскому человеку: потерпеть, затянуть пояса, но нельзя покушаться на основы системы ценностей. Однако это произошло, после чего власть решила, что теперь вообще нечего стыдиться и перешла к другим асоциальным действиям. К повышению НДС, к росту цен на бензин на фоне обвала нефтяного рынка, к налогообложению самозанятых.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Кремлю о себе заявит настоящая оппозиция - не та, на кого натравили полицию
Кремлю о себе заявит настоящая оппозиция — не та, на кого натравили полицию
В столице действуют политические силы, которые против госпереворота и произвола власти
Надо полагать, что в мире существует немало недовольных президентом России Владимиром Путиным. Он для многих как кость в горле. И хотя самолично Владимир Владимирович никого не убивал, даже будучи офицером разведки в Германии, месть для него держат «за пазухой» те, кто считает себя пострадавшими во время его правления — вендетта распространяется на всех членов семьи. На Украине, например, Путина считают виновным не только за «оккупированный» Крым, но и ведение боевых действий в Донбассе. В Грузии — за «пятидневную войну» и признание суверенитета Южной Осетии и Абхазии. Боевики ИГИЛ* (запрещенная в РФ террористическая организация) убеждены, что их разгрому в Сирии тоже способствовал лично Путин.

Владимиру Путину осталось еще более четырех лет президентского срока — до 2024 года. Что может измениться за это время в России? Сейчас уже кажется, что ничего хорошего. Лимит доверия к власти исчерпался. Закончатся полномочия Путина, закончится и власть, которую он представляет. Или еще нет?

Новости Москвы: КПРФ собирается на акции 7 августа потребовать отставки главы Мосгоризбиркома

* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014.
Le Figaro, Франция
Президент России Владимир Путин в кабине стратегического бомбардировщика Ту-160 "Павел Таран"
© РИА Новости, Владимир Родионов | Перейти в фотобанк
20 лет прибывания Владимира Путина у власти проходит в Москве практически незамеченным. И государственное телевидение, всегда освещающее годовщины такого рода, об этом не упоминает. Обозреватель Эммануэль Гринспан обращает внимание на то, что согласно опросам, усталость населения от Путина растет, хотя около 45% граждан все же предпочитают, чтобы он остался президентом.
Le Figaro (Франция): Владимир Путин в поисках третьего дыхания
Президент Путин
11.08.2019607274
Эммануэль Гринспан (Emmanuel Grynszpan)
Ровно двадцать лет назад физически и политически ослабленный Борис Ельцин передал власть Владимиру Путину. Утром 9 августа 1999 года Россия без особого восторга узнала состав нового кабинета. Борис Ельцин назвал имена трех заместителей премьер-министра, в том числе Владимира Путина, 46 лет. Через несколько часов российский президент сделает его главой кабинета. В то время Владимир Путин казался очередным молодым бюрократом, которому суждено стать опорой для стареющего президента. До него за последние двенадцать месяцев сменилось три премьер-министра. Владимир Путин пришел на место Сергея Степашина, бывшего директора ФСБ и ветерана КГБ.

Сигнал о приближении перемен прозвучал, когда Борис Ельцин заявил, что он видит Владимира Путина своим преемником. Аналитики внимательно следили за новичком. Вечером того же дня Путин объявил, что будет баллотироваться на пост президента в марте 2000 года. Но трон уже дымился в ожидании нового хозяина. 31 декабря 1999 года Борис Ельцин во время традиционного поздравления на телевидении произнес перед ошеломленной страной фразу, ставшей знаменитой: «Я устал, я ухожу».

КОНТЕКСТ
Прямая линия с президентом РФ Владимиром Путиным
Washington Post: Владимир Путин по-своему прав
The Washington Post10.07.2019
Polityka: снять санкции России поможет Италия
Polityka06.07.2019
Independent: Путин стремится сплотить консервативно настроенные державы
The Independent01.07.2019
1 января 2000 года стало началом новой эпохи. Путин посылает российскую армию на борьбу с чеченскими боевиками, заявив по телевидению, что «мы их в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим». Он проводит чистку в рядах телевизионных журналистов, которые с тех пор поют ему дифирамбы. Затем он принимается за олигархов, поставив их перед выбором: изгнание, тюрьма или подчинение. Почти все выбрали третий вариант и разбогатели как никогда.

Оппозиционеры, лишившиеся финансирования и поддержки СМИ, оказались загнаны в угол. Три оппозиционные партии решили подчиниться. С тех пор они занимают второстепенное положение в послушном парламенте, а демократическая и либеральная оппозиция бесшумно исчезла из системы представительства. Аналитики описывают 2000-е годы как время первого общественного договора между Владимиром Путиным и населением России: потребляйте больше и откажитесь от плюрализма. Российская экономика растет на 7% в год благодаря растущим ценам на нефть. «Нефтяной ручеек» течет, тотальная нищета отступает и появляется средний класс. На развивающийся рынок приходят иностранные инвесторы. Владимир Путин начинает проводить консервативную и антизападную политику, которая в 2014 году завершится аннексией Крыма. Популярность Путина снова взлетела. Это второй общественный договор с россиянами: Путин снова делает Россию сверхдержавой, но придется затянуть пояса. Доходы от нефти падают, санкции и ответные меры подрывают российскую экономику, которую Путин так и не смог диверсифицировать. Последние пять лет покупательская способность россиян неуклонно снижается, а за ней снижается и популярность кремлевского лидера, подорванная непопулярной пенсионной реформой.

Сегодня 20-летний юбилей Владимира Путина у власти проходит в Москве практически незамеченным. И раз государственное телевидение, как правило, всегда готовое освещать годовщины такого рода, об этом не упоминает, то

МУЛЬТИМЕДИА
Премьер-министр РФ Владимир Путин на отдыхе в Республике Тыва
Donya-e Eqtesad, Иран
Президент России Владимир Путин работает за столом
© AP Photo, Alexei Nikolsky
Иранское издание приводит статью Си-Эн-Эн, в которой журналисты обрушиваются с критикой на президентство Владимира Путина. В статье критикуется «легендарная пропагандистская машина Кремля», которая, якобы, все эти годы старается представить Путина как «человека действия». О том, что все эти годы рейтинг российского лидера намного превосходит рейтинги американских лидеров, не говорится.
Donya-e eqtesad (Иран): о политическом будущем кремлевского «долгожителя»
Президент Путин
Феномен непрерывно путинского 20-летия попытался проанализировать CNN

11.08.2019246869Tweet
9 августа 1999 года течение российской истории совершило неожиданный поворот. В тот день президент России Борис Ельцин назначил Владимира Путина, тогда возглавлявшего Службу безопасности России, исполняющим обязанности премьер-министра. Тогда многим казалось, что это было очередное, временное, ни к чему не обязывающее назначение. Думали, что новый и.о. пробудет на порученной ему должности, как и его предшественники, не более двух-трех месяцев.

Предшественники Путина действительно занимали эту должность поочередно, только несколько месяцев: после финансового коллапса в России осенью 1998 года Борис Ельцин трижды назначал нового исполняющего обязанности главы правительства. И очередной новый премьер совершенно не обещал стать уже в обозримом будущем политическим лидером мирового значения. Сам Путин, пока не получил новое назначение, не играл в российской политике особенно большой роли: наиболее значительной его должностью была, пожалуй, работа в администрации Анатолия Собчака, градоначальника северной столицы России, города Санкт-Петербурга. Затем последовал перевод на другую должность в Москву, в Департамент Управления делами президента. И тогда также никто не думал, что это станет для него началом восхождения не просто на политический олимп, но началом большого пути в лидеры мирового масштаба, каковым он остается и по сей день.

Примерно так описывал начало политической карьеры Владимира Путина Натан Ходж, репортер телеканала CNN. Однако уже меньше чем через полгода после ничего не обещающего назначения Ельцин, неожиданно для многих, уходит в отставку сам, и назначает Путина исполняющим обязанности президента, то есть фактически своим преемником. Но и тогда никто не знал, что это будет новый судьбоносный поворот для российской новейшей истории, который привел Путина не просто на вершину политической власти в России, но и дал ему бесспорное лидерство и в российской, и в мировой политике.

Но это все слова — давайте теперь взглянем на числа. В августе 1999 года, когда Путин только вступил в должность и.о. премьер-министра, Независимый Центр изучения общественного мнения Юрия Левады оценивал его рейтинг примерно в 31 %. Но в январе 2000 года, когда Путин стал исполняющим обязанности президента, уровень его популярности достиг уже 84 %. Достиг, и, по данным того же центра, уже не опускался ниже 60% вплоть до сегодняшнего дня. Но что же произошло за эти несколько месяцев, ставших переломными не только для судьбы самого Путина, но и, как оказалось, для судьбы страны? Чем именно можно оценить такой рост популярности, невиданный не только для России 90-х годов, но и для прочих стран мира?

КОНТЕКСТ
Монета номиналом один рубль с символикой Российского рубля
Bloomberg: именно Трамп виноват в том, что экономика РФ не будет расти
Bloomberg11.08.2019
Der Spiegel: система Путина. Два десятилетия у власти
Der Spiegel11.08.2019
Le Figaro: удивит ли россиян непотопляемый президент?
Le Figaro11.08.2019
Первая причина, наверное, ясна — тот категорически жесткий ответ, который дал Путин вспышке терроризма внутри страны. В сентябре 1999 года происходит серия взрывов в жилых домах ряда российских городов, сначала в столице, затем в некоторых других российских городах: в итоге гибнут сотни мирных жителей. Теракты ввергли всю страну в состояние паралича и перманентного страха. Эту серию взрывов назовут вскоре «российским 11 сентября» — с той лишь разницей, что взрывы в США произошло все же в офисном небоскребе, в России же они уничтожили несколько многоквартирных домов, в которых живут мирные жители. Подобно тогдашнему президенту США Джорджу Бушу-младшему, который сразу после терактов 11 сентября выступил с обращением к нации и пригрозил отмщением всемирно известной террористической организации Аль-Каида* (запрещена в России прим.ред.) (что довольно быстро подняло его политический рейтинг, ранее не слишком высокий), Путин также выступил перед народом.

В тех выступлениях удивительно правильно оказались расставленными акценты — Путин говорил то, что многие россияне тогда хотели услышать, но много лет не слышали не только от тогдашнего президента, но и от его соратников. Федеральные силы России тогда немедленно произвели обстрел и бомбардировку столицы автономной Чеченской республики. И то, что он тогда говорил Путин, комментируя действия федеральных сил, многие помнят до сих пор: «Мы дадим отпор террористам везде, где бы они не находились. В аэропорту — значит в аэропорту, если в туалете — значит, замочим их в сортире». Это литературный пересказ того выступления, звучавшего довольно эмоционально: потому оно и запомнилось тогда многим.

Следователи и правоохранительные органы России пришли к выводу, что эти теракты были совершены экстремистами из Чечни. Но противники Путина, начиная от олигарха Бориса Березовского и заканчивая бывшим служащим госбезопасности Александром Литвиненко, активно продвигали и распространяли иную точку зрения, о так называемом «внутреннем заговоре»: они, в частности, заявляли, что в этой сентябрьской серии взрывов замешаны сами органы безопасности страны. Они также утверждали, что служба госбезопасности, а вслед за тем и российское военное командование, были намерены воспользоваться этими событиями как предлогом для начала военных действий на территории Чеченской республики.

Впоследствии, тело Березовского было обнаружено в 2013 году в его частном доме за границей, в Лондоне. Как сообщили, имелись явные признаки самоубийства. Литвиненко также скончался в том же Лондоне при до конца не выясненных обстоятельствах — с диагнозом отравления радиоактивным полонием-210. И вновь правоохранители, только на этот раз уже британские, заявляют, что смерть одного и другого спланирована и подготовлена в России, не без участия самого Путина. Так или иначе, но если оставить в стороне как виновных в организации этих преступлений, так и непосредственных исполнителей, то очевидно, что сентябрьские взрывы стали поворотным моментом в карьере Путина. Тогда, в начале 2000-х годов этого оказалось достаточно, чтобы обеспечить ему практически всенародную поддержку. Инерция тех событий и той поддержки оказалась столь велика, что продолжает работать на его рейтинг и популярность даже сейчас, спустя почти 20 лет.

Как утверждает упомянутый нами аналитик CNN Ходж, это дало Кремлю возможность запустить мощную пропагандистскую машину и создать из Путина образ сильного и влиятельного лидера «на все времена». Тогда, в 1999 году общественные настроения России все еще находились под влиянием шока, связанного с быстрым распадом СССР и негативными процессами, которые были запущены экономическими реформами первого президента России Ельцина. Российские экономисты называли эти реформы «переходом к рынку».

Строгие и решительные меры управления, которыми пользовался Владимир Путин, были прямо противоположны методам Бориса Ельцина, которого отличала непредсказуемость, а порой даже откровенно вульгарное поведение на публике и перед телекамерами. Самым неприятным для имиджа тогдашней российской власти было то, что картинки и кадры, изображавшие первого президента России в откровенно неприглядном или даже нелицеприятном свете, шли в прямой эфир практически без купюр. Новый лидер России демонстрировал совершенно иное поведение, хотя порой также неожиданное. Так, незадолго после того, как Путин стал исполняющим обязанности президента, он совершил поездку в Грозный, но не на правительственном лайнере, а на военном самолете Су-27. Кремль тогда сообщил, что за штурвалом самолета находился сам исполняющий обязанности президента, который также лично посадил самолет. С тех самых пор легендарная пропагандистская машина Кремля, имевшая за плечами богатый опыт общественной пропаганды еще советских времен, неустанно и до сих пор старается представить Путина как «президента дела» или «человека действия». Силовая операция 1999-2000 гг. в Чеченской республике стала, как многие говорят, образцом ведения войны «по-путински». Федеральные войска штурмом брали город Грозный, который тогда считался оплотом сепаратизма на территории России. Город подвергся бомбардировкам и сильному разрушению. Кадры тогдашнего Грозного сильно напоминали нынешние кадры, снятые в сирийском городе Алеппо, который тоже подвергся интенсивному обстрелу и бомбардировкам после того, как Путин был вынужден пойти на вооруженное вмешательство в сирийский вооруженный конфликт в 2015 году.

