Русское Информационное Агентство
 сегодня 03 декабря 2020 г. на главную  контакты   
  главная новость

[00.00.00] Надежда как известно терпелива И когда оттренькает мой час Вы с нею встретитесь и неторопливо Обсудите что там и где у нас Я старую свою лелею рану И не хочу ее лечить ничем И боли не отдам и грана Она мне самому нужней Ни временем ни взором ни вином Ее я даже утешать не стану Ее я ловко прячу паче чаянья Скрывая за улыбкою отчаянье С улыбкою отчаянье бином Я все надеюсь мы усядемся за чаем И взоры перестанем прятать ниц Сплетем улыбки и беда растает Сбежав слезой из-под твоих ресниц Надежда удаляется последней Уйду я а она с тобой Помянет грешника улыбкой бледной Насмешливой как отражение мое[ читать дальше ]


  анонсы

[03.12.20] Иван Амирян. Конечно, если все измерять в формально приобретенных квадратных километрах, то победил Азербайджан с коалицией, но, если смотреть с той точки зрения, что интересом Азербайджана является то, что понимает под ним Ильхам Алиев с окружением, то тут все становится довольно грустно. Едва ли И.Алиев, являющийся наследственным автократом со всей полнотой абсолютной власти в стране, мечтал поделиться своей неограниченной властью с Эрдоганом, пусть и в обмен на 8 тыс. км2 земель, на которых до сих пор остаются “гости” из Сирии, и, судя по всему, перевозить их обратно в Сирию большой брат из Анкары не спешит. [ читать дальше ]

[00.00.00] Они все - Элькин, Сидоров, Морозов, Карюхин, Климов, Карамысов, Лозовая - уволены из госслужб, а это верный знак, что власти знают и тихо признают, что они виновны. Дамоклов меч завис над ген. Агафьевой, майором Мастеренко, капитаном Голиковым - и еще над сколькими, замешанными в этом деле, порой не по своей воле. В 2010 году Григорий Элькин, Карюхин и Кузюра создали НДП Акуловские усадьбы, замыслив рейдерский захват коттеджного поселка СНТ Радость. Элькин, а вслед за ним Карюхин встретились с председателем правления СНТ Радость и потребовали от него, чтобы он передал им, учредителям специально с этой целью созданного НДП Акуловские усадьбы, генерированные за 2004-2010 годы производственные мощности, а именно проложенные дороги, газопровод, линию электропередач, водопровод со станцией второго подъема, а так же принадлежавшие лично председателю участки и здание, использовавшееся как административный корпус. Они настаивали, чтобы имущество было передано именно им, а не всем собственникам, которые за прошедшие годы приобрели участки - более 30 человек. Председатель правления СНТ Радость резонно заметил, что претендовать на это имущество вправе все собственники, когда и если они вступят в СНТ Радость в качестве членов товарищества. Элькин и Карюхин разъяснили председателю, что ему вряд ли стоит настаивать, потому что что у них в Москве все схвачено и они найдут основания для привлечения к суду, даже если не нарушался закон: они начнут против него судебное преследование по линии гражданского и уголовного кодексов, с тех пор и тянутся судебные разбирательства. Грязные воды Григория Элькина - топ-менеджер Чемезова делает маленький дачный бизнес. [ читать дальше ]

[00.00.00] Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. Ни малейшей надежды, что вас освободят, как только разоблачат следователя, посадившего вас по заказу. Новая плеяда таких же умельцев подхватит покачнувшееся знамя, и воз останется там же. Даже под амнистию попали те, кто был осужден за заведомо ложный донос, лжесвидетельство, фальсификацию и вынесение неправосудных приговоров. Охотно помиловали также расхитителей бюджетных средств в крупных размерах. Амнистия затрагивает тех людей, которые участвовали в организации заказных уголовных дел и причастных к посадке невиновных. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[00.00.00]Это происходит ежедневно. В одном из писем Путину объясняют, что по заказу замгендира Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. И хотя даже сама Лозовая не утверждала, что обвиняемый имел отношение к этому факту, следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала обвиняемому в присутствии его адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. [ читать дальше ]

[05.11.19]Попытки самостоятельного расследования уголовного дела, предпринимаемые со стороны адвокатов обвиняемых, свидетелей, подозреваемых или осужденных, рассматриваются в России как препятствие следствию, обвинение в этом сочиняется, точнее переписывается слово в слово с предыдущего случая самим следователем и никем более не контролируется кроме, конечно, начальника по вертикали, передается в суд, слово в слово еще раз копируется судом, который отправляет обвиненного в этом страшном преступлении в СИЗО на два месяца с правом продления, и суд не отказывает следователю ни в том, ни в другом; этот дамоклов меч совершенно запугал адвокатов, так что реальной их способности помочь жертве произвола просто не существует; и они сами прерасно отдают себе в этом отчет. Судьбы некоторых геройских или наивных адвокатов служат полезным примером и демонстрационным эффектом для всех иных причастных к теме. [ читать дальше ]

[15.10.19]Притеснения, преследование и репрессии против предпринимателей, а в более широком плане - против среднего класса нанесли невосполнимый урон развитию страны, и речь идет не только о текущих событиях и явлениях, но и о среднесрочной и уже долгосрочной перспективе: последствия видны во всех без исключения отраслях и разделах экономики и общественной жизни. Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. И как вы думаете, куда они подевались, если общеизвестно, что 800 тысяч таких спецов сидит по тюрьмам. То, что дальше будет хуже, всем более или менее понятно — новые группы инициативных предпринимателей и наемных работников, выходящие на рынок, будут сильно меньше присутствующих на нем сейчас. Генералы в тюрьме и в кресле начальника отнять и разрушить могут, но сами-то ничего не создают и не умеют... [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[10.10.20] Определением Московского городского суда от 26 сентября 2017 года решение Никулинского районного суда г. Москвы от 23 мая 2017 года было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба СНТ «Радость» - без удовлетворения. При этом судом в рамках названного дела были установлены следующие обстоятельства: Из представленных материалов дела, а также пояснений сторон следует, что на территории СНТ газопровод, водопровод, линии электропередач созданы, в период времени, когда Королев Ю.Н. являлся председателем СНТ проведено строительство дороги внутри СНТ и ремонт подъездной дороги.» Таким образом судами установлено, что все обязательства по строительству объектов общего пользования, а именно: газопровода, водопровода, линий электропередач, строительство дороги внутри СНТ и ремонт подъездной дороги, которые по версии следствия Королев Ю.Н. заведомо не собирался исполнять, на самом деле Королевым Юрием Николаевичем исполнены в полном объеме. Ранее я неоднократно обращался в различные инстанции с жалобами относительно всего вышеописанного однако воз как говорится и ныне там, и уголовное обвинение в мой адрес продолжает висеть над моей головой. Прошу помочь восстановить справедливость и честное имя. [ читать дальше ]

[00.00.00] Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, снова вляпался. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[01.04.20] Я уже почти десять лет обличаю экс-директора Росстандарта Г.И.Элькина и его подельников П.А.Карюхина, Е.Лозовую и известного зиц-председателя и налоговика Кузюру в том, что они незаконно умыкнули государственный и охраняемый лес не где-нибудь, а в столице нашей родины Москве, и все без толку, даже не допросили никого из них, - очень заняты; правда Элькина уволили из директоров и теперь он замдир в системе Ростеха, а Карюхина изгнали из-за служебной несостоятельности из Службы внешней разведки, Кузюру - из председателей СНТ Радость, и он наверное председательствует в другом СНТ Рога и Копыта, а Лозовая лишь строчит новые ложные показания; а писал я об этом всем ответственным и по нормальной логике заинтересованным лицам - Чайке, Путину, прокурору Москвы, множеству начальников полиции, прокурорам, судьям, - и все впустую, воз и ныне там, а рейдеры благополучно пользуются особо охраняемым природным объектом, огородили его забором и выгуливают боевых собак, чтобы случайным прохожим неповадно было соваться на частную территорию. Но все будет иначе, если репрессивные службы сами порешили такое уголовное дело завести, вот тут-то немедленно возникает так называемый свидетель, - Е.Лозовая, например, - в системе права он именуется ложный доноситель, а среди порядочных граждан - стукач, - и в течение трех-десяти дней будет оформлено дело, предъявлено обвинение и обвиняемый окажется в Сизо, куда его отправит самый справедливый суд в мире. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[00.00.00] В России нет действенного механизма защиты граждан, сообщивших о преступлении. Более того, зачастую они сами становятся теми, против кого начинается уголовное преследование. В одном из писем Путину объясняют, что по заказу замгендира Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. И хотя даже сама Лозовая не утверждала, что обвиняемый имел отношение к этому факту, следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала обвиняемому в присутствии его адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. [ читать дальше ]

[00.00.00] Любой человек, занимающий твердую позицию права, защиту конституции сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[00.00.00]Ну, что же вам сказать за Сахалин... Вернее, за Хабаровск и губернатора... В российской судебной системе и практике уголовные дела затеваются не потому что нарушен закон и добросовестный свидетель написал заявление: в 99 из 100 случаев уголовное дело не будет возбуждено, - а совершенно по иным причинам и мотивам. Я уже шесть лет обличаю директора Росстандарта Г.И.Элькина и его подельников П.А.Карюхина, Е.Лозовую и известного зиц-председателя и налоговика Кузюру в том, что они незаконно умыкнули государственный и охраняемый лес не где-нибудь, а в столице нашей родины Москве, и все без толку, даже не допросили никого из них, - очень заняты; правда Элькина уволили из директоров и теперь он замдир в системе Ростеха, а Карюхина изгнали из-за служебной несостоятельности из Службы внешней разведки, Кузюру - из председателей СНТ Радость, и он наверное председательствует в другом СНТ Рога и Копыта, а Лозовая лишь строчит новые ложные показания; а писал я об этом всем ответственным и по нормальной логике заинтересованным лицам - Чайке, Путину, прокурору Москвы, множеству начальников полиции, прокурорам, судьям, - и все впустую, воз и ныне там, а рейдеры благополучно пользуются особо охраняемым природным объектом, огородили его забором и выгуливают боевых собак, чтобы случайным прохожим неповадно было соваться на частную территорию. Но все будет иначе, если репрессивные службы сами порешили такое уголовное дело завести, вот тут-то немедленно возникает так называемый свидетель, - Е.Лозовая, например, - в системе права он именуется ложный доноситель, а среди порядочных граждан - стукач, - и в течение трех-десяти дней будет оформлено дело [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 75.62 (-0.71)
EUR 91.31 (-0.00)

  27.06.20 :: новости
1 июля 2020 года народ выскажется. Но мало кто думает о том, что последует потом. В частности, туманным остается смысл поправки в 67-ю статью Конституции РФ, гласящей: Российская Федерация является правопреемником Союза ССР на своей территории, а также правопреемником (правопродолжателем) Союза ССР в отношении членства в международных организациях, их органах, участия в международных договорах, а также в отношении предусмотренных международными договорами обязательств и активов Союза ССР за пределами территории Российской Федерации. Трактовок этого пункта существует три. Первая - ура-патриотическая. Мол, наконец-то, Москва займется активным собиранием земель русских. А то понараздавали, понимаешь, всяким. Вторая - с той стороны границ с лимитрофами. В том ключе, что вот русские и сбросили маски, проявив свой агрессивный имперский оскал в натуральном виде. Как ни парадоксально, они обе между собой плотно пересекаются по основаниям. Если открыть исторические документы, то, скажем, незалежная Белоруссия, на момент ее вступления в СССР, простиралась от Мозыря на юге до Борисова на севере (250 км по прямой) и от Несвижа до Бобруйска (130 км) с запада на восток. Это примерно как сегодняшняя Латвия, которую нынешняя Белоруссия по площади превосходит в 3,2 раза. Про Украину вообще говорить страшно. Земли, имеющие юридическое право на исконность, это существовавший до 1654 года пятачок из Кировоградской, Днепропетровской и очень небольшого клочка на юге Полтавской областей. Все, что к северу и западу, украинцам подарили русские цари. Все, что к северо-востоку, востоку и югу, включая выход к Черному и Азовскому морям, - презентовал в 1922 году Владимир Ленин. Западная Украина и Северная Буковина - результат предвоенных щедрот Иосифа Сталина. А Крым с барского плеча "для удобства администрирования" Украине дал Никита Хрущев. При таких раскладах поневоле вздрогнешь. Особенно когда государственные границы некоторые постсоветские республики вообще обрели только в период СССР. Примерно 90% земель нынешнего Казахстана - российские.

