Русское Информационное Агентство
 сегодня 26 февраля 2020 г. на главную  контакты   
  главная новость

[00.00.00] В 2010 году Григорий Элькин, Карюхин и Кузюра создали НДП Акуловские усадьбы, замыслив рейдерский захват коттеджного поселка СНТ Радость. Элькин, а вслед за ним Карюхин встретились с председателем правления СНТ Радость и потребовали от него, чтобы он передал им, учредителям специально с этой целью созданного НДП Акуловские усадьбы, генерированные за 2004-2010 годы производственные мощности, а именно проложенные дороги, газопровод, линию электропередач, водопровод со станцией второго подъема, а так же принадлежавшие лично председателю участки и здание, использовавшееся как административный корпус. Они настаивали, чтобы имущество было передано именно им, а не всем собственникам, которые за прошедшие годы приобрели участки - более 30 человек. Председатель правления СНТ Радость резонно заметил, что претендовать на это имущество вправе все собственники, когда и если они вступят в СНТ Радость в качестве членов товарищества. Элькин и Карюхин разъяснили председателю, что ему вряд ли стоит настаивать, потому что что у них в Москве все схвачено и они найдут основания для привлечения к суду, даже если не нарушался закон: они начнут против него судебное преследование по линии гражданского и уголовного кодексов, с тех пор и тянутся судебные разбирательства. Грязные воды Григория Элькина - топ-менеджер Чемезова делает маленький дачный бизнес.[ читать дальше ]


  анонсы

[00.00.00] Ни малейшей надежды, что вас освободят, как только разоблачат следователя, посадившего вас по заказу. Новая плеяда таких же умельцев подхватит покачнувшееся знамя, и воз останется там же. Даже под амнистию попали те, кто был осужден за заведомо ложный донос, лжесвидетельство, фальсификацию и вынесение неправосудных приговоров. Охотно помиловали также расхитителей бюджетных средств в крупных размерах. Сегодня амнистия затронула людей, которые участвовали в организации заказных уголовных дел и причастных к посадке невиновных, бизнес-омбудсмены наряду с правозащитниками уже готовят статистику амнистии: Это своего рода сводная таблица, где указывается, сколько было амнистировано обычных граждан, предпринимателей и сколько чиновников - явный перекос в пользу последних. В конце лета правозащитники представят свою работу президенту и вновь поднимут вопрос о проведении экономической амнистии. [ читать дальше ]

[00.00.00] Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. [ читать дальше ]

[00.00.00] Власть считает противозаконным не нарушение ею Закона, а борьбу граждан против этих нарушений. Полицейская провокация и cтукачество культивируются режимом. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[00.00.00]Это происходит ежедневно. В одном из писем Путину объясняют, что по заказу замгендира Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. И хотя даже сама Лозовая не утверждала, что обвиняемый имел отношение к этому факту, следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала обвиняемому в присутствии его адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. [ читать дальше ]

[00.00.00]Любые попытки самостоятельного расследования уголовного дела, предпринимаемые со стороны адвокатов обвиняемых, свидетелей, подозреваемых или осужденных, рассматриваются в России как препятствие следствию, обвинение в этом сочиняется, точнее переписывается слово в слово с предыдущего случая самим следователем и никем более не контролируется кроме, конечно, начальника по вертикали, передается в суд, слово в слово еще раз копируется судом, который отправляет обвиненного в этом страшном преступлении в СИЗО на два месяца с правом продления, и суд не отказывает следователю ни в том, ни в другом; этот дамоклов меч совершенно запугал адвокатов, так что реальной их способности помочь жертве произвола просто не существует; и они сами прерасно отдают себе в этом отчет. Такая система настолько прижилась, что справиться с нею не может или не хочет даже Путин. Судьбы некоторых геройских или наивных адвокатов служат полезным примером и демонстрационным эффектом для всех иных причастных к теме. Путин предложил смягчить «предпринимательские» статьи в УК: мы вас посадим не за то, что взяли, а за то что назад не положили... Это как бы мягкий увод дел от следователей. Кудрин рассказал о миллиардном воровстве в Роскосмосе. Роскосмос входит в Ростех и при этом яростно соперничает с ним, а был бы козел, отпущение найдется. Компанию может возглавить, например, Элькин. Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, всегда держит нос по ветру и чует, где что и как плохо лежит. В каком смысле и почему собрался Роскосмос на Луну? Роскосмос является рекордсменом по масштабам финансовых нарушений, в госкорпорации были выявлены различные нарушения дисциплины, в том числе нерациональные траты. Неправильно проводятся процедуры закупок, завышены цены, очень много омертвлено средств на недостроенные объекты или на объекты, которые просто простаивают, не использованы средства на счетах месяцами. Несколько миллиардов утрачено — то есть, по сути, своровано, сказал председатель Счетной палаты Кудрин. [ читать дальше ]

[00.00.00]Притеснения, преследование и репрессии против предпринимателей, а в более широком плане - против среднего класса нанесли невосполнимый урон развитию страны, и речь идет не только о текущих событиях и явлениях, но и о среднесрочной и уже долгосрочной перспективе: последствия видны во всех без исключения отраслях и разделах экономики и общественной жизни. Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. И как вы думаете, куда они подевались, если общеизвестно, что 800 тысяч таких спецов сидит по тюрьмам. То, что дальше будет хуже, всем более или менее понятно — новые группы инициативных предпринимателей и наемных работников, выходящие на рынок, будут сильно меньше присутствующих на нем сейчас. Генералы в тюрьме и в кресле начальника отнять и разрушить могут, но сами-то ничего не создают и не умеют... [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[00.00.00] Репрессии против предпринимателей, а в более широком плане - против среднего класса нанесли невосполнимый урон развитию страны, и речь идет не только о текущих событиях и явлениях, но и о среднесрочной и уже долгосрочной перспективе: последствия видны во всех без исключения отраслях и разделах экономики и общественной жизни. Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. И как вы думаете, куда они подевались, если общеизвестно, что 800 тысяч таких спецов сидит по тюрьмам. То, что дальше будет хуже, всем более или менее понятно — новые группы инициативных предпринимателей и наемных работников, выходящие на рынок, будут сильно меньше присутствующих на нем сейчас. Генералы в тюрьме и в кресле начальника, Никандров и Агафьева, Бастрыкин и Морозов, Сугробов и Куденеев, Голиков и Элькин, Чайка и Карюхин отнять и разрушить могут, но сами-то ничего не создают и не умеют... [ читать дальше ]

[00.00.00] Дело не только в подбрасывании наркотиков, каратели рутинно и каждодневно используют провокации и шельмование огромных масс населения, особенно, когда люди попадают в разряд свидетелей, подозреваемых и тем более обвиняемых, арестованных и заключенных, - с помощью различных подложных улик, в том числе заведомо ложных заявлений, показаний и свидетельств, заготовленных следователями, полицейскими в соавтостве с заказчиками и их подельниками. Казус Голунова разрешился благополучно, и слова Богу; но это, конечно, частный случай и сугубо уникальный. [ читать дальше ]

[00.00.00] Подкидывать наркотики слишком рискованно, отмечает бывший столичный полицейский. По его словам, чтобы «прессануть» предпринимателя безопаснее завести уголовное дело за налоговые махинации, которые практикует практически любой бизнес. Именно за неуплату налогов на 300 млн рублей в 2013 году на основателя компании «Королевская вода» Иосифа Бадалова было заведено уголовное дело. Тот обратился за помощью к адвокату и знаменитому «решальщику» Дионисию Золотову, известному своими связями в УВД по ЗАО. Но это только усугубило положение бизнесмена. Звездный дрессировщик «Решальщик-юрист» Дионисий Золотов — настоящая звезда криминальной хроники. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[00.00.00]Большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[00.00.00] Он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[00.00.00]В российской судебной системе и практике уголовные дела затеваются не потому что нарушен закон и добросовестный свидетель написал заявление: в 99 из 100 случаев уголовное дело не будет возбуждено, - а совершенно по иным причинам и мотивам. Я уже шесть лет обличаю директора Росстандарта Г.И.Элькина и его подельников П.А.Карюхина, Е.Лозовую и известного зиц-председателя и налоговика Кузюру в том, что они незаконно умыкнули государственный и охраняемый лес не где-нибудь, а в столице нашей родины Москве, и все без толку, даже не допросили никого из них, - очень заняты; правда Элькина уволили из директоров и теперь он замдир в системе Ростеха, а Карюхина изгнали из-за служебной несостоятельности из Службы внешней разведки, Кузюру - из председателей СНТ Радость, и он наверное председательствует в другом СНТ Рога и Копыта, а Лозовая лишь строчит новые ложные показания; а писал я об этом всем ответственным и по нормальной логике заинтересованным лицам - Чайке, Путину, прокурору Москвы, множеству начальников полиции, прокурорам, судьям, - и все впустую, воз и ныне там, а рейдеры благополучно пользуются особо охраняемым природным объектом, огородили его забором и выгуливают боевых собак, чтобы случайным прохожим неповадно было соваться на частную территорию. Но все будет иначе, если репрессивные службы сами порешили такое уголовное дело завести, вот тут-то немедленно возникает так называемый свидетель, - Е.Лозовая, например, - в системе права он именуется ложный доноситель, а среди порядочных граждан - стукач, - и в течение трех-десяти дней будет оформлено дело, предъявлено обвинение и обвиняемый окажется в Сизо, куда его отправит самый справедливый суд в мире. Это происходит повсеместно, но мне лучше других известен следственный отдел Новой Москвы во главе с его начальником и известным любителем мата; вот о них мы и поговорим. [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 0.00 (0.00)
EUR 0.00 (0.00)

  04.02.20 :: новости
Юрий Королев. Налицо четыре позиции по британскому брекзиту: Джонсон надеется на ренесанс Великой Британии, что вполне может оказаться по силам британцам; Трамп радуется ослаблению Пангерманской Европы; Путин расчитывает, что уход Британии расчистит поле для торга с Меркель и Германией; и, наконец, Брюссель и Меркель тихо счастливы, что избавились от трудного партнера. Путин поддерживает брекзит Джонсона и критическую позицию Трампа в отношении ЕС и НАТО, но уже сопоставление этих элементов концепции Путина само по себе приводит к констатации целевых различий. Если для Джонсона выход из Евросоюза означает попытку ренесанса Великобритании как мировой державы, то для Путина - это расчистка фронта для интеграции с Германией и континентальной Европой, чему препятствовал Лондон, исходя из собственных геополитических интересов, которые, кстати говоря, вполне сочетаются с историческими стратегическими интересами России. Трамп поддерживает Джонсона тоже из собственных геополитических интересов Вашингтона, который противостоит возрождению Германии как великой державы и не хотел бы видеть Великобританию, впряженной в эту могучую колесницу. Германия становится слишком сильной. Черчилль писал сразу после подписания пакта Молотова: Я не могу предсказать, чего нам ждать от России. Россия — это загадка, завернутая в загадку, помещенную внутрь загадки, и все же ключ к ней имеется. Этим ключом являются национальные интересы России. Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Черного моря или чтобы она оккупировала Балканские страны и покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России.

Уинстон Черчилль, Маргарет Тэтчер, Борис Джонсон - выдающиеся премьер-министры Великобритании опирались не только и не столько на консервативный электорат, сколько на позиции национального большинства по стратегическому вопросу современности, включая выбор британской элиты; - это Вторая мировая война и антигерманская (и антияпонская) коалиция в 1940-45 годах для Уинстона Черчилля; конец Ялтинского мира, модернизация экономики (транснационализация, Великобритания выбрала проект Евросоюза) и завершение в 1990 году Холодной войны развалом СССР для Маргарет Тэтчер; и, наконец, брекзит, разрыв с проектом Евросоюза, новая модернизация экономики (постглобализация) и восстановление Великобритании как мировой державы для Бориса Джонсона, - все это проблемы стратегического выбора и при их решении происходила глубокая реконструкция гражданского и социально-политического состояния британского общества; британская элита тоже бесстрашно вступала на тропу реконструкции и ренесанса, ей понадобились бесстрашные лидеры.
Юрий Королев. Налицо четыре позиции по британскому брекзиту: Джонсон надеется на ренесанс Великой Британии, что вполне может оказаться по силам британцам; Трамп радуется ослаблению Пангерманской Европы; Путин расчитывает, что уход Британии расчистит поле для торга с Меркель и Германией; и, наконец, Брюссель и Меркель тихо счастливы, что избавились от трудного партнера. Путин поддерживает брекзит Джонсона и критическую позицию Трампа в отношении ЕС и НАТО, но уже сопоставление этих элементов концепции Путина само по себе приводит к констатации целевых различий. Если для Джонсона выход из Евросоюза означает попытку ренесанса Великобритании как мировой державы, то для Путина - это расчистка фронта для интеграции с Германией и континентальной Европой, чему препятствовал Лондон, исходя из собственных геополитических интересов, которые, кстати говоря, вполне сочетаются с историческими стратегическими интересами России. Трамп поддерживает Джонсона тоже из собственных геополитических интересов Вашингтона, который противостоит возрождению Германии как великой державы и не хотел бы видеть Великобританию, впряженной в эту могучую колесницу. Германия становится слишком сильной. Черчилль писал сразу после подписания пакта Молотова: Я не могу предсказать, чего нам ждать от России. Россия — это загадка, завернутая в загадку, помещенную внутрь загадки, и все же ключ к ней имеется. Этим ключом являются национальные интересы России. Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Черного моря или чтобы она оккупировала Балканские страны и покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России.
Уже 22 июня 1941 года Черчилль заявил о готовности к союзу с Россией, этого требовал и Рузвельт, без которого Черчилль не мог сражаться против Гитлера; но Рузвельт не мог без союза со Сталиным противостоять Японии, - главному врагу Америки на Тихом океане, - вот так все и склеилось. И сегодня Трампу опять необходим союзник для противостояния восточной опасности, ныне в лице Китая. И кто в мире теперь с ясностью видит весь этот расклад? всего да и только четыре-пять лидеров: Трамп, Путин, Джонсон, Меркель и Си... И что они могут? Да почти ничего. И так же, как 80 лет назад послушно тянутся вслед за событиями, стараясь не мешать, чтобы не быть выкинутыми ими за борт корабля истории... В Германии существуют два (или два с половиной) проекта восстановления Великой Германии на базе евроединства. До какого-то момента линии США, Лондона, Германии и Франции несомненно совпадают, - пока они противостоят возрождению интеграции России и Украины. Но вслед за этим разбегаются и довольно радикально: США и Великобритания едины в том, чтобы не дать Германии усилиться за счет углубления интеграции (аншлюсса) Украины. У Германии два пути, и оба они имеют в основе, так же как это происходит в США между Трампом и Обамой, идею германской гегемонии, различия - только в путях и формах достижения цели, одно направление гносеологически восходит к традиции силового (военного) решения, то есть к постепенному подчинению частей Европы, чтобы с усиленной очередным захватом позиции навязывать новое силовое решение с позиции большей силы; этот путь неизбежно определял очередность задачи: с мелких и легче решаемых к более крупным, то есть через аншлюсс Австрии, захват Чехословакии, оккупацию Польши к Франции и классической блокаде Великобритании; то есть через политику иными средствами к экономической интеграции, в том числе насильственной, и после этого к войне с Россией. Другой путь имеет обратную логику: через экономическую интеграцию, в том числе насильственную, к политическому союзу и объединению, которые внешне добровольны, но, как ясно любому непредвзятому исследователю, содержат серьезные элементы принуждения.
Юрий Королев. Путин поддерживает брекзит Джонсона и критическую позицию Трампа в отношении НАТО, но уже сопоставление этих элементов концепции Путина само по себе приводит к констатации целевых различий. Если для Джонсона выход из Евросоюза означает попытку ренесанса Великобритании как мировой державы, то для Путина - это расчистка фронта для интеграции с Германией и континентальной Европой, чему препятствовал Лондон, исходя из собственных геополитических интересов, которые, кстати говоря, вполне сочетаются с историческими стратегическими интересами России. Трамп поддерживает Джонсона тоже из собственных геополитических интересов Вашингтона, который противостоит возрождению Германии как великой державы и не хотел бы видеть Великобританию, впряженной в эту могучую колесницу. Германия становится слишком сильной. И где здесь правильная линия России? Черчилль писал сразу после подписания пакта Молотова: Я не могу предсказать, чего нам ждать от России. Россия — это загадка, завернутая в загадку, помещенную внутрь загадки, и все же ключ к ней имеется. Этим ключом являются национальные интересы России. Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Черного моря или чтобы она оккупировала Балканские страны и покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России.После гибели Польши 5 октября, 2017 byВыступление по радио 1 октября 1939 года Польша снова подверглась вторжению тех самых двух великих держав, которые держали ее в рабстве на протяжении 150 лет, но не могли подавить дух польского народа. Героическая оборона Варшавы показывает, что душа Польши бессмертна и что Польша снова появится, как утес, который временно оказался захлестнутым сильной волной, но все же остается утесом.Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и сотрудники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует и, следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть…Я не могу предсказать, чего нам ждать от России. Россия — это загадка, завернутая в загадку, помещенную внутрь загадки, и все же ключ к ней имеется. Этим ключом являются национальные интересы России. Учитывая соображения безопасности, Россия не может быть заинтересована в том, чтобы Германия обосновалась на берегах Черного моря или чтобы она оккупировала Балканские страны и покорила славянские народы Юго-Восточной Европы. Это противоречило бы исторически сложившимся жизненным интересам России.Начало войны. Обращаясь по радио к американскому народу, 8 августа Черчилль, естественно, не знал, что еще 4 августа посол Германии в Москве Шуленбург был извещен о возможности достижения договоренности между Германией и СССР по принципиальным вопросам политики. Затем 19 августа Сталин сообщил Политбюро о своих намерениях подписать с Германией пакт о ненападении, а уже 20 августа в Москву прибывает Риббентроп. Его встреча с «гением всех времен и народов» состоялась днем 22 августа, и в этот же день, как потом выяснилось, помимо гласного пакта, был подписан секретный протокол о демаркационной линии раздела Польши и предоставлении СССР свободы действий относительно прибалтийских стран, включая Финляндию.
И уже 1 сентября 1939 г. в 4 часа 45 мин. утра Германия напала на Польшу, а 17 сентября советско-польскую границу перешли части советской армии, которыми 18 сентября был взят Вильнюс. Польская армия была разгромлена за первые две недели этого классического блицкрига, как потом назовет эту немецкую агрессию Черчилль, и к 28 сентября оставались лишь отдельные очаги польского сопротивления. Немецкие и советские армии встретились, и в Бресте был даже проведен совместный военный парад.28 сентября был подписан советско-немецкий договор о разделе Польши по линии Керзона и о взаимной дружбе на вечные времена. Это был уже 28-й день Второй мировой войны, потому что Англия, в свое время дававшая защитные гарантии Польше, еще 1 сентября в 9 ч. 30 мин. вечера направила Германии ноту, а 3 сентября в 9 утра — ультиматум, который не был принят нацистами. В 11 ч. 15 мин. того же дня премьер Чемберлен объявил о том, что Англия находится в состоянии войны с Германией. Ее примеру последовала Франция, также связанная с Польшей оборонительными обязательствами.
5 сентября Уинстон Черчилль был утвержден английским королем в должности военно-морского министра в военном кабинете и полностью погрузился в организационные дела.
Однако, несмотря на колоссальную перегрузку военными заботами, Черчилль не мог пройти мимо польской трагедии. Советско-немецкое сотрудничество ему, человеку, искушенному в вопросах глобальной политики, представляется противоестественным и потому нежизнеспособным и недолговечным, и он 25 сентября успокаивает разбушевавшийся английский военный кабинет министров «холодным», как он говорил, меморандумом:«Хотя русские повинны в грубейшем вероломстве во время недавних переговоров, однако требование маршала Ворошилова, в соответствии с которым русские армии, если бы они были союзниками Польши, должны были бы занять Вильнюс и Львов, было вполне целесообразным военным требованием. Его отвергла Польша, доводы которой, несмотря на всю их естественность, нельзя считать удовлетворительными в свете настоящих событий. В результате Россия заняла как враг Польши те же самые позиции, какие она могла бы занять как друг, хотя и весьма сомнительный и подозреваемый. Разница фактически не так велика, как могло бы показаться. Русские мобилизовали очень большие силы и показали, что они в состоянии быстро и далеко продвинуться от своих довоенных позиций. Сейчас они граничат с Германией, и последняя совершенно лишена возможности обнажить Восточный фронт. Для наблюдения за ним придется оставить крупную германскую армию. Насколько мне известно, генерал Гамелен определяет ее численность по меньшей мере в 20 дивизий, но их вполне может быть 25 и даже больше. Поэтому Восточный фронт потенциально существует».

Posted in: CategoriesРечи
Tagged: Tags1939, речь

« Европа ждетБой у Рио-Плата »
Я ни в чем не виню простых британцев – наш преданный и храбрый народ всегда готов любой ценой выполнить свой долг перед родиной. Напряженная обстановка прошлой недели изрядно потрепала всем нервы, поэтому я отнюдь не осуждаю обычных граждан за естественные и искренние проявления радости по поводу новостей о мире – что скрывать, очень многие вздохнули с облегчением, узнав, что время суровых испытаний еще не наступило. В то же время наша нация должна знать правду: суровую правду о серьезных недостатках нашей обороны, о том, что по сути мы потерпели поражение, не начав войны, и теперь последствия этого поражения будут долго давать о себе знать, ибо мы пересекли судьбоносный рубеж истории, за которым все былое равновесие сил в Европе оказалось непоправимо нарушено, а в адрес западных демократий прозвучал жуткий приговор: «Ты взвешен на весах и найден очень легким». Впрочем, не думайте, что это конец. Это лишь начальная точка отсчета. Это первый шаг, первый глоток, первое ощущение горечи во рту от напитка в чаше, испить из которой нам придется сполна, если только неимоверным усилием воли нам не удастся восстановить нравственное здоровье и боевой дух британского народа, чтобы вновь возродиться и встать на защиту своей свободы, как в старые добрые времена.

Обратите внимание на то, что для Англии не имеет никакого значения, кто именно стремится к господству над Европой, – политика нашей страны от этого ничуть не меняется. Будь то Испания, французская монархия, французская империя, германская империя или гитлеровский режим – мы готовы противостоять кому угодно. Какой конкретно правитель, какая именно нация начинает стремиться к европейской гегемонии – это, в конце концов, не так уж важно. Мы всегда боремся с тем, кто сильнее всех или у кого наибольшие шансы превратиться в тирана и подчинить себе остальные государства. Вот почему нам не стоит бояться обвинений в профранцузских или антигерманских настроениях. Если бы обстоятельства изменились с точностью до наоборот, мы могли бы с тем же успехом занять прогерманскую и антифранцузскую позицию. Таков основной закон международных отношений, которому мы следуем, и это вовсе не сиюминутная прихоть, обусловленная случайными обстоятельствами, личными симпатиями, антипатиями и прочими ничего не значащими мелочами.
«Полное и безоговорочное поражение»
13 июля, 2018 by
Мюнехнское соглашение
Речь Уинстона Черчилля в Палате общин 5 октября 1938 года Если я не начинаю свое сегодняшнее выступление со ставшей уже привычной для всех похвалы в адрес нашего премьер-министра в связи с его умелыми действиями по урегулированию нынешнего внешнеполитического кризиса, то, разумеется, я поступаю так отнюдь не из личной неприязни к господину Чемберлену. Вот уже много лет мы поддерживаем самые теплые отношения, и, исходя из моего собственного жизненного опыта, я готов поверить в то, что этому человеку в сложившихся обстоятельствах пришлось несладко. Однако мне кажется, будет лучше, если я честно поделюсь с вами своими соображениями по поводу текущей общественно-политической ситуации, ведь, думаю, все понимают, что сейчас не самое подходящее время для конкурентной борьбы за дешевую популярность среди избирателей. Всего два дня назад столь необходимую всем нам твердость характера продемонстрировал ныне отставной первый лорд адмиралтейства 1. Своим поступком он доказал глубокую убежденность в собственной правоте и готовность упорно отстаивать принципы вопреки давлению общественного мнения. Не далее как в прошлый понедельник мой достопочтенный друг мистер Лоу, представляющий в парламенте юго– западные районы Халла, тоже не сдержался и выступил перед коллегами с весьма эмоциональной речью – к несчастью, я не имел возможности лично присутствовать при его выступлении и прослушал его в записи, но все свидетели этого события уверяли меня, что своим горячим воззванием господин Лоу очень напомнил своего знаменитого отца, чью память до сих пор чтят многие члены палаты (видимо, дар красноречия в данном случае перешел по наследству). Так вот, в этой речи мистер Лоу совершенно справедливо заметил, что в последнее время наш премьер-министр всем своим поведением выказывает полное безразличие к мнению сограждан: он никак не реагирует ни на возгласы одобрения, ни на свист и улюлюканье, он одинаково глух и к критике, и к аплодисментам. Что ж, если это действительно так, то, по-видимому, отдавая должное смелости и ясности ума господина премьер-министра, мы в то же время не можем не воспользоваться представившимся шансом честно выразить свою точку зрения в этих стенах, не стесняясь при этом в выражениях и не боясь разрушить связывающие нас с мистером Чемберленом добрые отношения. Вдохновившись примером своих коллег, я, пожалуй, попробую повторить их подвиг. А начну я, конечно же, с самой непопулярной и неприятной темы. Я начну с того, что все по мере сил стараются игнорировать или замалчивать, но о чем сейчас нельзя не говорить: во внешней политике мы потерпели полное и безоговорочное поражение, при этом Франция пострадала даже больше, чем мы.

Виконтесса Астор: Чушь!

Г-н Черчилль: Обратите внимание, благородная леди кричит «Чушь!», притом что она не могла не слышать, как канцлер казначейства [сэр Джон Саймон] только что в своем подробном и обстоятельном выступлении признал, что на данном этапе герру Гитлеру удалось значительно продвинуться вперед и по сути добиться всего, чего он хотел. Мой достопочтенный друг премьер-министр заплатил слишком высокую цену: неимоверным напряжением сил, колоссальными финансовыми вложениями, экстренными мобилизационными мерами и ужасными страданиями британцев он не добился ничего, кроме…

(члены палаты (хором): «…Мира!» )

Вообще-то я надеялся, что мне будет позволено высказать свое мнение в отведенное мне время, и потому я прошу присутствующих выслушать меня. Так вот, самым большим достижением господина Чемберлена в урегулировании Чехословацкого кризиса и ряда других спорных вопросов стало подписание мирного соглашения, но по сути тем самым наш премьер-министр и его зарубежные коллеги избавили германского диктатора от необходимости воровать куски пирога со стола украдкой – вместо этого они преподнесли ему весь пирог целиком, да еще на блюдечке с голубой каемочкой.

Канцлер казначейства, помнится, отметил, что подписанное соглашение впервые заставило герра Гитлера отступить – кажется, именно так он выразился, – пускай и буквально на дюйм. Думаю, вряд ли имеет смысл сейчас после и без того весьма продолжительных дебатов тратить время на поиск коренных различий между договоренностями, достигнутыми в Берхтесгадене 2, Годесберге 3 и Мюнхене, и выяснять конкретные преимущества нынешнего договора. С позволения членов палаты, я хотел бы проиллюстрировать суть сложившейся ситуации с помощью очень простой метафоры. Сначала на нас наставили пистолет и потребовали фунт. Когда мы его отдали, у нас потребовали еще два фунта, по-прежнему держа нас на мушке. Потом злоумышленник вдруг пошел на уступки и согласился удовольствоваться 1 фунтом 17 шиллингами и 6 пенсами при условии, что за остальную часть причитающегося мы поклянемся никогда не враждовать с ним в будущем.

Теперь я подхожу к вопросу, о котором мне только что напомнили уважаемые члены палаты, – вопросу о сохранении мира. Действительно, на всей планете трудно отыскать более бескомпромиссного и непреклонного борца за мир, чем наш премьер-министр. Вряд ли кто-либо станет это отрицать. Воистину никто и никогда не проявлял столь непоколебимой и твердой решимости в деле сохранения мира. Так оно и есть. Однако я по-прежнему не верю в то, что на тот момент существовала реальная угроза войны Великобритании и Франции с Германией, ведь на самом деле и мы, и французы задолго до подписания соглашения решили пожертвовать Чехословакией. Что касается условий соглашения, с которым к нам триумфально вернулся премьер-министр, – тут, конечно, я не могу не согласиться с тем, что сам этот документ был подписан в последний момент, когда ситуация уже начинала выходить из-под контроля, и лишь личное вмешательство господина Чемберлена могло спасти мир, – но если вспомнить, как складывались события до этого, то нельзя не отметить, что об аналогичных условиях взаимного соглашения мы с легкостью могли бы договориться по самым обычным дипломатическим каналам в любой момент в течение всего прошлого лета. И я бы добавил, что, по моему мнению, если бы чехам сразу сказали, что они будут полностью предоставлены сами себе и ни одна из западных держав не намерена им помогать, то они, скорее всего, смогли бы выторговать у немцев гораздо более выгодные условия, чем те, в которых они нынче пребывают, – на самом деле, трудно придумать положение хуже того, в котором этот народ оказался после стольких ужасных испытаний.

Чего стоит сражение, накануне которого один из противников заранее готов сдаться? Знакомясь с условиями Мюнхенского соглашения, час за часом наблюдая за происходящим в Чехословакии, видя если не одобрение, то по крайней мере терпеливое смирение в отношении всего происходящего со стороны членов парламента, наконец, слушая выступления канцлера казначейства, силящегося убедить нас в том, что иного выбора не было и мы поступили правильно, все, кто сидит по эту сторону палаты общин, включая многих членов парламента от Консервативной партии, рьяно защищающих национальные интересы, ясно осознают, что на самом деле для нас ставки вовсе не были так уж высоки. «Так к чему же тогда вся эта бешеная суета?» – спросите вы.