МУЛЬТИМЕДИА
Премьер-министр РФ Владимир Путин на отдыхе в Республике Тыва
20 лет у власти: Путин в фотографиях (The Guardian)
The Guardian09.08.2019
Бескомпромиссная война, которую Путин объявил терроризму, имела, по крайней мере, на первом этапе, общие мотивы с Западом. После террористических атак 11 сентября Путин, первый из мировых лидеров, провел телефонный разговор с президентом США Джорджем Бушем-младшим. Более того, Россия, считавшая Центральную Азию сферой своих интересов, тем не менее, согласилась на военное присутствие США в Афганистане и поддержала начатую там НАТО военную кампанию. Россия даже разрешила американским ВВС использовать свое воздушное пространство для переброски военных, оружия и техники НАТО на территорию Афганистана. Подобного нельзя было даже представить еще несколько лет назад, пока продолжалась холодная война. Вместе с этим, Путина всегда отличала осторожность и даже подозрительность в отношении США. Даже на первом этапе он далеко не всегда и не во всем демонстрировал американцам свою поддержку. Он не упускал случая критиковать действия НАТО, резко возразил намерениям США разместить дополнительные баллистические ракеты в Европе. Дело кончилось тем, что в 2014 году он присоединил к России Крымский полуостров: «акт российской агрессии» или «попытка силой изменить границы Европы» — так немедленно отозвались об этом действии на Западе. Похоже, под впечатлением «аннексии Крыма» там сразу забыли про поддержку, которую Россия нередко оказывала НАТО в 90-е и даже в 2000-е гг. Однако присоединение Крыма не прошло для России без последствий. Запад не ограничился словесной критикой; он также ввел против России экономические санкции. Санкции были введены и США, и европейскими государствами. Санкции, безусловно, подорвали покупательную способность простых россиян, в связи с ростом в стране курса доллара и евро, но они не смогли сделать главного — подорвать авторитет Путина. Россияне упорно продолжали не связывать санкции с политикой Путина, а считали их «проявлением враждебности» со стороны Запада. В ответ на санкции, Путин прибегнул к политике жесткой фискальной дисциплины: в начале лета текущего года Центральный банк России подтвердил, что валютные резервы России превысили 500 миллиардов долларов.

В отличие от 1999 года, монополия Кремля на СМИ стала гораздо жестче. Свобода слова если не подавляется полностью, то существенно ограничивается — соответственно, сужаются возможности критики действующего президента и его политики. Государственные или проправительственные российские СМИ, с другой стороны, не прилагали особых стараний для прославления действующего президента и жизни страны в ходе тех двух десятилетий, пока он занимал свою должность. Однако после 20 лет пребывания на вершине власти, все же стали видны некоторые противоречия и недостатки в образе Путина как неоспоримого лидера. В свете этих недостатков его авторитет уже не кажется столь бесспорным. Да, его рейтинг по-прежнему остается высоким, но он уже не такой, как после первых месяцев его восхождения на политический Олимп, и не такой, как в момент присоединения Крыма к России. И в 2000 году, и в 2014-м налицо была апелляция к патриотическим чувствам россиян, и это сработало. Но, кажется, это не может работать до бесконечности. Совсем недавно серьезным вызовом для Кремля стали волны уличных протестов и манифестаций, прокатившиеся по российским городам, на фоне подготовки к муниципальным выборам. И хотя нельзя сказать, что протестующие представляли собой какую-либо опасность для Путина и его власти, однако оппозиция, какая бы слабая, малочисленная и разношерстная она ни была (от либеральной до левой коммунистической), но она все же нашла возможность выступить и выразить недовольство президентом, который годами занимал свой пост, и недовольство всей правящей элитой, которая также годами тасовалась, словно карточная колода, но по сути состояла из одних и тех же лиц.

В сознании нынешней правящей российской элиты прочно укрепилась мысль, что Путину невозможно подобрать достойного подходящего преемника. По закону, Путин должен покинуть свой пост и попрощаться с властью в 2024-м году. Но при этом многие обозреватели и комментаторы полагают, что за время, пока не истекли его полномочия, Путин сможет найти какой-то вариант, чтобы сохранить за собой власть, примерно так же, как это сделал его китайский коллега Си Цзин Пин, или же бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев: последний, хотя официально и покинул свой пост, однако всем ясно, что он просто ушел в тень, но сохранил в своих руках все рычаги власти. Возможно, нечто похожее за годы, что остались до «официального» ухода с политической сцены, сумеет найти для себя и Владимир Путин. В начале нынешнего года, на неформальном, «народном» фестивале стрит-арта или «уличного искусства» в Екатеринбурге один художник, Филипп Козлов, изобразил граффити-сценку на тему балета «Лебединое озеро». И как оказалось, вдохновением для художника послужил не сам знаменитый балет, а его трансляция по государственному телевидению в дни переворота против первого и последнего, как оказалось, президента СССР, Михаила Горбачева, в августе 1991 года. И название, которое художник выбрал для своего творения, выглядит своего рода иронией по поводу действующего президента России: «Балет, который мы с надеждой ждем уже 20 лет..».

Попытка того переворота против Горбачева оказалась неудачной, и он сохранил власть, однако тот же переворот стал началом конца политической карьеры и для самого Михаила Горбачева.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: آینـده سیـاسی ساکن کرملیـنОпубликовано 10/08/2019
20 лет у власти: Путин в фотографиях (The Guardian)
The Guardian09.08.2019
вероятно, оно получило инструкции на этот счет. Сама цифра вызывает раздражение? «Двадцать лет нахождения у власти допустимо для монарха или диктатора, но для избранного главы государства это слишком долгий срок. Говоря об этом публично можно заставить и вполне лояльных граждан задуматься: как же так получилось, что молодой и энергичный преемник Ельцина правит дольше, чем Брежнев, и даже дольше, чем Андропов, Черненко, Горбачев и Ельцин вместе взятые?» — рассуждает политолог Федор Крашенинников в ежедневной газете «Ведомости».

Усталость населения отражается и в опросах, опубликованных 30 июля «Левада-центром»: 38% россиян не хотят, чтобы Путин оставался во главе страны после 2024 года. Менее 45% предпочитают, чтобы он остался, что запрещено Конституцией. Еще один показатель, указывающий на окончание общественного договора — только 24% опрошенных считают, что «Путин сможет справиться с проблемами в стране». «Усталость населения будет только расти, поскольку наиболее критично к нему относятся люди 25-30 лет, более обеспеченные и образованные, — группа, которая через некоторое время будет задавать тон. В Москве такие установки выражены максимально, они будут влиять все больше, и мы увидим усиление негативного тренда в отношении к президенту», — заявил директор «Левада — центра» Лев Гудков. Если только непотопляемый президент не удивит россиян третьим общественным договором.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: Vladimir Poutine à la recherche d'un troisième souffléОпубликовано 08/08/2019El Mundo, Испания
Президент РФ В. Путин вручил ордена "Родительская слава" многодетным семьям
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк
Рейтинг Путина опустился с 80% до 60%, но его популярность продолжает оставаться на уровне, которую в Европе даже трудно представить, считает Хавьер Колас. Он пришел к власти 20 лет тому назад как реформатор, пообещав навести порядок. Его историческая миссия заключалась в том, чтобы вернуть достоинство стране, униженной после холодной войны. Ему удалось возродить престиж России, но его преемнику будет нелегко.
El Mundo (Испания): 20 лет «управляемой демократии» Владимира Путина
Вопрос о наследнике Путина
10.08.2019419927
Хавьер Колас (Xavier Colás)
«Я не люблю избирательные кампании». Это были первые слова директора ФСБ Владимира Путина, сказанные им в тот августовский день 1999 года, когда президент Борис Ельцин вызвал его в свой кабинет, чтобы проинформировать, что через несколько дней, 9 августа, он будет назначен премьер-министром РФ.

Чуть менее десяти лет Россия шла по бурному пути капиталистического развития. Билл Клинтон все еще президентствовал в Белом доме, а Жак Ширак — в Елисейском дворце. Тони Блэр всего два года был премьером Великобритании, а Цзян Цзэминь возглавлял гигантскую страну по имени Китай, которой предвещали резкий рывок в XXI веке. С той поры прошло 20 лет, и Путин доказал, что умеет работать с избирателями, хотя ему по-прежнему не нравятся митинги. Все дело в том, что через четыре года по Конституции заканчивается его президентский срок, а реальных кандидатур на эту должность пока не видно.

Почти никто из россиян моложе 30 лет не припомнит другого человека во главе государства. Но были времена, когда премьеры слетали с должности быстрее, чем истекал срок хранения продуктов в холодильнике. «Ельцин снял с должности своего четвертого главу кабинета министров через 17 месяцев и назначил на его место директора ФСБ», — гласил заголовок «Эль Мундо», вышедшего на следующий день. Склонному к выпивке российскому лидеру нужен был кто-то, кто помог бы закрыть имевшиеся проблемы: правоохранители начинали подбираться к членам его семьи, чеченские сепаратисты бросали вызов власти Москвы, инфляция нарастала стремительными темпами, а летом следующего года должны были состояться президентские выборы, которые покончили бы с остатками ельцинизма.

КОНТЕКСТ
Трансляция прямой линии с президентом России Владимиром Путиным
«Прямая линия с Путиным» – мнение китайских микроблогеров
ИноСМИ20.06.2019
NetEase: почему Трамп до смерти боится Путина?
NetEase26.11.2018
Грузия online: Путин беспардонно лжет
Грузия online02.08.2019
The Telegraph: Южная Корея стреляет, а Путин и Си объединяют усилия
The Telegraph UK25.07.2019
МУЛЬТИМЕДИА
Премьер-министр РФ Владимир Путин на отдыхе в Республике Тыва
20 лет у власти: Путин в фотографиях (The Guardian)
The Guardian09.08.2019
В своих мемуарах «Полуночные дневники» больной Ельцин признает, что опасался того, что страна станет неуправляемой. 66-летний Путин сейчас сталкивается с другими проблемами свой политической «осени». В короткий срок власти вновь решили заставить замолчать лидеров протестных выступлений последних дней, запугать их сторонников.
Следственный комитет также закручивает гайки и даже возбудил уголовное дело в связи с «массовыми беспорядками». Обвинения предъявлены уже дести молодым людям. Их вина заключается в том, что они сорвали шлем с омоновца, бросили в полицейских пластиковую бутылку или просто руководили толпой. Параллельно блокируются счета и выдвигаются обвинения в отмывании денег против активистов Фонда борьбы с коррупцией, возглавляемого оппозиционным политики Алексеем Навальным с 2016 по 2018 год.

В среднесрочной перспективе Путин начинает испытывать усталость от той политической ширмы, которая придает законность его президентству: партии «Единая Россия». Начинают проявляться некоторые противоречия, ставшие результатом так и не завершенной либерализации: ухудшение условий жизни из-за кризиса последних лет привело к снижению его популярности и правительства даже в глубинке, но грядущие реформы могут нарушить хрупкое политическое равновесие, обеспечивающее власть Путина. «Реформы, направленные на снижение роли государства, ослабят главные опоры путинского режима, поскольку служащие госучреждений и госпредприятий являются его надежной опорой», — считает Леонид Бершидский, основатель российского интернет-ресурса Slon.ru. Сюда же следует отнести и руководителей этих предприятий, миллионеров, разбогатевших благодаря своей приближенности к власти. «Путину нужно, чтобы его сообщники были довольны, если он не хочет получить удар ножом в спину». А на горизонте вырисовывается угроза падения частных инвестиций и бегства капиталов.

Хотя рейтинг Путина и опустился с 80% до 60%, его популярность продолжает оставаться на уровне, которую в Европе или США даже трудно представить. Его президентский срок истекает в 2024 году, но очень немногие обозреватели считают, что руководитель страны, пробывший во власти наибольшее количество лет после Иосифа Сталина, полностью от нее откажется. У Путина три варианта действий: провести конституционную реформу, которая позволит ему баллотироваться снова, создание новой должности, чтобы обеспечить себе будущее иди назначить преемника (как это когда-то сделал Ельцин).

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Пенсионеры Самары на фоне ковра с изображением президента России Владимира Путина
New Statesman: диктаторы держатся за власть благодаря народу
New Statesman30.05.2019
Два фактора убедили Ельцина в надежности Путина. Он впервые заметил его в Кремле в 1997 году, когда Путина назначили заместителем руководителя Администрации президента России, и он отличился умением реагировать на резкие выпады президента, приводя разумные доводы и не приходить в смятение, подобно остальным. Он был также глубоко впечатлен преданностью Путина, который, рискуя нажить себе неприятности с правоохранительными органами, организовал отъезд во Францию своего бывшего руководителя Анатолия Собчака, давшего ему путевку в политическую жизнь. У нынешнего президента много преданных людей, но у президентской власти сейчас меньше противовесов, и страна привыкла к так называемой «управляемой» демократии, при которой граждане избирают руководителей в условиях низкой конкуренции.
Путин пришел к власти как реформатор, пообещав навести порядок. Его историческая миссия заключалась в том, чтобы вернуть достоинство стране, униженной после холодной войны. Но военные авантюры США в Афганистане, Ираке и Ливии, а также события на Украине (за которыми, по его мнению, стоит Вашингтон) вызвали в нем разочарование и привели на путь конфронтации с Западом. Путину удалось нормализовать российское настоящее, но будущее окажется весьма непростым для того, кто займет его место.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: 20 años de 'democracia controlada' de Vladimir PutinОпубликовано 09/08/2019
В Кремле боятся повторения революции 1917-го в 2021 году
Лидер ЛДПР озвучил опасения власти, которая сама провоцирует протесты в стране
София Сачивко
175 31545
80
В Кремле боятся повторения революции 1917-го в 2021 году
Фото: Петр Ковалев/ТАСС
Материал комментируют:
Григорий Добромелов Илья Гращенков Николай Пономарев
Яндекс.Директ
Английское произношение бесплатно
18+

Уроки английского с транскрипцией
Несанкционированные акции незарегистрированных кандидатов являются частью плана «цветных революций». Такое заявление сделал лидер ЛДПР Владимир Жириновский в ходе пресс-конференции, посвященной выборам в Московскую городскую думу.

«Настораживают действия, как бы не назывались эти структуры. Это специальный план из «цветных революций», — уверен он.

По его мнению, «цветная революция» начинается с непризнания выборов, а в данном случае, с непризнания итогов регистрации кандидатов. Глава партии, считает эти действия этапом «цветной революции».

«В планах Запада революция должна начаться с непризнания выборов. А сейчас они хотят вызвать волнение в обществе с отсутствия регистрации», — считает глава ЛДПР. При этом политик подчеркнул, что речь идет о регистрации в Мосгордуму и выразил уверенность, что в других городах не поддержат подобные акции.

На выбору в парламент столицы зарегистрировано 233 кандидата, из которых 171 представляет различные партии, остальные — самовыдвиженцы. Отказ получили 57 кандидатов.