1 июля 2020 года народ выскажется. Но мало кто думает о том, что последует потом. В частности, туманным остается смысл поправки в 67-ю статью Конституции РФ, гласящей:

А судьи никто - поправки в Конституцию бьют по судебной системе
25.06.2020 18:25 Cценарии и прогнозыА судьи никто - поправки в Конституцию бьют по судебной системеСегодня, 25 июня, в России началось голосование по поправкам в Конституцию страны. Пока возможность голосовать открыта для досрочного голосования. Желающие голосовать очно придут на избирательные участки 1 июля. Часть поправок касается изменений в работе высших судов - Конституционного и Верховного, деятельность которых станет более ограниченной.При этом россияне негативно оценивают деятельность судебной системы страны, а независимость судей в стране под вопросом, считают эксперты. Национальное право, после правок, будет превалировать над международными законами, и есть опасения, что это может затронуть и часть "несправедливых", по мнению Кремля, исков в ЕСПЧ.Часть поправок в Конституцию касается судебной системы, и в случае если они будут приняты, независимости в принятии решений у судей будет еще меньше. Одна из мер касается Конституционного суда. Количество судей будет сокращено с 19 до 11 человек. На первый взгляд эта поправка выглядит действенной, учитывая опыт других европейских стран и США. В состав Верховного суда США входит 9 судей, в Конституционном суде Германии 16 человек. К тому же, российский Конституционный суд в 1990-е уже обладал меньшим количеством судей - в его составе было 13 человек.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ
Собрали для вас стратегию из 10 фондов. Для лучшей диверсификации, всего за 300 000 руб.
Однако, по мнению юриста компании "Пепеляев Групп" Романа Бевзенко, уменьшение количества судей страхует власти от появления "непослушного меньшинства", которое может разрастись во что-то большее. "Современная история КС знает появление "судей-бунтарей". Видимо, это превентивная мера от этого: в малом сообществе такая вероятность будет существенно ниже", - отметил Бевзенко в комментарии, опубликованном в его блоге на сайте Zakon.ru

Заря Зорькина и тень Скуратова

Россия знает примеры, когда Конституционный суд шел против Кремля. Правда, это было в другую историческую эпоху. В октябре 1993-го суд, которым в то время руководил его нынешний председатель Валерий Зорькин, признал незаконным указ президента Бориса Ельцина о роспуске Верховного Совета.

После этого решения Зорькин год пребывал в опале, его полномочия были восстановлены только в 1994 году, однако председательский пост он потерял, вернувшись к должности только в 2003 году. В 2004 году он поддержал указ президента России Владимира Путина об отмене выборов губернаторов и стал лояльным членом судебной системы.

После принятия новых поправок в Конституцию у председателя Зорькина и его коллег будет еще меньше независимости от Кремля. В поправках говорится, что президент сможет предложить Совету Федерации прекратить полномочия судей Конституционного суда "в случае совершения ими проступков, порочащих честь и достоинство, а также в иных случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, свидетельствующих о невозможности сохранения лицом статуса судьи". В настоящее время это делают сами судьи.

Валерий ЗорькинВ условиях сегодняшней политической системы поступки, "порочащие честь и достоинство", могут быть какими угодно. Вряд ли сегодняшний Совет Федерации будет сильно упорствовать при увольнении неугодного судьи. Последний раз свое упорство в подобных вопросах Совфед демонстрировал в апреле 1999 года, когда проголосовал против отставки тогдашнего прокурора Юрия Скуратова. Отставки генпрокурора, который вел дело о коррупции в окружении президента Бориса Ельцина, потребовали в Кремле после показа по ТВ пленки, компрометирующей Скуратова. На ней законника запечатлели в компании дам с "пониженной социальной ответственностью".

Партнер юридического бюро "Замоскворечье" Дмитрий Шевченко говорит Finam.ru, что сомневается в том, что принимаемые решения будут объективными: "Поскольку, основания для таких выводов в отношении судей могут носить субъективный, оценочный или политизированный характер, появляются сомнения относительно того, будут ли судьи этих судов действительно независимыми и беспристрастными в таких условиях".

Лучше меньше, да хуже

Возможности для обращения в Конституционный суд по поводу нарушения своих прав у граждан тоже существенно уменьшатся. Теперь обращаться в Конституционный суд граждане смогут только в том случае, если "исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты". В настоящее время, согласно действующей Конституции, и суды, и граждане могут обращаться в Конституционный суд в связи с делами в других судах.

Ежегодно Конституционный суд рассматривает 14-16 тысяч обращений граждан, и по ним иногда выносятся судьбоносные решения. Так было в 2019 году, когда Конституционный суд своим решением подтвердил право детей репрессированных граждан на получение жилья в Москве и других городах, откуда были высланы их родители.

При этом, поправки расширяют право этого высшего суда страны проверять конституционность законопроектов до их принятия, а также проверять конституционность законов субъектов РФ по поручению президента.

Однако эксперты считают эти возможности спорными. Они указывают на то, что для этого есть такие органы как Минюст и контрольно-правовое управление президента. Сам президент вряд ли даст КС поручения проверять очередной "безумный" закон, который принимает Госдума. Большинство из них спускается депутатам со Старой площади.

"Неправовые решения" ЕСПЧ

Стоит отметить, что доверие к судебной системе в России по-прежнему остается низким. Согласно проведенному в 2018 году опросу АНО "Независимый исследовательский Центр", не доверяют судебной системе страны 50% граждан.

Граждане часто жалуются и на низкую квалификацию судей. Еще в 2014 году полномоченный представитель правительства в высших судах страны Михаил Барщевский отмечал в своем выступлении проблему судейского корпуса. "В отличие от западной практики, когда в судебную систему идут бывшие адвокаты и прокуроры, в России судьями становятся бывшие полицейские, а чаще – секретари и помощники судей", - говорил Барщевский.

Одна из главных конституционных новелл, вызвавшая немало споров, - это поправка о верховенстве национального права над международным. Статья Конституции в нынешней редакции звучит так: "Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

В околокремлевских кругах не скрывают: поправка о верховенстве российских законов над международными нужна для того, чтобы избавить власти от необходимости исполнять невыгодные для страны законы. Показательным кейсом может служить решение Апелляционного суда Гааги по делу "ЮКОСа", которое обязало Россию выплатить $50 миллиардов бывшим миноритариям компании. В настоящее время апелляция на это решение рассматривается Верховным судом Нидерландов.

Дмитрий Шевченко из адвокатского бюро "Замоскворечье" отмечает, что истолкование признания либо непризнания решений международных судов будет определяться судьями, независимость которых может быть подвергнута сомнению: "Отсутствие гарантий их независимости и беспристрастности в этих вопросах способно причинить вред правовой системе страны".ЕСПЧОдна из главных проблем, которая может волновать россиян в этой ситуации, это решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). "Это ломает всю надзорную конструкцию европейского суда по правам человека", - говорит Finam.ru адвокат Екатерина Духина, глава адвокатского бюро "Духина и партнеры".ЕСПЧ подчас служит для российских граждан единственной возможностью добиться справедливости, когда все возможности сделать это дома уже исчерпаны. Выражение "дойди до Гааги" известно почти каждому россиянину. Согласно статистике суда, в 2018 году Россия была первой по количеству жалоб, направленных в ЕСПЧ.

Несмотря на то, что этот факт указывает, прежде всего? на проблемы судебной системы России, президент Путин не скрывал своего раздражения ЕСПЧ. "Иногда и тот же Европейский суд, а мы исполняем все его решения, к сожалению, принимает явно неправовые решения, вот что неприемлемо. Но, кстати говоря, мы и в этом случае исполняем, как это ни покажется странным", - сказал он на январской встрече с рабочей группой по подготовке поправок в Конституцию.