Решение принимали члены британского и французского правительства. Нам важно осознать, что британское правительство не могло и не должно было решать этот вопрос в одиночку. Я искренне рад, что в ходе дебатов по этому поводу все парламентарии дружно пресекали пустые упреки и всячески стремились не допустить роста взаимного недоверия, – однако при этом мы также должны осознать, что итоговое решение о подписании договора не исходило от британского или французского правительства – это было их общее решение, и потому обе наши страны вместе должны нести за него ответственность. Когда оно было принято – вы можете считать его мудрым, глупым, предусмотрительным или недальновидным, каким угодно, – так вот, как только мы отказались от защиты Чехословакии, не будучи готовы к открытому военному противостоянию с Германией, то по существу могли бы не приводить в действие весь этот громоздкий антикризисный механизм, ограничившись урегулированием этого вопроса по обычным каналам, причем сделать это нужно было еще летом. Мне кажется, нам не стоит об этом забывать.

Нас просят проголосовать за это предложение [ «в доказательство того, что палата одобряет политику правительства Его Величества, позволившую разрешить недавний кризис и не допустить войны, и всячески поддерживает миротворческие усилия руководства страны»], которое было вынесено на обсуждение в официальном порядке. При этом нельзя не признать, что само предложение сформулировано таким образом, что с ним довольно трудно спорить, впрочем, как и с предложенной оппозицией поправкой. Но лично я не могу согласиться с теми шагами, которые были предприняты, и, следуя примеру канцлера казначейства, который столь умело изложил свое видение данной ситуации, я попробую, с вашего разрешения, взглянуть на нее с несколько иной стороны. Я всегда придерживался того мнения, что сохранить мир можно только с помощью политики сдерживания агрессора, сочетающейся с искренним желанием идти на уступки ради устранения несправедливости. Как и в большинстве других знаменитых битв, определивших судьбы мира, герр Гитлер в очередной раз одержал победу с самым минимальным перевесом. После захвата Австрии в марте мы уделили внимание этой проблеме в ходе наших дебатов. Я тогда взял на себя смелость обратиться к правительству с призывом сделать следующий шаг, на который не решился премьер-министр, и вместе с Францией и другими крупными державами взять на себя обязательства по обеспечению безопасности Чехословакии, пока комиссия Лиги Наций или какой-либо другой незаинтересованный орган будет рассматривать судьбу Судетской области, и я до сих пор убежден, что если бы это было сделано, то мы бы не оказались в той катастрофической ситуации, в которой мы находимся сейчас. Я полностью согласен с моим достопочтенным другом, членом парламента от Спарбрука (господином Эмери), который сказал по этому случаю следующее (я даже точно помню его слова): «Сделайте хоть что-нибудь определенное: либо скажите, что вас данный вопрос в принципе не интересует, либо предпримите необходимые шаги и гарантируйте этой стране максимальную безопасность».

Если бы летом Франция и Великобритания выступили сообща, особенно при условии поддержания союзнических отношений с Россией (чего они, разумеется, не сделали), то они смогли бы использовать свой авторитет, который у них тогда еще был, чтобы повлиять на многочисленные маленькие государства Европы, и, я думаю, они бы даже сумели склонить на свою сторону Польшу. Совместные действия такого рода, предпринятые в тот момент, когда германский диктатор раздумывал, стоит ли ему затевать новую авантюру, как мне представляется, придали бы уверенности тем оппозиционным силам в Германии, которые хотели разубедить диктатора в необходимости дальнейших провокаций и предотвратить очередную агрессию. Эти разнородные силы включали в себя, в частности, военных, которые заявляли о неготовности Германии к мировому противостоянию, а также огромную часть гражданского населения, придерживающуюся умеренных взглядов и испытывающую страх перед войной, – я полагаю, что некоторая часть оппозиции до сих пор имеет определенное влияние на германское правительство. Своими слаженными действиями мы могли бы оказать поддержку растерянным и беспомощным немцам в их страстном стремлении к миру, которое они разделяют со своими братьями-британцами и французами и которое, как нам всем только что напомнили, нашло свое выражение в искренних проявлениях радости (столь редких в наше суровое время) по поводу визита нашего премьер-министра в Мюнхен.

Местная оппозиция, заручившись дружной поддержкой больших и малых держав, совместно отстаивающих принципы законности и правопорядка в урегулировании возникающих конфликтных ситуаций, вполне могла бы добиться своего. Конечно, никто не поручится за то, что в итоге международные миротворческие действия подобного рода увенчались бы успехом. (Пауза.) Излагая свои аргументы, я пытаюсь быть предельно честным перед членами палаты. Так вот, лично я считаю несправедливым обвинять тех, кто настаивал на необходимости совместного противодействия агрессору, в том, что они якобы хотели поскорее разжечь пожар войны. Ведь помимо смиренного подчинения воле диктатора и немедленного вступления в вооруженный конфликт с ним у нас в запасе был еще один возможный сценарий дальнейших действий, который давал надежду не только на мир, но и на справедливость. Для этого Британии следовало заранее и напрямую заявить о своем намерении совместно с другими государствами встать на защиту Чехословакии в случае неспровоцированной агрессии против этой страны. Однако правительство Его Величества отказалось от подобных внешнеполитических обязательств тогда, когда это могло исправить ситуацию, а потом, когда оно передумало, было уже слишком поздно. Нынче руководство нашего государства без устали твердит о готовности выполнить свой союзнический долг в будущем, только вот что толку?

Все кончено. Всеми покинутая и окончательно сломленная Чехословакия безмолвно и печально погружается во тьму. В течение многих лет эта страна была членом Лиги Наций и самым тщательным образом выполняла все условия соглашений с прочими западными демократиями, а в результате заплатила за свою честность и преданность ужасными страданиями. Особенно пагубны для нее оказались отношения с Францией, чьи указания она так долго выполняла и чей политический курс так планомерно поддерживала. Те самые меры, которые правительство Его Величества приняло в рамках англо-французского соглашения якобы для максимального соблюдения интересов Чехословакии, лишь ухудшили ситуацию: настояв на прямой передаче Германии территорий, где более половины населения составляют немцы, без предварительного проведения референдума, наши политики лишили права голоса жителей весьма обширных районов, которые тут же подверглись беспощадному и самовольному переделу. Стоит также отметить, что те муниципальные выборы, результаты которых были взяты за основу при отчуждении регионов с преимущественно немецким населением, были посвящены вопросам, не имеющим ничего общего с вопросом о присоединении к Германии. Когда я встречался с герром Генлейном, он заверил меня, что жители этой области вовсе не хотели отделения от Чехословакии: они лишь стремились к самоуправлению и просили предоставить им возможность заявить о себе в рамках единого государства. Вряд ли кто-нибудь посмеет сказать, что условия этого международного договора, предусматривающие, с одной стороны, отмену референдума в ряде регионов, где его планировалось провести на тех же условиях, что и в Саарской области, и, с другой стороны, прямую передачу Германии территорий, население которых более чем наполовину состоит из немцев, хотя бы в малейшей степени обеспечивают право наций на самоопределение. В данном контексте эти слова звучат неуместно и даже смешно.

Мы, британцы, как и граждане других либерально-демократических стран, имеем возможность сколько угодно рассуждать о правах на самоопределение и свободное волеизъявление, но как же нелепо звучат подобные фразы из уст представителей тоталитарных государств, где процветает жестокость и нетерпимость в отношении людей любых других национальностей и вероисповеданий. Однако с какой бы стороны мы ни рассматривали этот вопрос, население данного конкретного региона, который сейчас должен быть передан Германии, никогда не проявляло особого желания перейти под власть нацистов. Я думаю, что даже сейчас – если бы хоть кто-нибудь поинтересовался мнением самих жителей Судетской области – они бы вряд ли согласились на это.

Что в итоге сталось с Чехословакией? Политическая жизнь в стране замерла, ее финансово-экономическая система оказалась полностью парализована. В результате разделения территорий пострадал банковский сектор, была нарушена целостность системы железных дорог, закрыты многие промышленные предприятия. Но самым большим испытанием стала массовая миграция населения. Шахтеры Судетской области, чехи по национальности, веками жившие со своими семьями на этой территории, оказались вынуждены переезжать в те части страны, где почти нет шахт, а значит, нет работы. Такая вот грустная история. В этой связи вчера мне было неприятно слышать речь министра транспорта, который изволил шутить, сравнивая Чехословакию с Шалтаем-Болтаем, который разбился, так что теперь его невозможно собрать. Глядя на страдания и беды, которые постигли эту республику, британцы должны испытывать сочувствие и даже возмущение. Всем нам следует помнить, что это еще не конец. Ситуация может измениться в любой момент. Стоит герру Геббельсу получить приказ возобновить свою клеветническую и лживую пропаганду, как тут же будет спровоцировано новое столкновение; и если оно произойдет, как мы остановим захватчика сейчас, когда линия укреплений давно нами оставлена? [Пауза.] Это слишком серьезный вопрос, чтобы рассматривать его поверхностно. Очевидно, в настоящее время мы не имеем возможности хоть чем-то помочь пострадавшей стороне, за исключением той финансовой поддержки, которую, как все знают, наше правительство, к счастью, смогло оперативно ей предоставить.

Позволю себе предположить, что в будущем Чехословакия вряд ли сможет сохранить независимость. Не пройдет и нескольких лет, а может, даже месяцев, как мы станем свидетелями поглощения этой страны нацистским режимом: возможно, это будет жест отчаяния или даже своеобразная форма мести. Как бы то ни было, тут уже ничего не поделаешь. Однако нам не следует рассматривать отказ от помощи Чехословакии и ее последующий крах лишь в свете событий, произошедших за последний месяц. На самом деле это самое печальное последствие всего того, что мы сделали и не сделали за последние пять лет — пять лет пустых ожиданий с самыми благими намерениями, пять лет активного поиска любых возможностей для проведения политики непротивления, пять лет неуклонного снижения авторитета Британии на международной арене, пять лет пренебрежительного отношения к проблемам нашей противовоздушной обороны. И сейчас, выступая здесь перед вами, я заявляю, что все случившееся стало результатом недальновидного руководства, за которое Великобритании и Франции придется заплатить очень высокую цену. За минувшие пять лет мы утратили свое подавляющее, неоспоримое превосходство в военной сфере, которое раньше позволяло нам в принципе не задумываться о собственной безопасности. Далеко в прошлом остались те времена, когда всякий, кто произносил слово «война», считался сумасшедшим. За эти пять лет из державы, которой ничто не угрожает и которая может все – творить добро, проявлять великодушие к поверженному врагу, диктовать свои условия Германии и подписывать с ней соглашения, призывать к справедливости и удовлетворять требования противника, по собственной инициативе разоружаться и делать, что сочтет правильным: атаковать, примирять враждующие стороны или вершить правосудие, – так вот, из сильной державы, у которой нет достойных соперников, мы превратились в ее жалкое подобие.

Когда я думаю о том, что в 1933 году, когда господин Гитлер пришел к власти, у Европы все еще были неплохие шансы сохранить мир, когда сожалею обо всех упущенных возможностях, которыми мы так и не воспользовались, чтобы остановить распространение нацизма, когда вспоминаю, сколько прекрасных шансов у нас было для совместных действий и сколь громадными ресурсами мы пренебрегли, растратив их впустую, я невольно прихожу к выводу, что сложившаяся ситуация не имеет прецедентов в истории человечества. В нашей стране всю ответственность за происшедшее, безусловно, должны нести политики, наделенные всеми властными полномочиями. Это они не смогли ни предотвратить перевооружение Германии, ни своевременно укрепить оборону собственной страны. Это они вступили в конфликт с Италией и не сумели спасти Эфиопию. Это они дискредитировали Лигу Наций, воспользовавшись авторитетом столь мощного международного института в своих личных целях. Это они не удосужились найти союзников и создать внешнеполитические альянсы, которые бы могли компенсировать допущенные ошибки. А в результате в самый трудный и опасный час мы оказались абсолютно беззащитны, не имея ни сколь-нибудь надежных средств национальной обороны, ни эффективной системы международной безопасности.

Как-то на досуге я решил ознакомиться с хроникой времен короля Этельреда Неразумного. Думаю, члены палаты помнят, что эпоха правления этого монарха была периодом тягостных невзгод, когда, потеряв все, что было достигнуто потомками короля Альфреда, наша страна погрузилась в хаос. В те времена нам приходилось платить дань датчанам и постоянно подвергаться нападкам со стороны иноземцев. Я должен признать, что пронизанные болью строки Англо-саксонской хроники, написанной тысячу лет назад, кажутся мне весьма актуальными, по крайней мере не менее актуальными, чем цитаты из Шекспира, которыми нас только что потчевал предыдущий оратор, представляющий оппозицию. Вот что говорится в Англосаксонской хронике (по моему мнению, эти слова очень точно отражают суть наших отношений с Германией в сложившейся ситуации): «Все эти беды постигли нас по неразумности, из-за того, что не захотели заплатить дань вовремя, а заключили мир только после того, как даны уже натворили много зла» 4.

Эту мудрость завещали нам предки – и мы вполне могли бы усвоить их урок. Я решил поделиться с вами своими размышлениями, чтобы пояснить, почему я не поддерживаю предложение, которое было выдвинуто сегодня вечером, хотя мне ясно, что важный вопрос о судьбе Чехословакии и обязательствах Британии и Франции перед ней давно решен. Новые события могут изменить ситуацию, но не нам с вами решать, предпринимать нашей стране какие-либо внешнеполитические шаги или нет. Выбор уже сделан – его сделали за нас те, кто имел на это полномочия, делегированные короной. Что бы мы ни думали по поводу происшедшего, ничего не изменить. Прошлого не вернуть, и лично меня утешает лишь мысль о том, что я сделал все возможное, чтобы своевременно дать правильный и мудрый совет. В нынешней ситуации, однако, самое время подумать о будущем. Впрочем, боюсь, что мои прогнозы в очередной раз не порадуют присутствующих.

На наших глазах Великобритания и Франция обрекли себя на поистине трагическую участь, оказавшись в полной изоляции. Давайте смотреть правде в глаза. Сейчас уже не подлежит сомнению тот факт, что в ближайшем будущем все страны Центральной и Восточной Европы постараются заключить максимально выгодный для них союз с торжествующей нацистской державой. Система союзных соглашений со странами Центральной Европы, на которую Франция полагалась как на средство обеспечения собственной безопасности, фактически уничтожена, и я не вижу никаких предпосылок для ее восстановления. Путь вниз по Дунаю к Черному морю, гарантирующий доступ к столь значимым ресурсам, как пшеница и нефть, открыт вплоть до границ Турции. Если рассматривать геополитическую ситуацию не формально, а по существу, то, по моему мнению, вскоре страны Центральной Европы, то есть все придунайские государства, постепенно окажутся вовлечены в сложнейшую систему политических отношений, организованную Берлином, – причем не только в военной, но и в экономической сфере. Мне кажется, немцы смогут добиться своего легко и быстро – без единого выстрела…

День за днем, неделю за неделей нам предстоит наблюдать, как целые регионы будут переходить под контроль немцев. Страх перед растущим могуществом нацизма уже заставил многие европейские державы допустить к власти прогерманских политиков, министров и даже целые прогерманские правительства. Но в таких странах, как Польша, Румыния, Болгария и Югославия, всегда было достаточно людей, разделявших демократические ценности и не желавших подчиниться произволу и деспотизму тоталитарной системы, – наверняка многие из этих идеалистов хотели организовать сопротивление и надеялись на нашу поддержку. Мы оставили их за бортом. Теперь мы предпочитаем делать вид, что эти государства находятся где-то очень далеко и, как наверняка сказал бы наш премьер-министр, мы о них знать ничего не знаем. (Заминка.) Благородная леди, полагаю, хочет сказать, что мой безобидный намек является…

Виконтесса Астор: … Грубым!

Г-н Черчилль: Очевидно, уважаемая госпожа недавно окончила курсы хороших манер. У меня и в мыслях не было никого оскорблять — я лишь хотел бы знать, что будет с Францией и Англией в этом и следующем году. Что будет с западной линией фронта, которую нам надлежит защищать? Уже сейчас германская армия превосходит французскую по численности, хотя и значительно уступает ей в мастерстве и опыте. В следующем году немцы еще увеличат мощь своих вооруженных сил, а заодно и наберутся необходимого опыта. Решив проблемы с соседями на востоке и получив доступ к жизненно важным ресурсам, наличие которых значительно уменьшит или вовсе сведет на нет потенциальную значимость такого фактора сдерживания, как блокада с моря, правители нацистской Германии быстро осознают свою неуязвимость и станут выбирать цель для очередного удара. Предположим, фюрер обратит свой взор на запад – почему бы и нет? Вот тогда-то Франция и Англия горько пожалеют, что потеряли прекрасную армию древней Богемии, для уничтожения которой, по оценкам, сделанным на прошлой неделе, немцам потребовалось бы не менее 30 дивизий.

Можем ли мы позволить себе игнорировать происходящие изменения в военно-политической ситуации? Можем ли презреть нависшую над нами угрозу? Насколько я понимаю, последние четыре года мы занимаемся тем, что пытаемся увеличить на четыре численность батальонов в соединениях британской армии. Пока нам удалось укомплектовать лишь два. При этом мы должны учитывать, что уже сейчас на границе с Францией находится не менее 30 дивизий, к которым стоит прибавить те 12, что были задействованы при аншлюсе Австрии. Несомненно, многие искренне верят в то, что, подписав соглашение с Германией, мы всего лишь поступились интересами Чехословакии, тогда как на самом деле, боюсь, мы очень сильно, возможно, даже непоправимо подорвали обороноспособность Великобритании и Франции и поставили под угрозу свою независимость. Проблема не в том, чтобы вернуть немцам их колонии, о чем, я уверен, они нас наверняка попросят. Проблема даже не в потере нашего авторитета в Европе. Все намного серьезнее. Мы должны учитывать характер нацистского движения и насаждаемые им методы общественного управления. Премьер-министр хочет, чтобы между нашей страной и Германией установились дружественные отношения. На самом деле поддерживать дружбу с немцами не так уж сложно – мы испытываем к этому народу чувства самой глубокой и искренней симпатии. Но ведь власть не в руках народа! Мы вынуждены поддерживать дипломатические отношения и соблюдать учтивость в общении с правителями Германии, но разве британская демократия может найти общий язык с нацистским деспотизмом? Немецкое руководство попирает основы христианской морали, черпает вдохновение в варварском язычестве, пропагандирует агрессию и жестокость, манипулирует людьми с помощью репрессий, получает извращенное удовольствие от бессмысленного кровавого насилия. Вряд ли Британии нужны тесные контакты с таким режимом.

Мне особенно невыносима мысль о том, что наша страна невольно подчиняется чужой воле, оказываясь в орбите влияния нацистской Германии. Не менее неприятно и осознание того, что наше существование отныне зависит от прихоти нацистов. Я изо всех сил стремился избежать этого и делал все возможное, чтобы повысить нашу обороноспособность: я ратовал, во-первых, за своевременное создание ВВС, которые бы превосходили по мощи авиацию любой страны, находящейся в пределах досягаемости для наших самолетов; во-вторых, за объединение усилий отдельных государств в поддержании мира и, в-третьих, за заключение союзов и военных соглашений в рамках положений Устава Лиги Наций с целью совместного недопущения дальнейшего роста влияния Германии. У меня ничего не вышло. Одна за другой все мои инициативы были отвергнуты и сведены на нет под надуманными благовидными предлогами. Думаю, никто из нас не хочет, чтобы Британия постепенно превратилась в жалкого приспешника нацистской системы, доминирующей в Европе. Не пройдет и пары лет, а быть может, месяцев, как немцы предъявят нам требования, которые мы будем вынуждены выполнить. Эти требования могут быть связаны с притязаниями на наши территории или даже на нашу свободу. Легко предугадать, что политика покорного повиновения повлечет за собой ограничение свободы слова, запрет дебатов в парламенте и в других местах, предназначенных для выражения личного мнения, а также ограничение свободы печати, ибо нам скажут – более того, уже сейчас иногда говорят, – что у английских политиков и журналистов нет права критиковать нацистскую систему диктатуры. Когда будет установлен контроль над британской прессой, отчасти прямой, но в большей степени косвенный, когда все средства выражения общественного мнения утратят свой авторитет и с готовностью пойдут на любые уступки, мы отправимся дальше по этапам под нацистским конвоем…

Я долго раздумывал над мерами, которые еще не поздно предпринять для того, чтобы уберечь нас от экспансии немецкого тоталитаризма и защитить тот уклад жизни, который нам так дорог. Что мы можем сделать? Единственный выход для нас — это отстоять независимость нашего древнего острова, добившись превосходства в воздухе, которое нам обещали, и обеспечив надежную противовоздушную оборону, в наличии которой нас уверяли, для того, чтобы снова стать островом в полном смысле этого слова. С учетом нынешних печальных прогнозов таков наш последний шанс. Необходимо немедленно предпринять такие кардинальные шаги по наращиванию военной мощи, какие до сих пор еще никогда не предпринимались, и все ресурсы нашей страны, все наши силы должны быть направлены на выполнение этой задачи. Я очень обрадовался, когда вчера в палате лордов сэр Болдуин заявил о своем намерении на следующий день начать мобилизацию промышленности. Впрочем, было бы куда лучше, если бы господин Болдуин сделал это два года назад, когда рассматривался вопрос о создании министерства снабжения. Достопочтенным джентльменам, сидящим по эту сторону палаты, за скамьями для членов правительства, то есть моим многоуважаемым однопартийцам, которых я искренне благодарю за терпение, с каким они слушают меня, я должен сказать, что, к сожалению, на них лежит определенная доля ответственности за все происходящее, поскольку, если бы хотя бы десятая часть тех одобрительных восклицаний, которыми они столь щедро одарили наш сговор в отношении Чехословакии, досталась небольшой группе их коллег, настаивавших на необходимости своевременно начать работу по наращиванию вооружений, мы бы сейчас не оказались в столь катастрофическом положении. Что касается достопочтенных членов оппозиции и представителей Либеральной партии, то они, со своей стороны, не имеют никакого морального права выступать с упреками в адрес консерваторов. Я отлично помню, как в течение двух лет мне приходилось наталкиваться не только на возражения членов правительства, но и на резкое неодобрение со стороны лейбористов и либералов. Вчера лорд Болдуин подал сигнал к действию. Так давайте же последуем этому призыву, каким бы запоздалым он ни был.

Так или иначе, сейчас уже ни для кого не секрет, как обстоят дела с нашей боевой авиацией и средствами противовоздушной обороны. Мой достопочтенный коллега, член парламента от Вестминстера, уже отметил, что эта информация стала достоянием широкой общественности. Теперь все желающие могут сделать собственные выводы по поводу правдивости многочисленных заявлений наших министров по этим вопросам. Кто сейчас поверит в наш паритет с Германией в воздухе? Кто станет делать вид, будто наши силы противовоздушной обороны надлежащим образом укомплектованы? Мы знаем, что германский генеральный штаб отлично информирован о нашем положении, и только палата общин почему-то до сих пор не может реализовать свои полномочия и призвать правительство выполнить давние обещания. Министр внутренних дел [сэр Сэмюэль Хор] на днях заявил, что он готов опубликовать подробный отчет о работе своего ведомства. Руководство страны, действительно, предприняло немало нужных и важных мер в разных сферах. Но сейчас нам хотелось бы получить ответы на самые злободневные вопросы. Вот уже три года, как я настаиваю на необходимости провести закрытую парламентскую сессию, где мы могли бы подробно обсудить все актуальные проблемы внешней политики и национальной обороны, либо учредить специальный комитет палаты, которому было бы поручено контролировать данную сферу, либо внедрить какой-либо иной механизм аналогичного назначения. Сейчас я снова прошу членов правительства, чтобы осенью, когда откроется очередная парламентская сессия, они наконец-то снизошли до нас и обсудили с нами сложившуюся ситуацию, поскольку мы имеем право знать, какова на самом деле обороноспособность нашего государства и какие шаги предпринимаются для ее укрепления.

Я ни в чем не виню простых британцев – наш преданный и храбрый народ всегда готов любой ценой выполнить свой долг перед родиной. Напряженная обстановка прошлой недели изрядно потрепала всем нервы, поэтому я отнюдь не осуждаю обычных граждан за естественные и искренние проявления радости по поводу новостей о мире – что скрывать, очень многие вздохнули с облегчением, узнав, что время суровых испытаний еще не наступило. В то же время наша нация должна знать правду: суровую правду о серьезных недостатках нашей обороны, о том, что по сути мы потерпели поражение, не начав войны, и теперь последствия этого поражения будут долго давать о себе знать, ибо мы пересекли судьбоносный рубеж истории, за которым все былое равновесие сил в Европе оказалось непоправимо нарушено, а в адрес западных демократий прозвучал жуткий приговор: «Ты взвешен на весах и найден очень легким» 5.

Впрочем, не думайте, что это конец. Это лишь начальная точка отсчета. Это первый шаг, первый глоток, первое ощущение горечи во рту от напитка в чаше, испить из которой нам придется сполна, если только неимоверным усилием воли нам не удастся восстановить нравственное здоровье и боевой дух британского народа, чтобы вновь возродиться и встать на защиту своей свободы, как в старые добрые времена.

1 октября жители Лондона восторженно встречали Невилла Чемберлена, возвратившегося из Мюнхена после переговоров с Гитлером. Премьер-министр радостно размахивал перед соотечественниками пресловутым договором за подписью Гитлера и своей собственной, в соответствии с которым Британия и Германия обязались впредь никогда не воевать друг с другом. Резкий тон изобличающей речи Черчилля явно контрастировал с теми похвалами, которыми осыпали Чемберлена члены парламента, представители прессы и вся нация. В тот момент Черчиллю хватило бы пальцев одной руки, чтобы пересчитать всех своих политических союзников в палате общин.Original «A TOTAL AND UNMITIGATED DEFEAT»Другой перевод «МЮНХЕНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ»

Footnotes
Первый лорд адмиралтейства Альфред Дафф Купер ушел в отставку 1 октября 1938 года в знак протеста против Мюнхенского сговора.
15 сентября 1938 года Чемберлен прибывает на встречу с Гитлером у города Берхтесгаден, в Баварских Альпах. Во время этой встречи фюрер сообщил, что хочет мира, но готов из-за чехословацкой проблемы и к войне. Однако войны можно избежать, если Великобритания согласится на передачу Судетской области Германии на основе права наций на самоопределение. Чемберлен с этим согласился. Чехословацкие войска подавляют путч СНП в Судетах, и Генлейн бежит в Германию.
22 сентября 1938 года Чемберлен прибыл в Годесберг к Гитлеру и предложил передать Судеты с правом выбора гражданства и компенсации за имущество. Гитлер потребовал передать Германии эти территории до 28 сентября и удовлетворить претензии Польши и Венгрии.
Англосаксонская хроника. – СПб.: Евразия, 2010.
Даниил 5:27. – Прим. пер.
Posted in: CategoriesРечи
Tagged: Tags1938, Churchill, speech, речь

« «Спасите человечество от мук»“The lights are going out” »
«Германия никого и ничего не боится»
30 марта, 2018 by Речь Черчилля на Заседании внешнеполитического комитета консерваторов-заднескамеечников, Палата общин, март 1936 года В течение четырех столетий суть внешней политики Англии заключалась в том, чтобы противостоять самой сильной, самой агрессивной державе, занимающей главенствующее положение на континенте, и, что особенно важно, не допустить захват этой державой стран Бенилюкса. Оглядываясь назад, можно сказать, что в течение четырех минувших столетий эта политика проводилась довольно последовательно на фоне сменяющих друг друга имен и фактов, обстоятельств и условий. Вообще, эти века были весьма примечательным периодом мировой истории, достойным быть записанным в анналах многих народов, наций, государств и человечества в целом. Все это время Англия традиционно шла по самому непростому пути. Ведь, безусловно, столкнувшись с таким противником, как испанский король Филипп II, или Людовик XIV (при Вильгельме III и герцоге Мальборо), или Наполеон, или кайзер Германии Вильгельм II, всегда очень силен был соблазн встать на сторону завоевателя и разделить с ним плоды его побед. Однако мы не искали легких путей и бесстрашно выступали в защиту более слабых государств, объединяя их в союзы и в конце концов сокрушая континентальных тиранов-завоевателей, кем бы они ни были и какой бы народ за собой ни вели. Мы подарили европейцам свободу, сберегли многонациональный европейский социум, предоставив ему возможность развиваться дальше. Мы с честью вышли из всех этих четырех ужасных противостояний, покрыв себя неувядающей славой, расширив пределы своей огромной империи и обеспечив независимость странам Бенилюкса. Вот такая замечательная традиция сама собой сложилась во внешней политике Британии. Мне неизвестны факты, которые бы однозначно свидетельствовали об ослаблении или утрате того благородства, той мудрости, той храбрости и того благоразумия, с которыми действовали наши предки. Мне неизвестны исторические события, в результате которых наши традиционные приоритеты и ценности хотя бы в малейшей степени могли утратить свою актуальность. Мне неизвестны причины, связанные с устройством нашего военного дела, политики, экономики или науки, по которым мы не способны и впредь идти той же дорогой. А потому я осмеливаюсь вынести на ваш суд решение о необходимости продолжать последовательно проводить выбранный политический курс, ведь если это принципиальное решение будет принято, все остальные вопросы сами собой утратят актуальность.