Владимир Жириновский также заявил, что ЛДПР, выставившая 45 кандидатов и закрывшая все округа, выступает за открытую конкуренцию, за то, чтобы никого не снимать и дать возможность всё решить избирателям.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Россиянам стыдно за власть, но их протест пока выбирает кухню, а не улицу
Россиянам стыдно за власть, но их протест пока выбирает кухню, а не улицу
Большинство населения страны еще считает, что в борьбе за власть их хата с краю
«Но нужно понимать, что в Москве много радикалов, которые открыто говорят о планах раздела и сдачи страны. Они хотят жить в маленькой Московии с населением в 30 миллионов человек. Но мы-то этого не хотим. И они сами вызывают отторжение у большинства. В масштабах страны их реальная перспектива — 1−2%», — считает он.

Парламентарий выступил за свободу проведения митингов в Москве и предложил закрепить за каждой партией определенные площадки.

«Пушкинскую площадь не трогаем, Манеж не трогаем, Площадь революции не трогаем. Есть площадь Сахарова, дайте ЛДПР какое-то место, всем дайте по Москве традиционные места — и не было бы проблемы с разрешением митингов», — полагает он.

Главный либерал-демократ страны выразил надежду, что со временем все выборы в России будут проходить по партийным спискам. Выразил он и опасение, что 2021 год будет напряженным, проведя параллели с 1917-м.

«Во всем мире не удается улучшить положение граждан и большевики нового разлива этим пользуются. Под такие же настроения в 1917 году в России произошла революция», — напомнил Владимир Жириновский.


Несистемная оппозиция в последние годы уже не раз проводила как в Москве, так и во всероссийских масштабах крупные акции протеста: как санкционированные, так и несанкционированные, — отмечает политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев.

— Достаточно вспомнить о митингах 26 марта, 12 июня и 7 октября в 2017 г. Накануне выборов президента в 2018 г. в разных регионах России было открыто 80 так называемых «штабов Навального». 28 января 2018 г. эта сеть была использована для проведения акции протеста под названием «забастовка избирателей». Внешне это больше всего походило на старт «цветной революции». Но, как мы помним, никто так и не попытался полноценно развернуть эту технологию. 5 мая 2018 г. состоялась акция «Он нам не царь». Можно вспомнить и про митинги «Против изоляции Рунета», прошедшие в марте 2019 г.

Ни один из этих протестов так и не стал «точкой сборки» для организации «цветной революции». И нет никаких доводов в пользу того, что в этом качестве могут выступить акции протеста, привязанные к избирательным кампаниям в Москве или Петербурге.

Нужно четко понимать: технология «цветной революции» может быть успешно реализована лишь при наличии определенного набора факторов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Варварство в граните: Как власти Москвы закапывают наши деньги
Варварство в граните: Как власти Москвы закапывают наши деньги
Благоустройство столицы вызывает у жителей города стойкое непонимание
Во-первых, необходим раскол внутри правящей элиты. При этом речь не идет о привычных политических интригах и попытках подставить конкретного высокопоставленного конкурента. Часть истеблишмента должна целенаправленно добиваться осуществления государственного переворота. И это должно проявляться через конкретные действия, как в кулуарах, так и на публике.

Во-вторых, хотя бы часть политического руководства страны должна контролироваться внешними бенефициарами и спонсорами «революции».

В-третьих, упомянутые внешние силы должны напрямую вмешиваться в конфликт, блокируя попытки подавления протестов или напрямую спонсируя «революционные» силы. Необходимо подчеркнуть, что вмешательство в данном случае нельзя сводить только лишь к предоставлению грантов оппозиционерам.

Наконец, кризис, ставший поводом для начала протестных выступлений, должен носить системный характер, т.е. затрагивать все общество в целом.

В случае с протестами, связанными с выборами в Мосгордуму, мы не наблюдаем совпадения этого комплекса факторов. Что делает попытку организации «цветной революции» на их основе малоперспективной. С учетом того, что возможные интересанты проигнорировали куда более удобные моменты для запуска процесса (вспомним хотя бы о пенсионной реформе), маловероятно, что недавние протесты являются первым этапом «цветной революции».

НОВОСТИ СМИ2
Также нужно напомнить, что «цветные революции» далеко не всегда привязаны к выборам. Например, электоральный фактор отсутствовал как в ходе «жасминовой революции» в Тунисе в 2010—2011 гг., так и в рамках событий Евромайдана в 2013—2014 гг.

В реальности Владимир Жириновский, безусловно, имеет мало общего с созданным им эпатажным образом. Он наверняка хорошо осознает, что на самом деле угроза «цветной революции» отсутствует. Однако ему необходимо обозначить свое отношение к лидерам протестов перед лицом прочих политических игроков.

Такого рода жесты несут в себе скрытую опасность. Постоянное обращение к теме «цветных революций» поневоле вызывает у целевой аудитории скепсис и усталость, в результате чего эта угроза уже не воспринимается как реальная. Возникает эффект мальчика, который кричал «Волки!».

«СП»: - Жириновский считает, что в регионах акций не будет. На Ваш взгляд, это так?

— В регионах накопилась достаточно много поводов для недовольства, причем связаны они преимущественно с политикой федеральных властей (сказываются оптимизация социальной инфраструктуры, пенсионная реформа, ошибки в политике пространственного развития и т. д.). Однако вероятность альянса между протестующими в Москве и регионах сейчас весьма мала. Исключение составляет лишь Петербург, где мы также наблюдаем рост недовольства в связи с работой избиркомов на местном уровне. Повод для начала выступлений в Москве изначально являлся локальным. Лидеры протеста не предпринимают должных усилий, чтобы расширить повестку и тем самым «зацепить» недовольных по всей стране. Равным образом они делают все, чтобы оттолкнуть от себя ситуативных и потенциальных союзников. Отказ предоставить слово депутату Мосгордумы от КПРФ Елене Шуваловой на митинге 20 июля и печально знаменитая «минута молчания» по «гражданам Украины и Грузии, погибшим в войнах с Россией», служат наглядным тому подтверждением.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Правительство Медведева: Пенсии отняли, теперь заберем ваши дома
Правительство Медведева: Пенсии отняли, теперь заберем ваши дома
Как россиян собираются лишить права на жилье, сделав бомжами
«СП»: — Оправданы ли опасения Жириновского в отношении 2021 г.

— Реализация катастрофического сценария в 2021 г. возможна лишь в случае появления еще больших проблем в экономике и усиления борьбы внутри элит за сокращающиеся ресурсы. Таким образом, вероятность переворота будет увеличиваться прямо пропорционально росту проблем в экономике. Именно купирование последних сейчас является главным условием предотвращения «цветной революции».

«СП»: — А насколько обосновано сравнение 2021 г. с 1917-м?

— Положение дел в российской экономике последние 5 лет действительно оставляет желать лучшего. Однако пока что мы далеки от ситуации логистического и экономического коллапса периода Первой мировой войны. Политическим выступлениям 1917 г. предшествовали митинги 1915−1916 гг., участники которых банально требовали появления хлеба на прилавках.

Кроме того, к 2017 г. внутри элит сложился консенсус относительно необходимости свержения императора. Что и сделало возможной Февральскую революцию.

Сравнение 2021 г. с 1917-м может стать корректным лишь в случае, если в ближайшие 2 года произойдет качественное падение экономики, сопоставимое, например, с дефолтом 1998 г. Причем оно должно будет сочетаться с тотальным ростом недоверия элит к главе государства. В настоящее время такого рода аналогии необоснованны.

«СП»: - Насколько вероятна в России «цветная революция»?

— В настоящий момент попытка организации «цветной революции» в России, вероятнее всего, закончится провалом. Однако развитие кризисных трендов в экономике, налагаясь на непопулярную социальную политику, может существенно повысить шансы на успех использования этой технологии. Не следует забывать и о постепенно усиливающейся борьбе внутри элит, обеспокоенных как сокращением своей экономической базы, так и вероятным «трансфертом власти», который предполагает уход из большой политики главного медиатора истеблишмента — Владимира Путина. В случае исчезновения «фактора Путина» и отсутствия у его преемников соответствующих качеств, вполне может начаться конфликт внутри правящей элиты. Более того, роль casus belli могут сыграть попытки групп влияния подготовить для себя наиболее выгодные позиции к моменту начала «трансферта». В сложившейся ситуации многое будет зависеть от способности Кремля контролировать активность своих «башен».

Директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов в шутку заметил, что у нас традиционно — если в кране нет воды, то виноват либо Чубайс, либо «цветная революция».

— Думаю, на самом деле виновником митингов у мэрии являются те люди, которые сейчас администрируют процесс выборов на Тверской, 13. Их учили быть управленцами, а не модерировать избирательные кампании. Поэтому они наступают на все мыслимые и немыслимые грабли.

Люди понимают, что, возможно, будут проблемы, если не допустить несистемную оппозицию. Проще было их допустить и создать ситуацию, чтобы они с треском проиграли выборы. А ситуацию можно было создать, выдвинув сильных кандидатов по нескольким округам, потому что это вопрос буквально нескольких значимых людей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Кандидатам в Мосгордуму придется писать тонны жалоб
Кандидатам в Мосгордуму придется писать тонны жалоб
Встреча «отказников» с главой ЦИК не помогла решить политический кризис в столице
Считаю, что если бы не допустили Константина Янскаускаса и допустили Яшина, все было бы спокойно. Допустили бы Яшина, Гудкова и Соболь. Допусти этих трех человек, ничего бы не было. А Гудков уже проигрывал выборы в Госдуму, Яшин муниципальный депутат, но можно было решить проблему и для него. Кроме того, один Яшин ничего бы в Мосгордуме сделать не смог.

Это вопрос глупости стратегического политического планирования, которое предыдущая команда не допускала. Она все возможные шишки набила с 2012 года, и машина была отлажена. У этой машины поменялся рулевой. Вместо Анастасии Владимировны Раковой сейчас это Наталья Сергунина, вместо Вячеслава Шуленина — Немерюк. Соответственно, новые топ-менеджеры, водители этой машины с управлением пока не справляются, собирают все возможные ямы, рытвины и колдобины на этой дороге.

«СП»: - Есть вероятность разрастания протестного потенциала на регионы?

— Не надо создавать поводы. Очень неудобно орать и плевать в пустоту. И если на подобные вещи оппозиции никто не реагирует, то постепенно протест выдыхается. А если на него реагировать с еще большей активностью, то это будет только подпитывать участников протестов. Сейчас не 14-й год. Определенная почва для протестов в отдельных регионах существует.

В Москве в целом уровень протеста достаточно низкий, удовлетворенность ситуаций и Собяниным достаточно высокая: ¾ москвичей более-менее всем довольны. Но даже оставшаяся четверть пассионарных москвичей может создать очень серьезные проблемы. Тем более, не надо забывать, что помимо проблем взаимодействия власть — общество, существует проблема взаимодействия ветвей внутри самой власти. И оппоненты рады раздувать пожар из каждой искры, запущенной командой Собянина.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
США хотели задавить русский «Северный поток-2», а ударили по своим СПГ
США хотели задавить русский «Северный поток-2», а ударили по своим СПГ
Россия выдавливает американцев с газового рынка Европы
«СП»: - Можно ли говорить о формировании предпосылок к напряженности в 2021-ом году?

— Сочетание непрофессионального менеджмента и цепи совпадений могут привести к чему угодно. Весь вопрос в том, будут ли заниматься выборами профессионалы и будет выбрана правильная стратегия или будет выбрана ошибочная стратегия и ее реализацией будут заниматься непрофессионалы. То есть важен план и как его реализуют. Если план будет плохой и хорошие управленцы, они попробуют даже плохой план вытащить. Но даже хороший план плохие управленцы завалят.

Риски 21-го года существуют, если совпадет ряд факторов. Были ли риски в 2012 году, 2016, после Крыма? — Были. Но все они были успешно пройдены. И в 2018 году — президентская кампания — то же были риски. Поводы для рисков можно найти всегда, но эффективное политическое управление эти риски микширует.

В ситуации с Мосгордумой и Александром Бегловым — плохое политическое управление, которое высвечивает все проблемы, которые объективно существуют.

Директор Центра развития региональной политики, политолог Илья Гращенков считает, что лидер ЛДПР лишь озвучивает позицию официальных властей.

— Это давняя позиция Кремля, что любые протестные акции, в которых участвует молодежь, это отсылки к «оранжевой революции». Начиная с 2005 года, у Кремля на эту тему развилась глобальная фобия: Запад свергает режимы исключительно таким методом, поэтому во всех странах СНГ от Грузии до России находятся такие ячейки и любые актуальные темы для протеста используются ровно в этих целях. Поэтому любой массовый выход на улицу воспринимается как таковой.

То, что это заявляет Жириновский, говорит о том, что сам Кремль не готов называть это «цветной революцией», поэтому почетная задача обозначения «общественного» (то есть эту версию будут активно транслировать по телевидению) поручено Жириновскому, который обычно выступает против любых либеральных, как ему кажется, отщепенцев.
Institute for War & Peace ReportingInstitute for War & Peace Reporting, Великобритания
Пресс-конференция Михаила Саакашвили в Варшаве
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Михаил Саакашвили дал эксклюзивное интервью британскому изданию. В нем он подробно рассказывает о событиях 2008 года, подчеркивая свое разочарование Западом: тогда Грузия осталась без союзников, и никто не был готов оказать давлению на Россию. Западные политики убеждали его, что Россия никогда не пойдет на Грузию, однако «зеленые человечки» оказались «гораздо быстрее».
Саакашвили о войне 2008 года: «Мне нужно было кричать громче» (Institute for War & Peace Reporting, Великобритания)
Выбор Грузии
Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили подробно рассказывает о разочарованиях, предательствах и сделках, предшествовавших войне 2008 года

10.08.20199318353
Важа Тавберидзе
Ниже приведена полная расшифровка эксклюзивного подробного интервью, которое бывший президент Грузии Михаил Саакашвили дал Важе Тавберидзе из Института по освещению проблем войны и мира (Institute for War and Peace Reporting).

IWPR: Оглядываясь назад, теперь, когда прошло уже более 10 лет, считаете ли вы, что Запад усвоил уроки войны 2008 года?

Михаил Саакашвили: Дело в том, что Запад руководствуется несколькими инстинктами, и один из главных инстинктов — это стремление к умиротворению. Они всегда стремятся отложить решение проблемы на потом, они всегда хотят обратиться к прошлому, к будущему, ко всему, кроме настоящего. Никому не нужны проблемы, и основной инстинкт западных политиков сводится к тому, чтобы держаться подальше от проблем, игнорировать их или притворяться, что они не видят проблему, что она не настоящая.

— Преследует ли вас ощущение крушения иллюзий? Вы разочаровались в Западе?