Кто знает, не перестанет ли Москва выполнять "неправовые решения" в случае принятия поправок. Да? Россия входит в Совет Европы, в систему которой входит и ЕСПЧ. Но что нам Совет Европы, если мы сами бывшая "страна советов".Битва за русские земли, которая нам предстоит, - А.Запольскис
27.06.2020 Уважают только сильных, успешных и очень уверенных в себе. Уверенных настолько, что накостыляют и даже не подумают, а если и спросят, то только потом – "Не больно? Или еще?". Таковыми нам еще предстоит стать. И поправка про территории является первым шагом в долгой дороге в тысячу ли.
АЛЕКСАНДР ЗАПОЛЬСКИС, 26 июня 2020, 17:22 - REGNUM Через неделю в России состоится общероссийское голосование по поправкам к Конституции РФ. Об их нужности или ненужности можно поспорить, но нельзя отрицать, что 1 июля 2020 года именно народ выскажет собственное мнение. И оно, скорее всего, окажется положительным. Но мало кто думает о том, что последует потом. В частности, туманным остается смысл поправки в 67-ю статью Конституции РФ, гласящей: Российская Федерация является правопреемником Союза ССР на своей территории, а также правопреемником (правопродолжателем) Союза ССР в отношении членства в международных организациях, их органах, участия в международных договорах, а также в отношении предусмотренных международными договорами обязательств и активов Союза ССР за пределами территории Российской Федерации. Трактовок этого пункта существует три. Первая - ура-патриотическая. Мол, наконец-то, Москва займется активным собиранием земель русских. А то понараздавали, понимаешь, всяким. Вторая - с той стороны границ с лимитрофами. В том ключе, что вот русские и сбросили маски, проявив свой агрессивный имперский оскал в натуральном виде. Как ни парадоксально, они обе между собой плотно пересекаются по основаниям. Если открыть исторические документы, то, скажем, незалежная Белоруссия, на момент ее вступления в СССР, простиралась от Мозыря на юге до Борисова на севере (250 км по прямой) и от Несвижа до Бобруйска (130 км) с запада на восток. Это примерно как сегодняшняя Латвия, которую нынешняя Белоруссия по площади превосходит в 3,2 раза. Про Украину вообще говорить страшно. Земли, имеющие юридическое право на исконность, это существовавший до 1654 года пятачок из Кировоградской, Днепропетровской и очень небольшого клочка на юге Полтавской областей. Все, что к северу и западу, украинцам подарили русские цари. Все, что к северо-востоку, востоку и югу, включая выход к Черному и Азовскому морям, - презентовал в 1922 году Владимир Ленин. Западная Украина и Северная Буковина - результат предвоенных щедрот Иосифа Сталина. А Крым с барского плеча "для удобства администрирования" Украине дал Никита Хрущев. При таких раскладах поневоле вздрогнешь. Особенно когда государственные границы некоторые постсоветские республики вообще обрели только в период СССР. Примерно 90% земель нынешнего Казахстана - российские. В досоветский период с собственной государственностью у местных народов было, мягко скажем, плохо. Оно покажется смешным, но в рамках либеральных представлений о правильном прав тот, кто сильнее. И может эту силу прикрыть объективными основаниями. Даже липовыми, как содержимое пробирки Колина Пауэлла в ООН. Главное, чтобы имелась хотя бы малейшая зацепка и достаточная решительность в продавливании именно своей позиции. А уж при описанном выше раскладе, в западном понимании, у Путина вообще на руках полный флеш-рояль. Значит, вот он - ответ на вопрос о смысле и цели возрождения Первой Гвардейской Танковой армии? И не где-нибудь, а сразу в Западном военном округе? Нет. Дело гораздо сложнее, тоньше и, если так можно выразиться, стратегичнее. В сущности, предназначена эта поправка не столько во вне, сколько внутрь российских границ. Даже не территории, а собственного общества, по сей день в вопросе прав и обязанностей в значительной степени расколотого примерно на три неравные части. Прозападные либералы, коих стараниями самого Запада, за прошедшие пять лет стало заметно меньше, полагают, что у России какие бы то ни было права на Русский мир принципиально отсутствуют. Ей на благо должно пойти только глубочайшее покаяние перед Брюсселем, Вашингтоном и целым списком всяких помельче, от Киева до прибалтийских тигров. Как водится, с раздачей всего имущества и удаления в одном рубище в дальний схит на болоте. В отличие от них хатаскрайники всегда рады любым успехам страны, когда она наглядно и крупно побеждает. Но вместе с тем они категорически не согласны ни за что платить. Тем более - из собственного кармана. И лишь небольшая часть граждан понимает связь между правами и обязанностями, между действием и требующимися для его совершения усилиями. Некоторые укажут на отсутствие в представленной классификации радикальных патриотов. Но им придется напомнить, что бороться за страну, не жалея живота своего, они чаще всего норовят лишь с дивана. И практически не встречаются в очереди желающих подписать контракт с Вооруженными силами России. Так что, в сущности, они ничем не отличаются от хатаскрайщиков. Таким образом, в стране наблюдается проблема не с потерянными исконными землями, а в первую очередь с объединяющей общество идейной платформой, формирующей фундамент базовых взглядов и понятий, опираясь на который уже было бы возможно начинать восстанавливать гражданский воспитательный процесс. Потому что собирать земли русские нам придется все равно. По очень длинному списку причин. Но в первую очередь из понимания, что больше просто некому. Мир, к которому все привыкли за последнюю тысячу лет, безвозвратно меняется. Больше не существует выбора между "просвещенной Европой" или темными землями гуннов и скифов. Западный мир повторяет путь последнего этапа истории Древнего Рима. Когда в великом Колизее стали привычно пасти коз. В этом раскладе у периферийных территорий существует всего два варианта будущего. Или вернуться в альма-матер, или скатиться в нищету и дикость, дикое Поле - что сегодня всем демонстрирует скукоживающаяся государственность окраины. Нам не то чтобы очень жалко. Просто история показывает, что везде и всегда Дикое Поле ходило набегами на богатого соседа просто потому, что у него есть что пограбить. Не стоит переоценивать глубину проникновения в людей современной цивилизации. Достаточно вспомнить, во что превратились Балканы после агрессии НАТО в Югославию в 1999-м или как выглядят гражданские протесты в Граде на холме сегодня. Так что это все равно случится. Не завтра, но уже в этом веке. Вероятно, даже в первой его половине. И чтобы к такому быть готовыми, уже сегодня надо начинать восстанавливать понятийное единство нации. В том числе с отказом от сформированных либеральных ценностных понятий. С конкретизацией деления на "твое и мое", а также уверенностью в собственной правоте. Так, как это было раньше - "Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза, Смотрите, завидуйте, я гражданин Советского Союза". Раньше мы знали, что у нас такой паспорт, что он всем паспортам паспорт, даже американскому. Уверенности не отдельных людей, а всего общества в целом. Сегодня такой убежденности в нынешнем обществе нет. Но воссоздавать ее надо. И это будет сделано. Хотя предстоящий референдум покажет точнее, процентов 30−35 - неопределившихся, опасающихся, сомневающихся, и даже категорически стоящих против наверняка найдется. Для общества, которому предстоят трудные времена фундаментальных перемен, это много. Слишком много. А времени осталось мало. Нам нужно "что-то решать" с Белоруссией, Украиной, Средней Азией, Закавказьем. С ЕАЭС и ОДКБ. Ожидать, что нас будут просто так любить и испытывать к нам благодарность - за то, что Россия веками их кормила, обучала, развивала и защищала, очень наивно. Уважают только сильных, успешных и очень уверенных в себе. Уверенных настолько, что накостыляют и даже не подумают, а если и спросят, то только потом - "Не больно? Или еще?". Таковыми нам еще предстоит стать. И поправка про территории является первым шагом в долгой дороге в тысячу ли. 26 июня 2020Александр ЗапольскисИсточник - regnum.ru Постоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1593208680


argumentČasopis argument, Чехия Кремлевскую политику называют «черным ящиком», а Путин общепризнанно является великолепным тактиком, пишет чешский автор. Пока вокруг преемника Путина или его нового срока царит полная неопределенность… и неслучайно. Все это это не означает, что преемника не ищут. Но может выясниться, что это невыполнимая задача. И тогда Путину придется остаться.Časopis argument (Чехия): путинский покер, или когда оборотная сторона стабильности — неопределенность Российская политика на пороге перемен
27.06.2020 Вероника Сушова-Сальминен (Veronika Sušová-Salminen) Россия готовится к плебисцитному голосованию о самых масштабных изменениях в онституции с 1993 года. Помимо некоторых изменений в полномочиях институтов и закрепления некоторых идеологически-ценностных моментов, в поправках также есть параграф, благодаря которому в 2024 году Владимир Путин сможет снова, уже в пятый раз, баллотироваться в президенты. Критики убеждены, что именно ради этого параграфа, то есть обнуления президентских сроков, и инициировались поправки. Изменения полномочий и другие дополнения — всего лишь декоративная ширма, которая позволит Путину оставаться президентом вплоть до 2036 года. Однако поправки также препятствуют появлению нового «Путина», то есть они дают гарантии Владимиру Путину, но (пока) не являются шагом к президентству более 12 лет для всех остальных. Правда, при детальном рассмотрении всей этой «операции» с изменениями в конституции впечатление создается неоднозначное. Первое предложение самого Владимира Путина, высказанным в январе, и странную инициативу депутата Государственной думы Валентины Терешковой (обнуление президентских сроков Путина ввиду новой конституции) в марте разделяет период, когда за кулисами шла борьба за содержание новой конституции, и информация, доходившая до общественности, была только вершиной айсберга, а точнее очищенным конечным продуктом закулисных переговоров. В январском интервью Путин сам признал, что российская элита обеспокоена перспективой передачи власти. Кроме того, изменения в конституции Путин инициировал за четыре года до окончания своего мандата, и перспектива политической пенсии, которую наметило его январское выступление, ослабляла его уже здесь и сейчас. Иными словами, игра могла быть разыграна совершенно иначе, и результат мог бы быть другим. Не зря кремлевскую политику называют «черным ящиком», а Путин общепризнанно является великолепным тактиком. По стопам Ельцина С другой стороны, нынешняя российская политическая система действительно базируется, прежде всего, на авторитете и правлении Владимира Путина. Эта персонализация власти с акцентом на одного человека очень осложняет вопрос наследования и для самого Владимира Путина. В России вопрос наследования традиционно связан не только с угрозой разрыва властной преемственности и дестабилизацией, но и с личной опасностью для лидера. И то, и другое — результат высокой степени персонализации поста и функций, что обусловлено, прежде всего, политической культурной страны. И от Путина как личности все это не зависит. Конституционные изменения, голосование о которых предстоит на почти недельном плебисците, то есть всенародном голосовании, нужно рассматривать как продолжение тенденции, которая проявилась в 1993 году, но корнями уходит фактически в эпоху Михаила Горбачева. Без победы Ельцина над российским парламентаризмом в 1993 году (которой западные партнеры России тихо радовались и которой совсем не противились, поскольку парламент мешал шоковой терапии и распродаже России) не было бы сегодня Владимира Путина и его предложения о конституции 2.0, как поправки прозвали в России. Не было бы и общенародного утверждения изменений, которое продолжает ельциновскую традицию. В общем, на недемократической основе трудно взрастить полнокровную демократию. Ставка на суперпрезидентскую систему влечет за собой долгосрочные политические последствия, и суть ее была ясной: ограничить возможности парламента, политических партий и гражданского общества в участии в рыночных реформах. В целом нынешнее предложение повторяет прошлое. Уже потому, что Путин не тот государственник, который проявил себя в качестве новатора институтов. Об этом говорит и характер его правления, которое, несмотря на все успехи по консолидации и стабилизации, остается правлением эмерджентным, то есть не активным, а реакционным. И чрезвычайная ситуация превратилась в России в обыденность. Конституция не решает проблему наследования. Голосование об изменениях в конституции, которые так или иначе связаны с проблемой наследования, состоится в неожиданных обстоятельствах — в условиях пандемии и ее последствий. Для Путина и российского правительства это неблагоприятная обстановка. Наблюдатели отмечают, что пандемия коронавируса в России ослабила самого Владимира Путина и обнаружила некоторые важные изменения в его стиле правления. Он перешел от ручного управления к делегированию. Он полагается на круг ближайших соратников и оторван от реальности рутины. Путин не стоял на первой линии борьбы с заболеванием, передав инициативу и ответственность регионам (губернаторам), Сергею Собянину и премьеру Михаилу Мишустину. Деятельный Путин превратился в статичного «дистанционного» Путина на экране, где в последние месяцы он появлялся беспрецедентно часто. Некоторые говорят о глубоком кризисе путинского режима, который уже не справляется с собственными противоречиями, поскольку у его центральной фигуры просто кончились идеи, как действовать дальше. Реформа невозможна; система — в ловушке. Другие утверждают, что Путин — очень сильный политик, и рано ставить на нем крест. Что касается конституционного плебисцита, как бы мы его ни оценивали, то он парадоксально не решает проблему наследования и решения даже не подсказывает. Иными словами, изменения в конституции связывают со стабильностью («Путин сможет остаться»), но в реальности определенного и гарантированного намного меньше («останется/сможет ли остаться?»). 21 июня Путин в интервью для нового документального фильма сказал о возможном баллотировании на новый срок следующее: «Я для себя еще ничего не решил. Я не исключаю возможности баллотироваться, если это возникнет в Конституции. Посмотрим, там видно будет». Российский президент снова повторил любимую фразу «там видно будет», которая оставляет ему достаточно пространства для маневра в ближайшие четыре года. В том же интервью Путин высказался о возможном отклонении конституционных поправок на плебисците между 24 июня и первым июля: «Знаете, я сейчас скажу абсолютно откровенно: если этого не будет, года через два, я знаю это по собственному опыту, уже вместо нормальной ритмичной работы на очень многих уровнях власти начнется рысканье глазами в поисках возможных преемников». Так Путин наслаивает одну неясность на другую, что хорошо характеризует один из парадоксов его политического стиля. Вся система, начиная с групп интересов с их амбициями и борьбой за власть и заканчивая бюрократией, остается в напряжении. Также создается впечатление, что альтернатива отсутствует, и это еще больше усугубляет неопределенность (Путин не вечный), хотя цель ставилась противоположная. Однако наконец-то, хотя бы формально, Путин соблюдает правила («плебисцит решит»). Для системы, существующей в России, новость о том, что Путин может баллотироваться и после 2024 года, пока главное. У Путина также остается пространство для маневра, сохраняется его автономия политического центра и центра урегулирования споров внутри элиты. Его авторитет тем самым укрепляется. Там видно будет? Еще один парадокс «стабилизационных» поправок к конституции, которая даст Путину возможность баллотироваться снова, — это рискованность подобного шага. Откладывая наследование, можно получить прямо противоположный результат в виде дестабилизации и развала всей системы именно из-за ее зависимости от Владимира Путина. Без механизма передачи власти только подтверждается чрезвычайный характер всей системы, который без Путина, без сильных институтов или без талантливого и приемлемого наследника может просто погрузиться в политический хаос. Проблема в том, что к такому же результату может привести и попытка самого Путина провести реформу. Четыре года в российской политике не такой уж продолжительный срок, чтобы все могло измениться. Поэтому путинское «там видно будет» сегодня действительно оставляет вопрос открытым (пусть даже Путин уже «знает» и с самого начала планировал править до конца жизни). Это совершенно не означает, что никто не ищет преемника. Однако, без сомнений, может выясниться или уже выясняется, что это совершенно невыполнимая задача. Тогда Путину придется остаться, потому что он участвовал в создании системы, которая делает регулируемый переход власти просто невозможным. Пока же нам придется довольствоваться фразой «там видно будет»… Оригинал публикации: Putinův poker aneb Když je odvrácenou tváří stability nejistotaОпубликовано 24/06/2020