Обратите внимание на то, что для Англии не имеет никакого значения, кто именно стремится к господству над Европой, – политика нашей страны от этого ничуть не меняется. Будь то Испания, французская монархия, французская империя, германская империя или гитлеровский режим – мы готовы противостоять кому угодно. Какой конкретно правитель, какая именно нация начинает стремиться к европейской гегемонии – это, в конце концов, не так уж важно. Мы всегда боремся с тем, кто сильнее всех или у кого наибольшие шансы превратиться в тирана и подчинить себе остальные государства. Вот почему нам не стоит бояться обвинений в профранцузских или антигерманских настроениях. Если бы обстоятельства изменились с точностью до наоборот, мы могли бы с тем же успехом занять прогерманскую и антифранцузскую позицию. Таков основной закон международных отношений, которому мы следуем, и это вовсе не сиюминутная прихоть, обусловленная случайными обстоятельствами, личными симпатиями, антипатиями и прочими ничего не значащими мелочами.

Итак, зададимся вопросом: какая из европейских держав на сегодня является самой сильной? Какая из них пытается добиться господствующего положения, посягая на свободу остальных стран? На данный момент французская армия – самая мощная в Европе и будет оставаться таковой, возможно, аж до середины 1937 года. Однако Францию никто не боится. Все знают, что эта страна хочет мирной жизни и армия ей нужна лишь в целях самообороны. Все знают, что французы не хотят войны и очень ее боятся. Нет, они далеко не трусы, просто они весьма миролюбивы, и им есть что терять, ведь это прогрессивная нация с независимой парламентской властью и любовью к свободе.

Германия, напротив, никого и ничего не боится. Она вооружается активнее, чем когда-либо. Ею управляет шайка головорезов. Бюджет страны исчерпан, в народе растет недовольство узурпаторами. Очень скоро им придется выбирать между финансово-экономическим крахом и войной, которая обязательно будет иметь своей целью онемечивание всей Европы под властью нацистов. И если Германия победит в этой войне, такой результат будет неизбежен. Вот почему, с моей точки зрения, мы вновь оказались в той же ситуации, что и в прошлом, и теперь, как и тогда, судьба народа Британии зависит от нашей способности объединить европейцев под своим началом для того, чтобы не только обуздать немцев в их стремлении к господству, но и должным образом наказать их, если понадобится. Потому что, уж поверьте мне, если бы какая-нибудь из могущественных держав прошлого – Испания, Франция Людовика XIV или Наполеона или Германия кайзера Вильгельма II – заполучила бы с нашей помощью полное господство над Европой, сразу после этого она бы не преминула ограбить и разорить нас самих. Нам надлежит считать своей первейшей обязанностью защиту и сохранение Британской империи, приумножение славы нашего острова, и мы не должны тешить себя иллюзиями об идеальном мире, потому что в этом случае наше место займут другие, гораздо хуже нас, и они поведут человечество иной, очень опасной дорогой.

Вот почему на нынешнем этапе первостепенное значение приобретают широта и гибкость тех принципов, на которых основывается деятельность Лиги Наций. Нам очень важно обеспечить максимальную жизнеспособность ее организационной структуры. Лига Наций по сути является вполне британским институтом: ее деятельность полностью согласуется с политическим курсом, традиционно проводимым нашей страной, а все меры, предпринимаемые этой организацией, соответствуют нашим представлениям о добре и зле и о необходимости сдерживания агрессора ради мира во всем мире. Мы искренне желаем, чтобы в отношениях друг с другом и в своей внутренней политике все нации руководствовались принципами законности и свободы, ведь именно за это успешно боролись те деятели прошлого, кому мы обязаны своей репутацией, своим авторитетом и высочайшим уровнем своей цивилизации. Наши предки никогда не довольствовались малым, а значит, и нам нужно стремиться к большему. Британцы живут мечтой о мире, в котором главенствует международное право, а споры разрешаются путем спокойного обсуждения в соответствии с принципами законности и справедливости. Нельзя недооценивать значимость этого идеала для современной британской демократии. Неизвестно, как ветрам столетий удалось заронить в души рабочего люда семена этих идей. Но они укоренились там, причем так же глубоко, как и любовь к свободе. Мы не должны пренебрегать ими, поскольку они наиболее полно воплощают дух нашего народа. Поэтому мы верим, что оказание поддержки Лиге Наций и укрепление ее позиций являются самым лучшим способом обеспечения безопасности нашего острова и позволят нам решить те глобальные вопросы, которые в огромной степени значимы не только для всего мира, но и для нас самих.

Мои предложения сводятся к следующему. Во-первых, мы должны противодействовать любой стране, претендующей на господство, и любому потенциальному агрессору. Во-вторых, Германия под властью ее нынешних нацистских правителей и в условиях постоянной гонки вооружений, без сомнения, годится на эту роль. В-третьих, Лига Наций обязана помочь европейцам объединиться, а британцам – сплотиться внутри своей страны для того, чтобы максимально эффективно противостоять немецкой угрозе. С вашего позволения я хотел бы вынести эти важные положения на обсуждение. Все остальное, как мне кажется, так или иначе основывается на них.Впрочем, сформулировать и провозгласить общие принципы всегда проще, чем применить их на практике. В реальной жизни нам в первую очередь необходимо укрепить союз с Францией. Это, однако, вовсе не означает, что мы должны проявлять враждебность по отношению к Германии без особой на то необходимости. Понижение градуса напряженности в отношениях между этими двумя странами отвечает нашим интересам и является нашим долгом. Что касается Франции, то с ней, скорее всего, проблем не возникнет. Эта страна, подобно нашей, является парламентской демократией и, значит, вряд ли развяжет войну, особенно если учесть, что французы, как и мы, допустили ряд серьезных промахов в обеспечении своей обороноспособности. Поэтому я со всей ответственностью заявляю о том, что заключение оборонительного союза с Францией является нашей основной задачей. Все остальное в эти грозные дни должно отойти на второй план. Те, чьи принципы и убеждения непоколебимы, в быстро изменяющихся непростых обстоятельствах всегда чувствуют себя намного увереннее тех, кто принимает недальновидные сиюминутные решения и повинуются случайным импульсам. Сейчас нам предстоит определиться с тем, в каком направлении двигаться дальше. Что касается меня лично, то я всей душой за Лигу Наций, ядро которой образуют Англия и Франция и которая, как многие из вас уже поняли, с оружием в руках готова противостоять потенциальному агрессору. Так давайте же не будем пренебрегать никакими аспектами наших полномочий при формировании системы международных отношений. Если эта задача окажется нам не по силам или ее выполнение станет невозможным из-за слабостей и ошибок остальных держав, давайте по крайней мере позаботимся о том, чтобы Англия и Франция, эти два древних и великих свободных государства Европы, смогли вместе удержаться на плаву в любую бурю, какую бы ни послала им судьба, чтобы затем благополучно добраться до тихой гавани.

Сохраняя формальное членство в Консервативной партии, Черчилль тем не менее в течение пяти лет находился в постоянном противостоянии с большинством ее руководителей и членов. Публичные заявления о несогласии с консерваторами по индийскому вопросу и о недостаточности мер по перевооружению армии, предпринимаемых правительством перед лицом нарастающей угрозы со стороны нацистской Германии, привели к тому, что в конце концов Черчилль оказался в полной политической изоляции. Однако он не сдавался и несмотря ни на что продолжал борьбу. Posted in: CategoriesРечи
Tagged: Tags1936, Churchill, speech, речь


Уже 22 июня 1941 года Черчилль заявил о готовности к союзу с Россией, этого требовал Рузвельт, без которого Черчилль не мог сражаться против Гитлера; но Рузвельт не мог без союза со Сталиным противостоять Японии, - главному врагу Америки на Тихом океане, - вот так все и склеилось. И сегодня Трампу опять необходим союзник для противостояния восточной опасности, ныне в лице Китая. И кто в мире теперь с ясностью видит весь этот расклад? всего да и только четыре-пять лидеров: Трамп, Путин, Джонсон, Меркель и Си... И что они могут? Да почти ничего. И так же, как 80 лет назад послушно тянутся вслед за событиями, стараясь не мешать, чтобы не быть выкинутыми ими за борт корабля истории... В Германии существуют два (или два с половиной) проекта восстановления Великой Германии на базе евроединства. До какого-то момента линии США, Лондона, Германии и Франции несомненно совпадают, - пока они противостоят возрождению интеграции России и Украины. Но вслед за этим разбегаются и довольно радикально: США и Великобритания едины в том, чтобы не дать Германии усилиться за счет углубления интеграции (аншлюсса) Украины. У Германии два пути, и оба они имеют в основе, так же как это происходит в США между Трампом и Обамой, идею германской гегемонии, различия - только в путях и формах достижения цели, одно направление гносеологически восходит к традиции силового (военного) решения, то есть к постепенному подчинению частей Европы, чтобы с усиленной очередным захватом позиции навязывать новое силовое решение с позиции большей силы; этот путь неизбежно определял очередность задачи: с мелких и легче решаемых к более крупным, то есть через аншлюсс Австрии, захват Чехословакии, оккупацию Польши к Франции и классической блокаде Великобритании; то есть через политику иными средствами к экономической интеграции, в том числе насильственной, и только после этого к войне с Россией. Другой путь имеет обратную логику: через экономическую интеграцию, в том числе насильственную, к политическому союзу и объединению, которые внешне добровольны, но, как ясно любому непредвзятому исследователю, содержат серьезные элементы принуждения. Показательно, что исторический опыт последних трех веков каждый раз оставляет Великобританию вне этого процесса, как и сегодня в контексте брекзита.
Юрий Королев. Во Второй мировой войне Черчилль пошел на союз с Россией не только из-за требований Рузвельта, без которого он не мог сражаться против Гитлера; но Рузвельт не мог без союза со Сталиным противостоять Японии, - главному врагу Америки на Тихом океане, - вот так все и склеилось. И сегодня Трампу опять необходим союзник для противостояния восточной опасности, ныне в лице Китая. И кто в мире теперь с ясностью видит весь этот расклад? всего да и только четыре-пять лидеров: Трамп, Путин, Джонсон, Меркель и Си... И что они могут? Да почти ничего. И так же, как 80 лет назад послушно тянутся вслед за событиями, стараясь не мешать, чтобы не быть выкинутыми ими за борт корабля истории... В Германии существуют два (или два с половиной) проекта восстановления Великой Германии на базе евроединства. До какого-то момента линии США, Лондона, Германии и Франции несомненно совпадают, - пока они противостоят возрождению интеграции России и Украины. Но вслед за этим разбегаются и довольно радикально: США и Великобритания едины в том, чтобы не дать Германии усилиться за счет углубления интеграции (аншлюсса) Украины. У Германии два пути, и оба они имеют в основе, так же как это происходит в США между Трампом и Обамой, идею германской гегемонии, различия - только в путях и формах достижения цели, одно направление гносеологически восходит к традиции силового (военного) решения, то есть к постепенному подчинению частей Европы, чтобы с усиленной очередным захватом позиции навязывать новое силовое решение с позиции большей силы; этот путь неизбежно определял очередность задачи: с мелких и легче решаемых к более крупным, то есть через аншлюсс Австрии, захват Чехословакии, оккупацию Польши к Франции и классической блокаде Великобритании; то есть через политику иными средствами к экономической интеграции, в том числе насильственной, и только после этого к войне с Россией. Другой путь имеет обратную логику: через экономическую интеграцию, в том числе насильственную, к политическому союзу и объединению, которые внешне добровольны, но, как ясно любому непредвзятому исследователю, содержат серьезные элементы принуждения. Показательно, что исторический опыт последних трех веков каждый раз оставляет Великобританию вне этого процесса, как и сегодня в контексте брекзита.

Юрий Королев. Вполне обоснованно и законно, оправданно и адекватно занимая главенствующие позиции в финансово-экономическом блоке Евросоюза, Британия намерена получить адекватное место в политическом управлении союзом и связанные с этим привилегии. Ее претензии зиждятся не только на этом, но и на ее военном могуществе, включая ядерное оружие и несравненную разведку и боевые спецподразделения. В континентальной Европе с ней сравнима в экономическом отношении Германия, а в военном Франция; но сочетание этих двух достоинств ни одной из этих стран не доступно. В Европе только Россия способна противостоять Великобритании комплексно, отсюда острота противоречий между ними и нежелание Лондона пускать Россию в Евросоюз по-настоящему. Британия заявила, что если ее претензии не будут учтены, она выйдет из союза, и эта решимость была подтверждена на референдуме. Но сам по себе референдум не является окончательным решением, строго говоря, он вовсе не является никаким решением, - это просто опрос населения по поводу одного из вопросом развития, и он будет учитываться лишь в общей связке всех прочих доводов. В этой связи очевидно, что придание результатам референдума черт, ему не принадлежащих и не свойственных, причем с двух сторон, - как со стороны правительства Великобритании, так и со стороны Еврокомиссии, свидетельствует лишь об остроте столкновения по вопросу о власти и ее дележа на новом этапе интеграции и глобализации.
Юрий Королев. Нынешний как бы отход от цели-мечты - Европейской интеграции - на деле осознанная необходимость перестроить ряды на заранее заготовленных позициях условно национальных гогударств и элит, чтобы на уровне новых технологий ыноыь ринуться в евроглобализацию, и европейский, включая британский, средний класс не отступится и не сдаст эту свою надежду. Особенно четко этот общественно-исторический силуэт начерчен Британской элитой, которая, как всегда, играет глобально, рискованно на грани фола, решительно и неотвратимо и в то же время весьма тонко. Ведь очевидно, что имея ситуацию фифти-фифти, политическая элита могла бы легко сманеврировать и найти достойный вариант отказа от брексита; но она этого упорно не делает; значит, решение продумано, подготовлено и состоится; оно было принято давно, и можно примерно исчислить, когда - где-то на закате премьерства Железной леди, то есть вскоре после объединения Германии, и элита лишь дожидалась (готовила и готовилась) хотя бы минимального перевеса в настроениях людей и общественном мнении; такой перевес мог возникнуть только тактически, будучи сопряжен с каким-то временным массовым недовольством англичан интеграционным процессом с Европой, и таким моментом стал всплеск проблемы мигрантов; широкие средние слои Великобритании, не говоря уже о настроениях в Ирландии и Шотландии, чувствуют глубокий комфорт от сближения с Европой и ее средним классом, и они испытали шок от результатов референдума и, вздумай власть повторить его, скорее всего смогли бы повернуть общественное мнение в сторону поддержки евроинтеграции, пооэтому элита больше никогда не повторит такой референдум; но это косвенно и подтверждает наличие ее твердой решимости идти по пути брексита. И здесь все не так просто: стремление среднего класса Великобритании укрепить и расширить европейское единство стратегически разумно и не причинит Британии вреда, а, напротив, станет верным усилием в формировании Большой Европы; но это стратегически; а в конкретной ситуации в мире британскому бизнесу и гражданскому обществу в настоящий момент недостает единства и мощи, чтобы не растерять исторически завоеванные позиции и чтобы их укрепить, нужно некоторое время и имитация национального единства и продвижения, - и именно на крылья этой мельницы льет воду брексит. В историческом соревновании продолжение участия Британии в ЕС в сложившейся ситуации означало бы переход британской элиты на второстепенные и подчиненные позиции относительно Германии и неизбежность сложных и неустойчивых альянсов с французами либо восточноевропейцами и вовсе не обязательно на ведущих ролях; в этом контексте опробованный и устоявшийся союз с североамериканцами кажется и надежнее и свободнее: с ним можно укрепить экономическое и геополитическое положение Соединенного королевства и от него всегда можно дистанцироваться, перейдя в подходящий момент к новому витку евроинтеграции.
Юрий Королев. Британская элита трудный партнёр, и нынешние германизированные европейцы непрочь отпустить ее из Евросоюза, хотя вновь и вновь пересчитывают плюсы и минусы. Конечно накопилось напряжение, но ведь никто не бездействовал, пробовали различные варианты, все они действительно(!) требовали коррекции; и все это осознали не только британцы, но и брюссельцы и Меркель, которая сохраняла полное спокойствие и даже я бы сказал понимание и доброжелательность, потому что осознавала, что Бретании надо уйти, что ее уход хотя и осложняет задачи Меркель в ее взаимодействии с Трампом, но кое в чем и упрощает их, несколько снижая напряженность конкуренции за мировой трон Мэй провела огромную работу, теперь Джонсон вовсе не начинает с нуля, а продолжает путь, и нет кризиса в отношениях между Берлином и Лондоном, а напротив зреет взаимное уважение; Меркель будет вести переговоры, сколько надо, решение должно быть взвешенным, и эта работа для Джонсона. Взвешивать придётся многое и в первую очередь стратегические задачи, связанные с ослабление пангерманской Европы в ее конкуренции с Америкой в борьбе за лидерство в мировом строительстве. Скажем, Лондон может тянуть на себя все лоскутное одеяло восточной Европы и Восточного партнёрства вместе с Украиной и Балканами. Кажется на первый взгляд, это вызовет сопротивление Меркель; но возможно, она только порадуется шансу избавиться от бремени

Юрий Королев. В Германии существуют два (или два с половиной) проекта восстановления Великой Германии на базе евроединства. До какого-то момента линии США, Лондона, Германии и Франции несомненно совпадают, - пока они противостоят возрождению интеграции России и Украины. Но вслед за этим разбегаются и довольно радикально: США и Великобритания едины в том, чтобы не дать Германии усилиться за счет углубления интеграции (аншлюсса) Украины. У Германии два пути, и оба они имеют в основе, так же как это происходит в США между Трампом и Обамой, идею германской гегемонии, различия - только в путях и формах достижения цели, одно направление гносеологически восходит к традиции силового (военного) решения, то есть к постепенному подчинению частей Европы, чтобы с усиленной очередным захватом позиции навязывать новое силовое решение с позиции большей силы; этот путь неизбежно определял очередность задачи: с мелких и легче решаемых к более крупным, то есть через аншлюсс Австрии, захват Чехословакии, оккупацию Польши к Франции и классической блокаде Великобритании; то есть через политику иными средствами к экономической интеграции, в том числе насильственной, и только после этого к войне с Россией. Другой путь имеет обратную логику: через экономическую интеграцию, в том числе насильственную, в политическому союзу и объединению, которые внешне добровольны, но, как ясно любому непредвзятому исследователю, содержат серьезные элементы принуждения. Показательно, что исторический опыт последних трех веков каждый раз оставляет Великобританию вне этого процесса, как и сегодня в контексте брексита, а на последнем этапе вовлекает чуть ли не насильственно, во всяком случае очевидно против воли ее вождей, в союз с Россией; конечно, во Второй мировой войне Черчилль пошел на такой союз только из-за требований Рузвельта, без которого он не мог сражаться против Гитлера; но Рузвельт не мог без союза со Сталиным противостоять Японии, - главному врагу Америки на Тихом океане, - вот так все и склеилось. И сегодня Трампу опять необходим союзник для противостояния восточной опасности, ныне в лице Китая. И кто в мире теперь с ясностью видит весь этот расклад? всего да и только четыре-пять лидеров: Трамп, Путин, Джонсон, Меркель и Си... И что они могут? Да почти ничего. И так же, как 80 лет назад послушно тянутся вслед за событиями, стараясь не мешать, чтобы не быть выкинутыми ими за борт корабля истории...

Юрий Королев. Королевство и Великобританская элита, как всегда, играют глобально, рискованно на грани фола, решительно и неотвратимо и в то же время весьма тонко. Ведь очевидно, что имея ситуацию фифти-фифти, политическая элита могла бы легко сманеврировать и найти достойный вариант отказа от брексита; но она этого упорно не делает; значит, решение продумано, подготовлено и состоится; оно было принято давно, и можно примерно исчислить, когда - где-то на закате премьерства Железной леди, то есть вскоре после объединения Германии, и элита лишь дожидалась (готовила и готовилась) хотя бы минимального перевеса в настроениях людей и общественном мнении; такой перевес мог возникнуть только тактически, будучи сопряжен с каким-то временным массовым недовольством англичан интеграционным процессом с Европой, и таким моментом стал всплеск проблемы мигрантов; широкие средние слои Великобритании, не говоря уже о настроениях в Ирландии и Шотландии, чувствуют глубокий комфорт от сближения с Европой и ее средним классом, и они испытали шок от результатов референдума и, вздумай власть повторить его, скорее всего смогли бы повернуть общественное мнение в сторону поддержки евроинтеграции, пооэтому элита больше никогда не повторит такой референдум; но это косвенно и подтверждает наличие ее твердой решимости идти по пути брексита. И здесь все не так просто: стремление среднего класса Великобритании укрепить и расширить европейское единство стратегически разумно и не причинит Британии вреда, а, напротив, станет верным усилием в формировании Большой Европы; но это стратегически; а в конкретной ситуации в мире британскому бизнесу и гражданскому обществу в настоящий момент недостает единства и мощи, чтобы не растерять исторически завоеванные позиции и чтобы их укрепить, нужно некоторое время и имитация национального единства и продвижения, - и именно на крылья этой мельницы льет воду брексит. В историческом соревновании продолжение участия Британии в ЕС в сложившейся ситуации означало бы переход британской элиты на второстепенные и подчиненные позиции относительно Германии и неизбежность сложных и неустойчивых альянсов с французами либо восточноевропейцами и вовсе не обязательно на ведущих ролях; в этом контексте опробованный и устоявшийся союз с североамериканцами кажется и надежнее и свободнее: с ним можно укрепить экономическое и геополитическое положение Соединенного королевства и от него всегда можно дистанцироваться, перейдя в подходящий момент к новому витку евроинтеграции.

Юрий Королев. Великобритании крупно повезло, и вслед уходящему премьеру хотелось бы сказать, что в сложное время раскола и выбора у руля оказалась Тереса Мэй, показавшая несгибаемый характер и гибкую толерантность; расчетливость и способность все разом бросить на кон и - не проиграть. В целом сохранение позиции лидера и руководителя правительства Мэй в эти дни - это серьезный политический успех, который постепенно ведет к стабилизации экономики, четкой прорисовке политической ситуации в стране, к сохранению и укреплению британской идентичности и британских интересов в мировой политике. В среднесрочном плане за этими событиями последуют: во-первых, завершение брекзита; во-вторых, уточнение места Британии в постглобализации, в-третьих, формирование нового союза Великобритании и США, в-четвертых, превращение Британии в открытого соперника Германии в европейских и мировых соревнованиях, в-пятых, появление нового правительства, - действительно нового с явными модернизаторскими чертами на фоне очень брито-саксонского широкого и глубокого потока. На кого был нацелен перст Мэй, когда она говорила, что если ее уйдут, брекзит может не состояться; для кого именно это прозвучало угрозой, и эта угроза возымела свое действие? Конечно же, это влиятельная группа тори, которая, будучи решительным стороником выхода Великобритании из ЕС как пангерманского фарватера Европы, не соглашалась с деталями соглашения, во-первых, и имела свою команду и лидера во главе будущего правительтества, во-вторых. Назовем условно это движением Джонсона, потому что скорее всего личностно именно он стоит за этим процессом, и именно его устраивает обещание Мэу не бороться за пост лидера тори в 2022 году. Если говорить в более широком и глобальном ключе, то речь идет о сторонниках участия Великобритании в новом витке интернационализации, в неоглобализации со своих четко определенных позиций и интересов, во многом совпадающих с концепцией и практикой Трампа, но малопочтительных к самому Трампу лично.
Юрий Королев. На кого был нацелен перст Мэй, когда она сказала, что если ее уйдут, брекзит может не состояться; для кого именно это прозвучало угрозой, и эта угроза возымела свое действие? Конечно же, это влиятельная группа тори, которая, будучи решительным стороником выхода Великобритании из ЕС как пангерманского фарватера Европы, не соглашалась с деталями соглашения, во-первых, и имела свою команду и лидера во главе будущего правительтества, во-вторых. Назовем условно это движением Джонсона, потому что скорее всего личностно именно он стоит за этим процессом, и именно его устраивает обещание Мэу не бороться за пост лидера тори в 2022 году. Если говорить в более широком и глобальном ключе, то речь идет о сторонниках участия Великобритании в новом витке интернационализации, в неоглобализации со своих четко определенных позиций и интересов, во многом совпадающих с концепцией и практикой Трампа, но малопочтительных к самому Трампу лично. В целом же, сохранение позиции лидера и руководителя правительства Мэй в эти дни - это серьезный политический успех, который постепенно приведет к стабилизации экономики, четкой прорисовке политической ситуации в стране, к сохранению и укреплению британской идентичности и британских интересов в мировой политике. В среднесрочном плане за этими событиями последуют: во-первых, завершение брекзита; во-вторых, уточнение места Британии в постглобализации, в-третьих, формирование нового союза Великобритании и США, в-четвертых, превращение Британии в открытого соперника Германии в европейских и мировых соревнованиях, в-пятых, появление нового правительства, - действительно нового с явными модернизаторскими чертами на фоне очень брито-саксонского широкого и глубокого потока.
Юрий Королев. Думаю, ни Америка, ни Великобритания не согласятся... России выгодно расширение числа участников нормандского формата путем включения в число переговорных сторон США и Великобритании, ибо все они были бы в этом составе уравнены между собой и с Россией; возник бы один и в итоге единый фокус сосредоточения и решения вопроса. В настоящее время явочным порядком существует минимум еще один формат обсуждения с Россией украинского вопроса - это США и Великобритания, при этом здесь на втором плане очень четко нарисовываются Польша и Прибалтика и нет даже намека на собственно донецкие образования; Лондон ведет довольно самостоятельную линию, которая определяется его стратегией на полное восстановление его функции мирового центра решений, это деликатная работа, учитывая особые отношения с Вашингтоном и американскую интерпретацию брекзита, не во всем совпадающую с позицией, например, Мэй или Джонсона, не говоря уже об оппозиции и евророскептиках. Одновременно Лондон укрепляет опорную площадку - второй полигон для возглавляемых ориентированной в основном на Америку Польшей восточноевропейских друзей-противников Пангермании; Лондон готов далеко стратегически идти вместе с Трампом, пока Америка признает его отдельную от ЕС и Германии и весомую роль в разделении ответственности и выгоды от руководства миром; но чтобы эта роль была достаточно обоснованна Лондону необходимо, как это замечательно отдает себе отчет тренированная историческим опытом и отмобилизованная британская элита, иметь собственные запасные батальоны, а также кавалерийский отряд в лесочке, и такие ресурсы Великобритания копит сегодня и намерена обрести в ближайшем будущем; ни для кого не секрет, что крупнейшими и особенно желанными объектами в этом направлении являются Восточная Европа, Китай и Россия; британская элита, как и в прошлом, осуществляет очень широкий внимательный и чуткий поиск по всем направления мировой жизни, как это было в лучшие времена империи, и у нее много оснований думать и быть уверенной, что все получится. Но если Вашингтон попытается воспрепятствовать этому стратегическому решению или помешать его успешному продвижению, он встретит не только дипломатическую холодность, - Великобритания все это умела и не растеряла своего умения сегодня.
Москва в принципе никогда не возражала против подобных инициатив, но свое согласие на это также должны дать ФРГ и Франция.
До какого-то момента линии США, Лондона, Германии и Франции несомненно совпадают, - пока они противостоят возрождению интеграции России и Украины. Но вслед за этим разбегаются и довольно радикально: США и Великобритани едины в том, чтобьы не дать Германии усилиться за счет углубления интеграции Украины в и При этом, по словам Карасина, уверенности в том, что эти страны готовы к такому шагу, пока что нет. Григорий Карасин также напомнил, что на данный момент повестка данного переговорного процесса в целом четко определена, а сама идея расширения числа участников встреч в Минске далеко не нова, и уже предлагалась украинской стороной. "Ранее ее активно педалировал Петр Порошенко, настойчиво добиваясь включения США в "нормандский формат". Теперь настала очередь Владимира Александровича Зеленского выступать со схожими предложениями. Российская сторона не раз говорила, что не возражает против подобных инициатив. Главное, чтобы другие участники переговорного процесса в рамках "нормандского квартета" - ФРГ и Франция - были бы с этим согласны. А в этом уверенности нет", цитирует Карасина агентство.В отношении возможного участия США в переговорах, замглавы российского МИД напомнил, что совсем недавно администрация президента Дональда Трампа открыто заявила, что США "не горит желанием становиться полноправным участником "четверки".Карасин также особо подчеркнул, что "нормандский формат" призван решать совершенно четкие вопросы в рамках реализации Минских договоренностей по урегулированию ситуации в Донбассе. "Ни о каком "статусе" Крыма в этой повестке нет и речи. Вы знаете, что этот вопрос решен окончательно и обсуждению не подлежит"

19.07.2019 В МИД РФ оценили предложение Зеленского расширить "нормандский формат" Текст: Алексей Чуриков Заместитель главы российского МИД Григорий Карасин прокомментировал предложение президента Украины о расширении участников "нормандского формата" путем включения в число переговорных сторон США и Великобритании. Замминистра в интервью РИА Новости подчеркнул, что Москва в принципе никогда не возражала против подобных инициатив, но обратил внимание, что свое согласие на это также должны дать ФРГ и Франция. При этом, по словам Карасина, уверенности в том, что эти страны готовы к такому шагу, пока что нет. Григорий Карасин также напомнил, что на данный момент повестка данного переговорного процесса в целом четко определена, а сама идея расширения числа участников встреч в Минске далеко не нова, и уже предлагалась украинской стороной. "Ранее ее активно педалировал Петр Порошенко, настойчиво добиваясь включения США в "нормандский формат". Теперь настала очередь Владимира Александровича Зеленского выступать со схожими предложениями. Российская сторона не раз говорила, что не возражает против подобных инициатив. Главное, чтобы другие участники переговорного процесса в рамках "нормандского квартета" - ФРГ и Франция - были бы с этим согласны. А в этом уверенности нет", цитирует Карасина агентство.В отношении возможного участия США в переговорах, замглавы российского МИД напомнил, что совсем недавно администрация президента Дональда Трампа открыто заявила, что США "не горит желанием становиться полноправным участником "четверки".Карасин также особо подчеркнул, что "нормандский формат" призван решать совершенно четкие вопросы в рамках реализации Минских договоренностей по урегулированию ситуации в Донбассе. "Ни о каком "статусе" Крыма в этой повестке нет и речи. Вы знаете, что этот вопрос решен окончательно и обсуждению не подлежит", - заключил замглавы МИД РФ.