— И да, и нет. Поначалу я видел Запад в идеалистичном свете, я думал, что Запад руководствуется теми же ценностями, что и я, я видел в нем нечто особенное, основанное на диктатуре закона, демократическое общество. Я вовсе не имею в виду, что этого больше нет — основные принципы сохраняются. На Западе вы всегда можете апеллировать к совести — возможно, к вам не всегда станут прислушиваться, но у вас все же есть возможность достучаться. Всегда ли можно достучаться? Нет. Подвержены ли они манипуляциям и самоманипулированию? Разумеется, подвержены. Но разве они не являются лучшим из имеющегося? Да, являются. Вот так я смотрю на это все сейчас. Я смотрю на вещи более трезво, я считаю, что западные политики могут быть глубоко лицемерными, что у них тоже есть двойные станИнтервью Саакашвили о войне 2008 года: «Русские оказались гораздо быстрее нас»20дарты, что для них характерно такое отношение к миру, которое является в некотором роде пережитком колониализма, что они искренне верят, будто более слабые новички за столом не должны настаивать на своем. Однажды в личной беседе Генри Киссинджер сказал Саре Палин (Sarah Palin), что «Саакашвили похож на слабого игрока, которые садится за один стол с сильными игроками, не имея в руках карт для того, чтобы играть в покер».

— Считаете ли вы, что это было довольно точная характеристика того, чем вы занимались?

— В некотором смысле да. Но, видите ли, у нас были карты. Проблема заключалась в том, что они не хотели признавать, что у нас были карты. Мы были крупнейшим носителем мягкой силы в Евразии. Именно этого они так и не поняли.

— Они не могли или не хотели этого понимать?

— Не могли и не хотели, и именно поэтому я называю это колониалистским подходом. Они убеждены, что никто не имеет права формулировать стандарты в нашей части мира, что все стандарты должны создаваться на Западе, и, если в этой части мира вы создаете свои собственные стандарты, которые параллельны и одновременно очень похожи на западные, это не сработает. Нельзя просто взять их франшизу, нельзя просто создать свой собственный McDonald's — McDonald's должен прийти с Запада, вот в чем суть. Главное, что я понял на своем собственном опыте, — они хотят, чтобы вы были успешны, но они не хотят, чтобы вы были слишком успешны. Мы же в свою очередь вышли и заявили, что у нас лучшая процедура регистрации новых предприятий, что у нас самая быстрая таможня, что у нас самая безопасная страна в Европе.

— Согласны ли вы с тем, что мнение о вас как о заносчивом и импульсивном лидере сложилось именно вследствие такого их подхода?

— Да. К примеру, когда я был в Грузии, один западный посол сказал: «У Саакашвили проекты как у фараона, он хочет быть фараоном, он не хочет быть нормальным лидером».

— Считаете ли вы, что такое восприятие навредило вам? И навредило ли оно вашей стране?

— Стране, безусловно, навредило, но что мы можем поделать? Мы не можем быть просто удачливыми марионетками.

— Объясняет ли это то, почему многие западные политики отмахнулись от вашей статьи, опубликованной недавно в журнале «Форин полиси» Foreign Policy, где вы пишите, что в следующий раз Россия нацелится на страну-партнера НАТО, не входящую в состав этого альянса? Почему, с вашей точки зрения, вас окрестили пессимистом?

— Потому что люди не хотят слышать неудобную правду. Они не хотели слышать неудобную правду о возможном вторжении в Грузию, а теперь они не хотят слышать о Крыме, Донбассе. Они не хотят слышать правду, потому что, когда слышишь правду и потом начинаешь всерьез ее обсуждать, в какой-то момент придется действовать, а они не хотят действовать. Причина, по которой я сказал такое о Скандинавии, в том, что я знаю Путина. Сейчас его охватило отчаяние, он ищет выход, ищет способ продлить срок своего правления. Путин уже все испробовал, и он всегда отодвигает свои красные линии. Итак, он думает: сначала мы вторглись в Грузию — это была легкая мишень, слабая мишень, — потом он вторгся на Украину и параллельно отправился в Сирию. То есть Россия направляется в такие страны, в делах которых Запад хочет принимать участие, но не в полной мере, — именно поэтому Россия каждый раз обходит Запад. Если Россия атакует скандинавские страны, которые не входят в состав НАТО, что сделает Запад? Вряд ли он сделает многое. Он даже вряд ли атакует Россию в ответ. Они не хотят атаковать, потому что это рискованно. Здесь мы не говорим о полномасштабном вторжении. Станут ли жители Швеции сражаться за какой-нибудь крошечный остров и рисковать тысячами жизней ради этого крошечного острова? Я так не думаю. И вмешается ли Запад, придет ли НАТО им на помощь, если русские захватят какой-нибудь маленький остров в этом районе?

— Вы действительно считаете, что захват территорий в Скандинавии может сойти Путину с рук?

— Такие действия не могут послужить основанием для принятия мер в соответствии со Статьей 5, а население какой-нибудь небольшой скандинавской страны не станет рисковать своей жизнью, будущим и всем остальным ради крошечного куска земли — даже если они это сделают, они потерпят поражение. Я помню, как глава генерального штаба Швеции сказал, что Россия полностью их разгромит всего за 10 дней. Учитывая все это, у прагматичных шведов довольно ограниченный выбор: готовы ли мы потерпеть поражение и потерять около 20 тысяч человек, или же мы попытаемся решить проблему дипломатическими, легальными способами? Мне кажется, их выбор очевиден.

КОНТЕКСТ
Седьмая Краснодарская Краснознаменная военная база в городе Гудаута
Один день российско-грузинской войны
Civil.ge10.08.2017
Война в Грузии как репетиция аннексии
День07.08.2018
«Маленькая война» в Грузии ставит большие вопросы
Radio Free Europe / Radio Liberty26.04.2010
— Давайте вернемся к главной теме нашего разговора, к войне 2008 года. Подавляющее большинство западных ученых и политиков, не говоря уже о грузинском правительстве, убеждены, что Россия спровоцировала Саакашвили, который попался на удочку и был вынужден начать войну. Вы с этим согласны?

— Нет, не согласен. Крым наглядно продемонстрировал, что есть два сценария: либо полное подчинение, либо борьба. Третьего варианта нет. Когда они уже были здесь, кто начал войну? В отчете комиссии Тальявини ситуация была представлена в искаженном виде. Они написали: российские войска уже были здесь, но именно Грузия начала этот конфликт. Извините, а что вы имеет в виду, говоря, что войска уже были здесь? Что это вообще такое? Разве это приемлемо? Войска уже были в Крыму, но конфликт так и не начался, потому что украинцы не сопротивлялись, — можно ли здесь говорить о вторжении или нет? Нужно ли сопротивляться вторжению или нет? Все очень просто.

— Полагаю, они имели в виду, что, какой бы неблагоприятной ни была ситуация, именно ваше решение захватить контроль над Цхинвали привело к началу полномасштабной войны и вторжения. Именно этого русские от вас и добивались.

— Сценарий России был абсолютно понятен. Он был озвучен. [Тогдашний фактический президент Южной Осетии Эдуард] Кокойты заявил: «Мы очистим наши равнины от бандитов». Их сценарий сводился к полномасштабному вторжению, но под прикрытием борьбы осетинских сил с местными жителями: когда в какой-то момент мы бы начали сопротивляться — нам было бы крайне трудно не начать сопротивляться, потому что тогда стали появляться фотографии убитых, — это спровоцировало бы реакцию, и они проследовали бы за Кокойты прямо в Тбилиси, чтобы защитить независимость Южной Осетии. Если бы мы ничего не сделали, они там и остановились бы, но это все равно нам навредило бы, потому что полномасштабное вторжение все равно осталось бы в планах. Для нас не было ни одного благоприятного сценария.

- Действительно ли борьба была единственным вариантом? Мог ли отказ от сопротивления оказаться меньшим из зол?

— С моей точки зрения, если не бороться, то надо хотя бы попытаться. Кроме того, мы допускали и другие ошибки. Ошибкой стало то, что мы не были готовы — наш страх стал хроническим, и мы не были готовы к тому, что произошло. Мы были очень напряжены.

- Было ли это паранойей?

— Нет. Было сильное напряжение. Позже мы стали себе говорить, что, возможно, теперь все хорошо, потому что весной мы были очень близки к войне, потом было множество переговоров, и в какой-то момент мы поверили в то, что все хорошо. Знаете, Грузия — маленькая страна, людям нужно куда-то ездить в отпуск, офицерам нужно куда-то ездить в отпуск, правительству тоже нужно где-то отдыхать. Я сам был близок к тому, чтобы 7 августа захватить аэропорт Тбилиси. Я выезжал в аэропорт дважды и дважды возвращался — мне нужно было лететь в Китай. Мы собирались в Пекин на Олимпийские игры. Напряжение стало хроническим — слышались выстрелы, которые потом затихали, затем опять выстрелы и затишье, — и мы сказали себе, что все нормально, что в этом нет ничего нового. Я решил, что мне следует вылететь в Пекин и встретиться с лидерами других стран. Что мне следует полететь туда и пожаловаться.

— Если напряженность стала хронической, если вы и истеблишмент смирились с ней, тогда что заставило вас принять решение касательно Цхинвали?

— Потому что вечером они открыли массированный огонь. Поэтому я остался. До этого план заключался в том, чтобы перевести войска в боевую готовность, а мне — полететь в Пекин и сообщить мировым лидерам о том, в какой мы оказались ситуации, — Бушу или кому-то еще — попросить их вмешаться. Я пытался звонить всем, но никто мне не отвечал. Только тогдашний генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер (Jaap De Hoopscheffer) поговорил со мной по открытой линии, а я не мог всего ему рассказать по открытой линии. Я просто описал ситуацию в общих словах. Я попытался позвонить Франку-Вальтеру Штайнмайеру (Frank-Walter Steinmeier), тогдашнему министру иностранных дел Германии, но он был в отпуске. Я попытался позвонить в Вашингтон, но там тоже никого не оказалось. [Высокопоставленный чиновник] Майкл Карпентер (Michael Carpenter) был единственным человеком, дежурившим в Госдепартаменте. Потом мне удалось поговорить с Карлом Бильдтом (Carl Bildt), министром иностранных дел Швеции, и все. Мы ни в чем не были уверены.

— Одно из более жестких обвинений в ваш адрес заключается в том, что Саакашвили бомбил спящий Цхинвали. Оглядываясь назад, считаете ли вы, что был какой-то иной вариант действий в той ситуации?

— Когда вы инициируете военную операцию, вы руководствуетесь военным протоколом, вы перестаете действовать в плоскости политики. Когда вы ведете неравный бой, процессом руководят вооруженные силы. Разумеется, их проинструктировали, чтобы они уважали гуманитарные ценности. В докладе организации Human Rights Watch четко сказано, что, когда грузины входили в некоторых осетинские деревни, они говорили: «Не волнуйтесь, Миша [Саакашвили] сказал нам вас не трогать». Но это было их отношение, они понимали, что им необходимо соблюдать нормы. В то же время именно им приходилось решать, какое оружие применять против тех или иных целей — это нельзя контролировать политически. Проблема заключалась в том, что мы не могли добраться до тех долин, которые подверглись атаке, так как дорога туда была перекрыта, и решение заключалось в том, чтобы расчистить эту дорогу. Но если пробираться туда через горы, мы превратились бы в легкую мишень, и они застрелили бы нас — силы ГРУ находились на холме и могли с легкостью обстреливать дорогу. Эти пресловутые «зеленые человечки» уже были там, а отряды ГРУ уже прочно закрепились в горах, захватив стратегически важные позиции.

— Какими бы ни были цели, то, что произошло в Цхинвали, было воспринято как крупная наступательная операция грузинских сил. Разве вы не думали, что крупная наступательная операция может оказаться переломным моментом?

— Нет, потому что у той операции была четкая цель, и она служила ответом на все те агрессивные действия с их стороны. Они нападали на наши отряды, они нападали на наши деревни, применяя боевое оружие против мирного населения. То, что мы сделали, было адекватной реакцией на их крупную наступательную операцию. Российские войска атаковали нас с нескольких направлений, открывая массированный огонь, силы ГРУ согласовывали свои действия с силами Южной Осетии — это уже было настоящее наступление. Единственный способ, с помощью которого мы могли это остановить, учитывая ограниченность нашего присутствия в том районе, — это артиллерия. По крайней мере так решили вооруженные силы.

— Чего вы рассчитывали добиться?

— Мы рассчитывали быстро пройти через город и долины и добраться до того места, где мы могли бы перекрыть дорогу и блокировать их дальнейшее продвижение. Рокский туннель уже кишел российскими танками, то есть нам нужно было пройти через Цхинвали, но мы опоздали, потому что русские уже начали то, что, как позже выяснилось, было вторжением. Они уже закрепились в туннеле, они уже были в деревне Ява, они уже ждали, что будет дальше. Поэтому, если вы хотите поговорить о наших ошибках, наша ошибка заключалась в том, что мы начали действовать слишком поздно и слишком слабо. В конце концов мы сделали все, что смогли, но нас блокировали, и у нас была лишь часть кусочков общей картины, на основании которых нам приходилось действовать.

— В великолепной книге покойного Роберта Асмуса (Robert Asmus), посвященной войне 2008 года, говорится, что у Грузии и у вашего правительства не было никакой оборонной стратегии на случай войны. Если у вас было столько информации, разве вы не осознавали, что вам необходима какая-то оборонная стратегия?

— Потому что в политическом плане наш подход к Южной Осетии был очевиден: мы использовали мягкую силу, мы там не воевали, и мы никогда не предполагали, что русские начнут там воевать. Южная Осетия похожа на шахматную доску: там есть грузинские деревни, осетинские деревни, и все они перемешаны, поэтому мы даже не могли предположить, что русские решатся на крупномасштабную операцию там, это было попросту неразумно. С другой стороны, с Абхазией было все очевидно: это была пустая территория, поэтому они вполне могли двинуться туда. И именно здесь я и недооценил Путина, потому что мы были уверены, что они никогда не пойдут в Тбилиси, и наши западные друзья убеждали нас в этом. Таким образом, мы полагали, что, если русские решат воевать за Абхазию и Южную Осетию, они скорее двинутся в Абхазию.

— Кто были эти упомянутые вами западные друзья?

— Все. Все говорили, что русские никогда не нападут на нас. Конди Райс всегда это говорила. Она говорила, что она знает русских, что она ездила в Россию, в юности каталась там на коньках, она ездила в Москву, МГИМО, что она их знает, что они будут провоцировать вас, но никогда ничего не сделают. Такой была их оценка. Единственный человек, который был с ними не согласен, — Штайнмайер. Теперь, когда я об этом вспоминаю, я понимаю, что Штайнмайер прямо это говорил. Это была оценка немецкой разведки, основанная на информации, полученной ими от источников в Москве, потому что Штайнмайер приехал в Грузию очень поспешно, и он нервничал, это было видно. Он приехал, потому что был уверен, что вторжение обязательно произойдет, и он хотел сообщить об этом заранее. По крайней мере они попытались что-то сделать, сообщить нам — в немецкой манере — что будет вторжение.