Аль-Араби Аль-ДжадидAl Araby Al Jadeed, Великобритания. Конституционные поправки можно было бы принять, не прибегая к всеобщему голосованию, но Путин настоял на том, чтобы российский народ высказал свое мнение. Этот факт признают не только общественные деятели и государственные чиновники, но и сам автор статьи, в очередной раз фантазирующий об «истинных целях вероломных российских властей». Всеобщее голосование в России: народная мобилизация для легитимации царя Путина (Al Araby, Великобритания). Российская политика на пороге перемен. 27.06.2020 Самер Ильяс (سامر إلياس) Федеральные и местные власти в России используют все свои ресурсы для повышения явки на голосовании по конституционным поправкам, которые позволят нынешнему президенту Владимиру Путину управлять страной до 2036 года. На следующий день после демонстрации военной мощи на Красной площади, посвященной 75-ой годовщине победы над нацизмом, а также после объявления властей о победе над коронавирусом, в четверг начался процесс голосования за принятие пакета поправок к 206 статьям действующей российской конституции. Избирательный процесс завершится 1 июля, предположительно, получением широкого одобрения поправок, которые должны установить новый общественный договор между властями и народом. Вместе с тем многие российские граждане опасаются, что единственная цель внесения поправок — проложить путь к пожизненному царствованию Путина и сохранению сложных отношений между Кремлем, парламентом и правительством, которые не допускают многопартийности и не могут быть изменены, кроме как вместе с лидером, контролирующим всю власть и распределяющим все важные роли в государстве. В новой системе это делает практически невозможным появление после Путина другого лидера. В действительности нынешние конституционные поправки можно было бы принять, не прибегая к всеобщему голосованию, но изначально Путин настоял на том, чтобы провести его 22 апреля. На фоне резкого падения показателей развития российской экономики из-за снижения цен на энергоносители и пандемии коронавируса, а также прогнозов о беспрецедентном за последние 10 лет увеличении числа безработных Кремль оказался в очень сложной ситуации. Это вынудило российские власти объявить об отмене режима самоизоляции, несмотря на высокие показатели по случаям заражения и летальным исходам, и организовать военный парад по случаю Дня победы с последующим открытием избирательных участков для голосования по внесению конституционных поправок. Российский режим боится падения популярности среди граждан и неспособности обеспечить высокую явку в том случае, если бы голосование отложили до осени. Принуждение к голосованию. С того момента, как Кремль объявил новую дату голосования по поправкам, в сообщениях и докладах международных информационных агентств и российских веб-сайтов говорилось о кампаниях, направленных на то, чтобы принудить государственных служащих ряда секторов участвовать в голосовании. Лидеры социальных сетей распространяли аудиозаписи, на которых руководители школ и больниц просят своих сотрудников проголосовать за поправки. Чтобы повысить явку на голосовании, придать дополнительную легитимность конституционным поправкам, власти разработали комплексную стратегию, которая использует опыт предыдущих избирательных кампаний и в то же время учитывает события, связанные с распространением коронавируса. Центральная избирательная комиссия решила открыть избирательные участки на целую неделю. Временные центры для проведения голосования открылись в Москве и пригороде. Кроме того, жителям столицы и Нижнего Новгорода разрешили проголосовать онлайн. Поскольку случаев заражения коронавирусом еще достаточно много, Центральная избирательная комиссия объявила о серии мер, включая использование одноразовых ручек и соблюдение дистанции 1,5 метра между участниками голосования. Все должны находиться в масках и перчатках, а при проверке паспорта наблюдателями маску следует слегка спустить. Перчатки и маски должны быть выброшены сразу после выхода из избирательного участка. Во время голосования не разрешается есть, пить или пожимать руки. Комиссия организовала временные избирательные участки в крупных торговых центрах в центре столицы, других районах, а также в аэропортах. Кроме того, она набрала группы, которые будут посещать тех, кто не может покинуть дом. Как сообщается, они будут придерживаться всех мер безопасности для предотвращения заражения коронавирусом. Что касается приблизительно 240 тысяч зараженных коронавирусом граждан, власти выразили готовность предоставить им возможность проголосовать дома при условии, что они устно или письменно проинформируют Избирательную комиссию о таком желании и не имеют возможности проголосовать в режиме онлайн. Членам избирательной комиссии будет предоставлена спецодежда и другие средства индивидуальной защиты. «Большой брат». Оппозиционеры утверждают, что беспрецедентные послабления и меры по повышению явки на голосовании могут быть рассматриваться как часть усилий властей по привлечению как можно большего числа людей к определению будущего страны, однако недопустимо заставлять работников государственных учреждений и компаний участвовать в голосовании. 23 числа этого месяца ряд депутатов Московской городской думы призвали мэра Сергея Собянина прекратить принуждение бюджетников к голосованию по поправкам. Примечательно, что среди этих депутатов значатся представители Коммунистической партии РФ и партии «Справедливая Россия», которые считаются «прирученной» оппозицией. Как следует из сообщения одного из парламентариев: «Мало того, что планируемая на 1 июля процедура голосования лишена юридического смысла, имеет целый ряд дыр, позволяющих любого масштаба фальсификации, так еще и подготовка к ней проводится совершенно диковинным способом». Они также потребовали комментариев по поводу расследования российского оппозиционера Алексея Навального, вышедшего под названием «Как Большой Брат выглядит изнутри». Оно содержит свидетельства учителей и медицинских работников и некоторых сотрудников правительственных ведомств в Москве и его пригородах, согласно которым их вынудили зарегистрироваться на платформе для электронного голосования и предоставить подтверждение своему руководству под угрозой санкций в случае отказа. Согласно другим сообщениям, принуждение к голосованию не ограничивалось государственными учреждениями. Также оно имело место в ряде нефтяных и строительных компаний в Москве. Несколько дней назад Центральная избирательная комиссия объявила, что около 1,2 миллиона жителей столицы зарегистрировали свои данные для голосования по конституционным поправкам. Власти открыли специальный сайт, на котором можно было зарегистрироваться для голосования (до 21 числа этого месяца), и пользователи имеют возможность проголосовать до 1 июля. Как сообщается в докладе, опубликованном агентством Reuters несколько дней назад, Кремль направил особые документы по меньшей мере трем частным компаниям с целью обеспечения явки их сотрудников на избирательные участки. По словам агентства, в письме содержалось напоминание сотрудникам о необходимости голосовать с помощью телефонного звонка или SMS. Согласно полученному Reuters документу, руководство компании информировали о том, как следует отвечать на сложные вопросы сотрудников по поводу голосования. Так, на вопрос «правда ли, что Путин меняет конституцию в своих интересах, чтобы остаться у власти?» предоставляется несколько вариантов ответа, в том числе — «Путин как раз делает это для нас. Чтобы пришедший на пост президента после него, не смог развалить страну как Горбачев с Ельциным». В одной из директив, включенных в документ, руководители компаний могут объяснить сотрудникам, что Путин может продолжать управлять страной, даже не занимая какой-либо должности, поскольку он народный лидер России. Известно, что глава Центральной избирательной комиссии Элла Памфилова предвосхитила результаты голосования и одобрила предложенные Путиным поправки. Как она заявила несколько дней назад, поправки имеют законный характер даже без голосования, поскольку были ратифицированы Государственной Думой (нижней палатой парламента), Советом Федерации (верхней палатой) и местными парламентами в российских регионах. Она подчеркнула: «И только можно отнестись с большим уважением к тому, что президент на этом не остановился, и его политическая воля и желание — услышать в данном случае не предусмотренное действующей Конституцией мнение народа. Дополнительно, это ключевая фраза! Он на это пошёл, это достойно большого уважения». С другой стороны, у оппозиции есть свои рычаги, и она решила бойкотировать голосование, чтобы поставить под сомнение его легитимность. Оппозиционеры критикуют форму голосования (ответы «да» или «нет») за радикальные поправки к конституции в виде одного пакета. По мнению большинства, главная цель изменения Конституции — обеспечить, чтобы Путин оставался у власти до 2036 года. Одобрение половины населения. Согласно сообщениям, распространяемым российскими газетами и веб-сайтами, Кремль поставил перед собой четкую цель, которая предполагает одобрение конституционных поправок более половиной россиян. Для этого необходимо участие в голосовании около 65% граждан при уровне поддержки, превышающем 70%. Эти показатели близки к тем, что были зафиксированы в ходе последних президентских выборов в 2018 году. В то время явка составила 67,5%, и за Путина проголосовали 76,69% российских граждан. По мнению экспертов, одобрение более половины российских избирателей обеспечит Путину дополнительную легитимность для участия в выборах 2024 года, если он выдвинет свою кандидатуру. Тем не менее в настоящий момент уровень его поддержки все еще остается высоким, несмотря на снижение до 59 процентов, согласно опросу общественного мнения Левада-центра. Власти увеличили объем финансовой поддержки детей, ослабили условия для получения ипотеки и снизили ставку по ипотечным кредитам. Через публикации в СМИ и телевизионные программы они продвигали идею, что конституционные поправки направлены на защиту российской истории и ценностей консервативного общества перед лицом Запада, который враждебно относится к возвращению России на глобальную арену. Повторяя опыт президентских выборов 2018 года, администрация Москвы в сотрудничестве с рядом компаний объявила об организации лотерей для участников голосования, в которых будут разыграны автомобили и квартиры после предъявления документа, подтверждающего участие, что открывает путь к получению информации о тех, кто не выполнил свой «государственный долг». В Красноярском крае (восток страны) также организуется серия лотерей с розыгрышем квартир и автомобилей. По сообщениям СМИ, 80 российских субъектов начали рекламировать эти розыгрыши. Согласно источникам, стоимость этих мероприятий в разных городах России будет не меньше, чем в 2018 году. Тогда она оценивалась в 14 миллиардов рублей (при курсе 70 рублей за доллар). Также в 2018 году в некоторых регионах страны были организованы конкурсы на самое красивое селфи с урной для голосования. Позднее в сообщениях средств массовой информации выяснилось, что цель состояла в том, чтобы служащие могли отправить фотографии своим руководителям, подтверждающие свое участие в голосовании.Оригинал публикации: الاستفتاء الروسي: تجييش شعبي لتفويض بوتين قيصرОпубликовано 26/06/2020
Пути развития России  19.06.2020 МИХАИЛ ХАЗИН Два не самых последних человека в России, секретарь Совета Безопасности РФ Н.П.Патрушев (статья) и лидер «Единой России» и, по совместительству, заместитель председателя того же Совбеза Д.А.Медведев (статья) практически одновременно написали системные статьи о будущем России. Разумеется, тут же начались политологические дискуссии о реальном содержании этих статей, но в них я принимать участие категорически отказываюсь. Мне интересно другое: почему именно они и почему именно сейчас? Для ответа на эти вопросы, прежде всего, нужно задуматься о том, в какой ситуации мы живём. Частично она описана в моей предыдущей статье, но кратко повторю. Сохранить псевдодемократическую модель 90-х — 2010-х годов, направленную на ротацию либеральных российских элит под общим руководством элиты «Западного» глобального проекта (финансовых глобалистов) не получится ни при каком развитии ситуации. Если представители либеральных глобалистов остаются у власти, то есть либо они сносят Путина в рамках очередной «оранжевой» революции, либо у Путина не хватит сил лишить их рычагов управления финансами и экономикой. В этом случай мы сваливаемся в жесточайший кризис, масштаб которого не оставляет альтернативы прямым мобилизационным методам управления.Если же Путин сумеет их снести, то для перехода к сценарию роста также придётся существенно прижать (в нашей стране либерально-коррупционные, приватизационные) формально демократические институты. Напоминаю, к слову, что формально глобалистскую конструкцию имеет каждый глобальный проект, собственно, именно в этом его отличие от проектов региональных. Такой проект был у «Красного» глобального проекта (назывался он "победа коммунизма во всём мире"), есть он и у проекта Исламского. Поэтому называть представителей «Западного» проекта, пусть и единственного на сегодня, имеющего активный глобалистский план, просто «глобалистами», без уточнений, не совсем верно. Повторю ещё раз описанный выше тезис: разрушение псевдо-демократических институтов, созданных в нашей стране в 90-е годы, неизбежно при любом развитии событий. К слову, опытные люди могли бы заметить, что я наверху дал далеко не полный спектр возможного развития событий, есть ещё вариант, при котором Путин либеральных представителей снесёт, но финансово-экономическую политику менять не будет. Этот вариант представляется маловероятным, поскольку без поддержки элиты «Западного» проекта и его институтов (в частности, МВФ и системы транснациональных банков) эта модель существовать не может. А работать с Путиным и его личной командой эти институты просто не смогут, этот момент подробно описан в «Лестнице в небо». Я не могу себе представить, что Путин этого не понимает. Поскольку уж с Трампом-то он эту проблему точно обсуждал и с «глубинным государством» сталкивался неоднократно. Другое дело, что менять его можно только в ситуации, когда понятен альтернативный ресурс, чего до недавнего времени не было. Сейчас ситуация меняется, поскольку никто не посмеет ругать Путина за то, что он ликвидирует институты внутреннего управления, которые не работают вообще. Собственно, сами эти институты всё время демонстрируют свою «колоссальную работоспособность» и «эффективность». Так вот, демонстрация всему нашему обществу в прямом эфире тотальной неэффективности и неадекватности правительства и всех остальных государственных органов с точки зрения такой картины мира выглядит вполне естественно. «Городу и миру» предъявлены чёткие аргументы, что вот это — не работает. И в условиях кризиса поддерживать это совершенно невозможно. А то, что при этом будут уволены либералы — ну так куда их девать-то, если они намертво связаны с этими институтами? Иначе, если бы Путин реально хотел начать принципиальное изменение либеральных методов управления финансами и экономикой, это неизбежно требовало бы ликвидации нынешних либеральных институтов. Для чего было бы целесообразно продемонстрировать всем (в том числе и их покровителям за рубежом), что, мол, мы и рады с вашими подопечными не ссориться, но делать-то что? И вряд ли сегодня у руководства, скажем, МВФ, есть ответ на этот вопрос.Но поскольку много кто в нашей стране по поводу демократии переживает (и часть населения даже искренне), в процессе нужно сделать ещё как минимум две вещи.Первое — это объяснить, что нынешние институты именно псевдо демократические, в реальности представляют интересы элиты «Западного» проекта. И нужно строить новые, не только современные и эффективные с точки зрения интересов страны, но и независимые от внешних сил. В отличие от нынешних. Второе — что при построении этих новых институтов мы (в смысле, национализированная элита) не будем забывать о демократии, понимаемой именно как интересы всех граждан страны. А теперь, вспомним, что написали Патрушев и Медведев. В реальности, именно эти две вещи они и объясняли. То есть, отвечали на насущные вопросы, которые неминуемо возникают, если смотреть на жизнь трезвым взглядом, в предположении, разумеется, что и Путин так смотрит на жизнь. Беда в том, что поскольку национально ориентированной пропагандистской машины у нас просто не существует, а существует только либеральная, то эта машина начинает забивать реальные смыслы колоссальным объёмом бессмысленной информации, как сейчас принято говорить, «фейками», информационными фальшивками. Направленными, по большому счёту, на то, чтобы полностью закрыть возможность смыслового обеспечения уже задуманных реформ.Повторю на всякий случай — я моделирую ситуацию. Если Путин планировал ликвидацию либеральной команды, то он должен был сделать некие действия. Просто потому, что это неизбежно. Часть из них мы видим в реальных действиях. Ну и дальше  я делаю выводы, что модель более или менее соответствует реальности. Я вполне допускаю, что может быть и другая интерпретация. Но тогда - предъявите, причём так, чтобы разные действия эта интерпретация как-то связывала. Потому что объяснение, что «Путина вожжа под хвост попала» меня не устраивает, в ней нет ни логики, ни системности. Так что я жду осмысленных комментариев. К слову, рассуждения в стиле «а почему он 20 лет ждал» меня тоже не устраивают — Илья Муромец, вон, ждал 30 лет и 3 года. Как и ещё один персонаж, кстати. Ему почему-то никто не предъявляет претензий, что он в город Иерусалим не приехал лет, скажем, в 16-20. Подробнее на https://aurora.network/articles/10-vlast-i-obshhestvo/80776-puti-razvitija-rossii
Обыкновенный колониализм. Дистанционное управление Украиной, - Глеб Простаков
27.06.2020 Как выглядит дистанционное управление Украиной 26 июня 2020, На примере Нафтогаза можно на пальцах объяснить, во что именно выливается внешнее управление. Это не просто контроль над "своим сукиным сыном" для реализации геополитических задач метрополии – это реальная, ничем не прикрытая, распродажа страны и ее активов. Очередная порция записей разговоров между Петром Порошенко и Джо Байденом и аналитические выкладки, предоставленные украинским депутатом Андреем Деркачем, в которых описывается схема контроля американцами узловых точек управленческой машины Украины, дала обильную пищу для размышлений. Главный вывод – Украина не просто находится под внешним влиянием или опекой со стороны Запада, но управляется вручную и непосредственно. Представители американского истеблишмента глубокого интегрированы в украинский госаппарат – в правительство, парламент, ключевые госкомпании. На различных уровнях там сидят "смотрящие", имеющие имена и фамилии. Именно через них проходят все ключевые управленческие решения. В ряде случаев, как например в "Нафтогазе Украины", США подконтрольно само руководство компании. Так, в записях Байден прямо просит Порошенко не допустить увольнения главы компании Андрея Коболева. Посвященность Байдена в разборки украинского политического класса – на самом высоком уровне. В том же Нафтогазе всю информацию бывший вице-президент получал от члена наблюдательного совета Амоса Хохштайна – гражданина США, некогда работавшего в Госдепе.Украинская газовая индустрия – вообще самый яркий пример переплетения интересов местной коррупционной верхушки и внешних управителей. Сохранение команды Коболева у руля Нафтогаза – не прихоть, а важное условие США, вступивших в жесткое противостояние с Россией за европейский газовый рынок. Тот факт, что задачи руководству украинской госкомпании "нарезала" команда демократа Байдена, не должен удивлять. Выстроенная схема работает при любой власти, будь то демократы или республиканцы. Частичная смена кураторов на системные процессы, коим, без сомнения, является американская газовая экспансия, не влияет. Тот же Хохштайн работает в Нафтогазе и по сей день.Возможность в нужный момент перекрыть транзитные поставки газа через Украину в Европу остается актуальной. Сейчас сложно предсказать, когда наступит этот час Х, но можно говорить о базовых условиях, которые предопределят это решение. Во-первых, это готовность американской и европейской СПГ-инфраструктуры к приемке больших объемов газа из США. Во-вторых, это более высокая цена газа, которая позволит реанимировать закрытые "сланцевые" скважины. И, в-третьих, это блокировка "Северного потока – 2" и работа Вашингтона на раздрай отношений Анкары и Москвы, подвязанных на проекте "Турецкого потока".При выполнении этих трех условий остановка транзита газа по территории Украины создает в ЕС искусственный дефицит газа, который легко компенсируют американские сланцевики, пусть даже и по более высоким ценам. В свою очередь, базовое условие для прекращения транзита – отсутствие прямых поставок газа на Украину из России. Именно по этой причине руководство "Нафтогаза Украины" оставалось неизменным при трех украинских премьерах и двух президентах – речь идет о большом газовом проекте заокеанской метрополии, и коней на переправе не меняют.В начале года Андрей Коболев заявил о двух базовых условиях для прямых поставок российского газа. Первое – выгодность самих поставок. Якобы до сих пор Газпром так и не сделал предложения, от которого нельзя было бы отказаться. Что, конечно, ложь. В реверсных поставках российского газа сидит маржа многочисленных трейдеров и виртуальные затраты на транспортировку – прямые поставки, без сомнений, выгодны Украине. Вместе с тем с коммерческой точки зрения прямые поставки газа на Украину для Газпрома не имеют большого значения – важен объем поставляемого на экспорт газа, а не то, какими окольными путями он доходит до потребителя. Однако прямые поставки газа привязывают к себе и транзитные объемы. Отсутствие транзита означает, что без газа сидит и страна-транзитер. А эта привязка недопустима для США.Второе условие, по словам Коболева, политическое. Якобы глава Нафтогаза не получал директив на ведение переговоров о прямых поставках от правительства. Что уже не ложь, но глупость. Ведь Украина без проблем покупает у России электроэнергию, уголь, дизельное топливо и топливо для атомных электростанций. Чем же газ принципиально отличается? Ничем. На реверсных схемах зарабатывает немалое количество людей. От украинских бизнесменов – Ахметова, Фирташа, Тигипко, структур самого Нафтогаза и приближенных к его руководству людей до крупных международных трейдеров с пропиской в ЕС и США. Прямые поставки газа из России для всех этих ребят смерти подобны: трейдеры не нужны, если в схеме будет только два участника – Нафтогаз и Газпром.Дополнительные расходы целиком и полностью ложатся на плечи украинских потребителей. Прикрытием для повышения цен на газ для конечных потребителей служил МВФ, добровольные обязательства перед которым несет украинское правительство. Помните, как Порошенко хвастался Байдену о перевыполнении планов по повышению цен на газ? Это не просто способ снискать расположение заокеанского куратора, но конкретно – обеспечение высокой прибыльности газовых трейдеров.Либерализация газового законодательства дала возможность трейдерам зарабатывать и на внутреннем рынке Украины, продавая газ коммерческим структурам. По большому счету на Украине вернулась эпоха газовых трейдеров 90-х годов. На торговле газом рождалась украинская олигархия: фамилии Ахметов, Пинчук, Тимошенко, Тарута и многие другие стали известны стране изначально именно в связи с газом.Эпоха газовых трейдеров 2.0. способствует рождению новой, наряду со старой, прослойки украинских олигархов, цикл повторяется. Интересно, что сама компания "Нафтогаз Украины" создавалась в 1998 году под предлогом ликвидации трейдерской вакханалии и необходимости дотировать цены на газ для населения. А поскольку население в нынешних украинских реалиях в расчет не берется, то и Нафтогаз по большому счету не нужен. Подготовка к его ликвидации идет полным ходом.Построят или нет "Северный поток – 2", украинская газотранспортная система в любом случае будет порезана на металлолом. Как ранее ушли в ломозаготовку украинские оросительные системы, аммиакопроводы и нефтепродуктопроводы. Газовые активы сведутся к газовым хранилищам на западе страны, активно используемым европейскими трейдерами, а также к небольшим мощностям по добыче газа на северо-востоке страны. С этим добром Нафтогаз через три года планирует выйти на IPO, распродав активы уже официально.На примере Нафтогаза можно на пальцах объяснить, во что именно выливается внешнее управление. Это не просто контроль над "своим сукиным сыном" для реализации геополитических задач метрополии – это реальная, ничем не прикрытая, распродажа страны и ее активов, превращение в периферию, дикое поле с населением, которое привлекается для решения насущных задач соседей: от уборки клубники для необразованных до ИТ-проектов и работников местных отделений транснациональных компаний – для людей с навыками и дипломами.Все нормально. Обычный колониальный режим.Источник - vz.ruПостоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1593241560
Российский "Газпром" подкачает Китай до 130 млрд кубометров в год
27.06.2020 Монополия планирует нарастить поставки газа до 130 млрд кубометров в год"Газпром" строит планы по усилению экспансии на китайском рынке. Так, монополия, с конца 2019 года поставляющая газ в Китай по газопроводу "Сила Сибири", ведет переговоры об увеличении поставок на 6 млрд кубометров, до 44 млрд кубометров газа в год, сообщил глава "Газпрома" Алексей Миллер. Также компания намерена организовать поставки газа с Дальнего Востока, построить "Силу Сибири-2" и "западный маршрут" через Алтай, доведя объем до 130 млрд кубометров в год."Газпром" обсуждает с Китаем возможность увеличения поставок газа по "Силе Сибири" на 6 млрд кубометров в год, до 44 млрд кубометров в год, сообщил глава монополии Алексей Миллер по итогам годового общего собрания акционеров, состоявшегося 26 июня. Он отметил, что потребность Китая в газе будет расти высокими темпами.По итогам прошлого года потребление газа в КНР увеличилось почти на 10% и превысило 300 млрд кубометров. Через 15 лет спрос на газ в стране может удвоиться",- считает господин Миллер.С учетом работы по новым маршрутам поставок газа в Китай - дальневосточному (около 10 млрд кубометров), "Силе Сибири-2", которая предположительно пройдет через территорию Монголии (50 млрд кубометров в год), и "западному" алтайскому маршруту (напрямую из РФ в западную часть Китая, 30 млрд кубометров) - "Газпром" "в обозримой перспективе" намерен экспортировать в Китай свыше 130 млрд кубометров газа в год, сказал Алексей Миллер. До сих пор транзитный маршрут через Монголию считался альтернативой более сложному технически, но более короткому маршруту через Алтай. Но из слов господина Миллера следует, что "Газпром" от этого варианта не отказался.При этом, по мнению главы российской монополии, "Газпром" имеет "больший запас прочности", нежели конкуренты на европейском газовом рынке, переживающем глубокий кризис с начала года. Это, по его словам, обеспечивается за счет богатой ресурсной базы, сбалансированного торгового портфеля, гибких условий поставок и современных инструментов торговли.Запас ликвидности по группе Алексей Миллер оценил более чем в $22 млрд. При этом Китай входит в тройку крупнейших импортеров СПГ. По прогнозу МЭА, объем мировой торговли СПГ в 2025 году достигнет 585 млрд кубометров, из них до 128 млрд кубометров будет импортировать Китай за счет прироста регазификационных мощностей. По данным Международной группы импортеров СПГ (GIIGNL), общий объем импорта СПГ Китаем в 2019 году увеличился на 14%, до 61,7 млн тонн (17,4% мирового импорта).Татьяна Дятел "Коммерсантъ" от 26.06.2020,Источник - kommersant.ruПостоянный адрес статьи - https://centrasia.org/newsA.php?st=1593237840