Киев внезапно поставил на Путина В офисе президента Украины пообещали заставить Москву вести переговоры. Причем — на равных Светлана Гомзикова Константин КнырикЯндекс.Директ
Первый помощник президента Украины Сергей Шефир намерен добиться переговоров с российским лидером Владимиром Путиным. Об этом он заявил в интервью изданию «Левый берег».«Мы хотим выйти на нормальный переговорный процесс с Россией. Для этого нужно сделать первый шаг. Должен быть мир. Любая война заканчивается переговорами. Но без потери территорий с нашей стороны. Мы ищем возможность выйти на разговор на равных», — приводит слова украинского чиновника ТАСС. Шефир отметил, что президент Зеленский «всеми своими действиями, а также во время выступлений говорит, что готов к переговорам». «Мы развели войска в Станице Луганской, хотим построить мост, возобновили Минский процесс», — напомнил он.В общем, представитель офиса украинского президента уверен, что еще несколько таких шагов и удастся вывести Зеленского на диалог с Россией. Потому что, как он выразился, из «этого пике в стране» надо выходить.Выход в представлении Шефира предполагает, в первую очередь, возвращение Украиной контроля над всем Донбассом, который, по его словам, надо вернуть и «ментально», и «информационно». Что же касается Крыма, то эту тему помощник президента назвал «очень тяжелой». Ипредложил оставить её на будущее, после решения вопроса с Донбассом.Интересно, что, расставляя акценты этих, гипотетических пока еще, переговоров с Путиным, таким образом, представитель украинского лидера почему-то уверен в их успешном исходе на 70%. Сам же Зеленский, вроде как, даже не в курсе, что за него в этом плане кто-то хлопочет. И этот кто-то делает заявления, которые больше похожи на ультиматумы России.Генералы в Киеве опасаются, что дружба с Западом закончится «балканизацией» НезалежнойВ привычном уже формате — через ролик в YouTube — Зеленский, в частности, потребовал освобождения украинских моряков, которые были задержаны в ноябре 2018 года во время инцидента в Керченском проливе. Назвав это условием возобновления диалога с Россией. «Начнём с моряков. Мне кажется, это нормальный шаг для возвращения диалога — и реальный шаг для того, чтобы прекратить войну», — сказал Зеленский.Собственно, тема пленных украинских флибустьеров поднималась еще во время первого телефонного разговора Зеленского с Путиным, который состоялся 11 июля по инициативе украинской стороны. После чего украинский президент нацепил на руки клубные браслеты с именами арестованных моряков и пообещал носить их до тех пор, пока все узники не вернутся домой.Понятно, что Зеленскому нужны сильные козыри в предвыборной борьбе с тем же Медведчуком, стремительно набирающим очки. Поэтому передача сейчас Москвой Украине участников «керченского прорыва» могла бы существенно приподнять его авторитет в глазах колеблющегося электората. Помешал опять Климкин…
Еще 26 июля МИД РФ информировал украинское посольство о возможностях, которые есть у Киева для законного освобождения моряков — украинская сторона всего лишь должна дать гарантии их участия в уголовном процессе. Однако министр иностранных дел Украины отверг это предложение, заявив, что «так не будет». И потребовал, чтобы моряков отпустили без каких-либо условий. В итоге все они остались в СИЗО «Лефортово». А 17 июля срок ареста им продлили еще на три месяца.Депутат Госдумы от Крыма Руслан Бальбек сравнил условие, озвученное Зеленским, с «игрой в одни ворота». «Мол, вы отпускаете нарушителей границ в полном составе, а мы подумаем — мириться с вами или нет? Причём мы ни слова не услышали об освобождении незаконно задержанного во всех отношениях журналиста Кирилла Вышинского», — пояснил парламентарий.Подобные правила, как он отметил, не подходят для сторон, которые желают найти взаимопонимание.В то же время депутат уверен, что «президент Зеленский знает правила, по которым действует весь мир при налаживании отношений. Просто сегодня глава Украины тестирует нас на прочность, предлагая сделать шаг нам. А самому постоять».Руководитель информационного агентства «News Front», политолог Константин Кнырик, в свою очередь, связывает активизацию Зеленского и его команды исключительно с предвыборной борьбой на Украине:
— На определенном историческом этапе Петр Алексеевич Порошенко тоже звонил Владимир Владимировичу. Дозвонился до того состояния, что у российского президента перестали брать трубку. И, наверное, это было правильно. Потому что кроме разговоров никаких действий не было.Что касается Зеленского… Да, на него сегодня оказывается колоссальное внутреннее давление (электоральное, в том числе) в преддверие выборов. И определенное внешнее давление. Потому что европейские силы от американского сценария войны в центре Европы, мягко говоря, устали.И, конечно, Зеленскому нужно предпринимать какие-то шаги. Более того, следует понимать, что управленческая конструкция, которая выстроилась сегодня на Украине, это как бы условный олигархический консенсус. Но этот консенсус достигнут только при молчаливом согласии Запада. И в рамках этого консенсуса — как мне представляется — олигархи сказали, что «мы не можем существовать, зарабатывать, богатеть и двигаться дальше без налаживания каких-либо отношений с Россией». На что западные кураторы, видимо, сказали: «Не вопрос».При этом во всей этой истории есть, разумеется, определенные «красные флажки», за рамки которых никто и никому зайти не даст. То есть, на каком-то определённом этапе мы будем тешить себя иллюзией возможности налаживания отношений, но случится какая-нибудь провокация, по типу того, например, что в Грузии произошло, и на этом все иллюзии развеются.Поэтому, я думаю, что это пока больше все-таки предвыборная риторика. И одновременно посыл внешним игрокам о том, что, в принципе, Зеленский готов решить вопрос. Но ему нужна определенная помощь.
«СП»: — А то, что он несколько поменял риторику и уже откровенно не хамит — это тоже влияние западных партнеров? Или сам начал понимать, что его актерские «наезды» в данном случае не работают?

— Во всем, что касается украинской модели, к сожалению, нужно смотреть, где в этом случае деньги… Понимаете? А украинским олигархам сегодня нужны нормальные, стабильные экономические связи с Россией. Поэтому если для этого нужно будет заявлять определенные вещи, которые идут вразрез с позицией кураторов, то их будут заявлять. Может быть, пойдут на какие-то шаги…Но, тем не менее, на фоне этой достаточно милой риторики усиливается в три-четыре раза интенсивность обстрелов Донбасса. Что, в принципе такой риторике противоречит.Сейчас необходимо будет посмотреть на результат парламентских выборов на Украине. После этого можно говорить более предметно. Потому что в результате парламентских выборов будет понятно, кто станет премьер-министром соседней страны. Если очередной, исключительно проамериканский кадр — рассчитывать, что что-то в отношениях Украины и России поменяется, не стоит.Более того, почему переговоры по Донбассу должны быть между Украиной и Россией? Нет, переговоры по Донбассу должны быть между Украиной и Донбассом.
«СП»: — Наш президент ровно об этом и говорил. Что глава Украины Зеленский должен начать выполнять свои предвыборные обещания. В частности — вступить в прямые переговоры с республиками Донбасса…
— Да, конечно. Но при этом вся риторика Зеленского направлена на то, что нужно разговаривать по этому поводу именно с Россией.То есть, риторика его более умная, чем была у Порошенко. Но принципиально ничем не отличается. Тот говорил, что Россия должна выполнять Минские соглашения. Этот более красноречиво, с применением разного рода актерских манипуляций говорит примерно то же самое.
«СП»: — Интересно, после 21 июля он будет еще говорить о необходимости диалога с Россией?
— Думаю, что какое-то время еще будет. Потому что на этом фоне, я там понимаю, происходят процессы незаметные для наших с вами глаз. Происходят какие-то кулуарные переговоры, где украинский олигархат пытается каким-то образом решать исключительно экономические вопросы с Российской федерацией.
«СП»: — Но помимо олигархов с их интересами там ведь есть еще и националисты. Как они отнесутся к инициативам Зеленского и к его заигрыванию с электоратом Юго-Востока?
— Не думаю, что в этом плане у него будут какие-то проблемы. Потому что, повторяю, эти выборы — фарс. В рамках которого ключевые игроки — олигархи между собой договорились, кто будет играть какую роль. Пронационалистической в коалиции, которая планируется, будет партия Вакарчука. Бенефициары — в лице Коломойского, Ахметова и Пинчука (последние два имеют свой пакет акций в «проекте Вакарчук»). Свои люди у Пинчука и Коломойского есть также в блоке Юлии Тимошенко. Еще у Коломойского контрольный пакет акций «Слуги народа».Тут разговаривать о том, что у кого-то есть какая-то идеология, которая одна другой противоречит, не приходится. Не противоречит.Сегодня Зеленский выходит и объявляет, что этот проспект — условно — не надо переименовывать. Завтра выйдет и опять скажет, что «Бандера — это здорово». Он несколько лет назад называл жителей Донбасса «мразями». Сейчас он их так уже не называет.Едва получив власть, команда Зеленского тщится переплюнуть самых ярых украинских националистов эти люди абсолютно беспринципные. То есть, в чем принципиальное отличие вот этой команды Зеленского? Она абсолютно беспринципная. И она абсолютно управляема третьими силами.Вы посмотрите внимательно все эти мелькающие в интернете видеоролики встреч Владимира Александровича и его команды… На них этот парень — Андрей Богдан, который является по квоте Коломойского главой администрации президента Украины, на каждый вопрос нашептывает Зеленскому на ухо, что отвечать. Это же просто смешно…То есть, Зеленский абсолютно управляемый, ничего абсолютно не понимающий человек, не способный ни на какие вообще самостоятельные решения.Сегодня на Украине сложился полный консенсус. Олигархи получили все, что их интересует. Американцы сохранили контроль над теми процессами, которые интересовали их. Силовые структуры — под их контролем. И они добились, что министром обороны будет гражданский человек. Потому что так проще продвигать свои интересы.Сейчас ключевой вопрос в том, сохранят ли американцы стопроцентный контроль над Украиной? Для этого им нужна еще и должность премьер-министра. Выберут кого-то из тех, чьи фамилии были озвучены в американских СМИ (Коболев, Рашкован, Витренко, Данилюк, Абромавичус — ред.) — значит, Штаты сохраняют 100-процентный контроль, позволив олигархам каким-то образом пытаться наладить какие-то экономические отношения с РФ. Потому что это выгодно. Но при этом не дадут зайти за красные идеологические флажки.
«СП»: — Нужно ли нам вообще при этих условиях вести с Украиной переговоры?
— Однозначно нужно вести переговоры, если хоть таким образом мы имеем возможность снизить интенсивность обстрелов Донецка и Луганска. Чтобы люди там не страдаем.Мы можем каким-то образом все-таки гарантировать более или менее спокойную жизнь (опять же, не в публичном общении) для — условно — политиков, выступающих со здравых позиций. Потому что, допустим, года три назад, в разгар президентства Порошенко, то, что делает сейчас Медведчук, было бы невозможно. Сейчас стало возможным.Но при этом нам нужно четко сформировать позицию для этих переговорах. Условно говоря, если вы выходите решать с Донбассом, то это прямой разговор с Донбассом. Если хотите решать какие-то вопросы в плане возобновления экономических связей с Россией — мы не возражаем. Только вы тогда меняйте что-то в идеологическом плане. Работать с бандеровской и неофашистской Украиной Россия не будетНам необходимо сформировать четкую позицию, где мы готовы уступить, а где — не готовы. То, что нас втягивают в эти переговоры — это понятно. То, что нам придется в них участвовать — это тоже понятно. Будет ли результат? Судя по действиям Киева, вот это пока непонятно.
Контрреволюционер Борис Джонсон
ЛОНДОН — Если история повторяется — сначала трагедия, а потом фарс, то дальше — Борис Джонсон, политик–оборотень, который воплощает в себе противоречия нашей эпохи. Джонсон является трибуной для 1% людей,выросших с привилегиями; потомок иммигрантов, агитировавший за закрытие границ; консерватор, который хочет перевернуть политический строй; эрудированный человек, что насмехается над знаниями; икосмополит, который случайно называет черных людей «негритятами».
Джонсон сделал больше, чем кто-либо другой, чтобы похоронить
Европейское будущее Британии; но его ультра-гибкость еще может
оказаться ее спасением.В своем первом публичном выступлении после
назначения Министром иностранных дел Джонсон сравнил Brexit
голосование с Французской революцией. Провоцируя шефа Французского
посольства на праздновании Дня взятия Бастилии, он приветствовал
референдум как «великое народное восстание против удушающего
бюрократического старого режима (sic!), чьи демократические ценности
стали уже далеко не так очевидны».Но Brexit голосование с его
обещанием воссоздать вчерашнюю Британию — менее революция, чем
контрреволюция. Борис и его группа брекситеров имеют больше общего с
Луи Наполеоном Бонапартом, который свергнул Французскую республику,
чтобы создать новую монархию, чем с Дантоном или
Робеспьером.КонтекстБорис Джонсон: Евросоюз напоминает могилуИноСМИ,
09.06.2016Оскорбительные стихи про ЭрдоганаThe Spectator,
19.05.2016Британский защитник КремляПрава людини в Украiнi,
12.05.2016Борис Джонсон: игрок или капитан?Русская служба BBC,
22.02.2016Если кто-либо или что-либо имеет право требовать воплощения
прогрессивных идеалов 1789 года, то это ЕС. Его политики и чиновники
перевели неопределенное триединство свободы, равенства и братства в
конкретную форму: 80 тысяч страниц законов, которые охватывают права и
правила от спальни до заводских цехов. Применение этих правил помогло
группе стран — от Греции и Испании до Эстонии и Польши — перейти от
автократии к демократии.

Революция ЕС дала направление странам на то, как им жить вместе —
продвигая индивидуальные права, международное право и объединение
суверенитета. Ее источниками преобразующей силы являются обещанное
потенциальное членство и «политика соседства», которая экспортирует
Европейские ценности, а также ее содействие глобальному
институциональному строительству и имитация региональной интеграции.

Сегодня, в результате контрреволюции, клуб ЕС скорее сокращается, чем
растет. Вместо того, чтобы переделать мир по своему представлению, ЕС
опасается соседей, которые вместо импорта ценностей экспортируют хаос.
Взаимозависимость причин не заканчивается внутри европейского
конфликта. А Европейская идея становится центром политической
оппозиции на всем континенте.

Действительно, наиболее тревожным фактом сегодняшней Европы является
не выход Соединенного Королевства, а хрупкость и разобщенность
оставшихся 27 государств, в которых внутренний консенсус в отношении
Европы практически полностью испарился. Британская кампания «Выхода»
охватывает выраженное общее мнение восстановить прошлую
определенность, а не установить новые права. Все государства-члены
подвержены экономической нестабильности, обеспокоенностью по
сохранению культурных ценностей и политическому отчуждению, которые
новые политические силы эксплуатируют, используя референдумы по
политическому преобразованию, как борьбу между людьми и эгоистичными
элитами.

Экономические и политические мучения Британии после референдума
заставят другие страны-члены ЕС дважды подумать, прежде чем проводить
свои народные голосования о членстве. Но не сомневайтесь: ЕС
действительно переживает эпоху распада. Медленное скольжение в
«неуправляемость» может быть столь же разрушительным, как и распад.

Некоторые решения ЕС уже оспариваются национальными референдумами,
подобным плебисциту, что планировал премьер-министр Венгрии Виктор
Орбан о квотах на беженцев. Во Франции так называемая Директива об
откомандированных работниках (которая позволяет работодателям платить
откомандированным работникам не менее, чем предусмотрено минимальной
ставкой в принимающей стране), не может быть реализована. И
Европейская комиссия отказывается от любимых проектов, таких как
договоренность о свободной торговле с Канадой.

Вместо того, чтобы объединить, каждый новый вызов делил ЕС на меньшие
группы. Евро разделил Север и Юг; Украина и кризис беженцев разделили
Восток и Запад.

Про-европейцы должны взаимодействовать с источниками недовольства и
переосмыслить формы, используемые для выражения Европейского идеала.
ЕС был основан на механической идее, что взаимозависимость позволит
сократить конфликт. Связав вместе европейские средства производства —
сначала в рамках Европейского объединения угля и стали, а затем
посредством общего рынка и евро — ЕС надеялся настолько тесно связать
между собой Европейские государства, что война между ними уже была бы
невозможна.

Действительно, война в Европе в настоящее время в целом немыслима, с
созданием большого благосостояния. Но ответная реакция против
взаимозависимости — будь то через евро, свободное передвижение или
терроризм — не вызывает сомнений.

Для сохранения ЕС, европейские лидеры должны сосредоточиться на том,
чтобы, будучи взаимозависимыми, люди чувствовали себя в безопасности.
Это означает перераспределение некоторых экономических преимуществ
свободного передвижения в сообществах, несущих его бремя; усиление
контроля внешних границ и сотрудничество в борьбе с терроризмом;
обеспечение большей гибкости для интеграции зоны евро и миграции; а
также возвращение к идее, что высшее предназначение институтов ЕС
заключается в защите Европейских национальных государств, а не
наращивания своей собственной силы.

Кризис Brexit дает оставшимся членам ЕС шанс переосмыслить Европейский
проект. Если им это удастся, Великобритании, возможно, в конечном
счете, захочется вернуться.

Безусловно, это не то, к чему стремятся брекситеры или их союзники в
других странах. Они могут добиться успеха в разрушении ЕС, но вряд ли
они выполнят свои обещания воссоздать вчерашний мир, а тем более
лучшее будущее. На самом деле, они могли бы непреднамеренно разрушить
преимущества Европейской интеграции, которая для людей имеет
наибольшее значение.

Избиратели, поддержавшие Brexit, еще могут вторить тому, что говорил
Маркс о контрреволюции Луи Наполеона: «Целый народ, полагавший, что он
посредством революции ускорил свое поступательное движение, вдруг
оказывается перенесенным назад, в умершую эпоху». Они открывают то,
что они свергли не тиранию старого режима, а «уступки, которые были
отжаты у нее за столетия борьбы».

Это тот случай, когда политическое переодевание Джонсона может
вступить в свои права. Если Великобритания войдет в глубокую рецессию,
и будет стараться выполнить обещания кампании Выхода, многие
избиратели могут еще захотеть остаться на едином рынке, или даже в
самом ЕС. Такого рода кульбит был бы невозможен для большинства из
лагеря Brexit, для которых мечта о суверенитете важнее угрозы
экономического коллапса. Но Джонсон понимает Европейские ценности и
временами кажется противоречивым в отношении кампании Выхода, которой
он руководил.

Способность Джонсона избегать оков своих предыдущих заявлений могла бы
вдохновить Гудини. Если ЕС удастся реформироваться, а экономические
проблемы Великобритании усугубятся, все, что кажется надежным,
особенно Евроскептицизм Джонсона, может раствориться в воздухе.Марк Леонард (Mark Leonard)Project Syndicate, США, 30.07.2016
бывший мэр Лондона Борис Джонсон о будущем Евросоюза Совсем недавно, в преддверии самого важного, можно сказать с
уверенностью, судьбоносного события для Великобритании — референдума,
на котором британцы решат остаться им в Европе или нет, бывший мэр
Лондона, яркий и неординарный политик, член консервативной партии
Борис Джонсон (Boris Johnson) поделился с газетой Daily Telegraph
своими мыслями и тревогами относительно настоящего и будущего не
только Великобритании, но и Европы в целом. Он предложил поговорить об
экономике и посмотреть, какое влияние в реальности оказывает
Европейский Союз на положение дел в экономике Великобритании и
континентальной Европы.Борис Джонсон начинает свои рассуждения:
большая часть утверждений в поддержку «единого рынка» может быть
сброшена со счетов — во многих случаях он является не более чем
предлогом для пополнения трясины политизированных законов, которая
обходится британскому бизнесу в сумму около 600 миллионов в неделю.За
20 лет с тех пор, как в 1992 году была запущена программа «единый
рынок», множество стран превзошли Великобританию в плане экспорта в
страны Евросоюза: 27 стран, не входящих в ЕС, обеспечили себе рост
объемов экспорта товаров, превосходящий аналогичные показатели
государств — членов ЕС. То же касается и экспорта услуг — в этом
секторе группа из 21 стран продемонстрировали впечатляющий рост,
оставив позади весь Еропейскоий Союз. По мнению бывшего мэра Лондона,
активного сторонника «Брэкзит», совсем неудивительно, что страны, не
входящие в ЕС добились таких результатов. Борис Джонсон объясняет их
успех несколькими факторами: американские и другие предприятия вне
Евросоюза имеют отличный «доступ» на рынки ЕС, но при этом не связаны
бюрократией Брюсселя. Он, в частности, отмечает, что в Великобритании
всего лишь 6% компаний заняты торговлей с остальным Евросоюзом, и при
этом все эти компании попросту обязаны подчиняться и соблюдать
законодательство Евросоюза, которое связывает их своими
бюрократическими цепями.КонтекстБеженцы принимают христианствоThe
Guardian, 08.06.2016Европейская веснаSabah, 05.06.2016
Борис Джонсон задает простой и логичный вопрос: привело ли создание
«единого европейского рынка» к серьезному экономическому подъему в ЕС?
И сам же отвечает на него: «конечно нет». С 2008 года ВВП США вырос на
13%, а в ЕС этот же показатель составил всего 3%. Бывший мэр Лондона
не стесняется в выражениях и говорит, что своими удручающими темпами
роста Евросоюз напоминает могилу; сегодня единственный континент с
более низкими темпами роста — Антарктида, и причиной тому, по его
мнению, является «маразматическая уравниловка» Брюсселя в отношении
норм и правил. Более того, Джонсон уверен, что самое худшее
заключается в том, что в последнее десятилетие ЕС страдает от
созданной своими же руками экономической катастрофы — единой валюты.

Он отмечает, что никто уже даже не удивляется пугающей статистике,
которая демонстрирует удручающее положение дел в некоторых европейских
странах, таких, например, как Греция и Португалия. Ведь там
безработица среди молодежи держится на уровне 50%. Борис Джонсон
замечет, что европейцы уже и не задумываются о том, что число
самоубийств в Еропе демонстирует удручающий рост, не говоря уже о
личных трагедиях. Доступ к медицине в большинстве европейских стран
вообще отсутствует. Загубленные жизни молодежи — печальный фактор
сегодняшнего дня. Как отмечает Борис Джонсон, с точки зрения
нравственности, это скандал. И света в конце тоннеля не видно.

Борис Джонсон рисует нерадостную картину: на нашем пороге
разворачивается трагедия, масштабы которой только увеличиваются; ее
причина — неумные попытки насильно ввести единую валюту в странах с
разными рынками труда и неодинаковым уровнем производительности. Как
только страны Евросоюза лишили возможности проводить девальвацию своих
независимых валют, многие из них оказались неспособными к конкуренции.

Джонсон задается в этой связи вопросом: что европейцы могут сделать?
Он считает, что в целом, есть три возможных ответа. Первый:
необходимо, чтобы ослабленные южные страны Средиземноморья подчинились
диктату Центрального Банка Европы и Международного Валютного Фонда.
Можно сократить затраты. Можно возложить бремя на трудовой класс.
Сократить пенсии, отпуска и социальные выплаты и надеяться, что
каким-то образом им удастся приравнять свои удельные затраты на
рабочую силу к немецким. В результате, меры жесткой бюджетной экономии
наносят тяжелый урон национальной экономике: падает спрос, доверие
потребителей уничтожено как таковое, и мучения продолжаются. Скрывать
уже невозможно, волна протестов перекинулась на Францию.

С другой стороны, к этим странам можно относиться как к бедным и
отсталым регионам единого политического образования — как южным штатам
Америки или итальянскому Меццоджорно (Mezzogiorno — полуденное
бездействие). Чтобы поддержать себя они могут просить подачки в виде
субсидий.

Проблема этого подхода состоит в том, что тогда от немецкого
налогоплательщика потребуется чрезвычайная щедрость по отношению к
соседям, и по мере развития этой программы, немцы начнут неизбежно
требовать ограничения бюджетных запросов своих клиентов, ведь «кто
платит волынщику, тот и заказывает песни». Вот почему следующий шаг —
после еврореферендума в Великобритании — предпринять все усилия, чтобы
сформировать «экономическое правительство Европы», используя институты
единого рынка. Великобритания тоже окажется втянутой в эту авантюру,
платить за которую будет британский налогоплательщик. Этот
«политический союз» будет страшно антидемократическим и к тому же
дорогостоящим, в том числе и для нашей страны.

Борис Джонсон скептически замечает, что в конце концов, есть третий
способ реагирования на катастрофу присутствия в неоптимальной валютной
зоне, когда твой собственный регион не выдерживает конкуренции: можно
просто уехать. Это как раз то, что происходит сейчас — в невиданных
прежде масштабах. Люди покидают регионы Европы, пораженные кризисом
евро, уезжая в поисках работы, и направляются они, прежде всего, в
Великобританию. На прошлой неделе были опубликованы поразительные
цифры: в страну прибыло 270 тысяч иммигрантов из Евросоюза, из них
чистую иммиграцию составляют 184 тысячи человек. Это целый город
размером с Оксфорд. То, что мы переживаем — самый динамичный
демографический сдвиг тысячелетия.

Джонсон подтверждает, что он всегда говорил о преимуществах иммиграции
и способности талантливых людей со всего мира вносить вклад в жизнь
Великобритании. Но при этом замечает: как можно утверждать, что это не
экономический феномен? Иммиграция сейчас является единственным
крупнейшим фактором роста населения в Великобритании, которое
неизбежно вырастет до 70, а то и 80 миллионов человек в будущем.
Именно растущий спрос, возникающий в результате этого, приводит к
кризису жилищного рынка и практически непреодолимой проблеме
уничтожения «зеленого пояса» — лесов и полей вокруг крупных городов.
Именно иммиграция способствует постоянному сокращению заработной платы
на наиболее низкооплачиваемых видах работы, в то время как зарплаты
руководителей компаний из биржевого индекса «Файненшл Таймс» (многие
из которых ратуют за то, чтобы сохранить Великобританию в составе ЕС)
выросли и превысили среднюю заработную плату рабочего в 150 раз.

Консерватор Джонсон напоминает, как абсолютно права была Госминистр по
делам занятости Великобритании Прити Пател (Priti Patel), когда
сказала, что эти топ-менеджеры, какими бы милыми и доброжелательными
они ни были, не чувствуют, какое давление оказывает приток иммигрантов
на участковые больницы и школы. И этот приток серьезно вырастет,
когда, в соответствии с новым Законом, британские работодатели
установят минимальную заработную плату на уровне прожиточного
минимума. Минимальная заработная плата в Великобритании уже достигает
1529 евро в месяц, что намного больше, чем в Болгарии — 215 евро, или
в Румынии — 233 евро. Джонсон призывает подумать, каким будет «эффект
притяжения», если Британия продолжит в том же духе, не имея, согласно
подчиненности Брюсселю, никакой возможности ограничивать наплыв
иммигрантов.

Однако он оговаривается, что в этом притоке людей можно найти и
положительные стороны, и общественность можно переубедить. Но, как
констатирует Джонсон, это решительно не то, чем занимается нынешнее
британское правительство. Год за годом декларируется, что иммиграция
может быть ограничена до «десятков тысяч» человек в год — заявление,
которое сейчас, когда Великобритания находится в Евросоюзе, звучит, по
его мнению, откровенно неискренне.

Люди необязательно возражают против иммиграции, и тем более, против
самих иммигрантов. Общество возмущает отсутствие демократического
согласия. Джонсон убежден, что в нынешней политике тори нет баланса и
осмотрительности потому, что "мы ее не контролируем, и единственный
способ вернуть себе этот контроль — проголосовать за выход
Великобритании из Евросоюза на референдуме 23 июня". Вот так
однозначно заявляет член нынешней правящей партии.

Суждения бывшего мэра Лондона и человека, которого рассматривают в
качестве наиболее вероятного кандидата на пост лидера Консервативной
партии, могут показаться чрезмерно резкими. Но они отражают реальные
настроения, причем укорененные в историческом опыте многих британцев,
которые рассматривают нынешний евроинтеграционный проект как «гнилой»,
не имеющий перспективы в обозримом будущем. Если оставить в стороне
такие факторы, как засилье брюссельской бюрократии, которая не
подчиняется никому, и «дефицит демократии», то претензии во многом
сводятся к недоверию, к лидерству Берлина в Большой Европе. Не
просматривается путей урегулирования и кризиса в еврозоне, где, по
общему признанию, должна платить Германия, как в свое время, после
войны за Западную Европу платила Америка. Явно не вдохновляет и то,
как Германия реагировала на двуединую миграционно-террористическую
угрозу, а именно эта проблематика оказалась на острие нынешних
британских дебатов по «Брэкзиту».