— Когда это было?

— Когда он ездил на встречу с [министром иностранных дел Сергеем] Лавровым, а затем приехал в город Гали. Потом он вернулся в Батуми и все нам рассказал. Мы сидели в ресторане с несколькими членами нашего правительства, и один из них спросил его: «Вы поможете нам привлечь миротворцев в обе наши зоны конфликта?» Штайнмайер положил вилку на стол и ответил: «Ребята, о каких миротворцах вы говорите? Скоро у вас тут будет полномасштабная война». А мы ему: «Что?» Штайнмайер сказал: «Я скажу вам, как все будет. Вы начнете стрелять друг в друга. Если в прошлом русские останавливались, то теперь они не остановятся, они будут стрелять в ответ с удвоенной силой. В какой-то момент вам придется поддаться и ответить им тем же, и тогда русские нанесут по вам удар, бросив на это все свои силы. Начнется полномасштабная война. Единственное, что мы можем сделать, — разделить ее». Он описал все очень точно. Был еще представитель России в Евросоюзе, который дружил с членом Европарламента Элмаром Броком (Elmar Brok), и на Ялтинской конференции 2008 года Брок сказал мне, что он как-то упомянул в разговоре с этим послом, что собирается приехать в Грузию в сентябре, чтобы попытаться каким-то образом урегулировать ситуацию. В тот момент посол России сказал ему, что сентябрь — это слишком поздно, что, если ты хочешь ехать, езжай прямо сейчас. Поскольку Элмар — умный человек, он сразу же понял намек, и он спросил меня: «Русские что-то планируют?»

— Вы и ваши помощники, очевидно, оказались, не слишком дальновидными, ведь вы продолжали верить, что Россия не станет заходить так далеко.

— Нет. Это потому, что многие другие говорили нам, что нам не о чем волноваться. Но давайте рассмотрим, что они сделали. Они заблокировали нас в НАТО, но потом они сказали, что этот вопрос будет решаться на встрече министров в декабре. То есть они предоставили русским временные рамки — немцы и французы — чтобы что-то сделать. А у России были веские причины для того, чтобы действовать, потому что существовала вероятность того, что в декабре мы получим План действий по членству в НАТО. То есть, по сути, немцы дали русским зеленый свет, сказав им: «Хорошо, мы отложим этот вопрос до декабря.

— То есть перед Россией открылось окно возможностей.

— Да, в каком-то смысле это была российско-немецкая игра. Я не думаю, что немцы хотели войны, однако они предоставили русским возможность сделать то, чего те хотели.

— В то время вы и члены вашей команды выступали с противоречивыми заявлениями. С одной стороны, вы продолжали говорить миру, что Россия собирается вторгнуться на вашу территорию уже завтра, или послезавтра, или к концу недели. С другой стороны, вы убеждали грузинский народ, что Россия не считает этот регион чем-то стоящим, что она ничего не сделает. Почему?

— Если Россия хотела остановиться, ей нужно было предоставить свободу действий, потому что, если бы общественность начала кричать «Это Россия, Россия», тогда все было бы кончено, тогда русским пришлось бы идти до конца. Мы ждали, что в какой-то момент они скажут: «Ладно, это не мы». Если бы международное сообщество оказало давление, России пришлось бы отступить, сказать, что это не мы, это они. Но тогда никто не захотел оказать давление, и в этом заключалась проблема. Не нашлось никого, кто попытался бы оказать давление.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Остается без ответа ключевой вопрос: кто начал войну в Грузии? picture
Остается без ответа ключевой вопрос: кто начал войну в Грузии?
The Christian Science Monitor02.10.2008
Wikileaks: противоречивые публикации о войне в Грузии
Русская служба BBC01.12.2010
Война в Грузии стала уроком для Европы
Le Monde02.10.2009
— То есть дипломатия в тот момент не сработала.

— Не сработала, потому что, чтобы танцевать танго, нужны двое. Нам нужно было, чтобы Запад заставил их остановиться, но Запад был в таком замешательстве и растерянности, что его первый порыв был обвинить во всем нас, потому что российская интерпретация повлияла на интерпретацию Запада. Они использовали слова, которые Буш произнес в Пекине: Буш сказал Путину, что Саакашвили слишком вспыльчивый. Но это была российская версия событий, которая повлияла на интерпретацию Запада. Русские делали это много лет.

— Считаете ли вы, что вы тоже внесли вклад в формирование такого отношения к вам?

— Нет, я не думаю, что в моих беседах с президентом Бушем я демонстрировал вспыльчивость. Однако русские много лет внушали всем, что Саакашвили вспыльчивый, что Саакашвили импульсивный. Отсюда и всеобщая убежденность в этом. Теперь мы знаем, как работает российская машина пропаганды. Тогда этого никто не знал.

— Вы снимаете с себя всю ответственность, когда речь заходит о таком восприятии вас?

— Я могу быть эмоциональным, но я вовсе не сумасшедший. Я могу проявлять жесткость во взаимодействиях с представителями Запада, то есть я вовсе не белый и пушистый. Однако был и другой момент, который представители Запада не смогли оценить: я пришел к ним как равный, чтобы проповедовать то, что они сами проповедуют, но они далеко не всегда реализуют на практике то, что они проповедуют. Когда маленькая страна садится за стол вместе с ними и начинает говорить с ними, как с равными, они не всегда это ценят, они считают, что вы пытаетесь прыгнуть выше головы. Это очевидно. Теперь я это понимаю, но тогда я был уверен, что это мой мир, что все мы равны. Американцы обычно проявляют больше терпимости, но я помню, как, к примеру, администрация Обамы отреагировала, когда мы заявили, что Грузия помешает России вступить во Всемирную торговую организацию. Администрация Обамы ушам своим не поверила.

— Я слышал от двоих бывших послов США и нескольких экспертов, что ваше правительство обращалось к западным неоконсерваторам с вопросом о том, можете ли вы рассчитывать на помощь США в случае войны. Вы подтверждаете это?

— Мы никогда не говорили, что будет война. Мы говорили, что Россия нас атакует, а в ответ слышали, что Россия никогда нас не атакует и что не стоит волноваться. Неоконсерваторы и многие другие были убеждены, что они все еще живут в новом мире, где ничто не может произойти без ведома Америки и без ее руководства, то есть Россия попросту не может пытаться менять мир, говорили они. Когда Джордж Буш был в Тбилиси в 2005 году, он сказал мне: «Миша, каково это — получить возможность сказать Путину: я стою рядом с этим важным парнем, попробуй достать меня»? Буш говорил, что с этих пор вы под моей защитой. Буш был очень самоуверенным… Но даже американцы не оценили, когда уже в ходе войны я разговаривал с Бушем, а потом пришла Конди и сказала, что это была худшая пресс-конференция в ее жизни, когда я фактически обвинил Запад политике умиротворения агрессора. Она была крайне недовольна. Я почувствовал, что это был мой последний шанс откровенно высказаться, когда международные СМИ услышат меня, и я хотел, чтобы все запомнили, как я скажу, что это была политика умиротворения и что агрессия продолжится. Теперь вы видите, что я был прав, потому что история повторилась в Крыму.

— Подтверждаете ли вы, что некоторые представители неоконсервативной элиты, о которых я упоминал ранее, заверили правительство Грузии в том, что, если война начнется, они будут на вашей стороне?

— Нет, никто не давал мне таких обещаний, и мы никогда это не обсуждали — обсуждение этой темы было табу. Никто не станет обсуждать подобные вопросы на основании лишь предположений — даже если просто задать им такой вопрос, это уже было бы серьезной провокацией. Это миф, который выдумали русские и который поддержали некоторые представители американского левого крыла. Разумеется, я спрашивал: «Что случится, если они атакуют?» Но я задавал этот вопрос Конди Райс и другим, а они мне отвечали, что русские нас не атакуют. В своем книге Райс исказила ситуацию и написала: «Я предупредила Саакашвили, чтобы он не заигрывался». Это было неправдой. Я просто спрашивал, что случится, если они атакуют, а она отвечала, что они никогда этого не сделают. Она изложила эту историю в соответствии со своей интерпретацией. Но тогда за столом сидели около 20 человек, то есть много свидетелей могут подтвердить это. Она сказала, чтобы мы не поддавались на провокацию. Хорошо, Конди, мы не станем поддаваться на провокацию, но что если они атакуют нас? «Они не собираются вас атаковать, поэтому ничего не предпринимайте». Именно таким был наш диалог.

— «Ничего не предпринимайте» — это можно расценить как предупреждение, не так ли?

— Не поддавайтесь на провокации, и они ничего не сделают. Я спросил ее: «Что если они решат выйти за рамки провокаций, что если они атакуют нас, что нам делать? Где эта красная линия?» Она ответила: «Они этого не сделают, не волнуйтесь». Я настаивал: «Где проходит красная линия, что должно произойти, чтобы Америка что-то сделала, а не просто говорила?» Мне ответили: «Не волнуйтесь, они этого не сделают». И русские это понимали. В ходе того разговора она сказала: «Миша, мы никогда по-настоящему не догадывались, насколько высоки ставки для русских, и у них ставки в этом регионе гораздо выше, чем у нас, — именно этим они и пользуются».

— В какой момент вы поняли, что война с Россией неизбежна?

— В мае того года ситуация уже была очень опасной. Не раньше. Ранее Путин угрожал мне, но, я повторюсь, я думал, что это было частью дипломатической игры. Разумеется, я серьезно относился к его угрозам, но я считал это тактикой шантажа. Затем Путин сказал мне — прямо в лицо — в Минске в 2006 году, то есть после российского шпионского скандала. Он сказал мне — я помню, что его бывший советник Андрей Илларионов тоже говорил мне это в Литве в 2007 году — что у России был план военной атаки на Грузию. А в феврале 2008 года Путин фактически так нам и сказал, хотя и завуалированно, — он сказал, что нам будет немного больно, но мы не будем долго страдать. Я считаю, что май стал переломным моментом, потому что именно тогда они начали стягивать войска в Абхазию и быстрыми темпами налаживать инфраструктуру. Тогда мы и начали паниковать, потому что увидели, что происходит. Именно тогда я решил отправить русским письмо с предложением каким-то образом урегулировать вопрос с Абхазией, потому что, повторюсь, мы были уверены, что они нацелились на Абхазию и что у нас была возможность избежать войны.

— Одним из примечательных моментов, о которых мы все читали, было то, что вы сообщили Путину, что вы готовы отказаться от намерения вступить в НАТО в обмен на урегулирование этих конфликтов. Это действительно так?

— Нет, это чистая риторика. В ходе самой первой нашей встречи я спросил его: «В чем заключается ваша главная тревога касательно Грузии? То есть это НАТО, это США или это присутствие ваших войск в Грузии?» И каждый раз он говорил: «Америка? Мы дружим с Америкой, в чем проблема? НАТО? Посмотрите на НАТО, разве нам стоит бояться тех трех самолетов, которые у них есть в Прибалтике? В чем проблема? Нет никакой проблемы. Наши войска? Наши собственные генералы говорят, что они бесполезны, что у нас есть только старые танки. То есть здесь вообще нечего обсуждать».

Позже, когда он стал открыто нам угрожать, он говорил: «Ладно, вы — часть Запада, и раз Запад так ведет себя в Косово, значит, мы должны сделать что-то против вас». На это я ответил: «Если вопрос стоит таким образом, тогда ладно, мы не часть Запада. Это заставит вас прекратить вести себя так и оставить нас в покое?» На это он ответил очень цинично: «Я не стану менять ваши территории на вашу геополитическую ориентацию». Я не ожидал такого откровенно циничного ответа, однако его позиция была мне более или менее ясна.

— Если бы прозвучало какое-то серьезное предложение, вы бы рассмотрели такой сценарий?

— Стал бы я рассматривать такой сценарий, если бы у меня были какие-то гарантии? Не знаю. Ради своей страны я рассмотрел бы любой сценарий, но в тот момент это было чистой риторикой. Сейчас по крайней мере я могу сказать, что мы рассматривали все варианты и что они все их отвергли.

— Считаете ли вы, что это помогает подкреплять ваш образ западного атлантиста?

— Мы оказались под угрозой полного истребления. Был момент, когда Конди Райс связалась с Лавровым на третий день войны. Она спросила его, какова цель русских в Грузии, и он ответил: «Полное уничтожение». Что вы сделаете, если услышите, что кто-то хочет полностью уничтожить вашу страну? Когда вы сталкиваетесь с таким, вы как минимум на словах должны испробовать все доступные варианты. Было ли это выполнимо? Я так не думаю — даже если бы Россия на это согласилась. Дело в том, что мы были очень уязвимыми, и нам нужно было время. Между тем Россия умело выбирала моменты. И они не особо старались скрыть свои намерения. Я помню, как они говорили представителям Запада об этом. Заместитель министра обороны Юрий Балуевский встретился с послами стран НАТО в Брюсселе в марте и сообщил им, что Россия начинает войну в Грузии — сказал напрямик. То же самое произошло, когда Буш встретился с Путиным в Сочи в мае 2008 года. Кажется, именно американский дипломат Мэтью Брайза (Matthew Bryza), присутствовавший на тех переговорах, рассказал мне, что там произошло, что Путин стал кричать, что в Грузии будет война. Я помню, что меня это потрясло, и я спросил: «Что вы сказали, что Буш сказал?» Мне ответили: «Ничего». Почему? Потому что они уже знают нашу позицию. Путин расценил это как четкий признак слабости и как полу-зеленый свет — молчание Буша. Буш должен был посмотреть прямо в глаза Путину и сказать: «Остановитесь, не смейте этого делать». Кстати, Брайза очень хорошо разбирается в том, что именно произошло в 2008 году. Был момент, когда я умолял Буша назначить Брайзу послом США в Грузии, и он почти согласился, но вмешалась Конди.

— То есть пять влиятельных политических фигур говорили вам, что Россия собирается напасть на вас, но вы все же решили не верить, что так оно и будет?

— Да. Часть меня верила в это, а часть не верила, потому что прежде такого не случалось. Я думал, что эти западные политики компетентны, возможно, им известно что-то, чего я не знаю, возможно, у них есть некое влияние, о котором я ничего не знаю.