Меркель объяснила, почему ей приходится сотрудничать с Россией На этой неделе Ангела Меркель дала большое интервью по ситуации в мире, Европе и Америке. Часть интервью была посвящена России. Канцлер рассказала, какие методы конкурентной борьбы использует Россия и почему Германии и Евросоюзу все- таки приходится с ней сотрудничать:Итак, Меркель заявила, что Россия постоянно использует методы дезинформации и гибридного противостояния. Под этими понятиями она имела ввиду, что Россия постоянно проводит массовые информационные кампании на ТВ и в интернете, в которых освещает только свою точку зрения с заведомо ложными данными. Таким образом вводит в заблуждение людей. Речь не только о таких информационных атаках внутри самой России, но и на европейцев, американцев. Под гибридным противостоянием она имеет ввиду использование Россией экономического давления на самые уязвимые отрасли экономики Евросоюза (ответные санкции), а также намеренные ограничения в поставках углеводородов, зерна, леса. Таким образом Россия сама решает, когда ограничить поставки газа и нефти. При этом канцлер признает, что Россия это делает в рамках действующих договоров. В совокупности информационные, военные и экономические возможности нынешней России являются гибридным вариантом воздействия на соперников и руководство России решает какой из них применять в определенной ситуации. Одновременно с этим, Ангела Меркель заметила, что нельзя отказаться от сотрудничества с Россией. Просто невозможно. И ввиду громадных поставок углеводородов (один из крупный поставщиков), и ввиду огромного возросшего влияния России на ближнем востоке. "Дело в том, что РФ имеет колоссальное влияние в Сирии и Ливии, границы которых находятся совсем близко к Евросоюзу. Поэтому учитывая стратегическое влияние России в этом регионе, с ней приходится считаться и садится за стол переговоров, находить точки соприкосновения"-заявил политик. В противном случае дестабилизация на границах Евросоюза может очень дорого обойтись ЕС с точки зрения безопасности и экономики. Политик признает, что страна набрала значительное мировое влияние, нарастила военное и экономическое преимущество за последние годы.У Кремля своя точка зрения на происходящее. Неоднократно и пресс- секретарь и Глава государства отмечали, что все, что делает Россия - это защитный и зеркальный ответ на происходящее. Они направлены на защиту национальных интересов страны и граждан.
Angela Merkel
'For Europe to survive, its economy needs to survive': Angela Merkel interview in full
The transcript of the German chancellor discussing Covid-19, Brexit and global challenges