Во многом созвучными озабоченностям британцев оказались последние
высказывания Председателя Евросовета Дональда Туска, который призвал
отказаться от «утопической мечты» о все более тесной интеграции в
Европе и сосредоточиться на укреплении внешних границ Евросоюза и
создании банковского союза в Еврозоне. Всем совершенно понятно, что на
это уйдут годы, а ведь жить и решать насущные проблемы необходимо
сегодня, сейчас. Собственно поэтому многие на британских островах
полагают, что во всех отношениях безопаснее будет, если они будут
полностью контролировать свою судьбу. Решать только самим британцам. А
мы…. Мы будем наблюдать и извлекать уроки.
Нана Яковенко

На протяжении последних десятилетий Киссинджер – один из наиболее влиятельных экспертов в вопросах внешней политики США. Киссинджер считает, мир очень усложнился, в нем происходят совершенно не связанные друг с другом события, благодаря мировой сети информации они все становятся мгновенно известны, из-за этого их разноплановость очевидна, их обилие не позволяет высеять самые важные, в результате объективный анализ затруднен, опасности растут. Киссинджер еще не видит в сердце своем смертельную рану: он, как Дух Америки, как сама Америка сегодня, поражен непримиримым столкновением интернациональной глобализации и американизма-патриотизма, поэтому Киссинджер ошибается в двух моментах: 1. Что события не связаны друг с другом никакой общей целью, идеей; 2. Что изобилие, излишек и мгновенная доступность информации сеет аналитический хаос. В чем он глубоко прав, так это в том, что опасности растут; и растут они от того, что мощный все охватывающий и все захватывающий процесс преобразования мира входит в свой решающий этап, когда тем, кто теряет, и тем, кто приобретает с приближением развязки, это становится ясно не только из теории и разъяснений, дескать, хаотичных информаторов, но от нескрываемой правды жизни и реальной каждодневности и рутины. Тут-то, как говорится, и показал черт рожки.
Мир находится на общественно-исторической стадии победы социальной и экономической интернационализации, получившей наименование глобализации. В чем главное содержание нашего этапа? Киссинджер занимал пост госсекретаря в 1970-е годы. Является одним из авторов политики разрядки в отношениях с СССР.На протяжении последних десятилетий Киссинджер – один из наиболее влиятельных экспертов в вопросах внешней политики США.Киссинджер считает, мир очень усложнился, в нем происходят совершенно не связанные друг с другом события, благодаря мировой сети информации они все становятся мгновенно известны, из-за этого их разноплановость очевидна, их обилие не позволяет высеять самые важные, в результате объективный анализ затруднен, опасности растут. Киссинджер еще не видит в сердце своем смертельную рану: он, как Дух Америки, как сама Америка сегодня, поражен непримиримым столкновением интернациональной глобализации и американизма-патриотизма, поэтому Киссинджер ошибается в двух моментах: 1. Что события не связаны друг с другом никакой общей целью, идеей; 2. Что изобилие, излишек и мгновенная доступность информации сеет аналитический хаос. В чем он глубоко прав, так это в том, что опасности растут; и растут они от того, что мощный все охватывающий и все захватывающий процесс преобразования мира входит в свой решающий этап, когда тем, кто теряет, и тем, кто приобретает с приближением развязки, это становится ясно не только из теории и разъяснений, дескать, хаотичных информаторов, но от нескрываемой правды жизни и реальной каждодневности и рутины. Тут-то, как говорится, и показал черт рожки.
Мир находится на общественно-исторической стадии победы социальной и экономической интернационализации, получившей наименование глобализации. В чем главное содержание нашего этапа? Королев Ю.Н. Листья травы глобализации. Не плоды, даже не цветы; но и не ростки... Нечто уже очень материальное, но с философским подтекстом. Точнее всего - Диалектика Глобализации. Мировая элита постоянно перепроверяет, насколько Путин владеет ситуацией в России, и каждый раз все больше удостоверяется, что вполне владеет. Значит, от него можно потребовать максимальных уступок, и он справится. А кроме него больше никто не справится в России. Пугают тем, что если свергнуть Путина (интересно, кто это может сделать?), то придет кто-то хуже. Хотелось бы спросить, кто? Слева? Справа? Во-первых, никого нет; а во-вторых, чем он может быть хуже для Запада? или лучше? Да ничем. Игра в основном - стратегически - сыграна. Создать выигрышный плацдарм для вступления в глобализацию не получилось: для экономического обеспечения процесса необходимо было укрепить и наладить и так уже продвинутый процесс технологической и экономической интеграции России, Украины, Белоруссии и Казахстана. По всем категориям на первом месте стояла интеграция с Украиной и, казалось, проблем нет: не только потому что и так процесс зашел очень далеко; но и потому что Путин никогда не противопоставлял его Западу и не предполагал, что Запад захочет, может счесть для себя приемлемой острую и бескомпромиссную борьбу и войну на этом поле. Чей это просчет, его или политиков США и ЕС? Очевидно, что хуже для всех.
Ю.Королев. Диалектика глобализации. Именно этот набирающий скорость процесс закручивает и закруживает все мировые частности, и стоит только копнуть Аль-Каиду или ИГ, как под тонкой шкуркой наносной средневековой или религиозной чешуи откроется истинный лик кровавой и грязной Революции. И Великой. С великой стратегической целью, конечно. Как известно, революцию совершают одни, а плоды ее пожинают другие. Самым парадоксальным в настоящий момент и на этом этапе глобализации является то, что суъектом противостояния интернационального и национального стали сами Соединенные Штаты и внутри этого общества-гегемона образовались и быстро набирают силу две партии – партия интернационализации, транснационализации и глобализации и партия Америки. В этом нет ничего ни плохого, ни хорошего; просто это знак того, что все-таки следующей стадией глобализации станет формирование нового и, наверное, более состоятельного гегемона-лидера процесса. Конечно, наивно думать, что это произойдет посредством всемирной избирательной кампании; но весьма возможно, что мировые сверхолигархи, например, США, ЕС, Китай, Индия и Россия (Россия - маловероятно) смогут достичь компромиссов, отказаться от части своих суверенитетов – наболее одиозных и опасных, институируют такую формулу хотя бы через ООН – и двинут процесс дальше. Почему бы нет? Америка сняла бы с себя долю – невыносимую и вредную для ее будущего – ответственности; ее партнеры сняли бы на обозримое будущее ее проблемы долга и доллара; это было бы неплохо для транснационализации.
Возвращение Кудрина означает Реинтеграцию в глобализацию под эгидой США, но - без вариантов - ни G8, ни СНГ, ни БРИКС, ни Евразия - одна-одинешенька Россия на 8-10 место, за Польшей. Это не ерничанье, это важно для элиты, от этого зависит, куда ее пустят и где она станет обретать - за это и шел бой полтора десятилетия. Ни в целом российской элите, ни ее отдельным представителям не удалось добиться равного положения с мировой верхушкой; с большой натяжкой и оговорками можно говорить только об Абрамовиче, но это же не решение исторического вопроса.
Конечно, не конец света: Россия еще вернется к разделу. Но получит ли Путин мандат на новую попытку или это будет другой, покажет время - этак, лет 10-20; хотя с Россией, - кто знает? А пока будем дожидаться нового Столыпина, - и Кудрин сойдет
Ю.Н.Королев. Диалектика Глобализации. Запад постоянно перепроверяет, насколько Путин владеет ситуацией в России, и все больше удостоверяется, к своему удовлетворению, что вполне владеет. Это означает, что от него можно потребовать максимальных уступок, и он справится; а больше никто не справится в России. Кое-кто пугает тем, что если свергнуть Путина (а кто это может сделать?), то придет кто-то хуже. Хотелось бы спросить, кто? Слева? Справа? Во-первых, никого нет; а во-вторых, чем он может быть хуже для Запада? или лучше? Да ничем. Игра в основном - стратегически - сыграна. Остается пресловутый русский фактор. Что такое русский фактор - не мистически, а математически. Он состоит из нескольких слагаемых и пары мультипликаторов. Единственно опасная для Запада ситуация - мультипликационная - русская революция и приход к власти неких принципиально новых творческих сил; проблема, - что их нет в обозримом пространстве; хотя то, что им нужно сделать, - ясно и очевидно и уже было сделано в историческом прошлом в Западной Европе 60-90-х годов ХХ века - народный капитализм, или переход к социальной рыночной экономике и интернациональной экономической интеграции, которая позднее приняла формы глобализации.
Ю.Н.Королев. Диалектика Глобализации. Именно этот набирающий скорость процесс закручивает и закруживает все мировые частности, и стоит только копнуть Аль-Кайду или ИГ, как под тонкой шкуркой наносной средневековой или религиозной чешуи откроется истинный лик кровавой и грязной Революции. И Великой. С великой стратегической целью, конечно. Как известно, революцию совершают одни, а плоды ее пожинают другие. Самым парадоксальным в настоящий момент и на этом этапе глобализации является то, что суъектом противостояния интернационального и национального стали сами Соединенные Штаты и внутри этого общества-гегемона образовались и быстро набирают силу две партии – партия интернационализации, транснационализации и глобализации и партия Америки. В этом нет ничего ни плохого, ни хорошего; просто это знак того, что все-таки следующей стадией глобализации станет формирование нового и, наверное, более состоятельного гегемона-лидера процесса. Конечно, наивно думать, что это произойдет посредством всемирной избирательной кампании; но весьма возможно, что мировые сверхолигархи, например, США, ЕС, Китай, Индия и Россия (Россия - маловероятно) смогут достичь компромиссов, отказаться от части своих суверенитетов – наболее одиозных и опасных, институируют такую формулу хотя бы через ООН – и двинут процесс дальше. Почему бы нет? Америка сняла бы с себя долю – невыносимую и вредную для ее будущего – ответственности; ее партнеры сняли бы на обозримое будущее ее проблемы долга и доллара; это было бы неплохо для транснационализации.
Ю.Н.Королев Диалектика... Экономический смысл исторического момента: суть столкновения в том, что объектом и субъектом интеграционного воздействия являются коммуникации, финансовые институты, мировая валюта (доллар, евро, фунт, франк, йена, юань, рубль), технологии, сырье, реальная экономика и расчеты ВВП, великое переселение народов, миграция, рынок труда, реструктуризация производства и потребления, космос, оружие. Все это интернационализируется, траснационализируется, глобализуется; но это необходимо и долго будет необходимо и – это хорошо! – и национальным экономикам. Сколько суверенитета передать мировому правительству, а сколько оставить себе. Регионализация наций - суть восточноевропейских, среднеазиатских и арабских революций. Все это сейчас в принципиальных величинах устанавливается, практически окончательно. Тот, кто не получит - не оторвет - сегодня, навсегда в историческом цикле останется на задворках. Самые высокие риски и амбиции - у России: она или сможет войти в группу лидеров вместе с США, Китаем, ЕС, Индией, или нет. Здесь нет места для сантиментов, вопросы очень конкретные: инвестиции, безопасность, решения, - не миллиарды, а триллионы; ну, и конечно, персональный момент не на последнем месте... Силы, находящиеся в противостоянии, отмобилизованы и практически равны - нет никого, кто был бы не нужен, - все в котел общественно-исторического строительства
Ошибка состояла в том, что все это делалось для узкой группы узко понимающих мироздание людей и делалось не случайно, конъюнктурно и по случаю, а по убеждению; которое сохраняется.
Королев. Диалектика... Киссинджер, который хотя, к сожалению, и стареет, но попрежнему зрит в корень, заметил: слишком много информации и она мгновенно доступна, ее нет возможности осмыслить; она одинаково доступна и тем, что использует ее во зло. Иначе говоря, интеллектуальной элите не осталось никакого простора для ангажированной интерпретации происходящих событий – информационное оружие революции – пропаганда – вырвалось из оков. Все труднее изобразить тенденциозно смысл крупного события общественного звучания. Все труднее практиковать надежный тезис оправдания: средства достижения цели, оказалось, не менее стратегически важны, чем эта провозглашенная цель, которая весьма часто бывает провозглашена неточно, приблизительно, двусмысленно и даже ложно. И по мере приближения к ней, наворотив кучу скверных средств ее достижения, обнаруживаем, что цель-то эта – весьма сомнительная вещь, и лучше подыскать иную. А как же – слеза ребенка? Итак, в чем экономический смысл нынешнего этапа глобализации, - не всего революционного цикла, а только приблизительно 2014-2020 годов? Наиболее близко к истине подходим, если приглядимся к смыслу технологический свершений – к характерным чертам технической революции, если использовать классические термины прошлого века.
Королев Ю.Н. Листья травы Глобализации. Не плоды, даже не цветы; но и не ростки... Нечто уже очень материальное, но с философским подтекстом. Точнее всего - Диалектика Глобализации. Мировая элита постоянно перепроверяет, насколько Путин владеет ситуацией в России, и каждый раз все больше удостоверяется, что вполне владеет. Значит, от него можно потребовать максимальных уступок, и он справится. А кроме него больше никто не справится в России. Пугают тем, что если свергнуть Путина (интересно, кто это может сделать?), то придет кто-то хуже. Хотелось бы спросить, кто? Слева? Справа? Во-первых, никого нет; а во-вторых, чем он может быть хуже для Запада? или лучше? Да ничем.
Игра в основном - стратегически - сыграна. Создать выигрышный плацдарм для вступления в глобализацию не получилось: для экономического обеспечения процесса необходимо было укрепить и наладить и так уже продвинутый процесс технологической и экономической интеграции России, Украины, Белоруссии и Казахстана. По всем категориям на первом месте стояла интеграция с Украиной и, казалось, проблем нет: не только потому что и так процесс зашел очень далеко; но и потому что Путин никогда не противопоставлял его Западу и не предполагал, что Запад захочет, может счесть для себя приемлемой острую и бескомпромиссную борьбу и войну на этом поле. Чей это просчет, его или политиков США и ЕС? Очевидно, что хуже для всех.
Интуитивно многие понимают, что парадоксальным образом прямая демократия это самая манипулируемая система власти. Она уже получила в исторической науке свое имя - популизм. В новое время эта практика началась с Наполеона. Хотя она тоже была и есть цензурирована, например, нигде до сих пор нет прав у молодежи до 16 лет, а собственно, почему? это возрастной ценз. Нет прав у душевнобольных, хотя этих прав их лишают врачи, чья объективность нуждается в доказательствах, нет прав у приехавшего иностранца - почему? это тоже ценз, etcetera. C использованием современных средств социологии легко вычисляются опасные группы, которые практически незаметно для внимательного ока правозащитников можно исключить из гражданского процесса. Но дело даже не в том, чтобы исключить из избирательного процесса тех или иных противников, важнее - включить в него надежных, добровольных и действительно убежденных союзников и попутчиков, - что тоже помогает сделать социология. Таким образом так называемая прямая демократия, как и любая, впрочем, другая, приводит к нарушению разумного, доброго, вечного, то есть несправедлива, недостойна, безответственна. Ответ, конечно же, исторически известен: свобода, широта прав зависит от уровня развития общества, осознавшего ограниченность своей свободы и свободы составляющих это общество индивидуумов; если декларировать больше свободы, чем дозволяет развитие общества, свобода используется во вред; провозглашенные права остаются на бумаге, потому что власти приходится действовать не по закону, а по понятиям, не только чтобы не навредить делу, но и потому что ей так удобнее. По слишком вольному закону за исполнение проголосуют те, кто едва выслушав аргументы, опустит палец вниз, обрекая на смерть обвиняемого, а завтра, когда выяснится, что казненный невиновен, разведет в недоумении руками, признавая несостоятельность своего права, - а ведь мертвого не воскресишь и даже не принесешь ему извинения и соболезнования.
Исторически ограничения в правах - цензы, в том числе избирательный, устанавливались, чтобы, с одной стороны, привлечь достойных и ответственных людей к управлению, а с другой, не допустить к этому делу непонимающих, неинформированных, недостойных, безответственных и инертных, не имеющих и не ищущих позиции из-за отсутствия интереса. Они преодолевались по факту возникновения новых общественных и гражданских потребностей и признания роли их субъектов и объектов. По мере вовлечения новых групп населения в гражданские дела, в предпринимательство, торговлю, образование стали возникать вопросы, которые прежние мудрецы не могли решать профессионально; они стали искать поддержку у новых активистов, привлекая их к управлению, вынужденно делясь властью и признавая влияние все более и более тонких общественных материй.
Многие болезни общества программируют наследуемые ошибки декларативных Конституций. По ходу развития цивилизации происходил отказ от тех или иных цензов. Например, сначала избирательное право предоставлялось только мужчинам; и только в XX в. имеет место практически повсеместная ликвидация данного ценза и предоставление женщинам избирательного права в равном с мужчинами объеме, т. е. и права избирать, и права быть избранной. В XIX и начале XX в. широко применялись сословные и имущественные цензы. Сословный ценз выражался в том, что к участию в выборах не допускались лица, относившиеся к определенным слоям населения (например, рабочие, крестьяне, военнослужащие и др.). Имущественный ценз состоял в том, что избирательное право предоставлялось только лицам с определенными доходами или собственностью. Подавляющее большинство стран мира последовательно отказалось от этих цензов, хотя кое-где они существуют.
Ю.Н.Королев. Диалектика... Не только Россия, но и почти все остальные страны не успели за технологической революцией - в большей или меньшей степени, - и Россия сохраняет конкурентные возможности, дело за мозгами, с которыми хуже, ибо хорошие действительно вывозятся в иные страны, а с остальными - жить тоже можно. Конкуренция - вещь диалектическая, она проигрывается и выигрывается, и не всегда выигравший сегодня - обеспечил себе навсегда езду впереди, если он первый - верхом, очень даже может оказаться технологически догоняющим автомобилиста: высокая технология - вещь в себе и хитрая. Вопрос не в этом; вопрос в выборе, в людях, в правильном решении. Вот его нет как нет; если решения Путина в 2000 были стратегически приемлемыми на тот исторический момент - пусть олигархи, но остановится развал России, соберется экономика, воспрянут люди, - то теперь без нового решения, все это может рухнуть, потому что потенциал прежнего решения исчерпан. Греф прав, но надо подчеркнуть, что тезис его верен на сегодня
Распродажа госимущества на спаде имеет концептуальный смысл: передать задешево доли и акции предприятий работникам и гражданам - здесь понадобятся некоторые внеэкономические юридические обеспечения и гарантии, каких уже много насочиняли в Европе, России не понадобится ничего нового; пригласить их вынуть деньги из вкладов и скрытых сбережений; создать для этого все благоприятности; но контролировать приобретение условиями, препятствующими покупку банками, монополиями, олигархами. То есть провести реформы под народный капитализм без всякой ажитации, компенсируя хотя бы отчасти обман с приватизацией начала 90-х годов; олигархи должны быть нагнуты государством, которое им все дало, и призваны поделиться собственностью, тем более, что сейчас это им ничего не будет стоить, а лишь скромно прибавит капитализации.
Ю.Н.Королев. Диалектика. Вопрос не решен окончательно - еще предстоят бои, но ясно, что в первую тройку Россию не пустят: Россия возвращается в систему глобализации под эгидой США, но без вариантов - ни G8, ни СНГ, ни БРИКС, ни Евразия - одна-одинешенька Россия на 8-10 место, за Польшей. Это не ерничанье, это важно для элиты, от этого зависит, куда ее пустят и где она станет обретать - за это и шел бой полтора десятилетия. Ни в целом российской элите, ни ее отдельным представителям не удалось добиться равного положения с мировой верхушкой. Конечно, не конец света, Россия еще вернется к разделу. Но получит ли Путин мандат на новую попытку или это будет другой, покажет время; с Россией, - кто знает? Страна будет дожидаться нового Столыпина, - пока и Кудрин сойдет. Поворот отмечен тем, что Россия переключается на противника близкой весовой категории - Турцию и - что характерно - чисто региональных претензий; но шуметь придется погромче, чтобы люди поверили - хорек страшнее льва.
Возвращение Кудрина означает Реинтеграцию, но вопрос о месте в этой системе зависимости не решен окончательно - еще предстоят бои, но ясно, что в первую тройку Россию не пустят. Россия оказалась в числе стран, которые проигрывают, которые не успели адаптировать собственную экономику и всю социальную систему к новой реальности
Ю.Н.Королев. Диалектика Глобализации. На протяжении довольно длительного времени Путин сильно опережал партнеров, критиков и единомышленников как в совершении ошибок, так и в их осознании и корректировке; все к этому привыкли, и он в том числе - видимо это необходимый знак лидера на его пике. Но это время уходит: ни по стратегическим, ни по критическим вопросам Путин более не опережает все общество, уже появились не шумные, но вполне убедительные аналитики, которые отмечают не только ошибки, но и отсутствие на них адекватной реакции со стороны лидера. Практически весь период после присоединения Крыма изобилует такими событиями, и первое среди них - декларация, но не решение проблем развития Крыма (гражданский аспект, социальная сфера, система коммуникаций, экономика, в том числе туризм); загнивание всей социальной системы России - пенсии, медицина, образование, наука, общественный транспорт, информация; отсутствие развития реальной экономики, за исключением ВПК; отставание банковского сектора; отсутствие реальной программы и плана действий по мировой экономической интеграции России; отсутствие предложения по новой общественной модели развития, упорное желание сохранить старую консервативную схему семибоярщины, это ведет к равновесному противостоянию с Юкосом, что исторически нелепо. Очевидно, что в России кризис не только элиты, но и лидера. Столыпин кончился, а нового, увы, не видно.
Ю.Н.Королев. Диалектика Глобализации. Страна будет дожидаться нового Столыпина, - пока и Кудрин сойдет. Поворот отмечен тем, что Россия переключается на противника близкой весовой категории - Турцию и - что характерно - чисто региональных претензий; но шуметь придется погромче, чтобы люди поверили - хорек страшнее льва. Почему не удался прорыв? Путин делал все правильно в рамках избранного решения: 1. прекращение распада; 2. сосредоточение России; 3. отмобилизация потенциала; 4. новый интеграционный договор с Западом, прежде всего с США и Германией. Распад был остановлен твердой рукой наведением порядка в Чечне и в Татарстане и демонстрационным разгромом Юкоса как одного из олигархов, которые не желали принимать схему возрождения и интеграции России, предложенную Путиным; одновременно в стране шла подготовка к имплантации англо-саксонской банковской системы и демократии; формировалась новая структура вооруженных сил, полиция и судебная система с выходом на взаимодействие и интеграцию с партнерами, прежде всего США и Германией.
Когда он... оглядывался вокруг,
то на что бы он ни смотрел
с жалостью, любопытством, страхом
или любовью,
он становился этим предметом,
и это предмет становился частью его
на один день или на одно мгновение
дня,
. .на целый год или на циклы
тянущихся лет. Уитмен. Листья травы.

Киссинджер считает, мир очень усложнился, в нем происходят совершенно не связанные друг с другом события, благодаря мировой сети информации они все становятся мгновенно известны, из-за этого их разноплановость очевидна, их обилие не позволяет высеять самые важные, в результате объективный анализ затруднен, опасности растут. Киссинджер еще не видит в сердце своем смертельную рану: он, как Дух Америки, как сама Америка сегодня, поражен непримиримым столкновением интернациональной глобализации и американизма-патриотизма, поэтому Киссинджер ошибается в двух моментах: 1. Что события не связаны друг с другом никакой общей целью, идеей; 2. Что изобилие, излишек и мгновенная доступность информации сеет аналитический хаос. В чем он глубоко прав, так это в том, что опасности растут; и растут они от того, что мощный все охватывающий и все захватывающий процесс преобразования мира входит в свой решающий этап, когда тем, кто теряет, и тем, кто приобретает с приближением развязки, это становится ясно не только из теории и разъяснений, дескать, хаотичных информаторов, но от нескрываемой правды жизни и реальной каждодневности и рутины. Тут-то, как говорится, и показал черт рожки.
Мир находится на общественно-исторической стадии победы социальной и экономической интернационализации, получившей наименование глобализации. В чем главное содержание нашего этапа?
Исторически сложилось так (да наверное и не могло быть иначе, если доверять исторической ретроспективе), что из двух возможностей глобализации – демократической, когда ее возглавляет и вершит некое мировое правительство, созданное на более или менее демократической основе, скажем, ООН; или авторитарной, когда ее ведет одна страна-держава только потому, что она самая могущественная, - преобразователи-реформаторы и революционеры-авангардисты предпочли последнюю, правда, окрестив ее демократической. И вот в результате Америка запрягла и повела этого коня, и это не шутка: это такая уйма ответственности, что у любого закружится голова, и страна – чудо, и народ – чудо. Именно этот выбор определил содержание современного этапа и его формы и остроту: столкновение между интернациональным и национальным.
Мир уже прошел один этап антиамериканизма (антиимпериализма), когда в 60-80-е годы определялась (еще оспариваемая Советским Союзом) роль Америки как гегемона глобализации (тогда говорили больше о транснационализации экономики, банков и частных компаний). Теперь эту роль никто не оспаривает; но и виноватый всегда определен точно и конкретно.
Чем отличается умный от дурака? Умный учится на опыте других, а дурак все должен испытать сам. История людей неопровержимо свидетельствует о том, что мы из стада дураков, но относительно везучих: не все погибают во время испытаний и приобретения опыта. Как Иванушка-дурачок из русских сказок...
Именно этот набирающий скорость процесс закручивает и закруживает все мировые частности, и стоит только копнуть Аль-Кайду или ИГ, как под тонкой шкуркой наносной средневековой или религиозной чешуи откроется истинный лик кровавой и грязной Революции. И Великой. С великой стратегической целью, конечно.
Как известно, революцию совершают одни, а плоды ее пожинают другие.
Самым парадоксальным в настоящий момент и на этом этапе глобализации является то, что суъектом противостояния интернационального и национального стали сами Соединенные Штаты и внутри этого общества-гегемона образовались и быстро набирают силу две партии – партия интернационализации, транснационализации и глобализации и партия Америки. В этом нет ничего ни плохого, ни хорошего; просто это знак того, что все-таки следующей стадией глобализации станет формирование нового и, наверное, более состоятельного гегемона-лидера процесса. Конечно, наивно думать, что это произойдет посредством всемирной избирательной кампании; но весьма возможно, что мировые сверхолигархи, например, США, ЕС, Китай, Индия и Россия (Россия - маловероятно) смогут достичь компромиссов, отказаться от части своих суверенитетов – наболее одиозных и опасных, институируют такую формулу хотя бы через ООН – и двинут процесс дальше. Почему бы нет? Америка сняла бы с себя долю – невыносимую и вредную для ее будущего – ответственности; ее партнеры сняли бы на обозримое будущее ее проблемы долга и доллара; это было бы неплохо для транснационализации.