— Давайте вернемся к Цхинвали. Еще одно обвинение, которое часто выдвигают против вас, заключается в том, что, если вы планировали масштабную наступательную операцию, то почему вы не эвакуировали людей?

— Потому что мы ее не планировали. Дело в том, что мы опоздали, что русские оказались гораздо быстрее нас. Они эвакуировали людей из Цхинвали не потому, что боялись гибели мирных граждан, они были бы рады, если бы все погибли.

— Если вы видите, что ваш враг эвакуирует людей, разве не разумно поступить так же?

— Как я уже сказал, у нас прежде уже были столкновения в Кодорском ущелье, и эвакуация могла быть расценена как очередная провокация. Они эвакуируют, мы эвакуируем — по сути, это объявление зоны военных действий, получается, что мы начинаем войну? Потому что меньше всего мы хотели войны. На самом деле никто не был готов к масштабным операциям в Цхинвали. Это было ответом на действия России.

— То есть никто не был готов к войне, и ни у кого не было никакой оборонной стратегии?

— Скажу больше: это даже никогда не обсуждалось, потому что все, включая западных военных экспертов, которые приезжали в Грузию, были убеждены, что, что бы ни произошло, это случится только на автономных территориях.

— Начиная с марта, вы знали о существовании угрозы нападения России, но никому не пришло в голову предложить собраться и подумать, как вы будете себя защищать в случае развития событий по наихудшему сценарию?

— Перед нами был пример Косово. Мы думали, что в наихудшем варианте произойдет ограниченное столкновение на этих территориях и что Путин не пойдет дальше. Мы никогда не обсуждали вариант, при котором русские двинутся дальше и вторгнутся в Тбилиси. Мы полагали, что для русских это слишком и что они будут проводить свою кампанию только на территории этих двух областей.

— Вы имеете в виду, что вы ввязались с войну или отреагировали на войну, инициированную Россией, фактически создавая оборонительную стратегию на ходу?

— Конечно, у нас было несколько консервативных планов обороны, подготовленных на случай начала локального конфликта, однако эти планы не годились для полномасштабного вторжения России, которая решила дойти до Тбилиси. Ни один эксперт с Запада или из Грузии не советовал нам разрабатывать такие планы, потому что, если бы такое произошло, оборона должна была бы быть исключительно дипломатической или политической. Невозможно предвидеть атаку России на вашу столицу и подготовиться к ней. У нас были планы касательно Абхазии, потому что мы думали, что русские пойдут туда, поэтому у нас были планы того, как можно сдержать их там. Но когда речь зашла о Южной Осетии, мы просчитались, потому что мы думали, что русские не решатся туда пойти. Идти в Южную Осетию имеет смысл, если вы атакуете Тбилиси, и именно поэтому мы никогда не рассматривали операцию в Южной Осетии всерьез.

— Еще одно обвинение сводится к тому, что грузинская сторона применила кассетные бомбы.

— У нас было оружие, которое закупали многие страны нашего региона: к примеру, ракеты «Град» закупали Азербайджан, страны Центральной Азии и Восточной Европы. Извините, но в тот момент рынок оружия был таким, и я никогда особо не интересовался тем, что они закупают. Все, что они закупали, предназначалось для артиллерийских войск.

— Приняли ли вы достаточно эффективные меры для того, чтобы во время наступательной операции не уничтожить гражданские объекты?

— Не было гражданских мишеней. Мы дали четкие инструкции на этот счет. Если вы внимательно посмотрите на то, что пострадало в Цхинвали, вы увидите, что нашими мишенями были здание правительства и их собственные огневые точки.

— В докладе комиссии Тальявини говорилось, что вы стреляли по российским миротворцам, — это одно из самых серьезный обвинений в адрес грузинской стороны. Достаточно ли усилий вы приложили, чтобы лишить их статуса миротворцев?

— Нет, недостаточно. Потому что, если бы мы начали отзывать их статус миротворцев, на Западе это было бы воспринято так, будто мы провоцируем войну, потому что мы требовали, чтобы их заменили на международную миротворческую миссию. Если убрать одних миротворцев, не заменив их кем-то другим, это будет провокация, поэтому мы выступали с этим предложением на каждой международной встрече. Это было частью нашей риторики в течение многих лет: пожалуйста, замените их международной миротворческой миссией. Однако этого так и не произошло.

— Как вы оцениваете работу комиссии Тальявини?

— Это была политизированная комиссия. И цель, лежавшая в основе работы комиссии, заключалась в том, чтобы снять ответственность с России, чтобы разделись вину между нами.

— Тогда почему вы на это согласились?

— У нас не было выбора — разумеется, мы не хотели открыто идти против воли Евросоюза. Американцы были категорически против. Европейцы сделали бы это независимо от нашего согласия. Но дело в том, что Конди Райс, когда я встретился с ней в Нью-Йорке, сказала: «Это безумие, сама идея этой комиссии — безумие, это полная чушь». Вот что они сказали, когда была поднята тема этой комиссии.

— Было также множество серьезных вопросов касательно беспристрастности некоторых членов комиссии.

— Да, например, немецкий эксперт в области права, который… На второй день после публикации доклада комиссии он дал интервью немецкой газете, заявив, что Запад должен теперь признать независимость Абхазии. Когда Тальявини была в Грузии, она открыто демонстрировала, что поддерживает сепаратистов.

— Почему вы не стали протестовать против ее кандидатуры?

— Потому что в тот момент это значило бы, что мы бросаем вызов Евросоюзу, а мы находились не в том дипломатическом положении, потому что в тот момент я попытался поговорить с Бушем в сентябре в Нью-Йорке, и он сказал мне: «Послушай, Миша, у нас сейчас глобальный экономический кризис, у нас нет времени на тебя». А когда американский президент говорит вам, что у него на вас нет времени, это кое-что значит. Кроме того, у нас не осталось союзников. Нам приходилось сдерживать дальнейшее продвижение русских вглубь Грузии. С точки зрения Путина, он не сумел добиться всего, чего ему хотелось, — он не сумел достать меня, не сумел заполучить Тбилиси. И в настолько тяжелой ситуации могли ли мы позволить себе спорить с Евросоюзом? Они не были идеальными союзниками, но у нас не было выбора.

МУЛЬТИМЕДИА
EP_war
Европарламент: Войну начала Грузия!
RT22.05.2010
— Повлияли ли выводы комиссии на то, как Запад стал оценивать тот конфликт?

— Если вы почитаете доклад внимательно, вы увидите, что факты в нем изложены более или менее точно. Но дело в том, что они утверждают, что Южная Осетия имела право на самооборону. Это абсурд. Или они пишут, что российские войска уже были там, но конфликт еще не начался. То есть иностранные войска вторгаются на нашу территорию, эти «миротворцы» оказываются в центре событий, появляются расшифровки перехваченных телефонных переговоров, в которых они говорят «давайте уничтожим эту деревню», — миротворцы не должны уничтожать деревни. Суть в том, что Западу нужны были правильные заголовки. Это была игра Штайнмайера: полагаю, при поддержке Меркель он хотел снять с России часть вины, потому что в тот момент мир переживал глобальный экономический кризис и последнее, чего хотелось Западу, — это помогать Грузии в войне против России. Американцы не играли в ту игру, но, к сожалению, они не слишком активно против нее возражали.

— Оглядываясь на план прекращения боевых действий, который был согласован при поддержке тогдашнего президента Франции Николя Саркози, насколько успешным, с вашей точки зрения, он был?

— Это была катастрофа, это очевидно. Тот план, который предложил министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер, был хорошим.

— В чем заключался план Кушнера?

— Прекращение огня, вывод всех российских военных и абсолютное уважение к территориальной целостности Грузии. Но потом Саркози вернулся из Москвы с планом, в котором появились еще два пункта: зоны безопасности и условие, что международное сообщество позже должно обсудить статус территорий. Я сказал, что это неприемлемо, и в конце концов русские сами отказались от этого пункта.

— Считаете ли вы, что вынесение вопроса о статусе Абхазии и Южной Осетии на обсуждение международного сообщества — по вашим словам, такие дискуссии могли продлиться 20-30 лет — было менее приемлемым вариантом по сравнению с тем, что Россия сразу же признала их независимость?

— Они признали бы их независимость в любом случае, они хотели повторить пример Косово. Потом они сказали бы, что, согласно этому документу, мы должны обсудить с вами этот вопрос на международном уровне. Они хотели, чтобы я согласился сделать территориальную целостность Грузии предметом дебатов, на которые мы никак не можем повлиять, чтобы кто-то другой решал, каким должен быть наш статус, не принимая во внимание наше мнение.

— Как вы оцениваете работу, проделанную Саркози?

— Очень плохо. Саркози вел себя как клоун, он проявил такую некомпетентность… Пренебрежительное отношение Саркози к Америке и Восточной Европе привело к тому, что он попросту отодвинул американцев на второй план. Американцы не хотели, чтобы он взял на себя эту миссию. Саркози фактически вытеснил их из дипломатического процесса и вел двойную игру. Давайте скажем, что положительным моментом в этой игре было то, что он настаивал на уходе русских, однако было множество негативных моментов: игнорирование мнения американцев, создание зон безопасности, на которых настаивала Россия, предоставление ей некой легитимной роли, но самое плохое в поведении Саркози заключалось в том, что через пару месяцев он полностью забыл об этом соглашении. Фактически он продал его за «Мистрали».

— Почему вы ничего не говорили об этом в 2009, 2010, 2011 годах? Каждый раз, когда он приезжал, вы принимали его как дорогого гостя?

— Он все еще был президентом, и он был президентом Франции. Ему приходилось принимать много решений, и на личном уровне он старался вести себя с нами обходительно. Он дал нам денег на строительство горнолыжных курортов под очень хорошие проценты. Он дал нам деньги на вертолеты. Франция помогала нам на международной арене в тех случаях, когда это не могло оттолкнуть Россию. Это нельзя было назвать разрушенными отношениями, однако, как только речь заходила о России, Франция была непроницаема.

— В соглашении о прекращении огня, включавшем в себя шесть пунктов, не были оговорены средства, с помощью которых гарантировалось бы выполнение этих условий. Как можно доверять международному соглашению, которое не предоставляет вам никаких механизмов обеспечения его выполнения?

— Это главная проблема. В соглашении было сказано, что русские должны уйти, но я с самого начала заявлял, что такого не будет. Русские сразу же нарушили соглашение, потому что они заняли село Ахалгори после его подписания. В соответствии с соглашением, мы были вынуждены оттуда уйти, и русские сразу же заняли наше место. То есть соглашение помогло им достичь их цели.

— Какую роль во всем этом сыграла ситуация в Косово?

— Она сыграла важную роль, потому что она позволила узаконить происходящее в глазах Путина. Путин считал, что Запад лицемерит, и оправдывал свое собственное лицемерие лицемерием Запада.

— Ходят слухи, что во время войны президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган вылетел в Москву, чтобы обсудить с Путиным судьбу Батуми — на случай, если Россия рассматривает захват всей территории Грузии. Что вы скажете по этому поводу?

— Все, что я могу сказать, — никто на самом деле не знал, как поступит Турция, какими были цели Эрдогана, но турецкие войска были мобилизованы и именно поэтому русские не пытались занять Батуми.

— Были ли вы разочарованы тем, как США отреагировали на этот конфликт?

— Я думаю, что Америка отреагировала довольно поздно, но, когда она это сделала, ее реакция была адекватной. Единственное, что меня разочаровало, это то, что позже министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates) фактически заявил, что они не станут применять военную силу, и именно тогда русские захватили Ахалгори. Фактически русские захватили Ахалгори после одной единственной фразы Гейтса — на самом деле он был до противного циничен, он выступал против нашего вступления в НАТО, он саботировал подготовку наших вооруженных сил, был одним из инициаторов военного эмбарго и так далее. Когда я встретился с ним на Мюнхенской конференции по безопасности — он сидел рядом со мной за обедом, — он сказал мне: «Я действительно считаю, что ваше вступление в НАТО — плохая затея, но наш президент этого хочет, поэтому что я могу поделать?» Позже на заседании в ЦРУ, когда Буш рассказывал о возможных вариантах действий, Чейни сказал: «Давайте применим крылатые ракеты». Но Гейтс ответил: «Ни за что». Если бы на месте Гейтса был Рамсфилд, я думаю, они бы выбрали этот вариант.

— В чем, с вашей точки зрения, заключалась ваша главная ошибка?

— Я должен был кричать гораздо громче. Оглядываясь назад… Я думал, что Крым наконец покажет миру, что именно произошло в 2008 году. У меня был разговор с Джоном Маккейном (John McCain) — мы передали расшифровку нашего разговора газете «Нью-Йорк таймс» (New York Times), и они тогда напечатали статью о том, как Россия вторглась в Грузию, — а потом я позвонил Маккейну и сказал: «Джон, это убедительное доказательство того, что мы не начинали ту войну». Он ответил мне: «Послушай, Миша, я военный пилот, тебе не нужно убеждать меня в этом. Я знаю, что танки обычно не летают, особенно российские».

— Это выглядит не столько ошибкой, сколько сожалением.

— Мы бросили вызов порядку, существовавшему в нашей части мира. Мы — хотя, возможно, речь скорее обо мне — я слишком сильно доверял Западу, однако тогда наш подход был основан на ценностях. Я был слишком наивен в своем отношении к Западу. Я думал, что они всегда делают то, что говорят, что они верят в свои принципы.

— Каким, с вашей точки зрения, является ваше наследие и наследие вашего правительства в вопросе войны 2008 года?

— Мы выступили против России, наше государство не рухнуло, мы продержались четыре года под неимоверным давлением со стороны гораздо более крупных стран. Если посмотреть, какие ресурсы были задействованы против нас, какой фронт против нас выступал, можно понять, что мы держались очень и очень достойно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: ''I Should Have Screamed More''- Saakashvili on 2008 WarОпубликовано 07/08/2019
ПОЛИТИКА
логотип VG NettVG, Норвегия
Президенты РФ и Белоруссии В. Путин и А. Лукашенко посетили Валаамский монастырь
© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк
Норвежское издание публикует статью с традиционной критикой в адрес России, посвященной вопросу о либеральных ценностях. Но комментаторы как один выражают поддержку внешней политике Кремля и неожиданно призывают норвежское руководство посмотреть внимательнее на восточного соседа. «Слава богу, что есть такие люди как Путин, Ле Пен, Сальвини и Орбан. С такими лидерами Европа еще постоит».
Verdens Gang (Норвегия): Россия — по-прежнему иной мир
Комменты жгут
10.08.20193721152
Уле Кристиан Стрём (Ole Kristian Strøm)
Президент Владимир Путин считает, что либеральная идея устарела и противоречит «традиционным ценностям» большинства людей во всем мире.