Angela Merkel: UK must live with consequences of weaker ties to EU
Do not assume US still aspires to be a world leader, Merkel warns
Philip Oltermann in Berlin

@philipoltermann
Fri 26 Jun 2020 16.00 BSTLast modified on Fri 26 Jun 2020 21.17 BST
Shares
368
Angela Merkel was speaking to the Guardian and five other European newspapers
Angela Merkel was speaking to the Guardian and five other European newspapers. Photograph: Thomas Koehler/photothek.de
As the rotating presidency of the EU council passes to Germany on 1 July, the country’s chancellor, Angela Merkel, sat down for an interview with the Guardian and five other European newspapers – Germany’s Süddeutsche Zeitung, France’s Le Monde, Spain’s La Vanguardia, Italy’s La Stampa and Poland’s Polityka – to talk about Europe’s economic response to the coronavirus pandemic, her stance on the Brexit negotiations, and global challenges posed by the US, Russia and China.

Germany’s European council presidency is taking place during an unprecedented crisis. There is a lot of pressure; Germany is expected to sort things out. How nervous are you?

My first council presidency as chancellor was in 2007. The European constitutional treaty had just been rejected in France and the Netherlands, and we had set ourselves the task of shaping a new treaty. We succeeded in that. Then came the international financial crisis, turbulence for the euro and the refugee issue – so difficult times are nothing new. And time and again it has been shown that Europe is not yet sufficiently resistant to crises. In the euro crisis, we lacked the tools for an appropriate response. The movements of refugees in 2015 showed up the deficiencies of the EU asylum system.