В чем здесь, как говорят комптьютерщики, фишка? А фишка в том, чтобы не выбросить с пеной ребенка; как, впрочем, это было всегда, во все революционные эпохи.
Путин - безусловный сторонник Глобализации; он предпочел бы, может быть, многополярный вариант всемирного правительства, где все представлены пропорционально; но давно осознал невозможность в конкретную историческую эпоху такого решения и доказал делом свою готовность подчиниться лидерству Америки,- его совершенно напрасно и незаслуженно обвиняют в оспаривании лидерства США. Цель Путина, либерала и реформатора, глобалиста и легалиста, добиться для России, - в смысле, для элиты, которая господствует в России, - максимально выгодных условий при заключении сделки.
Из опыта Горбачева, которого обвели вокруг пальца и не дали вообще ничего за сокрушение сверхдержавы - СССР; из собственного опыта от 11 сентября 2001 до 8 августа 2008 и после вступления России в ВТО Путин точно знает, что не только записать на бумаге в Договоре, но вписать в несокрушимые скрижали Всемирной хартии будет недостаточно, чтобы договоренность исполнялась; нужно обеспечить свою долю неразрывной интеграцией в самую генетику нового общественного существа - Самоуправляемого Глобализма - надежного, мыслящего, целеустремленного, управляемого объективными законами, неподвластного эмоциям. Конечно, такого не бывает, но почему не помечтать и не попытаться приблизиться к идеалу; еще раз.
C точки зрения Божьего промысла, глобализация потребовалась для того, чтобы выдвинуться на новый уровень, достижение которого необходимо в связи с решением главной - глобальной же - задачи - Сохранение Вида. Нет задачи более стратегической у любого вида. Вот и люди, как многие до них, пришли к моменту, когда не только надо решать задачу, но и конкретно показать, что решить ее не только можно, но и мы можем. Кто угрожает нашему виду? как и 60 млн лет назад, - космос - Большой Космос и малый космос; большой - что разрушит снаружи, а малый - изнутри, в самом виде, в мозгах и поведении людей, в генетическом коде.
Как в свое время у отдельного предпринимателя не было средств, чтобы построить железную дорогу на тысячи километров, так и сегодня нет сил у одной страны, чтобы справиться с такой задачей, - никто сегодня не умеет остановить мчащуюся на Землю тысячекилометровую гору. Нужен объединяющий импульс; но нужна и сила конкуренции. Она действует по собственной логике - от прилавка до мировоззренческих схем; в этой системе существует и твердая воля на защиту национальных интересов и национальных культур, и это нужно, иначе глобалистская схема останется рыхлой, неэффективной, нежизненной, - только в столкновении со старым историческим проверенным надежным оружием и в результате победы над ним или интеграции извлечется из камня новый Меч.
Возвращение Кудрина означает Реинтеграцию: Россия возвращается в систему глобализации под эгидой США, но без вариантов - ни G8, ни СНГ, ни БРИКС, ни Евразия - одна-одинешенька Россия на 8-10 место, за Польшей. Это не ерничанье, это важно для элиты, от этого зависит, куда ее пустят и где она станет обретать - за это и шел бой полтора десятилетия. Ни в целом российской элите, ни ее отдельным представителям не удалось добиться равного положения с мировой верхушкой. Конечно, не конец света, Россия еще вернется к разделу. Но получит ли Путин мандат на новую попытку или это будет другой, покажет время; с Россией, - кто знает?
Страна будет дожидаться нового Столыпина, - пока и Кудрин сойдет.
Поворот отмечен тем, что Россия переключается на противника близкой весовой категории - Турцию и - что характерно - чисто региональных претензий; но шуметь придется погромче, чтобы люди поверили - хорек страшнее льва.
Почему не удался прорыв? Путин делал все правильно в рамках избранного решения: 1. прекращение распада; 2. сосредоточение России; 3. отмобилизация потенциала; 4. новый интеграционный договор с Западом, прежде всего с США и Германией.
Распад был остановлен твердой рукой наведением порядка в Чечне и в Татарстане и демонстрационным разгромом Юкоса как одного из олигархов, которые не желали принимать схему возрождения и интеграции России, предложенную Путиным; одновременно в стране шла подготовка к имплантации англо-саксонской банковской системы и демократии; формировалась новая структура вооруженных сил, полиция и судебная система с выходом на взаимодействие и интеграцию с партнерами, прежде всего США и Германией.
Для экономического обеспечения процесса необходимо было укрепить и обеспечить очень и так уже продвинутый процесс технологической и экономической интеграции России, Украины, Белоруссии и Казахстана. По всем категориям на первом месте стояла интеграция с Украиной и, казалось, проблем нет: не только потому что и так процесс зашел очень далеко; но и потому что Путин никогда не противопоставлял его Западу и не предполагал, что Запад захочет, может начать острую и бескомпромиссную борьбу и войну на этом поле - в этом не было никакого смысла, потому что весь кусок - Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан - предназначался для полной интеграции с Западом, зачем же ломиться в открытую дверь?
Чтобы получше объяснить свои намерения Западу, Россия преждевременно и вынужденно вступает в ВТО на выгодных США и не выгодных для себя условиях: оставалось немного, и Россию умоляли бы на любых приемлемых для нее условиях войти в ВТО. Но очень уж хотелось быть приятными... Как мне кажется, Путин до сих пор не осознал, насколько это была серьезная ошибка. Ведь, когда Россия уже находится в системе международного разделения торговли, попытаться вновь ее интегрировать, как этого хотел бы Путин, с учетом потенциала Украины (+ Казахстан и Белоруссия), это не только трудоемко, но и требует добровольных уступок со стороны партнеров, - но кто же будет уступать?
Фактически Путин отрезал себе возможность получения более мощных позиций в международном разделении, во всяком случае в торговле. Выход США на атлантический договор и заключение Тихоокеанского со всей очевидностью подтвердили, что оступившийся не имеет шансов, вернее, не имеет второго шанса.
Второе обстоятельство: как только Россия оказалась в ВТО, то есть внутри интеграционной торговой системы глобализации, фокус конкурентной борьбы переместился. Если ранее присоединение России вместе со своими союзниками к любому из участников - США, Евросоюзу или Китаю - означало изменение стратегической расстановки сил в мире на долгие годы в пользу того, к кому она присоединилась, и альтернатива, состоявшая в создании Россией нового интеграционного центра, будь то Евразия, Брикс и еще что-то, в составе основных членов СНТ была приемлемой, то теперь открылась возможность конкретно пресечь всякие стремления России к интеграции на поле бывшего СССР, в том числе на поле СНГ, - тем более что они могли усилить конкурентоспособность России в системе глобализации.
Путин был прав, когда прокомментировал действия США и ЕС в этом вопросе как проявление конкурентной борьбы; но он не сказал и, я думаю, не знает, как с этим справиться. Видимо, справиться с тем, что США и ЕС отсекли Украину от интеграции с Россией, уже никак не возможно. С точки зрения развития мирового процесса глобализации, их действия вряд ли полезны и адекватны; но с точки зрения полной прокрутки конкурентной борьбы, максимального ущемления противников, ограничения их технологических перспектив и логистических возможностей и общего успеха своих компаний и стран, они успешны.
Именно это заставило ЕС и США развязать драку за Украину, чтобы закрепить новую ситуацию, сложившуюся после вступления России в ВТО, вернее за то, чтобы дальнейший процесс интеграции России шел без Украины и без учета ее ВВП на чаше весов России: удар в спину тогда нанесла Меркель, она заявила, что Путин не адекватен и требует невыполнимого. Путин попытался отстоять свой проект, и его - персонально его, потому что это был его ребенок, - принялись наказывать, отнимая у России завоеванное тяжким трудом: цены на нефть и газ, проекты газопроводов, постсоветское пространство-рынок, G8, рынок оружия, кредиты, современные технологии. Политически прямо и постоянно угрожали отстранением действующего правительства и президента.
Снова запылал, казалось, уже забытый жупел скандала с Юкосом; на примере Ближнего Востока - Хуссейн, Каддафи - Путину продемонстрировали, что бывает с непослушными лидерами зависимых стран.
Запад постоянно перепроверяет, насколько Путин владеет ситуацией в России, и все больше удостоверяется, к своему удовлетворению, что вполне владеет. Это означает, что от него можно потребовать максимальных уступок, и он справится; а больше никто не справится в России.
Кое-кто пугает тем, что если свергнуть Путина (а кто это может сделать?), то придет кто-то хуже. Хотелось бы спросить, кто? Слева? Справа? Во-первых, никого нет; а во-вторых, чем он может быть хуже для Запада? или лучше? Да ничем. Игра в основном - стратегически - сыграна.
Остается пресловутый русский фактор.
Что такое русский фактор - не мистически, а математически. Он состоит из нескольких слагаемых и пары мультипликаторов: позиция большинства и активной части населения, его готовность свою позицию защищать, его решимость и мобилизация к конкретным действиям. Единственно опасная для Запада ситуация - мультипликационная - русская революция и приход к власти неких принципиально новых творческих сил; проблема, - что их нет в обозримом пространстве; хотя то, что им нужно сделать, - ясно и очевидно и уже было сделано в историческом прошлом в Западной Европе 60-90-х годов ХХ века - народный капитализм, или переход к социальной рыночной экономике и интернациональной экономической интеграции, которая позднее приняла формы глобализации.
Существует программа, но не имеется сил, чтобы ее реализовать. Вообще-то и силы есть; нет лидера и организации; нет продвижения программы. Лучше всех это мог бы сделать Путин; но такая программа находится вне сферы его убеждений.
Путин принадлежит к команде Гайдара, Чубайса, Кудрина, Ельцина, Собчака, которые в революции 1991 года подменили ее программу: вместо передачи собственности - людям, они осуществили передачу собственности в руки небольшой собственной группы чиновников и олигархов.
Путин не может представить себе в качестве собственника огромное большинство населения - в долях, акциях, коллективно, хотя весь мир давно уже накопил огромный опыт такой теории и практики; он не знает, как это сделать; он никогда не решится на такое действие, потому что будет рассматривать его субъективно как предательство своей собственной группы соратников; а он - не предатель. Можно, конечно, попытаться его переубедить, но для этого нужно быть его другом; где такого взять?
Чем опасен для Запада революционный путь России, если она принимает социально-рыночную программу? Тем, во-первых, что это не факт. Мы знаем примеры революционных перемен в направлении от этатизма и государственного социализма к приватизации; в 1991 году это был бы естественный ход событий, таким путем пошли Польша, Чехия, Венгрия. Но известны и противоположные примеры, когда отчаявшийся народ все свои надежды возлагал на государство.
Революционная Россия скорее всего придет к социально-рыночному проекту, но через этап реванша социального этатизма и мобилизационной экономики; длительность такого этапа зависит от поддержки населения, удачи в промышленном развитии и социальной политике, качества вождей. К сожалению, России так везет, что зарекаться не приходится.
Во-вторых, опасность кроется в частом периоде революционной агрессивности, внешней экспансии, реваншизме и своеобразном интернационализме, чреватом попытками перенесения на почву иных государств, в том числе соседей своего революционного опыта, идеалов и свершений. Вряд ли стоит напоминать о Наполеоне, который в самом начале французской революции был членом Якобинского клуба. Через это прошли и, боюсь, проходят многие страны и лидеры. Западу понадобится много терпения и мудрости, чтобы переждать такую болезнь роста; а ни в чем таком европейские элиты в последнее время не замечены...
В-третьих, все это не ускорит, а крайне затянет решение острых вопросов современности.
В-четвертых, иной путь подразумевает терпеливое и мудрое участие европейцев в судьбах России; к сожалению, на это надежды не то что мало, а - никакой.
Первейшей и актуальнейшей угрозой национальной безопасности России является - неисполнение законов России, открытое предпочтение личных интересов интересам страны и общества, граждан, которые посадили тебя в эту должность и оплачивают твое в ней пребывание своими налогами Ю.Н.Королев. Стратегия интеграции. Интуитивно многие понимают, что парадоксальным образом прямая демократия это самая манипулируемая система власти. Она уже получила в исторической науке свое имя - популизм. В новое время эта практика началась с Наполеона. Хотя она тоже была и есть цензурирована, например, нигде до сих пор нет прав у молодежи до 16 лет, а собственно, почему? это возрастной ценз. Нет прав у душевнобольных, хотя этих прав их лишают врачи, чья объективность нуждается в доказательствах, нет прав у приехавшего иностранца - почему? это тоже ценз, etcetera. C использованием современных средств социологии легко вычисляются опасные группы, которые практически незаметно для внимательного ока правозащитников можно исключить из гражданского процесса. Но дело даже не в том, чтобы исключить из избирательного процесса тех или иных противников, важнее - включить в него надежных, добровольных и действительно убежденных союзников и попутчиков, - что тоже помогает сделать социология. Таким образом так называемая прямая демократия, как и любая, впрочем, другая, приводит к нарушению разумного, доброго, вечного, то есть несправедлива, недостойна, безответственна. Ответ, конечно же, исторически известен: свобода, широта прав зависит от уровня развития общества, осознавшего ограниченность своей свободы и свободы составляющих это общество индивидуумов; если декларировать больше свободы, чем дозволяет развитие общества, свобода используется во вред; провозглашенные права остаются на бумаге, потому что власти приходится действовать не по закону, а по понятиям, не только чтобы не навредить делу, но и потому что ей так удобнее. По слишком вольному закону за исполнение проголосуют те, кто едва выслушав аргументы, опустит палец вниз, обрекая на смерть обвиняемого, а завтра, когда выяснится, что казненный невиновен, разведет в недоумении руками, признавая несостоятельность своего права, - а ведь мертвого не воскресишь и даже не принесешь ему извинения и соболезнования. [ читать дальше ]
Возможно, что для очередного шага в глобализации мировой экономике потребуется переходный период мобилизационной экономики не только в России, но и в ряде других стран, более всего и опаснее всего не готовых к новациям технологической революции.

Хоть Берия, хоть не Берия, - косим мы траву. Ю.Н.Королев в течение 2013-2016 годов направил за своей подписью в различные инстанции, включая генерального прокурора Чайку, прокурора Москвы Куденеева, других известных лиц, в том числе президента РФ - от безнадежности - В.В.Путина, - не менее 50 заявлений, жалоб и писем - за своей подписью с датой и регистрацией, и от всех этих должностных лиц (вместо Путина подписался кто-то из администрации) получил ничего не значащие и не имевшие никаких последствий отписки или не получил вовсе ничего. Впрочем, последствия были: состряпано дело, предъявлено обвинение, арестовано имущество, проведен демонстрационный обыск квартиры с угрозами все вынести, объявлен в федеральный и международный розыск, принята мера пресечения - арест - все за пару недель и решение суда 30 декабря с установленным сроком на право обжалования - 10 дней. Сотни авторизованных текстов прошли в интернете - с тем же результатом. Путин: Все жалобы, в том числе в интернете, они, конечно, должны быть индивидуальными... В интернете легко прятаться, хамить, обзываться, и при этом заявлять свою позицию какую-то крайнюю. И при этом неизвестно еще, кто это делает. Если у человека есть какая-то позиция, есть какие-то претензии, пусть он скажет, назовет себя. Иначе это не претензии и не жалобы — это анонимка. Здесь только один проверяющий хорошо работал — Лаврентий Павлович Берия — с анонимкам.

Юрий Королев. Сказано: Правь, Британия! Брекзит имеет несомненный исторический смысл, и теперь уже не важно, отменят его или нет. Формула и практика глобализации устоится и победит только в борьбе против отживших схем общественно-экономического устройства и старых ценностей. В этом смысле противники исторической схемы транснационализации в лице СССР, национальных движений, антиколониальных восстаний, религиозных мятежей не только враги, но и учителя; именно в отработке с их наиболее сильными проявлениями оттачивается теория и практика новой исторической формации, - без таких битв родится импотент. Слово наполняется все новым историческим содержанием. Брекзит - лишь один из элементов в столкновении и борьбе за политическое влияние в Европе, то есть в борьбе за власть в Евросоюзе. Явление брекзит напрямую сопрягается с победой Трампа в Америке. Состав противостоящих групп очень сложен, и мы его подвергнем анализу немного позже; в настоящий момент он воплотился в столкновение между Брюсселем и Лондоном. Особенность в том, что команда Брюсселя представляет собой почти чисто транснациональную бюрократию, которая не только не воспринимает, но и не понимает так называемых национальных задач в процессе глобализации; Лондон же, будучи глубоко интегрированной структурой в процессе глобализации, одновременно является и наиболее продвинутой структурой в плане социальной мобилизации собственного населения, а его наследие как метрополии огромной империи добавляет ему особенный опыт и институированный авторитет его элите: его профессионалы, в особенности финансовый сектор слиты по интересам с международными финансовыми структурами, и хорошо их понимают, будучи сами хорошо понимаемы международным финансовым капиталом и банками, фондами и биржами; а его политические партии, профсоюзы и СМИ в целом продолжают держать руку на пульсе национальной жизни. Этот уровень пока недоступен брюссельским гномам; и они, обладая формально властью над Европой, ощущают себя достаточно малообразованными - третьим сословием - в прямом столкновении с великобританской аристобуржуазией. И не забудем: главный итог референдума - 50:50, - это общенародный - общемеждународный - клич думать, искать консенсус и решать - времени нет.
Старший стратегический советник администрации Трампа Стивен Бэннон дал интервью американскому изданию Hollywood Reporter, в котором частично рассказал о планах работы новой администрации президента США."...Мы собираемся построить полностью новое политическое движение. Всё связано с рабочими местами. Консерваторы будут ошеломлены. Я человек, продвигающий план строительства инфраструктуры на триллион долларов с самыми отрицательными процентными ставками во всём мире. Это самая большая возможность перестроить всё. Корабельные верфи, сталелитейные заводы, восстановить всё. Мы собираемся воплотить много идей и посмотрим, насколько они будут эффективными. Это будут такие же внушительные мероприятия, как в 30-х годах, и более значительные, чем революция Рейгана".
Юрий Королев. Все очевиднее, что Брекзит - лишь один из элементов в столкновении и борьбе за политическое влияние в Европе, то есть в борьбе за власть в Евросоюзе. Состав противостоящих групп очень сложен и мы его подвергнем анализу немного позже; в настоящий момент он воплотился в столкновение между Брюсселем и Лондоном. Особенность в том, что команда Брюсселя представляет собой почти чисто транснациональную бюрократию, которая не только не воспринимает, но и не понимает так называемых национальных задач в процессе глобализации; Лондон же, будучи глубоко интегрированной структурой в процессе глобализации, одновременно является и наиболее продвинутой структурой в плане социальной мобилизации собственного на селения: его профессионалы, в особенности финансовый сектор слит по интересам с международными финансовыми структурами, и хорошо их понимает, будучи сам хорошо понимаем международным финансовым капиталом и банками, фондами и биржами. Этот уровень пока недоступен брюссельским гномам; и они обладая формально властью над Европой ощущают себя достаточно ничтожными в прямом столкновении с великобританской аристобуржуазией.

Занимая вполне законно, оправданно и адекватно главенствующие позиции в финансово-экономическом блоке Евросоюза, Англия намерена получить адекватное место в политическом управлении союзом и связанные с этим привилегии. Ее претензии зиждятся не только на этом, но и на ее военном могуществе, включая ядерное оружие и несравненную разведку и боевые спецподразделения. В континентальной Европе с ней сравнима в экономическом отношении Германия, а в военном Франция; но сочетание этих двух достоинств ни одной из этих стран не доступно. В Европе только Россия способна противостоять Великобритании комплексно, отсюда острота противоречий между ними и нежелание Лондона пускать Россию в Евросоюз по-настоящему. Британия заявила, что если ее претензии не будут учтены, она выйдет из союза, и эта решимость была подтверждена на референдуме. Но сам по себе референдум не является окончательным решением, строго говоря, он вовсе не является никаким решением, - это просто опрос населения по поводу одного из вопросом развития, и он будет учитываться лишь в общей связке всех прочих доводов. В этой связи очевидно, что придание результатам референдума черт, ему не принадлежащих и не свойственных, причем с двух сторон, - как со стороны правительства Великобритании, так и со стороны Еврокомиссии, свидетельствует лишь об остроте столкновения по вопросу о власти и ее дележа на новом этапе интеграции и глобализации. Трамп выбрал BrexitТрамп выступил вместе с Фараджем, идеологом британского выхода из ЕС Игорь Крючков 25.08.2016,
Британские СМИ 25 августа рассуждали о том, что означает для Европы совместное выступление американского республиканца Дональда Трампа и Найджела Фараджа, одного из главных сторонников идеи выхода Великобритании из состава ЕС (Brexit). Оба политика подчеркивали «сверхъестественную связь» между Brexit и приближающимися выборами в США.
«Движение в поддержку Дональда Трампа часто сравнивают с европейской партией правого толка. Теперь его союз с европейскими правыми стал официальным», — написала в своей статье от 25 августа журналистка британской The Guardian Люсия Грэйвс.По ее мнению, совместное выступление республиканского кандидата в президенты США и Найджела Фараджа, лидера Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP), в штате Миссисипи продемонстрировало, что эти политики — «националистические двойники».Друг из-за океана Вечером в среду Фарадж, который за последние месяцы превратился в живой символ Brexit — инициативы по выходу Великобритании из ЕС, — начал публичную часть своего американского турне. В США политик прибыл по приглашению губернатора Миссисипи.«Я приехал сюда не для того, чтобы оказывать кому-то официальную поддержку», — заявил накануне Фарадж изданию The Independent. Свою позицию он объяснил в эфире радиостанции Super Talk Mississippi. «Я думаю, мы должны начать с Хиллари Клинтон. Она та, кто олицетворяет собой статус-кво», — сказал политик об экс-госсекретаре США, которая баллотируется в президенты страны со стороны Демократической партии.По словам Фараджа, если бы он был американцем, то не стал бы голосовать за Клинтон, «даже если бы она заплатила».
Хоть Берия, хоть не Берия, - косим мы траву. Ю.Н.Королев в течение 2013-2016 годов направил за своей подписью в различные инстанции, включая генерального прокурора Чайку, прокурора Москвы Куденеева, других известных лиц, в том числе президента РФ - от безнадежности - В.В.Путина, - не менее 50 заявлений, жалоб и писем - за своей подписью с датой и регистрацией, и от всех этих должностных лиц (вместо Путина подписался кто-то из администрации) получил ничего не значащие и не имевшие никаких последствий отписки или не получил вовсе ничего. Впрочем, последствия были: состряпано дело, предъявлено обвинение, арестовано имущество, проведен демонстрационный обыск квартиры с угрозами все вынести, объявлен в федеральный и международный розыск, принята мера пресечения - арест - все за пару недель и решение суда 30 декабря с установленным сроком на право обжалования - 10 дней. Сотни авторизованных текстов прошли в интернете - с тем же результатом. Путин: Все жалобы, в том числе в интернете, они, конечно, должны быть индивидуальными... В интернете легко прятаться, хамить, обзываться, и при этом заявлять свою позицию какую-то крайнюю. И при этом неизвестно еще, кто это делает. Если у человека есть какая-то позиция, есть какие-то претензии, пусть он скажет, назовет себя. Иначе это не претензии и не жалобы — это анонимка. Здесь только один проверяющий хорошо работал — Лаврентий Павлович Берия — с анонимкам.
Через месяц Великобритания отдаст свои голоса в пользу или против выхода из Европы на референдуме по так называемому проекту Брексит.
Необходимо иметь в виду, что есть сферы — например, правосудие и безопасность, — в которых нельзя действовать поодиночке. Когда речь идет об организованной преступности, терроризме, наркотрафике, — границ не существует. Было бы заблуждением считать иначе.
Как можно решать международные по своей сути проблемы, пользуясь только национальными инструментами?
Соединенное королевство уже не может делать вид, будто ничего не происходит. Теперь у него есть факты, результаты расследований, предупреждения экспертов и властей. Настал момент действовать, решать проблему криминальных капиталов, пока они не скупили всю Великобританию.Это текст выступления Роберто Савиано в Британском Парламенте по приглашению члена Парламента от партии лейбористов Дэвида Лэмми, бывшего министра образования.26/05/2016 11:44

После выхода Великобритании из ЕС Брюссель быстро утрачивает свое влияние в мировой политике и экономике, пишет колумнист Der Spiegel Хенрик Мюллер в статье "Шок от Brexit: Европа – посмешище мировой экономики".
Подготовка к референдуму по выходу Великобритании из ЕС. Лондон© REUTERS/ Stefan WermuthNYT: "прямая линия" Вашингтон-Евросоюз внезапно забарахлила после Brexit
"Европа застыла в оцепенении после Brexit. Референдум против ЕС вселил неуверенность в лидеров по обе стороны Ла-Манша. То, что британцы повернулись к ЕС спиной, ведет к возвращению на уровень малых государств", — пишет он.
Важнейшие для Евросоюза вопросы начинают обсуждаться уже самими странами-членами, отмечает Мюллер. Так, Германия призвала национальные парламенты ратифицировать торговое соглашение CETA с Канадой, хотя вопросы внешней торговли — прерогатива Евросоюза.
"Европа собирается сама себя увести на второй план. В мире, где тон задают великие державы, такие как США, Китай и Россия, ЕС в его нынешнем состоянии быстро теряет влияние", — считает автор.
Он указывает, что ЕС сдает позиции не только в мировой торговле. Так, в военном отношении Европа становится слишком слабой и зависимой от США. После Brexit теряют силу и экономические санкции как инструмент внешней политики – основной финансовый центр, Лондон, выходит из состава ЕС.
Премьер-министр Индии Нарендра Моди после заседания в Ташкенте Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества в расширенном составе, приуроченного к 15-летию создания ШОС
Евросоюз разваливается, Евразия интегрируется
"Сейчас ЕС даже не в состоянии выполнить обещания, данные Украине. Нидерланды весной на референдуме отклонили соглашение об ассоциации", — отмечается в статье.
Общая неопределенность сказывается и на финансовых рынках. Центральные банки пытаются стабилизировать ситуацию, но со временем они будут перегружены ролью "кризисных пожарных", считает Мюллер. По его мнению, нынешний "паралич" Евросоюза может привести к его разрушению. РИА Новости ttp://ria.ru/world/20160703/1457599060.html#ixzz4DQv0uQpw
В чём заключается главная проблема Германии? Нормальной армии у неё нет, ядерного оружия тоже нет, вся территория страны нашпигована американскими военными базами - более 170 баз, почти в каждом городе - гарнизон. В Евросоюзе же Германия хоть и имеет громкий голос, однако там — играющая на стороне США Великобритания, а также группа восточноевропейских стран. Теперь, когда Британия спрыгнула с воза, Германии стало легче. Если же Германия и Франция объединят усилия и продавят усиление централизации — Польша, прибалтийские страны и прочие игроки потеряют право вето, которое сейчас очень сильно влияет на процесс принятия решений. На месте Евросоюза может появиться новая империя. На первый взгляд кажется, будто Брексит нанёс по Евросоюзу сокрушительный удар. Так, например, как и ожидалось, в Британии начали активно разыгрывать карту беженцев. Латыши столкнулись с невиданным уровнем агрессии в своей адрес, сравнимым с тем, который в Прибалтике проявляли к русским в девяностых годах. Как вы понимаете, политика бездумной толерантности порядком надоела европейцам, и сейчас они глядят на Великобританию с плохо скрываемой завистью — будьте уверены, отношение мигрантов в Европе довольно далеко от бездумного обожания. Идея последовать примеру англичан и выйти из-под контроля проамериканских чиновников постепенно овладевает массами.
2016-07-01 Рынки также тревожатся, S&P даже понизило на одну ступень кредитный рейтинг Евросоюза: https://lenta. ru/news/2016/06/30/rating/

Пока что ничего страшного, конечно, не произошло, однако если, скажем, «Дойче банк» пойдёт ко дну... впрочем, мы это уже обсуждали с вами вчера, повторяться не вижу смысла. Отмечу только ещё раз, что запас прочности у экономики Евросоюза почти исчерпан.

Третья проблема, которая встала сейчас перед Евросоюзом во весь рост, это официальный крах европейской мечты. Раньше-то считалось, что все страны региона мечтают жить в единой Европе, и только какие-то формальности мешают им слиться в бюрократическом экстазе вот прямо сейчас. Выход Великобритании поставил жирный крест на этом мифе — стало ясно, что есть страны, которые уже распробовали евромечту, и которым она не понравилась до такой степени, что они рискнули выйти обратно, в пугающую независимость.

Казалось бы, всё плохо, Евросоюз обречён на постепенную деградацию или как минимум на долгое зализывание оставленной после ампутации Британии раны... однако Брексит парадоксальным для поверхностного наблюдателя образом открывает перед ядром Евросоюза новые, очень интересные возможности.

В чём заключается главная проблема Германии? В том, что она не может вести самостоятельную политику. Нормальной армии у неё нет, ядерного оружия тоже нет, вся территория страны нашпигована американскими военными базами. Политики — Ангела Меркель, например — сильно зависят от США и принимают зачастую весьма невыгодные для Германии решения. В Евросоюзе же Германия хоть и имеет громкий голос, однако там у неё на ногах висели до последнего момента две гири — играющая на стороне США Великобритания, а также свора управляемых из Вашингтона восточноевропейских стран. Теперь, когда Британия спрыгнула с воза, Германии стало значительно легче. Если же Германия и Франция объединят усилия и продавят усиление централизации — Польша, прибалтийские страны и прочие несамостоятельные игроки потеряют право «вето», которое сейчас очень сильно тормозит процесс принятия важных решений.

Проще говоря, Германия, которая только что была под двойным контролем американцев, внезапно получила шанс вырваться на свободу и встать во главе довольно мощной империи.

Вы спросите, каким же образом Германия, терпевшая тихий саботаж стран Восточной Европы, сможет теперь поднять их под себя? Всё просто — Брексит пошатнул корабль Евросоюза, и у Германии с Францией есть теперь отличный повод ввести режим чрезвычайного положения. Вот и Джордж Сорос рассказывает уже, что выход Великобритании может спровоцировать начало нового мощного кризиса. Как же не воспользоваться этим предлогом для закручивания гаек?https://aftershock. news/?q=node/414199

Великобритания выполняет для бедных государств Прибалтики важную социальную роль, позволяя им сбрасывать в себя «перегретый пар», т.е. излишки активного населения, не нашедшего достойного места на родине. Нет, прибалты едут, разумеется, и в другие страны ЕС — но именно в Великобританию с ее высокими зарплатами они всегда тянулись особенно охотно. Сейчас эти люди охвачены беспокойством, связанным с неясностью их статуса в ближайшем будущем и с тем, что возможность британских заработков может закрыться. Обеспокоены и правящие политики в Прибалтике, которые (несмотря на постоянно произносимые речи о необходимости реэмиграции) понимают, что на родине всю огромную массу пробавляющихся в Англии земляков (речь идет о сотнях тысяч человек) обустроить негде. Никто не хочет столкнуться с опасностью социального взрыва.
30 июня 201618:17
Почему референдум в Великобритании обернулся паникой в Прибалтике?
Успех британского референдума о выходе из ЕС произвел в Прибалтике впечатление неожиданного взрыва бомбы. Нет, накануне ряд местных политиков отметились дежурными речами о «необходимости сохранения европейского единства», но в реальный уход англичан из Евросоюза не верил, кажется никто. И сейчас прибалты пребывают в панике, пытаясь осмыслить произошедшее.

Куда отправлять «лишних» людей?

Причины переполоха простые. Во-первых, Великобритания выполняет для бедных государств Прибалтики важную социальную роль, позволяя им сбрасывать в себя «перегретый пар», т. е. излишки активного населения, не нашедшего достойного места на родине. Нет, прибалты едут, разумеется, и в другие страны ЕС — но именно в Великобританию с ее высокими зарплатами они всегда тянулись особенно охотно. Сейчас эти люди охвачены беспокойством, связанным с неясностью их статуса в ближайшем будущем и с тем, что возможность британских заработков может закрыться. Обеспокоены и правящие политики в Прибалтике, которые (несмотря на постоянно произносимые речи о необходимости реэмиграции) понимают, что на родине всю огромную массу пробавляющихся в Англии земляков (речь идет о сотнях тысяч человек) обустроить негде. Никто не хочет столкнуться с опасностью социального взрыва.

Собственно, проблема начала осознаваться ещё тогда, когда в успех «Брекзита» никто еще не верил. Дело в том, что в течение шести последних лет британские консерваторы во главе с Дэвидом Кэмероном безуспешно пытались остановить нашествие гастарбайтеров (как раз и являющееся причиной одного из главных доводов за выход из ЕС) из Восточной Европы. За последние десять лет доля иностранцев в Британии возросла с 5% до 8,4% и продолжает неуклонно расти. Миграционное сальдо Великобритании за прошлый год составило плюс 336 тысяч человек, что стало абсолютным рекордом. Согласно последнему отчету Британской национальной службы статистики, в 2015 году в страну на заработки въехали 162 тысячи граждан Евросоюза. Количество иностранных рабочих на рынке труда за год с 2,9 миллионов увеличилось до 3,2 миллионов. Из них 2 миллиона — приезжие из других стран ЕС. Их количество возросло на 14%, в то время как численность рабочих из третьих стран выросла лишь на 1%.