Еще российский правитель считает, что с принятием гомосексуализма Запад перебарщивает.

На Западе такого рода заявления давно кажутся вызывающими, однако дома в России никто и глазом не повел.

Свое искреннее мнение о либерализме — что как идеология он мертв — Путин высказал в газете «Файненшнл таймс» (Financial Times) перед встречей «Большой двадцатки» в Токио. Российский лидер заявил, что неприятие иммиграции и мультикультурализма по всему миру лишь усиливается и раскритиковал канцлера Германии Ангелы Меркель за решение распахнуть двери перед сирийскими беженцами.

Таким образом, Путин встал в один ряд с другими популистами и националистами, которые пришли к власти, бросив вызов истеблишменту. В США это Дональд Трамп, в Венгрии — Виктор Орбан, в Италии — Маттео Сальвини.

Благодаря этим ценностям Путину сохраняет популярность — особенно в последние годы, на фоне ссоры с Украиной, переросшей в войну. В России это особенно и не обсуждается. Даже путинские противники — будь то крайне левые или крайне правые — к геям и иммигрантам относятся примерно так же.

КОНТЕКСТ
Президент России Владимир Путин во время рыбалки в Республике Тыва
Мнения зарубежных экспертов о Путине: 20 лет у власти
ИноСМИ09.08.2019
Комментарии западных читателей к 20-летию «путинской эпохи»: Да, никто не может побить Путина ни в чем
ИноСМИ09.08.2019
Несколько лиц Путина: как менялся его стиль правления (Týden)
Tyden09.08.2019
Главред: почему Путин, Меркель и Макрон отказались от встречи с Зеленским
Главред09.08.2019
Владимир Путин не считает, что в России процветает гомофобия, но мы все отлично знаем, насколько опасно там бывает демонстрировать чувства к представителям своего пола — особенно мужчинам. В мусульманской Чечне не прекращаются гонения на геев, там их пытают и убивают, и Москва не в силах этого остановить.

«Либералы больше не могут диктовать миру свою волю, как они делали все последние десятилетия», — заявил Путин в интервью «Файненшл таймс». Он заметил, что мигранты «безнаказанно убивают, грабят и насилуют, потому что их права как мигрантов защищены».

Почему он заговорил об этом сейчас? Возможно, он хотел досказать, что либерализм русских не прельщает и что нет смысла его насаждать.

Нет никаких сомнений: Путин по-своему прав. Большинство россиян действительно скептически относятся и к феминизму, и к мультикультурализму. Они настороженно смотрят на открытый мир и в целом одобряют жесткую внешнеполитическую линию Кремля — по крайней мере пока.

Даже российская интеллигенция и та нередко высмеивает культурные табу Запада. Над Путиным смеяться не принято. Шутки же о сексуальных меньшинствах или феминизме, наоборот, идут на ура.Россия еще не видела ни женщины-президента, ни женщины-премьера, ни даже министра иностранных дел или обороны — и ничто не сулит, что в ближайшее время положение изменится. Не требуют этого и простые граждане — ни женщины, ни мужчины. Традиционные гендерные роли по-прежнему сильны.Похоже, сказывается тяга народа к «сильной руке» — в российской истории она проявлялась не раз. Людей вполне устраивают хоть сколько-нибудь демократические выборы, в каком-то смысле они даже ратуют за свободную прессу, но на демонстрации протеста их толкают вопросы совсем иные — например, ненавистная пенсионная реформа, которая заставит всех работать намного дольше, чем сейчас. Переполненные мусорные свалки — еще один конкретный вопрос, который вынудил русских действовать.Почти 30 лет назад Петер Нурманн Воге (Peter Normann Waage) опубликовал свою легендарную книгу «Россия — иной мир». Когда мы слышим заявления Путина о либеральных ценностях и видим, как его поддерживает большинство россиян, можно смело сказать: Россия — по-прежнему иной мир.

Комментарии читателей: Willy HansenЕвропейцы все никак не возьмут в толк, отчего это крупнейшая страна мира никак не примет либерализма — и это после всех усилий Запада убедить россиян принять его господство. Русские — гордый народ с богатой и самобытной культурой, у них особый менталитет. Они берегут свою культуру и не хотят тотальной американизации общества. Они давно поняли всю непривлекательность западного образа жизни… Это все ложное и губительное. Голливудский имидж Соединенных Штатов блекнет все сильнее… Его блеск оказался фальшивый. У русских крепкая самооценка, и стоит она на истинных ценностях… а не на кнопках и глянцевых картинках. Вот бы нам в Норвегии побольше такого национализма.Gunnar Evensen (в ответ Вилли Хансену)Пробовали мы этот национализм в 40-х, но попробовав, поняли, что это не для нас. Так что тут ошибаешься. Sasa Mahacek Путин вообще-то прав. У нас перед глазами куча примеров, как мигранты совершают преступления и получают чисто символические наказания, а то и вовсе остаются безнаказанными. Даже отказ в убежище и депортация никак не действует. Слава богу, что есть такие люди как Путин, Ле Пен, Сальвини и Орбан. С такими лидерами Европа еще постоит. А всей этой либеральной и мигрантолюбивой банды во главе с Меркель (кумир Эрны Сульберг), ее любезным дружком Макроном и клоунами из Европарламента по-хорошему и быть не должно. Peter Dybvad Жаль, что «Верденс ганг» вырвала из интервью с «Файнешнл Таймс» крошечный фрагмент и заострила на нем все внимание. А ведь длилось оно аж полтора часа! Можете с Путиным соглашаться или нет, но посмотреть целиком было интересно. Я вот посмотрел и могу сказать, что там не только про либеральные ценности и гомосексуализм.Два серьезных журналиста, уважаемая западная газета, никакой редакционной правки — хороший разговор и интересные мысли. Говорили про «Большую двадцатку, ядерное оружие, политику безопасности, США, Китай, отношения между сверхдержавами, и так далее.А в «Верденс ганг», выходит, услышали лишь про гомосексуализм и либерализм? Красноречивый пример, что сейчас больше всего волнует норвежские СМИ. Anders Haver «Верденс ганг» — это рупор США, и поэтому в России все плохо. Раз уж талдычите про пенсионную реформу, то уж рассказали бы, во сколько в России выходят на пенсию сейчас. И сравнили бы с Норвегией, где пенсионный возраст гораздо выше. Норвежские газеты «А-прессен» (ныне «А-медиа», вторая по величине медиакомпания Норвегии, прим. перев.) — лакеи США, нет им веры. Helge Olav Erik Tollef Christophersen Что касается геев, то тут Путин и близко не экстремист — в отличие, например, от исламского мира и Африки. В России гомосексуалистов не преследуют, но публичные парады не проводятся, а пропаганда гомосексуализма запрещена — особенно детям и молодежи. И это блестящий ход Путина. Второй его блестящий ход — разрешить родителям «воспитывать» своих детей. Отшлепать можно, но бить — ни в коем случае. Идеальное решение. Норвегия в этих вопросах съехала с магистрали. Путин — выдающийся посредник, пусть уже Норвегия поскорее это поймет. Россия — наш важный сосед, и ее гениального лидера уважает даже президент США.Оригинал публикации: Russland er fortsatt et annet stedОпубликовано 29/07/2019
8.08.2019 Восстание силовиков. Кто выиграл и кто проиграл на выборах в МосгордумуРоссийская идеология
Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ruПодкаст Московского центра Карнеги: Александр Баунов, Андрей Перцев и Екатерина Шульман обсуждают протесты из-за выборов в Мосгордуму и их значение для будущего транзита власти Отказ зарегистрировать независимых кандидатов на выборах в Мосгордуму привел к протестам, с которыми власти решили разобраться с неожиданной жестокостью. Еще недавно – после дела Голунова и отказа от строительства храма в Екатеринбурге – казалось, что власть становится более гибкой в ответ на большую активность гражданского общества. Но московские протесты, где власть сама пошла на эскалацию, развеяли эту иллюзию. Почему так получилось? Зачем Кремль сознательно пошел на обострение? Кто выигрывает в этой ситуации? Все это в новом выпуске подкаста Московского центра Карнеги обсудили главный редактор Carnegie.ru Александр Баунов, журналист Андрей Перцев и политолог Екатерина Шульман.
BREXIT11 АВГ, 12:23
Times: Елизавета II считает, что британские политики не способны управлять страной
По данным издания, королева Великобритании заявила о своем разочаровании еще в 2016 году, когда премьер-министр Дэвид Кэмерон подал в отставку на фоне референдума о Brexit ЛОНДОН, 11 августа. /ТАСС/. Королева Великобритании Елизавета II разочарована ситуацией, сложившейся в стране в связи с Brexit, и не верит в способность нынешнего поколения политиков эффективно управлять государством. Об этом сообщила в воскресенье газета The Sunday Times, ссылаясь на обладающий "безупречной репутацией" источник во дворце."Мне кажется, что она испытывает неподдельное беспокойство. Я слышал, как она говорила о том, что разочарована тем, что нынешние политики не способны правильно управлять страной", - заявил собеседник издания, по словам которого соответствующую фразу Ее Величество озвучила на закрытом мероприятии еще летом 2016 года - вскоре после того, как премьер-министр Дэвид Кэмерон подал в отставку на фоне неудачных для него итогов референдума о Brexit."Она выразила свое недовольство и разочарование качеством политического руководства, и за прошедшее время это разочарование только усилилось", - добавил источник Times.По давней традиции британский монарх не участвует в политической жизни страны и воздерживается от каких-либо публичных комментариев по спорным вопросам, находящимся в компетенции правительства. Ее Величество так и не дала официальной оценки решению страны покинуть ЕС, а опубликованные в 2016 году сообщения газеты The Sun о том, что королева поддерживает Brexit, вызвали жесткую реакцию Букингемского дворца, пресс-служба которого заявила о том, что издание вводит в заблуждение своих читателей.При этом на фоне приближающейся даты выхода Соединенного Королевства из состава Евросоюза в британских СМИ появляется все больше сообщений о том, что как правительство премьер-министра Бориса Джонсона, так и оппозиция во главе с лидером Лейбористской партии Джереми Корбином планируют достичь своих политических целей, обратившись напрямую к королеве с просьбой воспользоваться имеющимися у нее полномочиями. При этом, как подчеркивает Times, окружение Ее Величества, со своей стороны, будет делать все возможное, чтобы Елизавета II сохранила свой статус беспристрастного монарха.
5.08.2019
Учения для революции. Чем кончатся московские протесты
ПутиноведениеРоссийская идеология
Михаил Зичи. «Этюд с пленением критского быка и похищением Европы». XIX в. Источник: christies.com
Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru
Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!

Личная информацияE-mail *E-mail
Введите электронный адрес
Продолжить
Александр
Баунов
English
Распечатать
Российский режим не является последовательным воплощением заранее придуманной идеологической конструкции, он не развивается по плану. Как на портрете Дориана Грея, его черты складываются из его опытов над собой. Нынешние учения на случай будущей революции, несомненно, сохранятся в его памяти и оставят в его природе новый глубокий след
Перед прошлыми выборами в Московскую городскую думу Сергей Собянин добился от Владимира Путина, чтобы все ее депутаты избирались по одномандатным округам, без партийных списков. Такое право было несомненным исключением, похожим на привилегии, которые в старые времена короли даровали важным городам.

Эмансипация московских депутатов от партий избавляла мэрию от конфликта лояльностей и делала Москву еще более независимой от «Единой России» во главе с Дмитрием Медведевым, ее фракции в Госдуме, администрации президента и тамошних кураторов внутренней политики.

Теперь все выше перечисленные не без горького удовлетворения наблюдают, как расширенная независимость вышла для Москвы боком, а отодвинутый от кризиса Собянин произносит ритуальные формулы, делающие его соучастником силового решения. Хотевший возвыситься над опекой тех, кого не считал опекунами, наблюдает, как власть в городе перешла к федеральным силовым ведомствам, а местная политика – под прямое управление Кремля.

Король в капкане
Полученная несколько лет назад мэрией привилегия не сразу обернулась ловушкой. На предыдущих выборах в Мосгордуму, которыми (как и спокойно прошедшим переизбранием мэра) руководила вице-мэр Анастасия Ракова, все депутаты уже избирались как одномандатники, но большинство их заявило о своем выдвижении от «Единой России» и других думских партий и подписей не собирало, а значит, пользовалось обычной форой системных кандидатов.

Нынешний куратор политики в мэрии Наталья Сергунина – возможно, чтобы порадовать мэра еще большей независимостью от теряющей рейтинг «Единой России» (сам Собянин тоже дважды избирался как независимый кандидат, и это тоже было исключение, прежде доступное лишь Путину), – решила реализовать королевскую привилегию с максимальным размахом: все кандидаты мэрии будут не единороссами, а независимыми одномандатниками, остатки двойной лояльности депутатов Москве и федеральным институтам будут полностью устранены, единственная связь московской власти с федеральной – сам мэр.

В руках его мертвый младенец лежал. Это окончательное решение оказалось неисполнимым на местности и породило процедурный тупик. Подписной фильтр задумывался как способ укрепления действующей партийной системы, а не средство ее обхода. Задача фильтра – не пропускать беспартийных кандидатов и кандидатов от незарегистрированных партий, за редким исключением несомненных лидеров общественного мнения, которых граждане сами готовы внести в выборный орган, так что не кандидаты ищут подписи, а подписи их. Таких даже в огромной Москве единицы.

И вдруг через этот инструмент отправили сотни: гони всех, господь разберет своих. Фильтр, который задумывался, чтобы не пропустить никого, оказался инструментом, через который обязали пройти всех, включая лоялистов без опыта индивидуальных кампаний и желания их вести. Только представители системных оппозиционных партий остались при старом партийном выдвижении.

В итоге на глазах у изумленных граждан регистрировали кандидатов, которые проявляли на порядок меньше активности в сборе подписей в округах, чем те, кого не зарегистрировали. Это многих разозлило, а необычное процедурное равенство оппозиционных кандидатов и лишенных привычной форы системных создало подходящую среду для того, чтобы оспорить результат регистрации.

Начался политический кризис, но мысль, чтобы откатить назад и пересмотреть итоги регистрации, заблокировали на уровне выше мэрии. Пересмотр регистрации выглядел бы как непозволительная уступка протестующей площади, плохой пример для регионов и разрушение партийной системы накануне думских выборов 2021 года.

Системные партии и так в кризисе, а тут на виду у всей страны создается прецедент их обхода по другой стороне улицы. Это было бы чревато конфликтами с системными партиями и потерей контроля над ними (вот, оказывается, как можно), не говоря о еще большем охлаждении между «Единой Россией» и Кремлем. Так федеральный уровень власти подключился к созданию политического пузыря, из которого не нашел другого выхода, кроме силового.