Now the coronavirus pandemic is confronting us with a challenge of unprecedented dimensions. It has struck us all indiscriminately. On the one hand, it has torn us away from a period of positive economic development in all EU member states. On the other hand, it has coincided with the two great disruptive phenomena of our time, climate change and the digital revolution, which are changing our lives and our economies regardless of the virus. I am very sharply focused on all of this.


Coronavirus: the week explained - sign up for our email newsletter
Read more
Given the sheer number of crises, is the EU’s survival on the line?

Rather than ask the existential question too often, we should get on with the day job. It is very much in all the member states’ own interests to maintain a strong European internal market and to stand united on the world stage. In such an extraordinary situation, I rely on the member states having a great interest in the things that unite us.

The crisis has not just struck Europe; the whole world is fighting the pandemic as well as political demons.

Exactly, and it is true that the tone of international discourse is brusque at the moment. After the 2008 financial crisis, multilateralism was the order of the day. That was when the G20 started meeting at the level of heads of state or government, and the countries gave a very unified response. That is not the case today. These days, we have to do all we can to stop ourselves collapsing into protectionism. If Europe wants to be heard, then it needs to set a good example. I am counting on it – though I am under no illusions about how difficult the negotiations will be.

Advertisement

Your proposal for a recovery fund was a major concession to the southern countries. What reform efforts are you expecting in return?

I don’t find it helpful to talk about the northern countries, the southern countries and the eastern Europeans. That is seeing things in black and white. I expect each of us always to put ourselves in the other person’s shoes and consider problems from the other’s point of view.

The group known as the ‘frugal four’ is pursuing a defensive approach. Why has Germany left the cautious camp?

For Italy and Spain, for example, the coronavirus pandemic signifies a huge burden in economic, medical and, of course, because of the many lives lost, emotional terms. In these circumstances, it is only right for Germany to think not just about itself but to be prepared to engage in an extraordinary act of solidarity. It was in that spirit that French President Emmanuel Macron and I made our proposal.

Going into higher levels of debt is a U-turn for Germany. What happened to the chancellor with the tight purse strings?

In a crisis of this magnitude, each and every one of us is expected to do what needs to be done. What needs to be done in this case is something extraordinary. Germany had a low debt ratio and can afford, in this extraordinary situation, to take on some more debt. It is also very important to us to keep the programme within the bounds of the European treaties. We have found a way to do that.

And all this is in our own interests too, of course. It is in Germany’s interest to have a strong internal market and to have the European Union grow closer together, not fall apart. As ever, what’s good for Europe is good for us.

Advertisement

The recovery fund has generated an odd kind of harmony. Is the money drawing a veil over the real problems of burgeoning nationalism and latent populism?

The recovery fund cannot solve all of Europe’s problems. But not having it would make all our problems worse. Europe’s economic health can influence so many things. Very high unemployment in a country can become politically explosive and thereby increase the threat to democracy. For Europe to survive, its economy needs to survive.

Might the recovery fund spark movement towards a United States of Europe?

I see this fund as a unique response to a unique situation. If we wanted to change fundamental aspects of the way the EU budget is managed or, for instance, give it the right to raise taxes, then we would have to amend the treaties. That would alter the static equilibrium between competence and oversight. I am sure this will be discussed in the years ahead, but that should be done cautiously. In the current situation, however, we could not wait for the treaties to be amended. We have to respond quickly to the pandemic.

Do you think Nadia Calviño [Spain’s economic affairs minister] would make a good Eurogroup president?

The finance ministers are discussing that at the moment. It is no secret that there is support for Nadia Calviño’s candidature in the German government. But the final decision lies with the Eurogroup. I am always pleased when women get leading political roles, and the Eurogroup has never been headed by a woman. But it’s not my decision. This is for the Eurogroup to decide.

Should Italy use what the European stability mechanism has to offer?

That is Italy’s decision to make. We have created these instruments through the EIB [the European Investment Bank]: the ESM with its precautionary credit lines and the Sure short-time work scheme. Anyone can make use of them. We didn’t make them available for them to remain unused.

You are the last head of government left of the 1989 generation. You experienced the eastern bloc and European unification. Is it not the case that Europe is drifting apart in spite of the pandemic-related efforts? Can the younger heads of government still find a common language?

Hungary’s prime minister, Viktor Orbán, was already politically active in 1989 too. Back then, the liberal democratic order had initially triumphed over the dictatorship of socialism and communism. But that was only part of the reality. Conflicts broke out in the western Balkans and later in the Islamic world. China rose to become a major economic power. Indeed, the example of China shows that even an undemocratic state can be economically successful, which is a major challenge for our liberal democracies. Then came the challenge of Islamist terrorism, particularly the attack on the United States of 11 September 2001. Add to this the disappointment that followed the Arab spring. In short, we have not yet been able to furnish absolute proof that the liberal system is about to win the day. That worries me.

Advertisement

Has Europe not reaped the benefits of its revolution?

Yes and no. On the one hand, we have enjoyed an incredible success story since 1989, but in our euphoria we failed to fully realise what long-term traces dictatorships had left in the 40 years since the second world war. After national socialism and the second world war, many countries in eastern Europe went straight into a second period of dictatorship. The countries of the eastern bloc had only a few years to develop their own national identities. So only later did they undergo processes that had long been part of normal life in western countries.

Many young EU accession countries share our enthusiasm for the European Union as a work of peace on the one hand, yet display scepticism towards Europe on the other. We need to develop understanding for that. I see my job as working for a self-determined, liberal Europe rooted in the fundamental rights of the individual.

With all due respect to differences of historical experience, where do you draw the line on violating the rule of law?

We will, of course, talk about issues relating to the rule of law. The hallmark of democracy is that any opposition must have a fair chance of returning to government. An opposition must be guaranteed a clear set of rights – starting with appropriate speaking time in parliaments and at least the same amount of airtime from public broadcasters, and extending to an independent judiciary and adherence to democratic rules.

Is European legislation now in breach of national legislation – or vice versa? Doesn’t the European legal system ultimately need to have more weight than national ones as a matter of principle?

It’s not as if this topic was never talked about before the federal constitutional court issued its judgment on the European Central Bank. Without a doubt, European law has precedence over national law – but that does not tell us where the realm of European law begins and ends. The essence of the European Union lies in the member states transferring powers. In the borderland between the spheres of jurisdiction of national and European law, friction can occur if the European level defines its limits more broadly than, for example, the German parliament does. That’s what we are seeing in the ECB case.

If the constitutional court finds that a boundary has been crossed, it goes to the European court of justice and requests a review. Up until now, all disagreements have been settled. Now we have a conflict. That is the nature of the beast, since a nation state will always be able to lay claim to particular powers unless all powers are transferred to the European institutions, which is surely not going to happen.

The presidency wanted to find a joint strategy for dealing with China. Is that still realistic?

Advertisement

Because of the pandemic, we cannot hold the summit with China in September as planned. But we intend to hold it later. Its objective is to advance EU-Chinese relations. We share common interests, such as cooperating on climate action. We have been negotiating an investment agreement for some time but are not really moving forward on that. We should discuss our development policies in Africa, where China is following a different path in some areas.

At the same time, the summit is forcing us to develop a joint European position vis-à-vis China. That is no easy task. We should develop a policy that reflects our interests and values. After all, respect for human rights, the rule of law and our concerns about the future of Hong Kong stand between China and ourselves and are addressed openly.

Is China calling the western, democratic edifice of Europe into question?

We should start by doing everything we can to make ourselves more resilient. We need to stand together as Europeans, otherwise we will only weaken ourselves. China has become a global player. That makes us partners in economic cooperation and combating climate change, but also competitors with very different political systems. Not to talk to each other would certainly be a bad idea.

A no-deal Brexit is looming at the end of the year. Would that be a personal defeat for you?

No. It would, of course, be in Britain’s and all EU member states’ interests to achieve an orderly departure. But that can only happen if it is what both sides want. What matters is not our wishes but only the reality before us, in other words first of all what Britain wants. With Prime Minister Boris Johnson, the British government wants to define for itself what relationship it will have with us after the country leaves. It will then have to live with the consequences, of course, that is to say with a less closely interconnected economy. If Britain does not want to have rules on the environment and the labour market or social standards that compare with those of the EU, our relations will be less close. That will mean it does not want standards to go on developing along parallel lines.

We need to let go of the idea that it is for us to define what Britain should want. That is for Britain to define – and we, the EU27, will respond appropriately.

The United States has also been rushing to loosen its bonds with Europe. President Trump criticises Germany and wants to withdraw troops. Are you impressed by that threat?

We believe that the alliance is of great value to each of its members. We in Germany know that we have to spend more on defence; we have achieved considerable increases in recent years, and we will continue on that path to enhance our military capabilities. American troops in Germany help to protect not only Germany and the European part of Nato but also the interests of the United States of America.

Advertisement

Has the time come for the EU to gain strategic autonomy and actual sovereignty?

Look at the world; look at China or India. There are compelling reasons to remain committed to a transatlantic defence community and our shared nuclear umbrella. But of course Europe needs to carry more of the burden than during the cold war. We grew up in the certain knowledge that the United States wanted to be a world power. Should the US now wish to withdraw from that role of its own free will, we would have to reflect on that very deeply.

In eastern Europe in particular, the threat emanating from Russia is felt very strongly. Is Germany underestimating that threat?

We recognise misinformation campaigns; the weapons of hybrid warfare, as it is called, are part of Russia’s arsenal …

… even a murder, apparently …

… the murder in Berlin’s Tiergarten park is a serious incident, obviously, the blame for which is currently being ascertained in court. At any rate, we recognise hybrid warfare, methods of destabilisation, as a Russian behaviour pattern. On the other hand, there are good reasons to keep engaging in constructive dialogue with Russia. In countries like Syria and Libya, countries in Europe’s immediate neighbourhood, Russia’s strategic influence is great. I will therefore continue to strive for cooperation.
26.06.20 "Чтобы Европа выжила, ее экономика должна выжить": интервью Ангелы Меркель полностью
Стенограмма выступления канцлера Германии, обсуждающего Covid-19, Brexit и глобальные вызовы

Ангела Меркель: Великобритания должна жить с последствиями ослабления связей с ЕС
Не думайте, что США все еще стремятся быть мировым лидером, предупреждает Меркель
Филипп Ольтерманн в Берлине
Ангела Меркель, выступая перед Guardian и пяти другим европейским газетам. Фото: Thomas Koehler/photothek. de
Когда 1 июля председательство в Совете ЕС поочередно переходит к Германии, канцлер страны Ангела Меркель села за интервью с Guardian и пятью другими европейскими газетами – немецкой Süddeutsche Zeitung, французской Le Monde, испанской La Vanguardia, итальянской La Stampa и польской Politika – чтобы поговорить об экономическом ответе Европы на пандемию коронавируса, ее позиции по переговорам о Brexit и глобальных вызовах, которые ставят США, Россия и Китай. Председательство Германии в Европейском совете происходит во время беспрецедентного кризиса. Существует большое давление; ожидается, что Германия разберется во всем. Насколько ты нервничаешь?
Мое первое председательство в совете в качестве канцлера состоялось в 2007 году. Европейский конституционный договор только что был отвергнут Францией и Нидерландами, и мы поставили перед собой задачу разработать новый договор. Мы преуспели в этом. Затем наступил Международный финансовый кризис, турбулентность для евро и проблема беженцев – так что трудные времена не являются чем-то новым. И снова и снова было показано, что Европа еще недостаточно устойчива к кризисам. В условиях кризиса евро нам не хватало инструментов для адекватного реагирования. Перемещения беженцев в 2015 году показали недостатки системы предоставления убежища ЕС.
Теперь пандемии коронавируса, с которыми мы сталкиваемся с проблемой беспрецедентных размеров. Она поразила нас всех без разбора. С одной стороны, это оторвало нас от периода позитивного экономического развития во всех государствах-членах ЕС. С другой стороны, она совпала с двумя великими разрушительными явлениями нашего времени-изменением климата и цифровой революцией, которые меняют нашу жизнь и нашу экономику независимо от вируса. Я очень остро сосредоточен на всем этом.