На данный момент в Великобритании проживают 95 тысяч одних только литовцев, причем половина из них разместились в столице. Президент Литвы Даля Грибаускайте неоднократно выступала с заявлениями в адрес британских властей, призывая их не ограничивать свободу въезда для прибалтов. «Европа всегда опиралась на свободное передвижение людей. Мы шли в Европу, зная, что это будет гарантировано для наших людей», — заявила Грибаускайте 18 декабря 2015 года на встрече глав ЕС. По её мнению, предлагаемые Кэмероном меры по ограничению миграции мешают свободе конкуренции и создают бюрократические препоны для предпринимательства. И вот теперь победа сторонников выхода из ЕС в Британии обострила ситуацию до предела. Конечно, далеко не сразу, но через какое-то время британцы могут поставить на пути жителей Евросоюза визовый барьер. Наверняка, те, кто уже успел проработать в стране самое меньшее лет пять-шесть, получат какие-то преференции, которые позволят им закрепиться в Соединенном Королевстве. Но те, кто только лишь собирается выехать в Великобританию (а многие в Прибалтике начинают планировать такой отъезд, ещё находясь на школьной скамье), могут столкнуться с разочарованием. И тут уж незначительной неприятностью выглядит то, что и добраться из Прибалтики в Великобританию (сейчас сделать это самолетом можно по скидкам всего за 20−30 евро) станет наверняка значительно дороже.

«Итог референдума повлияет на поток уезжающих из Латвии — по крайней мере, до тех пор, пока не станет понятно, будет ли между ЕС и Великобританией какая-то договоренность о свободном передвижении рабочей силы. Неразумно ехать трудиться в страну, которая, возможно, вскоре введет необходимость получать разрешение на работу», — предупреждает латвийский юрист-международник Алексей Димитров. Специалист предупреждает, что если между сторонами не будет особого соглашения, то прибалтам придётся получать разрешение на работу. Партия Независимости Соединенного Королевства (UKIP) хочет ввести систему выдачи подобных разрешений, при которой на выходцев из ЕС будут распространяться те же ограничения, что и на граждан других стран. Это, как надеются в партии, сократит рост населения с 298 тысяч в год до примерно 50 тысяч — что позволит британцам получить трудовые места, приведет к повышению зарплат, а также облегчит работу школ, больниц и других подобных институтов. Также, пока не ясно положение граждан ЕС, платящих налоги в Британии — каковы будут их права на получение социальных услуг?

Финансы споют романсы?

Вторая причина, всполошившая прибалтийских политиков — финансовая. Правда, на первый взгляд, тут причина паники не очень понятна. Если основываться на данных последних лет, то Великобритания занимает только четвертое место среди государств-доноров, дотирующих из своей казны менее развитых членов ЕС. По этому показателю британцы значительно уступали Германии, Франции, Италии и лишь слегка обгоняли Испанию. Подсчитано, что если Великобритания действительно уйдёт из союза, то общий дотационный бюджет ЕС сократится на 10% - на первый взгляд, не критически. Однако, это только на первый взгляд.

Латвийский министр финансов Дана Рейзниеце-Озола считает, что выход Великобритании из Европейского Союза может повлиять на бюджет ЕС — и, следовательно, привести к перераспределению финансирования из еврофондов уже в рамках текущего периода (до 2020 гг). Министр подчеркнула: «Еще до Brexit`а было ясно, что в следующем финансовом периоде после 2020 года у Латвии уже не будет столь большого финансирования из фондов ЕС. Brexit заставляет посмотреть на себя и не затягивать решения, которые важны для развития государства». Правда, председатель Думы Резекне Александр Барташевич надеется, что благодаря бюрократизму Брюсселя по крайней мере в ближайшие годы освоение фондов ЕС беспрепятственно продолжится. «Это тот случай, когда европейская бюрократия имеет свои преимущества, потому что все изменения происходят очень медленно. Сокращение структурных фондов возможно. Но, пока до этого дойдет, мы завершим освоение фондов, планируемых до 2018 года. А дальше посмотрим, что будет происходить, потому что выход из ЕС и соответствующие изменения в бюджете потребуют нескольких лет», — сказал Барташевич.

Председатель Думы Елгавы Андрис Равиньш также предполагает, что изменения в объеме фондов будут, но в этом году проблемы ещё не возникнут. «Нужно присоединиться к мнению банкиров, которые прогнозируют сокращение в экономике ЕС. И, поскольку экономика Латвии очень мала, любое торможение означает для нас последствия — это мы уже переживали. Так как в основном мы держимся на еврофондах, торможение коснётся всех отраслей, особенно строительства», — считает Равиньш. Глава самоуправления Бауски Райтис Абелниекс согласен, что поток средств из еврофондов сократится, но в течение нескольких лет процессу финансирования ничто не помешает. «Великобритания — богатая страна, которая вносила в общий бюджет больше, чем получала. Изменения, определенно, будут, но не так быстро. Мы постараемся все освоить, если только ответственные министерства не станут нам чинить препятствий», — пообещал глава самоуправления.

Наконец, мэр Валмиеры Янис Байкс считает, что сейчас не время погружаться в негативные эмоции — нужно сохранять рациональное мышление и трудиться. «С учетом заявления Шотландии о намерении провести аналогичный референдум переговоры о выходе Великобритании основательно затянутся. Валмиера до сих пор успешно осваивала структурные фонды — со вступления в ЕС это было по крайней мере 80 миллионов евро и до 2018 года, по приблизительным подсчётам, предстоит освоить еще примерно 15 миллионов евро. Думаю, что сейчас нужно спокойно и хладнокровно продолжать работать», — считает Байкс.

За обтекаемыми, полууспокоительными заявлениями кроется огромное беспокойство. Настоящую его степень можно оценить, лишь зная, насколько сильно Прибалтика зависит от европейских фондов. Обрежь доступ к ним — и перестанут ремонтироваться дома, школы, детсады и дороги, не будут финансироваться программы развития бизнеса, переквалификации безработных, защиты окружающей среды, не на что станет оплачивать науку, социальную политику и бороться с бедностью. Коллапс, окончательное остывание… «Финансирование из европейских фондов играет огромную роль в развитии латвийской экономики. Например, при преодолении экономического кризиса 2008 года одну из ключевых ролей сыграли именно еврофонды, которые позволили заткнуть дыру в бюджете и простимулировать экономическую деятельность Латвии. По сути, главной причиной вступления Латвии в Евросоюз и была возможность получения евроденег», — пишет экономист Дмитрий Смирнов. Он приводит цифры: если в 2012 году Латвия из фондов Евросоюза получила 1,198 миллиарда евро, то в 2013-м — 1,1 миллиарда евро, в 2014-м — 1,059 миллиарда евро, а в 2015 году — только 991 миллион евро. Специалист объясняет это уменьшение ростом бюрократизации в освоении еврофондов и ужесточением требований ЕС. И, разумеется, никому не улыбается понести новые, куда более серьёзные финансовые потери. Однако, выход Великобритании из ЕС ставит прибалтов именно перед такой нежеланной перспективой.

Вячеслав Самойлов
Подробнее: http://eadaily.com/ru/news/2016/06/30/pochemu-referendum-v-velikobritanii-obernulsya-panikoy-v-pribaltike
Первая реакция лидеров Евросоюза показала, что в новой ситуации они больше всего боятся неопределённости. Вскоре после публикации в Лондоне итогов референдума на сайте Совета Европы появилось совместное заявление главы Совета ЕС Дональда Туска, президента Европарламента Мартина Шульца, председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера и премьер-министра Нидерландов, которые сейчас председательствуют в Евросоюзе, Марка Рютте. Там, в частности, говорилось: «Мы ожидаем, что правительство Соединенного Королевства начнет исполнять решение британского народа как можно скорее, каким бы болезненным ни был этот процесс. Любая задержка только неоправданно продлит неопределенности». Такое заявление без проведения взаимных консультаций с давними партнёрами и уточнения позиций выглядело достаточно странным. Желание еврочиновников поскорее начать процедуру по выходу Великобритании из Евросоюза одним раздражением неожиданными итогами референдума не объяснить. Оно, скорее, демонстрировало решимость отстаивать интересы стран Союза. Потому Лондон так резко попросили «с вещами на выход».
Британский референдум принёс в Европу кризис с неясными последствиями30 июня 2016
Лидеры стран Евросоюза и чиновники Еврокомиссии оказались совершенно не готовы к выходу Великобритании (Brexit) из европейского сообщества. Как показали последовавшие за событием дни, итоги референдума для большинства политиков оказались полной неожиданностью. Вследствие этого в их действиях стало много поспешности, нервозности и очевидной растерянности.
Британский референдум принёс в Европу кризис с неясными последствиями
Первая реакция лидеров Евросоюза показала, что в новой ситуации они больше всего боятся неопределённости. Вскоре после публикации в Лондоне итогов референдума на сайте Совета Европы появилось совместное заявление главы Совета ЕС Дональда Туска, президента Европарламента Мартина Шульца, председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера и премьер-министра Нидерландов, которые сейчас председательствуют в Евросоюзе, Марка Рютте. Там, в частности, говорилось: «Мы ожидаем, что правительство Соединенного Королевства начнет исполнять решение британского народа как можно скорее, каким бы болезненным ни был этот процесс. Любая задержка только неоправданно продлит неопределенности». Такое заявление без проведения взаимных консультаций с давними партнёрами и уточнения позиций выглядело достаточно странным. Желание еврочиновников поскорее начать процедуру по выходу Великобритании из Евросоюза одним раздражением неожиданными итогами референдума не объяснить. Оно, скорее, демонстрировало решимость отстаивать интересы стран Союза. Потому Лондон так резко попросили «с вещами на выход».

Более подробно эту позицию отразила канцлер Германии Ангела Меркель. Во вторник, выступая в бундестаге, она пообещала не дать Великобритании «снять сливки» в будущих переговорах с Евросоюзом. «Должна быть и будет заметная разница между тем, хочет ли страна быть членом семьи Европейского союза или нет», — процитировали слова Меркель крупнейшие информагентства Европы.

Иными словами, Великобритания не сможет сохранить привилегии членства в Евросоюзе после отказа от своих обязательств перед ним. Заявив это, Ангела Меркель пояснила, что британцы не получат доступа к единому рынку, если не сохранят свободу миграции.

Пожалуй, это самый болезненный вопрос Brexit. После референдума, конечно, возросли риски финансовых и транснациональных компаний. Они коснутся простых людей не сразу и не прямо. Зато угроза потери работы и права на жительство в Великобритании уже сегодня нависла над тремя миллионами европейцев, в поисках лучшей доли перебравшихся на Британские острова.

В их числе треть составляют граждане Польши. Накануне референдума польский социологический институт IBRiS провел исследование и пришел к выводу, что после Brexit 47% живущих в Британии поляков захотят там остаться. Расчёт строится на том, что после пяти лет проживания на островах возможно продление рабочих виз, получение других преференций.

Остальных ожидает дорога домой, либо, как сказал один польский дипломат, на которого ссылаются авторы исследования: «Люди попытаются получить гражданство других стран». В обоих случаях новые перспективы совсем не очевидны. Это поняли 26% опрошенных IBRiS, которые после выхода Британии из ЕС вернутся в поисках работы домой.

Примерно в такую же ситуацию попадают трудовые мигранты из Прибалтики, Словакии, Румынии, Болгарии. Brexit, например, затронул 200 000 литовцев. Со страниц издания Politico литовский министр иностранных дел Линас Антанас Линкявичюс пригласил их обратно домой. «Откровенно говоря, — признаётся в интервью Линкявичюс, — у нас в стране было 3,5 миллиона жителей, а сейчас осталось три миллиона… Я не могу сказать, что их ждут рабочие места, но диаспора там появилась недавно, и поэтому большой разницы нет».

Разница, тем не менее, есть. Она очевидна. Меркель это понимает и потому пытается взять на себя защиту трудовых мигрантов в Британии, а заодно укрепить авторитет Германии, как лидера Евросоюза.

Не всем это нравится. Госсекретарь США Джон Керри, пообщавшись со своим британским коллегой Филипом Хаммондом, выразил надежду на участие США в переговорах о выходе Британии из ЕС. Керри заявил, что Лондон и Вашингтон по-прежнему являются «сильными и недремлющими союзниками по НАТО, постоянными членами Совета Безопасности ООН, торговыми партнерами и близкими друзьями». Реплика шефа американской дипломатии должна осадить стремление Меркель оседлать Brexit.

Американцы вносят в повестку Brexit новую тему

Тем временем появились признаки, что государственный департамент Соединённых Штатов предпринимает попытки вернуть Brexit вспять. Как сообщил во вторник Интерфакс, на Фестивале идей в курортном Аспене в ответ на вопрос зала о том, может ли Великобритания «повернуть назад» в вопросе реализации итогов референдума, Джон Керри ответил: «Как госсекретарь США, я не хочу, чтобы они (британцы) выходили из ЕС. Это было бы ошибкой. Существуют различные пути…».

Новую тему дружно подхватили британские СМИ. Обозреватель ежедневной лондонской газеты The Independent Шон О'Грэйди обращает внимание на то, что многие из сторонников Brexit теперь сомневаются в правильности своего выбора. О'Грэйди признаёт: «Я голосовал за выход, но, учитывая все доводы, нельзя отрицать, что в конечном итоге мы останемся в ЕС».

Этот вывод журналиста основывается на том, что, по его мнению, процент проголосовавших за Brexit не позволяет сделать категоричный вывод о стремлении народа Британии к выходу из ЕС. Теперь окончательное решение («следовать ли стране воле народа или нет») должен принять парламент.

К этому О'Грэйди добавляет: «Мало кто из консерваторов — партии большинства, формирующей правительство — сейчас поддерживает выход из ЕС, включая экс-мэра Лондона Бориса Джонсона, который раньше позиционировал себя как активного сторонника Brexit». Похожими публикациями отметились журнал The New Yorker, таблоид The Sun, консервативная The Times и другие западные издания.

«Если бы Кэмерон инициировал статью 50 в пятницу утром, — написал, к примеру, американский The New Yorker, — Великобритания уже была бы на пути из ЕС: процесс отделения необратим. Но благодаря умному маневру — а это был именно умный маневр — у страны есть еще какое-то время поразмышлять о последствиях Brexit, которые уже оказываются более серьезными, чем рассчитывали многие из голосовавших за выход из Евросоюза».

В размышления ударился не только премьер Кэмерон. Один из руководителей компании за Brexit экс-мэр Лондона Борис Джонсон теперь призывает не торопиться с процедурами выхода из Евросоюза. По его мнению, сейчас нет необходимости в спешке. В ближайшей перспективе для населения ничего не изменится, а политики должны осмыслить, как выйти из этой «неестественной структуры».

К этим «умным манёврам» стоит добавить вполне практическую угрозу первого министра Шотландии Николы Стерджен. Сославшись на то, что 62% шотландских избирателей проголосовали против разрыва отношений с Брюсселем, Стерджен призвала парламент Шотландии наложить вето на решение о выходе Великобритании из состава Евросоюза.Наконец, не лишне вспомнить о громких инициативах повторного референдума, сопровождаемых публичными акциями протеста. По некоторым данным, более трёх миллионов британцев уже поддержали эту идею. Как будет дальше?Неопределённости с Brexit добавляется с каждым днём. Это заставляет еврочиновников нервничать. Ведь на их памяти уже были референдумы, которые так и не воплотились в жизнь. Financial Times в этой связи напоминает, что «в 1992 году датчане проголосовали против Маастрихтского договора (положившего начало ЕС), ирландцы в 2001 году голосовали против Ниццкого договора (внесшего изменения в Маастрихтский), в 2008 — против Лиссабонского (заменил так и не вступившую в силу Конституцию ЕС)».Эти три события объединяет один финал. Евросоюз пошёл на уступки и датчанам и ирландцам. Новое голосование восстановило консенсус в ЕС. Сегодня многие политики не исключают повторения этой истории.Однако Brexit уже породил кризис в Европе и оказал своё влияние на характер отношений между странами. Как признаёт берлинская газета Die Welt, Великобритания уже начала терять вес в Евросоюзе. По итогам референдума подал в отставку ответственный за финансы британский еврокомиссар Джонатан Хилл. Европейские лидеры в среду оставили за бортом своего саммита премьера Дэвида Кэмерона. Днём раньше, в Европарламенте глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер устроил обструкцию британским депутатам.Связанный с Brexit кризис нарастает. Эксперты затрудняются прогнозировать, к каким последствиям он может привести. Но, что уже очевидно, британский референдум поставил жирный крест на прежних отношениях в Евросоюзе. Потому и занервничали еврочиновники, настаивая на начале процедуры выхода Великобритании из ЕС.Автор Геннадий ГрановскийПолитики Германии, Франции, а заодно и Италии, завели речь о «европейском супергосударстве», которое должно прийти на смену ЕС. Проект, который немецкий министр Франк-Вальтер Штайнмайер намерен представить в Праге в начале июля, описывает общие внешнюю политику, налоговую и визовую системы. Также говорится об ослаблении роли НАТО в этом суперобразовании. Идея единого «супергосударства», о котором один весьма инициативный немецкий человек, герр Штайнмайер, расскажет 4 июля (случайно ли выбрана такая дата — День независимости США?) в Праге, давно уже витает в воздухе. Эксперты уже несколько лет рассуждают о некоем очередном «рейхе» со столицей где-нибудь в Берлине и с настоящим правительством, а не с «наднациональными институтами» вроде тех, что имеет ЕС. Похоже, идея на глазах превращается в политическую инициативу. И, конечно же, представлять инициативу будут немцы. Однако не стоит думать, будто речь идёт о каких-то национальных ценностях и (не дай бог) о расовой чистоте. Всё наоборот: идеологи «супереврогосударства» желают проповедовать на территории нового объединения отказ от контроля за собственными границами «бывших» государств. Туманное видение еврорейха?29 июня 2016Политики Германии, Франции, а заодно и Италии, завели речь о «европейском супергосударстве», которое должно прийти на смену ЕС. Проект, который немецкий министр Франк-Вальтер Штайнмайер намерен представить в Праге в начале июля, описывает общие внешнюю политику, налоговую и визовую системы. Также говорится об ослаблении роли НАТО в этом суперобразовании.Идея единого «супергосударства», о котором один весьма инициативный немецкий человек, герр Штайнмайер, расскажет 4 июля (случайно ли выбрана такая дата — День независимости США?) в Праге, давно уже витает в воздухе. Эксперты уже несколько лет рассуждают о некоем очередном «рейхе» со столицей где-нибудь в Берлине и с настоящим правительством, а не с «наднациональными институтами» вроде тех, что имеет ЕС. Похоже, идея на глазах превращается в политическую инициативу. И, конечно же, представлять инициативу будут немцы.

Однако не стоит думать, будто речь идёт о каких-то национальных ценностях и (не дай бог) о расовой чистоте. Всё наоборот: идеологи «супереврогосударства» желают проповедовать на территории нового объединения отказ от контроля за собственными границами «бывших» государств. Таким образом, потоки беженцев смогут перемещаться абсолютно свободно.
Выходит, что данная инициатива в целом согласуется с политикой фрау Меркель и базируется на тех самых европейских ценностях, которые и подразумевают свободное перемещение физических лиц без виз и границ. Своего рода Евросоюз, только под флагом настоящего государства, а не квазигосударственного образования с жёлтыми звёздочками. Ну, и понятно, кто будет главным. Не Греция с Кипром. И, конечно, не откалывающаяся потихоньку от ЕС Британия.Надо полагать, Brexit и стал катализатором политического «брожения» в Европе и привёл к конкретной реакции лидеров Европы. Берлин, Париж и Рим не случайно выступили именно сейчас, после британского референдума, на котором почти 52% избирателей проголосовали за выход United Kingdom из ЕС.Как передаёт «RFI», Германия, Франция и Италия пообещали представить план реформ Евросоюза и высказались по поводу вероятного выхода из ЕС Великобритании (Brexit).«Мы согласны по этому вопросу: мы не будем вести ни формальных, ни неформальных переговоров о выходе Великобритании из ЕС до тех пор, пока не будет сделан официальный запрос на уровне Европейского совета», — цитирует агентство канцлера Ангелу Меркель, выступившую на пресс-конференции в Берлине после встречи с президентом Франции и премьер-министром Италии.

Что касается плана реформ европейского проекта, то лидеры трёх государств в совместном заявлении обозначали три приоритета: «внутреннюю и внешнюю безопасность», включающую борьбу с терроризмом, развитие общеевропейской обороны и охрану внешних европейских границ, «сильную экономику» и «амбициозные программы для молодёжи».

Как выяснилось, в «деле» также Бельгия, Нидерланды и Люксембург. РИА «Новости» отмечает, что некоторые пассажи немецко-французского проекта вошли в итоговое заявление шести министров иностранных дел (Германии, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга). Министры встречались 25 июня на берлинской дипломатической вилле Борзиг.

В проекте указано, что Германия и Франция «с прискорбием принимают к сведению тот факт, что британский народ проголосовал за выход Соединённого Королевства из ЕС», а посему Берлин и Париж призывают остальных 27 участников ЕС выполнить «двойную задачу»: сконцентрироваться на решении общих вызовов и добиться результатов по уже поставленным ранее вопросам.

В документе объясняется, почему роль инициаторов принадлежит Германии и Франции: «Германия и Франция несут ответственность за усиление солидарности и сотрудничества в Европейском союзе».

Чтобы «Европа сообща и уверенно выступала на международной арене», авторы проекта предложили сконцентрироваться на трёх сферах: безопасности, миграционной политики и экономике.

Союз в области безопасности подразумевает стремление к единой политике в области обороны. Необходимо принять Глобальную стратегию развития Евросоюза, которая подчёркивала бы роль Евросоюза как «независимого и глобального игрока».

«Германия и Франция убеждены, что пришло время обосновать действительно интегрированную европейскую миграционную политику», — отмечается далее в документе. Вопрос о защите границ Евросоюза «давно перестал быть национальной задачей», и поэтому предлагается передать её «первому мультинациональному ведомству по охране границ и побережья». Есть и конкретика: агентству «FRONTEX» будут «в среднесрочной перспективе» переданы человеческие и технические ресурсы. Кроме того, проект предусматривает создание электронной системы разрешений на въезд ESTA для граждан «третьих стран» — с безвизовым режимом. Ну и, разумеется, авторы проекта подчёркивают право беженцев претендовать на убежище (согласно Женевской конвенции).

Наконец, валютный союз. «Франция и Германия несут общую ответственность за построение крепкого валютного союза, который может конкурировать на международном уровне», — цитирует РИА «Новости» документ.

И вопрос власти. Согласно проекту, предлагается создать должность главы Еврогруппы. Этот чиновник будет подотчетён профильному комитету Европарламента. Европейский стабилизационный механизм (ESM) будет преобразован в Европейский валютный фонд, действующий под парламентским контролем. Кроме того, предполагается сделать шаги к созданию единого бюджета.

Польский государственный телеканал «TVP», который цитирует BFM.ru, отмечает, что проект, предложенный Берлином и Парижем, предполагает создание «единого европейского государства, зависимого от сильнейших на сегодняшний день игроков ЕС».

Государства, которые согласятся участвовать в новом объединении, потеряют право на свою армию, спецслужбы, уголовные кодексы, налоговую систему, собственную валюту и центробанки, способные «реально защищать финансовые интересы национального государства».

Самое интересное, что одновременно с проектом преобразования ЕС была озвучена и другая громкая инициатива.

Черновой вариант «глобальной стратегии» ЕС попал в редакцию «Financial Times».

В документе отмечается, что политическая неопределённость создаёт угрозы и возможности ЕС. Германия и Франция видят на фоне грядущего откола Великобритании толчок к углублению сотрудничества в области общей обороны и безопасности в рамках ЕС. Обсуждение документа, продвигаемого госпожой Могерини, будет обсуждаться на саммите лидеров ЕС в среду.

Особо говорится в черновике документа о необходимости «последовательного и единого подхода» к «стратегическому вызову» Москвы, поскольку «ЕС и Россия взаимозависимы». Речь идёт о сотрудничестве с Россией.

«Поэтому мы будем сотрудничать с Россией, чтобы обсудить разногласия и сотрудничать в тех случаях, когда наши интересы пересекаются», — указывается в стратегии.

Документ явно намекает «на постепенный процесс примирения», отмечает корреспондент Алекс Баркер. «Примирение» с Москвой связано с вероятным отколом от ЕС Британии.

ЕС не обновлял свою стратегию безопасности с 2003 года, напоминает издание. В то время в союзе господствовал дух оптимизма. Не то теперь. Авторы документа обеспокоены «российской агрессией на Украине», «терроризмом у себя дома» и «миграционным кризисом на границах Европы», перечисляет журналист. В проекте «зловеще» отмечается: «Нам нужна сильная Европа. Это то, что заслуживают наши граждане, это то, чего ждёт весь мир…» И наконец: «Наш союз находится под угрозой… Наш европейский проект, который явил беспрецедентный образец мира, процветания и демократии, поставлен под сомнение».Туманное видение еврорейха?Несомненно, проекты столь великих исторических перемен были навеяны решением британцев на недавнем референдуме о выходе из Евросоюза: почти 52% проголосовали за Brexit. Политическая карьера сторонника ЕС премьер-министра Кэмерона разрушилась. И речь уже идёт об отколе от Соединённого Королевства Шотландии.Воля британского народа, по сути, запустила готовый механизм политической модернизации Евросоюза. Очевидно, что после исключения Британии в ЕС сформируется (можно сказать, уже сформировалась) новая тройка лидеров: Германия, Франция и Италия. К ним подключились Бельгия, Нидерланды и Люксембург. Дело за следующими.Неожиданный Brexit дал некоторые шансы и Кремлю. Недаром мистер Макфол в США заявлял ранее о победе Путина на британском референдуме. Великобритания, выступавшая за санкции против России, теперь не будет играть в политике ЕС никакой роли. Вероятно, новый расклад может стать причиной если не отмены, то смягчения санкций в отношении Москвы.Обозревал и комментировал Олег Чувакин— специально для topwar.ruЗа что боролись: жители Великобритании винят во всех проблемах брексит 2 июля 2016, 21:36 AddThis Sharing ButtonsShare to Facebook49Share to VkontakteShare to TwitterShare to Google+Share to Odnoklassniki15Решение Соединённого Королевства выйти из состава ЕС вызвало резонанс в британском обществе и по всей Европе. И если до голосования о членстве страны в блоке многие, включая премьер-министра Великобритании, критиковали Евросоюз, то после проведённого референдума люди стали винить брексит буквально во всём: от роста количества конфликтов на почве ксенофобии до экономических трудностей. Более того, сегодня на улицы Лондона вышли десятки тысяч человек, выступающих за сохранение членства в ЕС. С подробностями — корреспондент RT Анастасия Чуркина.Сегодня на улицы Лондона вышли более 40 тыс. человек, выступающих против выхода Великобритании из Евросоюза. Мероприятие получило название «Марш за Европу». Как передаёт англоязычный сайт RT, организаторы хотели донести до политиков, как брексит может сказаться на жизни тысяч людей.«Мы можем предотвратить брексит, отказавшись принять результаты референдума в качестве окончательного решения и убрав наши пальцы с кнопки самоуничтожения», — написали организаторы марша на официальной странице мероприятия в Facebook.Один из организаторов мероприятия Кейран Макдёрмотт подчеркнул, что референдум «был огромной ошибкой для нашей страны и шагом в неправильном направлении». «Мы запустили эту инициативу, чтобы потребовать пересмотра сложившейся ситуации и сохранения членства Великобритании в ЕС. Хорошее решение может и должно быть найдено», — добавил он.Корреспондент RT Анастасия Чуркина изучила, как относятся к брекситу граждане Великобритании после референдума.На протяжении многих лет ЕС считался в королевстве олицетворением зла. Так, с критикой в отношении организации выступали высокопоставленные британские политики.«Эта организация должна усвоить: если она будет так себя вести, то пусть не удивляется, когда её участники скажут: «Так дальше нельзя. Что-то пора менять», — заявлял премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, позже ставший главным сторонником сохранения членства в ЕС.«Мы в него не верим, мы его не поддерживаем, мы видим будущее Европы совершенно иначе», — утверждал глава британского правительства.Казалось, голосование за выход из ЕС положит конец опасениям, однако оно лишь породило новую тенденцию — во всех бедах винить референдум. Многие проблемы существовали задолго до слова «брексит», и вместо того, чтобы их решать, люди стали возлагать вину на британский референдум.В качестве примера можно привести рост числа конфликтов на почве ксенофобии, начавшийся после голосования. Причиной называют брексит, а не многие годы растущую тенденцию винить мигрантов во всех проблемах Великобритании.Некоторые компании, от авиаперевозчиков до агентств по продаже недвижимости и телефонных компаний, использовали вызванный брекситом хаос, чтобы посеять панику в умах потребителей. Одни предупреждают, что цены взлетят, другие — что упадут. Но будущее в любом случае видится безрадостным.«Люди хотят всё свалить на брексит. Какой-то конфликт на почве ненависти — брексит, экономические трудности — брексит. Между тем в нашем обществе и нашей экономике корни проблем спрятаны глубоко», — заявил корреспонденту RT активист движения «Покинуть ЕС» Джек Монтгомери.Одной из подобных проблем является терроризм. До референдума было принято говорить, что террористы могут проникнуть в Британию через открытые границы с остальными странами Евросоюза. Теперь многие утверждают: чтобы нанести удар, террористы воспользуются последовавшей за референдумом неразберихой.«Словно Запад забыл, как на протяжении многих лет поддерживал многочисленные экстремистские группировки в Ливии и странах Ближнего Востока», — отмечает корреспондент RT Анастасия Чуркина.Будущее одной из крупнейших инвестиций Франции в британскую экономику, атомной станции Hinkley Point, также оказалось под большим вопросом, несмотря на перенос сроков принятия инвестиционного решения и возражения профсоюзов.Даже для крупнейшего в мире нешлифованного алмаза нашлось место в цирке сенсаций брексита. Британские СМИ обвинили прошедший референдум даже в том, что алмаз не удалось реализовать на одном из лондонских аукционов.«Месяц выдался тяжелейший. Нас запугивали, врали о реальном положении дел, говорили такое, что если им верить, так мы уже должны быть в состоянии войны, как нас убеждал с позором ушедший премьер Дэвид Кэмерон. Теперь нужно идти вперёд», — полагает экономист Патрик Янг.Облако пыли, поднятое брекситом, осядет нескоро, ведь референдум не только вызвал политическую неразбериху и сделал будущее страны неясным. Он встал в центр всеобщего интереса, став самой популярной в Соединённом Королевстве темой для разговора, опередив в этом отношении даже погоду.