Свита на охоте
После отказа в регистрации не своих кандидатов разрешенный митинг на Сахарова в их поддержку оказался едва ли не самым большим со времен протестов на Болотной и том же Сахарова в 2011–2012 годах, а его лозунги уже тогда были не только про мэрию, но и про Кремль. Обнадеженная оппозиция позвала людей к мэрии, и это несанкционированное собрание стало самым большим по числу задержанных – больше тысячи. Тысяча с лишним задержанных повторилась и 3 августа.

В промежутке между ними арестовали на сроки от нескольких дней до месяца практически всех лидеров обеих несанкционированных акций и большинство незарегистрированных оппозиционных кандидатов, завели несколько уголовных дел. Такого количества тяжело экипированной полиции центр Москвы не видел даже во времена поздней Болотной: там действия происходили на другом берегу Москвы-реки.

Когда заявителей акции 3 августа позвали в мэрию, казалось, что после разгонов 27 июля возобладали сторонники гибкости из числа гражданских во власти. Ведь разгон 27 июля трудно было назвать успехом: вместо компактного мирного митинга получилось несколько десятков разбросанных по центру, включая шествие под окнами Лубянки, и длились они не три часа, а до ночи.

Но политически активное меньшинство радикализовалось, проспекта Сахарова ему уже мало, властям ставили условие: только Лубянка или где скажем.

31 июля на выходе из мэрии задержали одного из переговорщиков («и гонца велел повесить»), либертарианца Михаила Светова. Стало ясно, что никакие гибкие гражданские не возобладали, что как минимум эту гибкость хотят передавить твердостью старшие партнеры гражданских по власти – российские силовики.

После того как Сергей Собянин выступил по московскому телевидению с поддержкой действий полицейских и Росгвардии, приходится признать, что линия на подавление нежданного всплеска политической активности является консенсусом, к которому одни присоединились с радостью, другие неохотно. Ведь если ты сейчас не поддержишь силу, ты слаб и наивен. А слабых и наивных нельзя пускать на следующие уровни принятия решений, их и на текущих сохранять рискованно.

В случае победы над протестом (а он отличается от побежденных в прошлом разве что более мрачным настроем, но не числом участников) те, кто не сплотился вокруг решительных действий, могут быть заподозрены в попытке покинуть зону групповой ответственности. Ведь ничто так не сплачивает коллективы, стоящие во главе авторитарных режимов, как совместное участие в репрессиях.

То, что мы наблюдаем в России, можно назвать пирамидой ответственности. Верхние уровни не желают принимать на себя риски за репрессивные решения, самовольно принятые на низших уровнях (например, в деле Ивана Голунова), но не допускают уклонения от солидарного участия в решениях, которые приняты на верхних этажах. Миролюбивой части политической бюрократии нелегко отказать в согласии на решительные меры, ведь это они не справились с докризисным менеджментом.

К тому же непонятно, что получат люди вроде Кириенко или Собянина в случае гипотетической победы протестующих, кроме заранее обещанного им полного политического уничтожения. Это тоже отделяет их от недовольных и сближает с правящим коллективом.

Планы победы и поражения
«Видный критик Путина задержан», – пишет Die Zeit о Любови Соболь. Не нынешнего состава Московской думы и даже не Собянина.

Раз сюжет борьбы стремительно перестал быть московским, уступки на уровне Москвы сочтены бессмысленными. Ведь неясна линия, до которой потребуется отступать. Вернее, ясна: это полное оставление власти. То, что по форме и в официальных заявлениях оппозиции выглядит как скромная просьба допустить на второстепенные выборы, обеими сторонами противостояния переживается как штурм первого рубежа на пути к Кремлю. А Кремль никто покидать пока не собирается, как и вести по этому поводу торг. А значит, торговаться не о чем.

Возможно, если бы на этих выборах фронтменами независимых, критически настроенных кандидатов (потому что ведь можно быть независимым и не отрицать всего, а требовать развить) были другие, мало известные Кремлю и ФСБ люди (среди незарегистрированных такие есть), реакция была бы более спокойной. Но среди них оказалось несколько знакомых лиц, в московский горизонт устремлений которых никто не верит, и это затмило для Кремля все остальное: этим уступать нельзя.

Страхи одних и тайные желания других совпали в очень высокой точке – намного выше скромного уровня даже не депутатов регионального парламента, а кандидатов в него. Обе стороны, одна желая большего, другая страшась его, действуют, максимизируя ситуацию – так, как если бы речь уже шла о Кремле. Так бьют, конечно же, не тех, кто хочет попробовать избраться в городскую думу, а тех, кто хочет свергнуть царя и развалить Россию.

Действуя на максимумах и проскакивая минимумы, власть приближает линию противостояния к Кремлю больше, чем если бы несколько новых и несколько старых знакомых попытались в течение месяца сагитировать несколько десятков тысяч москвичей в свою пользу. Но минимум пройден на повышенной скорости и к нему теперь не вернуться. Так бывает на международных переговорах по урегулированию конфликтов: то, что вчера выглядело недопустимой уступкой, сегодня кажется желанным компромиссом, шанс на который упущен. Три недели назад речь шла о скромной пробе сил на региональном уровне. Теперь программа-максимум оппозиции – вызвать волну гражданского сопротивления, которая окажется выше силовых волнорезов. Плана победы нет, но есть надежда: вдруг по загадочным законам политического резонанса в одной фазе совпадут гражданское недовольство интеллигенции, экономическая усталость простых людей, раздражение провинций и неуверенность элит, дезориентированных предстоящим транзитом власти. Если надежда не оправдается, всегда есть план «Б»: делегитимировать действующую власть картинами насилия. Это выглядит как план поражения, и он может не сработать. Делегитимировать перед кем? Запад давно считает российскую власть способной на внутреннее насилие и готов терпеть его привычные уровни, лишь бы оно не выплескивалось за границы России. Несколько сотен задержанных – ничто по сравнению с Донбассом, интервенцией в Сирии или контратакой на американском и европейском политическом поле. Власть руководствуется тем же принципом, что и во внешней политике: надо ответить на удар и переждать вызванное ответом недовольство. Протесты продлятся недели, а враждебных депутатов в столичном парламенте получишь на годы. Единственной настоящей жертвой такой делегитимации становится Сергей Собянин, которому посвящены особенно едкие упреки критически настроенного среднего класса, раздраженного перехватом европейской урбанистической повестки. Журналистский и дипломатический корпус Запада, который старался не рассматривать Собянина вместе с остальным Кремлем, впечатленный московскими трансформациями, теперь к нему охладеет. Поскольку минимумы скоропостижно пропущены и максимумы достигнуты досрочно, власть в отличие от 2011–2012 годов не старается казаться мягкой и сдержанной. Она источник, а не жертва эскалации. Оппозиция в неожиданном месте навязала протестную повестку, власть силой перехватывает ее и навязывает свою, революционную. Она словно вызывает на более высокий уровень противостояния, к которому протестующие окажутся не готовы: ну вы же на самом деле хотите революции, давайте, хотите драться, так деритесь. Отсюда все эти аресты и посадки, как если бы революция уже шла. Это интуитивный или сознательный способ защититься от нее в будущем: что-то вроде превентивной прививки себе опасной болезни или вскрытия еще не созревшего нарыва. Причина эскалации на опережение со стороны Кремля ясна. Вопрос выборов для Владимира Путина – это вопрос национальной безопасности. Выборы – это не место, где мирно разрешаются внутренние противоречия. Выборы – это место, где Россия противостоит внешней угрозе. Россию нельзя победить на войне, ее можно победить на выборах. Таким образом, рождается система, в которой выборы нельзя проиграть. Эти настроения, знакомые американцам с приходом Трампа, у нас – давний спутник избирательных кампаний. Новшество в том, что концепция спустилась с верхних на нижние этажи – в том числе потому, что противостояние Кремлю из-за недоступности верхних этажей (лифты сломаны, на лестницах суровые охранники) перешло на них. И потому что Кремль хочет встретить революцию и следующую за ней иностранную интервенцию на как можно более дальних подступах.

Новый слой режима Зимой 2011/12 года власть отвергла политические призывы протестующих, но взяла в работу неполитическую часть запроса на достоинство. Отсюда электронные услуги, новый транспорт и городская среда. Это сняло избыточное недовольство, но и дало причины для нового. Протестующие хотели взять власть и сделать Европу. Им не дают никакой власти, даже ослабленной законодательной, и делают Европу без них. К обидному похищению Европы добавились неумелые политические манипуляции и насилие. Власть надеется, что оскорбленная группа, как и раньше, быстро упрется в свои естественные пределы. Социологическим фактом является то, что большинство вышедших из дома 27 июля и 3 августа отправились не протестовать, а на мероприятия московской мэрии или по другим делам. Пока протестующие знакомы друг с другом лично или через одного, эмпатия в ней высока, но исходящая от нее угроза умеренна. Не найдена общая точка, общий лозунг, который мог бы соединить протестующих с другими недовольными группами. Больше того, он может не понравиться самим протестующими. В 2012 году именно неблагодарность, ощущения предательства со стороны главных бенефициаров десятилетия экономического роста привели к «болотному делу» и консервативному идеологическому повороту режима. Сейчас та же логика наказания неблагодарных (мы сделали им европейский город и цифровую страну, а они опять недовольны) может привести к уголовному делу, похожему на «болотное», и – в преддверии 2024 года – проступанию у режима более отчетливых полицейских черт. Применение силы на опережение со стороны власти уже спровоцировало новую черту нынешнего противостояния: конфликт в глазах протестующих смещается от городского или даже антипутинского к вражде между обществом и силовиками. Российский режим не является последовательным воплощением заранее придуманной идеологической конструкции, он не развивается по плану. Как на портрете Дориана Грея, его черты складываются из его опытов над собой – из реакций на кризисы, угрозы, непредвиденные обстоятельства, экскурсы в область запретного и экстремального, периодов напряжения и покоя. Пережитый опыт оседает в виде слоев, подобных геологическим отложениям, и сохраняется в наборе инструментов, полезных в период неустойчивости и транзита – чем их больше, тем лучше. Каждый раз возвращенное равновесие похоже на прежнее, но не является им в полной мере: область дозволенного расширена, недозволенного сужена, даже если отступление от нормы предполагалось временным. Нынешние учения на случай будущей революции, несомненно, сохранятся в его памяти и оставят в его природе новый глубокий след.
Svenska Dagbladet, ШвецияРоссия построила военную вертолетную базу с пятью посадочными площадками всего в 40 километрах от основной территории Финляндии. В случае конфликта русские хотят начать действовать как можно быстрее, говорит Магнус Кристианссон, исследователь Института обороны. Финляндия по традиции хранит молчание, но подобные новости из России ее тревожат. В Швеции же предпочитают себя вести по-другому. Svenska Dagbladet (Швеция): «Они продвигаются вперед» НАТО уже у российских границ Новая российская военная база на острове неподалеку от Финляндии
10.08.2019Ян Майлард (Jan Majlard)Объект на острове Гогланд посреди Финского залива помимо посадочных площадок включает также командно-диспетчерский пункт, метеорологическую станцию и топливно-заправочный комплекс.По информации российского государственного новостного агентства ТАСС, которое первым написало о вертодроме, он может принимать все типы боевых и транспортных вертолетов западного военного округа России. Экипажи санкт-петербургских авиачастей провели учебные взлеты и посадки на новых площадках на вертолетах Ка-52 (боевой) и Ми-26 (транспортный).Гогланд отошел России после Второй мировой войны, его площадь примерно равна площади острова Висингё (21 квадратный километр). Он находится приблизительно в 40 километрах к югу от Котки и в 150 километрах к востоку от Хельсинки. До столицы Эстонии Таллина примерно такое же расстояние в юго-западном направлении.Магнус Кристианссон, эксперт по военной стратегии из Института обороны, рассказал «Свенска дагбладет» (Svenska Dagbladet), что информацию ТАСС нужно воспринимать с известной долей сомнения.«Нужно спрашивать себя: на что Россия хочет обратить наше внимание? Что из этого факты, а что — пропаганда? Они заваливают нас всевозможной информацией, и это создает путаницу», — добавляет Магнус Кристианссон.Но если информация соответствует действительности, какова цель этого всего?«В случае конфликта они хотят начать действовать как можно быстрее, чтобы Финляндия не успела заложить мины. Они продвигают свои позиции для наступательных операций. В то же время, положение там у них уязвимое — посреди морских путей», — говорит Магнус Кристианссон.Финский комитет безопасности в прошлом году вычислил стратегически важные места на архипелаге Турку, которые хотели выкупить частные лица из России. По мнению финского министерства обороны, эта недвижимость могла использоваться, например, для того, чтобы помешать мобилизации в кризисной ситуации.Эти бизнес-планы, которым воспрепятствовали финские власти, называют одним из примеров гибридной угрозы, которая сейчас исходит от соседней страны.«С помощью строительства новой базы Россия может пытаться привлечь внимание к своим учениям, которые сейчас проходят в Балтийском море», — говорит Магнус Кристианссон. Учения «Океанский щит» заканчиваются в пятницу. В них участвуют 50 кораблей, 58 военных самолетов и 10 тысяч человек.Кристианссон говорит, что хотя Финляндия по традиции хранит молчание, но подобные новости из России ее тревожат. В Швеции же себя вести предпочитают по-другому.«Наш министр обороны Петер Хультквист (Peter Hultqvist) в последнее время неоднократно говорил, как важно сотрудничать с Финляндией на случай кризиса — и это сотрудничество не должно ограничиваться только углублением работы с НАТО. Какая помощь нужна Финляндии? Вот в таком духе», — говорит Магнус Кристианссон.«Я убежден, что между штабами двух стран сейчас эта работа обсуждается», — добавил он.Кристианссон ссылается на отношения Швеции к Финляндии в эпоху между двух мировых войн и напоминает о девизе: «Дело Финляндии — наше дело», который сформировался в 1939 году, когда почти 10 тысяч шведов участвовали в советско-финской войне на стороне Финляндии, и в помощь ей были собраны сотни миллионов крон. «Что будет, если уровень вовлеченности Финляндии в конфликты вырастет? Что будет делать Швеция?» — говорит Магнус Кристианссон. Всего неделю назад ситуация была противоположной — финский минный корабль-заградитель «Хямеенмаа» (Hämeenmaa) на 600 метров зашел в российские территориальные воды в восточной части Финского залива. Он быстро отступил обратно, а финские власти извинились за инцидент перед Россией.Оригинал публикации: Ny rysk militärbas på ö nära Finland: «Flyttar fram»Опубликовано 08/08/2019


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.