Джонсон, Тэтчер и Черчилль - выдающиеся премьер-министры Великобритании опирались не только и не столько на консервативный электорат, сколько на позиции национального большинства по стратегическому вопросу современности, включая выбор британской элиты; - это Вторая мировая война и антигерманская (и антияпонская) коалиция в 1940-45 годах для Уинстона Черчилля; конец Ялтинского мира, модернизация экономики (транснационализация, Великобритания выбрала проект Евросоюза) и завершение в 1990 году Холодной войны развалом СССР для Маргарет Тэтчер; и, наконец, брекзит, разрыв с проектом Евросоюза, новая модернизация экономики (постглобализация) и восстановление Великобритании как мировой державы для Бориса Джонсона, - все это проблемы стратегического выбора и при их решении происходила глубокая реконструкция гражданского и социально-политического состояния британского общества; британская элита тоже бесстрашно вступала на тропу реконструкции и ренесанса, ей понадобились бесстрашные лидеры.
Консервативная партия Великобритании одержала победу на выборах в палату общин с большим перевесом — по предварительным данным, у тори 364 депутатских кресла из 650, тогда как их ближайшие конкуренты, лейбористы, потеряли почти 60 мест и будут представлены лишь 203 парламентариями. Таким образом, консерваторы получили большинство, которое позволит им проводить политику без оглядки на другие партии. По словам премьер-министра Бориса Джонсона, Соединённое Королевство покинет ЕС к 31 января 2020 года. По мнению экспертов, в таком составе парламент быстро проведёт все необходимые процедуры, разногласия по которым и привели к досрочным выборам. Теперь следует ожидать, что консервативное правительство продолжит антироссийскую линию на внешнеполитической арене, предупредили аналитики.
Мандат на брексит: консерваторы одержали победу на выборах в Великобритании
Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон во время оглашения результатов выборов © Oli SCARFF / AFP

В Великобритании прошли досрочные выборы в парламент. Основное противостояние разгорелось между двумя основными партиями страны — Консервативной (КП) и Лейбористской (ЛП).

Согласно предварительным итогам голосования, консерваторы, возглавляемые действующим премьер-министром Борисом Джонсоном, одержали уверенную победу — 364 мандата из 650 в палате общин.

Таким образом, они взяли большинство мест в парламенте, что позволяет тори полностью контролировать процесс выхода страны из Евросоюза — брексит.

«Консервативное правительство получило новый мощный мандат, чтобы осуществить брексит, — сказал Джонсон. — Это исторические выборы, которые дают нам возможность воплотить в жизнь волю британского народа, изменить эту страну к лучшему, — и это то, что мы начнём делать завтра».

Как отметил Джонсон, Великобритания покинет Евросоюз к 31 января 2020 года.

В то же время лидер лейбористов Джереми Корбин назвал результаты разочаровывающими — его партия смогла получить лишь 203 мандата, потеряв по сравнению с прошлыми выборами 59 мест.

«Я не буду возглавлять партию на будущих всеобщих выборах, — заявил Корбин. — Это, конечно, очень разочаровывающая ночь для Лейбористской партии».

По его словам, ещё некоторое время он будет возглавлять партию. Корбин считает, что такие результаты выборов объясняются брекситом, который «столь сильно разделил страну».

На прошлых выборах, которые прошли в 2017 году и тоже были досрочными, Консервативная партия обеспечила себе 317 мест в палате общин, а лейбористы — 262 места.

Ожидается, что 13 декабря Борис Джонсон посетит королеву Великобритании Елизавету II, которая даст ему мандат на формирование правительства. Кроме того, он выступит с речью о планах деятельности консерваторов в ближайшие пять лет.


Reuters © Tom Nicholson
«Британия должна завершить трёхлетнюю эпопею»
Напомним, что причиной проведения досрочных выборов в парламент стала очередная отсрочка брексита — на сей раз до 31 января 2020 года. Этому решению Евросоюза предшествовал тот факт, что британские парламентарии трижды отклоняли проект соглашения об условиях выхода Соединённого Королевства из состава ЕС.

В результате Борису Джонсону пришлось просить Брюссель предоставить британскому правительству дополнительное время, чтобы страна избежала «жёсткого» брексита, то есть выхода без соглашения. Напомним, что изначально британский премьер обещал «умереть в сточной канаве», но вывести страну из ЕС до 31 октября.

Обратим внимание, что предшественница Бориса Джонсона на посту премьер-министра, Тереза Мэй, в 2017 году тоже надеялась на досрочные выборы для укрепления своих позиций. Однако потерпела неудачу: представительство тори в палате общин сократилось и сохранить большинство консерваторы смогли исключительно за счёт того, что вошли в коалицию с Демократической юнионистской партией (DUP) Северной Ирландии.

КП настаивает на выходе из Евросоюза в соответствии с соглашением, которого достиг Джонсон на переговорах с представителями Брюсселя. Лейбористы же намеревались пересмотреть это соглашение и вынести его на второй референдум о выходе из Евросоюза.

Состоявшиеся выборы позволили усилить позиции Консервативной партии до рекордных значений. В последний раз такое представительство партия имела лишь в 1980-е годы при Маргарет Тэтчер. А для лейбористов это практически худший результат в истории: на протяжении 80 лет партия имела большинство в палате общин (в меньшинстве тори были лишь в 1930-е годы).

Для ЛП роковым стал не только вопрос брексита, но и в целом вся их политическая программа, констатировал руководитель исследовательской компании Europe Insight Андрей Куликов.

Также по теме
Борис Джонсон и Дональд Трамп
Союзное «вмешательство»: как в Британии отреагировали на совет Трампа голосовать за консерваторов
Лейборист Джереми Корбин обвинил президента США во вмешательстве в предстоящие парламентские выборы в Соединённом Королевстве....
«Они проиграли и в тех округах, где в 2016 году на референдуме голосовали за то, чтобы выйти из ЕС, и в тех, которые голосовали за то, чтобы там остаться. Таким образом, электорату Великобритании в целом не понравилась та программа, с которой лейбористская партия шла на выборы. И не исключаю, что также не понравилась фигура Джереми Корбина как лидера партии. Это и сказалась на том, что консерваторы получили такое большое преимущество. Одновременно я должен подчеркнуть, что они также нанесли поражение и Альянсу малых партий, которые объединились, чтобы противостоять брекситу. Таким образом, электорат действительно поддержал то, на чём настаивал Борис Джонсон: Британия должна наконец выйти из ЕС и завершить трёхлетнюю эпопею», — сказал он RT.

По словам Куликова, брексит теперь будет осуществляться по плану консерваторов — осталось лишь ратифицировать соглашение в Европарламенте.

«Думаю, что консерваторы уже в ближайшее время завершат всю законотворческую работу относительно выхода из Евросоюза. Они уже анонсировали, что скоро снова внесут в парламент законопроект о выходе из ЕС. И я уверен, что они его проведут в ближайшее время. То есть вопрос останется только за тем, чтобы соглашение было ратифицировано Европарламентом», — констатировал аналитик.

Отношения с Россией
Стоит отметить, что Консервативная партия удерживает контроль над правительством Соединённого королевства с 2010 года. За это время значительно ухудшились отношения между Великобританией и Россией.

Это связано с событиями на юго-востоке Украины, ответственной за которые Лондон считает Москву. Помимо этого, британские власти не признают референдум в Крыму 2014 года, по которому регион воссоединился с Россией. Великобритания критически относится и к российской поддержке законного президента Сирии Башара Асада в его борьбе с террористами в арабской республике.

Значительно ухудшились отношения между странами после инцидента в британском городе Солсбери. В марте 2018 года там возле своего дома были обнаружены без сознания экс-сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия.

Как утверждают британские власти, их якобы отравили так называемым боевым отравляющим веществом «Новичок» (A-234). В этом Лондон обвинил Москву, несмотря на то что никаких доказательств причастности России предоставлено не было. За этим последовала высылка дипломатов РФ из Великобритании и других западных стран.

А перед выборами лейбористы опубликовали информацию, что Джонсон вёл переговоры с американскими властями о частичной продаже Национальной службы здравоохранения компаниям из США. После этого скандала в СМИ сообщили, что за утечкой якобы могла стоять Россия.

По мнению Куликова, усиление позиций консерваторов оставляет мало шансов на восстановление отношений между Россией и Великобританией.

«Этого действительно можно ожидать, — подчеркнул он. — Это подстегнёт очередную волну призывов к введению новых санкций. Тем более что, если брексит будет доведён до конца, Лондон получит право самостоятельно вводить санкции, а не ждать единодушного мнения или одобрения Евросоюза».

Шотландский вопрос
Свои позиции по итогам выборов усилила и Шотландская национальная партия (ШНП) — 48 мандатов вместо 35 ранее. Как отметила её лидер Никола Стёрджен, ШНП победила практически на всех участках домашнего региона.«Время для реальных перемен»: могут ли досрочные выборы в Великобритании привести к отмене брексита
Премьер-министр Великобритании и лидер Консервативной партии Борис Джонсон считает, что досрочные выборы помогут тори укрепить свои...
«Теперь у нас есть мандат предложить жителям Шотландии выбор их собственного будущего», — сказала она.

Она согласилась с тем, что выборы дали Джонсону мандат на развод Великобритании с ЕС, однако подчеркнула, что это не распространяется на Шотландию.

«Борис Джонсон обладает мандатом вывести Великобританию из Евросоюза. Но у него категорически нет мандата вывести из ЕС Шотландию», — подчеркнула Стёрджен.

Напомним, на референдуме о выходе Великобритании из Евросоюза большинство шотландцев проголосовало против — 62% хотели остаться в общеевропейском союзе. Шотландская национальная партия выступает за независимость от Соединённого Королевства.

Реализация правительством Джонсона процесса выхода из Евросоюза ставит под угрозу дальнейшее существование Великобритании как единого государства, считает профессор кафедры сравнительной политологии РУДН Юрий Почта.
Хотя британцы и голосуют за местных представителей партий, они на деле выбирают путь развития страны на годы вперед. Многие отдают предпочтения кандидатам той или иной партии, отталкиваясь не только от того, что политическая сила предлагает на местном уровне: эти выборы в том числе призваны предопределить отношения с Евросоюзом, которые еще со времен референдума по Brexit остаются больным вопросом для всей страны.Мариам Дадашян/«Газета.Ru»
Так, нынешний премьер и лидер консерваторов Борис Джонсон — евроскептик, планирующий вывести Великобританию из ЕС до 31 января без новых отсрочек. Глава партии лейбористов Джереми Корбин продвигает идею нового референдума. «Либеральные демократы» во главе со своим новым предводителем Джо Суинсоном и вовсе намерены отказаться от «развода» с Брюсселем. Планы партии Brexit, образованной меньше года назад, очевидны из названия.Участки в основном организуют в муниципальных зданиях — школах, спортзалах, больницах. Агитации на улицах почти нет, однако до дня голосования можно было встретить людей, раздававших лифлеты, либо выкрикивающих кричалки-призывы.

У одной из станций лондонского метро в ночь перед выборами мужчина пританцовывал с зонтом и призывал «ставить галочку консерваторам». В регионах обычно волонтеры ходят по домам и рассказывают, почему стоит голосовать за их партии.

Явка, по словам работников штабов, довольно высокая. У некоторых избирательных участков дежурят «теллеры» («предсказатели») — члены партий, опрашивающие проголосовавших. Они сверяют ответы со своими списками, чтобы выяснить, кто из сторонников партии явился, а к кому стоит наведаться и напомнить, что время сделать свой выбор еще есть.

«Дня тишины» в Британии нет, но вести агитацию запрещено с момента открытия участков и до окончания голосования. Однако это не мешает Борису Джонсону на протяжении всего дня призывать голосовать за Brexit в Twitter.

«У вас есть время до 10 вечера сегодня, чтобы Brexit произошел», — гласит одна из его последних записей.
В день парламентских выборов в Лондоне, 12 декабря 2019 года

Мариам Дадашян/«Газета.Ru»
При этом выборы в Великобритании основаны в большей степени на доверии: все делается вручную, для голосования на избирательном участке даже не нужны документы — достаточно назвать свое имя. Сделать свой выбор можно также по почте и по доверенности.

Однако, по словам Джесс Гарланд, директора по вопросам политики и исследованиям Общества по избирательной реформе, такая система сохраняется не только из уважения к традиции, но и потому, что причин менять ее пока нет. Подтасовка легко выявляется, говорит она, а подобные случаи происходят редко и в незначительном количестве.

«На прошлых выборах был выявлен только один случай», — сказала она «Газете.Ru».

Мигранты против мигрантов
Еще в 2016 году — сразу после референдума — The Atlantic на основании информации из переписи населения и региональной статистики по голосованию смогли составить картину того, какие факторы влияют на выбор британцев, которые с небольшим перевесом решили выйти из Евросоюза.

Так, оказалось, что средний уровень образования людей в регионе довольно сильно коррелирует с их нежеланием оставаться в составе ЕС. Люди в районах, где большинство имеет высшее образование, были гораздо более склонны голосовать против «развода» с Брюсселем. Особенно это заметно в центре Лондона, где более двух третей городского населения имеет степень бакалавра. Округа со значительным числом иммигрантов также показывали нежелание покинуть ЕС, как и города с высокой плотностью населения.

Средний возраст имел небольшое значение, а вот средний доход действительно предсказывал результаты — низкооплачиваемые британцы выступали за выход из союза.

Семейное положение также показало относительно сильную корреляцию с голосованием за выход из ЕС. По сути, молодые, одинокие профессионалы Лондона выступали за европейское членство, в то время как более бедные семьи, живущие за пределами крупных городов, смотрят на континент с гораздо большим подозрением. Такая же тенденция сохранилась и сейчас.

Удивительным остается тот факт, что обеспеченные слои британского общества склонны голосовать за тори, однако не хотят выхода из Евросоюза, который сейчас лоббирует глава консерваторов.

При этом важно отметить, что значительную роль в желании более чем половины подданных королевства отделиться от остальной Европы сыграли восточноевропейские мигранты, которые начали массово приезжать в страну, начиная с 2004 года — после расширения ЕС на восток.

Так, некоторые британцы родом из Пакистана и Ирана в беседе с «Газетой.Ru» рассказали, что рабочий класс недоволен таким наплывом граждан из Восточной Европы, которые «отбирают рабочие места» и поэтому они голосуют за консерваторов или партию Brexit.

При этом в районах с большой концентрацией представителей рабочего класса, например в Камдене на севере Лондона, проживает много сторонников лейбористов, предлагающих новый референдум.
В день парламентских выборов в Лондоне, 12 декабря 2019 года

Мариам Дадашян/«Газета.Ru»
Стратегия партии «красных» просматривается на долгую перспективу. Работающий в штабе лейбористов Ли Скордис рассказал «Газете.Ru», что важная задача состоит в том, чтобы в районах с высокой поддержкой она сохранялась и после выборов. По его словам, партия уже потеряла часть голосов, ушедших либерал-демократам, которые предлагают отказаться от идеи Brexit. При этом

несколько проголосовавших признались, что не любят Корбина, которого считают очень радикальным, однако отметили в бюллетене представителя лейбористов, поскольку Джонсон импонирует им еще меньше.

Основанные на опросах на избирательных участках экзит-полы будут опубликованы после закрытия участков, когда начнется подсчет голосов. Обычно они сразу дают довольно ясную картину — на четырех из пяти последних выборов предсказания оказались верны.
Выборы в Британии: что можно и чего нельзя
12 декабря 2019
Поделиться сообщением в Facebook Поделиться сообщением в Twitter Поделиться сообщением в ВКонтакте Поделиться сообщением в Telegram Поделиться
Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image caption
За прошедшие десятилетия правила поведения на избирательном участке в Британии изменились мало
Великобритания - одна из тех стран, в которых правило "разрешено всё, что не запрещено" считается скорее руководством к действию, чем забавной поговоркой. В том числе и в том, что касается поведения на избирательных участках.

Что же не разрешается делать гражданам в ходе парламентских выборов?

Брексит - главная тема выборов, но основные кандидаты ее избегают. Почему - и что же предлагают партии
Зачем Британии новые выборы и что теперь будет с брекситом?
В целом за прошедшие десятилетия правила изменились мало. Избиратель входит на избирательный участок, помахивая карточкой (на которой написано: "Вы не обязаны приносить эту карточку с собой, чтобы проголосовать"); называет свои имя и адрес человеку, который сидит за столом; человек находит эти данные в списке и даёт пришедшему бюллетень.

Избиратель идёт с ним в кабинку, вспоминает, что верную ручку с золотым пером оставил в другом костюме/сумочке, ловит болтающийся на ниточке, заранее заготовленный, а потому изрядно уже затупленный, карандашик и рисует им крестик или галочку в той графе, которую считает правильной.


Быборы в Британии: 5 признаков британского политика
И всё же последние годы привнесли некоторые перемены.

Можно ли делать селфи?
Закон не запрещает фотографирование как таковое, но Избирательная комиссия Великобритании очень настоятельно рекомендует не снимать внутри избирательных участков - в частности, из-за очень сложного законодательства, связанного с обеспечением тайны волеизъявления.

К примеру, противозаконно разглашать информацию о том, как проголосовал другой человек, а это может произойти и помимо желания автора не слишком удачного автопортрета.

Кроме того, фотографировать уникальный идентификационный номер бюллетеня - тоже нарушение правил. Здесь главную роль играет закон, противодействующий распространению любой информации, "полученной на избирательном участке": смысл его в том, чтобы сохранить тайну голосования и, следовательно, чистоту результата.

Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image caption
Политизированная одежда на участках запрещена. Вдруг кто-то посчитает, что вы пытаетесь его запугать
"Ввиду возможности нарушения закона - осознанного или нет, - мы настоятельно рекомендуем не фотографировать на избирательном участке, - подтверждает представитель избирательной комиссии. - Если же избиратель хочет отметить своё участие в выборах, мы бы предложили сделать это рядом с участком - до того как он или она проголосует или после".

В связи с этим на многих участках развешены таблички "Не фотографировать".

Нарушение закона о тайне волеизъявление карается жёсткими наказаниями. На выборах в Европарламент людей предупреждали, что им может грозить штраф в 5 тысяч фунтов стерлингов (7,6 тысячи долларов) или шесть месяцев тюремного заключения за разглашение - пусть и непреднамеренное - информации о том, как проголосовали другие.

На практике, однако, сотрудники избирательных участков не звали полицию, а лишь просили фотографов-любителей удалить снимки. "Это зависело от того, что именно они фотографировали", - пояснил один из участковых руководителей.

Можно ли твитить?
Избирательная комиссия просит не делать этого изнутри избирательного участка, даже если вы хотите похвастать фактом собственного голосования. В любом другом месте - пожалуйста.

Но, как и в предыдущем случае, здесь действуют строгие правила, ограждающие тайну голосования других людей, в том числе и попытку повлиять на желание другого человека обнародовать информацию о том, как он проголосовал.

Закон называет уголовным преступлением распространение информации о том, как проголосовал или намерен проголосовать другой человек, и, в частности, "прямое или косвенное воздействие на желание избирателя продемонстрировать его избирательный бюллетень после того, как он поставил на нём отметку, то есть проинформировать любого другого человека о том, за какого кандидата он проголосовал или не проголосовал".

А можно приходить с домашними животными?
Собакам пока не дозволено голосовать, но они могут приходить и наблюдать за процессом - в том случае, если не пытаются его сорвать. До выборов мэра Лондона 2008 года сотрудников избирательных участков инструктировали, что собаки должны быть в роли "сопровождающего", а не гулять сами по себе.

В тех случаях, когда избиратель приводил с собой двух или больше собак и не вполне справлялся с ними и с бюллетенем одновременно, сотрудники участков имели право подержать собачьи поводки.

Правообладатель иллюстрацииPA MEDIA
В сельской местности, конечно, избиратель может приехать к участку верхом. В таких случаях коней и пони должно оставлять на привязи снаружи.

По поводу других животных - зайцев, хорьков, карликовых свиней и прочих - никаких правил не существует, так что решения по их поводу будут принимать избирательные функционеры на местах.

Допустима ли политизированная одежда?
На избирательный участок не стоит надевать политизированную одежду. Найджел Тонкин, бывший глава административного управления местного совета лондонского района Вестминстер, несколько лет назад объяснял, что важен контекст.

"В Вестминстере есть кандидат, который идёт на выборы как пират, - пояснил он. - И если он придёт опустить свой бюллетень в урну в костюме пирата (что более чем вероятно), мы его не завернём. То же относится и к его сторонникам, которые придут голосовать в обличье пиратов".

А вот избирателей в футболках с символикой той или иной партии на избирательные участки не пускают, поскольку противники этой конкретной партии могут посчитать, что на них оказывают давление или даже пытаются запугать.

Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Image caption
Коня придется "припарковать" за пределами участка
Зато портреты политических деятелей в более широком смысле могут быть сочтены допустимыми. К примеру, майка с Че Геварой препятствием не станет: критерий здесь - в поощрении избирателя к участию в выборах.

Но и здесь должна быть граница допустимого. В пижаме голосовать можно. Главное, чтобы внешний вид не отвлекал избирателей от процесса голосования.

Можно закрывать лицо капюшоном или ещё чем-нибудь?
Можно. Сотрудники избирательных участков наблюдают за тем, чтобы люди не голосовали дважды, выдавая себя за других, но не существует законных требований к избирателям показывать лицо.

Как говорил в своё время Роб Коннелли, глава избирательной службы городского совета Бирмингема: "Если вы не видите лица человека, ему можно задать формальные вопросы - такие как имя или адрес. Мы не станем чинить препятствий к тому, чтобы люди голосовали, будь на них капюшон или чадра".

В этом отношении правила в последние годы не изменились, подтверждают в избирательной комиссии.

Можно ли голосовать выпившим?
Можно. Избирательные участки не могут отказать человеку в праве на волеизъявление лишь на том основании, что он пьян или находится под воздействием наркотиков. Только если избиратель ведёт себя неподобающим образом и в состоянии сорвать процесс голосования, его могут попросить прийти в другой раз, когда протрезвеет.

Можно ли прийти с огромным партийным значком?
Нельзя. Такие знаки (розетки на лацкане) на участке дозволяется носить только кандидатам или их официальным представителям. И даже в этом случае размер розетки - вопрос неоднозначный. Документы избирательной комиссии об этом молчат, а в рекомендациях перед выборами 2008 года было указано, что диаметр подобных значков не должен превышать 3-4 дюймов, то есть 7,5-10 сантиметров.

Можно ли обсуждать кандидатуры с партнёром?
Нельзя. Политические дискуссии на территории избирательных участков запрещены. Сотрудники участка вмешаются, если пришедшие будут обсуждать плюсы и минусы различных кандидатов или партий, - поскольку это может повлиять на мнение других избирателей.

Кроме того, один человек не может поинтересоваться у другого, за кого он или она голосует, так как это нарушит тайну процедуры и, соответственно, поставит под сомнение чистоту результата. Любого, кто будет замечен в подобном, попросят продолжить беседу за пределами помещения.

Могут ли голосовать члены королевской семьи?
Технически даже королева имеет право голосовать. Однако на практике она обычно этого не делает, поскольку несоблюдение монархом политического нейтралитета считается неконституционным: такое разъяснение содержится на сайте британской монархии.

Можно ли слушать музыку?
Только если она не мешает другим. Если вы слушаете музыку в наушниках, вам нужно будет их снять для общения с персоналом избирательного участка: вас попросят назвать имя, домашний адрес и так далее.

Если ваш плеер работает слишком громко, когда вы находитесь в избирательной кабинке, вас могут попросить уменьшить громкость или покинуть участок. То же относится и к громким разговорам по мобильному.

Нужно ли ставить крестик казённым карандашиком на верёвочке?
Нет, если вам больше нравится ручка, пользуйтесь ею. И хотя чаще люди рисуют именно крестик, никто не запрещает вместо него ставить галочку. Важно, чтобы ваш голос был помечен ясно.

Если человек по ошибке пометил не того кандидата, можно ли проголосовать ещё раз?
Да, если бюллетень ещё не опущен в ящик. Тогда надо вернуться к столу и объяснить клерку, что произошло. У вас возьмут испорченный бюллетень и выдадут новый.

Если человек очень волнуется, он может попросить о помощи друга?
Да, ничто не запрещает прийти на участок с друзьями, если они тоже имеют право голосовать здесь же. Но сам процесс голосования - это ваше частное дело, и в кабинку надо заходить в одиночестве. Если же друг не зарегистрирован на этом участке, то их могут и не пустить внутрь.

Если же у вас инвалидность, или вы не в состоянии прочесть бюллетень, или физически не можете проголосовать самостоятельно, тогда можете прийти с компаньоном. Помощь может оказать и старший клерк на участке.

Можно ли приводить детей, чтобы показать им, как работает процесс?
Разумеется. Сотрудники избирательного участка будут рады приветствовать детей и подростков, которым ещё нет 18: их задача - не отпугивать завтрашнего избирателя. В отдельных случаях, когда на участке слишком много юных посетителей, старший клерк имеет право попросить их подождать снаружи.

Если у избирателя несколько маленьких детей, сотрудник участка может присмотреть за ними, пока родитель голосует.

Правообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Может ли ребёнок поставить крестик на бюллетене за взрослого?
Нет, голосовать за взрослого ребёнок не может.

Можно ли написать пару строк политикам?
Можно, но это может привести к тому, что ваш бюллетень не будет учтён. Есть давняя традиция сознательной порчи бюллетеней. "Никто из перечисленных" - одна из вежливых форм заявления о том, что вы не апатичны, просто ваш голос не принадлежит ни одному из кандидатов.

Такие бюллетени включают в статистику явки как "отвергнутые". Если же вы хотите проголосовать за того или иного кандидата, то не следует писать заметки на полях. Это может смутить счётчиков, и они положат ваш бюллетень в стопку "отвергнутые".

Каким бы мудрым или остроумным ни был ваш комментарий, вряд ли его оценят сотрудники избирательного участка, которые будут по уши заняты подсчётом бюллетеней. А политики, сами понимаете, так и останутся в счастливом неведении по поводу ваших слов.

Можно ли подписать свой бюллетень?
Некоторые так и делают. Если имя в подписи прочитывается, ваш бюллетень засчитан не будет. Он уйдёт в число "отвергнутых", поскольку избиратель раскрыл себя и нарушил тайну голосования.

Практика подписывать избирательные бюллетени была достаточно широко распространена в Британии XIX века, когда кандидаты платили избирателям за голоса.

При той системе кандидат впоследствии имел право проверить, кто проголосовал за него, и, соответственно, заплатить. Сегодня, насколько бы невинным ни казался мотив этого действа, подписанный бюллетень, вероятно, будет отвергнут.

А если избирательному участку придётся срочно закрыться?
Всего в Соединённом Королевстве около 50 тысяч избирательных участков, и парламентские выборы - гигантская логистическая задача. Когда что-то идёт не так, спасти ситуацию могут оперативные действия сотрудников участков.

В 2010 году, например, как вспоминает Роб Коннелли, на одном из его избирательных участков случился пожар. "Нам пришлось эвакуировать всё и вся, - говорит он. - И открыли избирательный участок на багажнике автомобиля. Просто открыли багажник и надеялись, что дождя не будет".

Найджел Тонкин тоже как-то использовал автомобиль, когда сторож школы, в которой находился избирательный участок, не явился вовремя на работу. "А в другой раз мы пришли на участок - и обнаружили, что накануне вечером уборщица выбросила все бюллетени, - добавляет он. - Пришлось срочно организовывать доставку новых".Британия голосует на досрочных выборах. В третий раз за пять лет
12 декабря 2019В четверг в Великобритании проходят досрочные всеобщие выборы - в третий раз за неполные пять лет. В семь часов утра по местному времени открылись избирательные участки в 650 округах Англии, Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии.Подсчет голосов начнется сразу после их закрытия в 22:00. Оглашение предварительных результатов ожидается в пятницу утром.Избирательные участки оборудованы по всей стране в школах, церквях, зданиях городских и районных советов и даже в прачечных самообслуживания.История выборов в Британии: дохлый кот, депутаты от овец и еще семь малоизвестных фактов Выборы в Британии: что можно и чего нельзя. Каждый из 650 депутатов британского парламента будет избран простым большинством голосов в своем округе.Решение о проведении досрочных выборов было принято Палатой общин в конце октября и одобрено Палатой лордов.Основной вопрос, остро стоящий перед политиками и перед всем британским обществом, - судьба брексита. От того, как он решится, зависят экономика Британии и будущее Национальной системы здравоохранения.На избирательном участке пришедшим проголосовать не нужно показывать паспорт или удостоверение личности, достаточно назвать свое имя и адрес. Голосовать можно один раз и только за одного кандидата.Многие избиратели уже проголосовали по почте. Два года назад таких было семь миллионов.Проголосовать на выборах может каждый человек старше 18 лет с гражданством Великобритании.В день голосования до его завершения британскому телевидению и радио запрещено сообщать что-либо о программах и обещаниях кандидатов, политике партий, результатах опросов и прочих вещах, которые могут повлиять на результаты голосования.Эти правила резко контрастируют с американскими, где кандидаты продолжают свою агитацию в день голосования. Британские правила направлены на то, чтобы освещение выборов в день голосования было беспристрастным, нейтральным и не оказывало какого-либо давления на избирателей.Более подробно о том, что можно, а что нельзя на выборах в Великобритании, читайте здесь.В последний раз выборы в зимнее время прошли в 1974 году, а в декабре Британия в последний раз голосовала в 1923-м.


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.