Коронавирус: неделя объяснена-подпишитесь на нашу рассылку по электронной почте
Подробнее
Учитывая огромное количество кризисов, стоит ли на кону выживание ЕС?

Вместо того чтобы задавать экзистенциальный вопрос слишком часто, нам следует заняться повседневной работой. Во многом в интересах всех государств-членов сохранить сильный европейский внутренний рынок и объединиться на мировой арене. В такой экстраординарной ситуации я полагаюсь на то, что государства-члены проявляют большой интерес к тому, что нас объединяет.

Кризис поразил не только Европу; весь мир борется с пандемией, а также с политическими демонами.

Именно, и это правда, что тон международного дискурса в настоящее время является резким. После финансового кризиса 2008 года многосторонность была в порядке вещей. Именно тогда "двадцатка" начала встречаться на уровне глав государств и правительств, и страны дали очень единый ответ. Сегодня это не так. В наши дни мы должны сделать все возможное, чтобы не впасть в протекционизм. Если Европа хочет быть услышанной, то она должна подавать хороший пример. Я рассчитываю на это, хотя и не питаю иллюзий относительно того, насколько трудными будут переговоры.

Реклама
Ваше предложение о создании фонда восстановления было крупной уступкой южным странам. Какие усилия по реформированию вы ожидаете взамен?

Я не считаю полезным говорить о северных странах, южных странах и восточноевропейцах. Это значит видеть вещи в черно-белом свете. Я ожидаю, что каждый из нас всегда будет ставить себя на место другого человека и рассматривать проблемы с его точки зрения.

Группа, известная как "бережливая четверка", придерживается оборонительного подхода. Почему Германия покинула осторожный лагерь?

Для Италии и Испании, например, пандемия коронавируса означает огромное бремя в экономическом, медицинском и, конечно, из-за многих потерянных жизней, эмоциональном плане. В этих условиях Германия должна думать не только о себе, но и быть готовой к чрезвычайному акту солидарности. Именно в этом духе мы с президентом Франции Эммануэлем Макроном сделали свое предложение.

Переход к более высоким уровням долга - это разворот для Германии. Что случилось с канцлером с тугими завязками кошелька?

В условиях кризиса такого масштаба каждый из нас должен делать то, что необходимо. То, что нужно сделать в этом случае, - это нечто экстраординарное. Германия имела низкий коэффициент долга и может позволить себе в этой чрезвычайной ситуации взять на себя еще несколько долгов. Для нас также очень важно, чтобы эта программа оставалась в рамках европейских договоров. Мы нашли способ сделать это.

И все это, конечно, в наших собственных интересах. Германия заинтересована в том, чтобы иметь сильный внутренний рынок и чтобы Европейский Союз сближался, а не распадался. Как всегда, то, что хорошо для Европы, хорошо и для нас.

Реклама

Фонд восстановления породил странную гармонию. Может быть, деньги прикрывают завесу над реальными проблемами растущего национализма и латентного популизма?

Фонд восстановления не может решить все проблемы Европы. Но не имея его, мы бы только усугубили все наши проблемы. Экономическое здоровье Европы может повлиять на очень многое. Очень высокая безработица в стране может стать политически взрывоопасной и тем самым усилить угрозу демократии. Чтобы Европа выжила, ее экономика должна выжить.

Может ли фонд восстановления спровоцировать движение в сторону Соединенных Штатов Европы?

Я рассматриваю этот фонд как уникальный ответ на уникальную ситуацию. Если бы мы хотели изменить фундаментальные аспекты управления бюджетом ЕС или, например, дать ему право повышать налоги, то нам пришлось бы вносить поправки в договоры. Это изменило бы статическое равновесие между компетентностью и надзором. Я уверен, что это будет обсуждаться в ближайшие годы, но это должно быть сделано осторожно. Однако в нынешней ситуации мы не можем ждать, пока в договоры будут внесены поправки. Мы должны быстро отреагировать на эту пандемию.

Как вы думаете, Надя Кальвиньо [министр экономики Испании] могла бы стать хорошим президентом Еврогруппы?

В настоящий момент министры финансов обсуждают этот вопрос. Не секрет, что кандидатуру Нади Кальвиньо поддерживают в правительстве Германии. Но окончательное решение остается за Еврогруппой. Я всегда радуюсь, когда женщины получают руководящие политические роли, а Еврогруппу никогда не возглавляла женщина. Но это не мое решение. Это должна решать Еврогруппа.

Должна ли Италия использовать то, что может предложить Европейский механизм стабильности?

Это решение должна принять Италия. Мы создали эти инструменты через ЕИБ [Европейский инвестиционный банк]: ESM с его предупредительными кредитными линиями и надежной краткосрочной схемой работы. Любой может ими воспользоваться. Мы не сделали их доступными для того, чтобы они оставались неиспользованными.

Вы-последний глава правительства, оставшийся от поколения 1989 года. Вы пережили Восточный блок и Европейское объединение. Разве это не тот случай, когда Европа отдаляется друг от друга, несмотря на усилия, связанные с пандемией? Смогут ли молодые главы правительств найти общий язык?

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан тоже был политически активен в 1989 году. В то время либерально-демократический строй первоначально одержал победу над диктатурой социализма и коммунизма. Но это была лишь часть реальности. Конфликты вспыхнули на Западных Балканах, а затем и в исламском мире. Китай превратился в крупную экономическую державу. Действительно, пример Китая показывает, что даже недемократическое государство может быть экономически успешным, что является серьезной проблемой для наших либеральных демократий. Затем последовал вызов исламистского терроризма, в частности нападение на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года. Добавьте к этому разочарование, последовавшее за арабской весной. Короче говоря, мы еще не смогли представить абсолютных доказательств того, что либеральная система вот-вот победит. Это меня беспокоит.

Реклама
Разве Европа не пожала плоды своей революции?

И да, и нет. С одной стороны, с 1989 года у нас была невероятная история успеха, но в нашей эйфории мы не смогли полностью осознать, какие долгосрочные следы диктатуры оставили за 40 лет после Второй мировой войны. После национал-социализма и Второй мировой войны во многих странах Восточной Европы начался второй период диктатуры. У стран Восточного блока было всего несколько лет на то, чтобы выработать собственную национальную идентичность. Поэтому лишь позднее они подверглись процессам, которые долгое время были частью нормальной жизни в западных странах.

Многие молодые страны, вступающие в ЕС, разделяют наш энтузиазм в отношении Европейского Союза как дела мира, с одной стороны, но проявляют скептицизм по отношению к Европе-с другой. Для этого нам нужно развивать понимание. Я вижу свою работу как работу для самоопределяющейся, либеральной Европы, основанной на фундаментальных правах личности.

При всем уважении к различиям исторического опыта, где вы проводите черту нарушения верховенства закона?

Мы, конечно, будем говорить о вопросах, связанных с верховенством права. Отличительной чертой демократии является то, что любая оппозиция должна иметь справедливый шанс вернуться к власти. Оппозиции должен быть гарантирован четкий набор прав-начиная с соответствующего времени выступлений в парламентах и, по крайней мере, такого же количества эфирного времени от общественных вещателей и заканчивая независимой судебной системой и соблюдением демократических правил.

Является ли европейское законодательство в настоящее время нарушением национального законодательства – или наоборот? Разве европейская правовая система в конечном счете не должна иметь больший вес, чем Национальная, в принципе?

Это не так.
Является ли европейское законодательство в настоящее время нарушением национального законодательства – или наоборот? Разве европейская правовая система в конечном счете не должна иметь больший вес, чем Национальная, в принципе?

Нельзя сказать, что эта тема никогда не обсуждалась до того, как федеральный конституционный суд вынес свое решение в отношении Европейского центрального банка. Без сомнения, европейское право имеет приоритет над национальным правом – но это не говорит нам, где начинается и заканчивается сфера европейского права. Суть Европейского Союза заключается в передаче полномочий государствами-членами. В пограничной области между сферами юрисдикции Национального и европейского права могут возникнуть трения, если европейский уровень определяет свои границы более широко, чем, например, немецкий парламент. Это то, что мы видим в случае с ЕЦБ.

Если Конституционный суд признает, что граница была пересечена, он обращается в Европейский суд и просит пересмотреть это решение. До сих пор все разногласия были улажены. Теперь у нас есть Поиск по похожим запросам
If the constitutional court finds that a boundary has been crossed, it goes to the European court of justice and requests a review. Up until now, all disagreements have been settled. Now we have a conflict. That is the nature of the beast, since a nation state will always be able to lay claim to particular powers unless all powers are transferred to the European institutions, which is surely not going to happen.

The presidency wanted to find a joint strategy for dealing with China. Is that still realistic?

Advertisement

Because of the pandemic, we cannot hold the summit with China in September as planned. But we intend to hold it later. Its objective is to advance EU-Chinese relations. We share common interests, such as cooperating on climate action. We have been negotiating an investment agreement for some time but are not really moving forward on that. We should discuss our development policies in Africa, where China is following a different path in some areas.

At the same time, the summit is forcing us to develop a joint European position vis-à-vis China. That is no easy task. We should develop a policy that reflects our interests and values. After all, respect for human rights, the rule of law and our concerns about the future of Hong Kong stand between China and ourselves and are addressed openly.

Is China calling the western, democratic edifice of Europe into question?

We should start by doing everything we can to make ourselves more resilient. We need to stand together as Europeans, otherwise we will only weaken ourselves. China has become a global player. That makes us partners in economic cooperation and combating climate change, but also competitors with very different political systems. Not to talk to each other would certainly be a bad idea.

A no-deal Brexit is looming at the end of the year. Would that be a personal defeat for you?

No. It would, of course, be in Britain’s and all EU member states’ interests to achieve an orderly departure. But that can only happen if it is what both sides want. What matters is not our wishes but only the reality before us, in other words first of all what Britain wants. With Prime Minister Boris Johnson, the British government wants to define for itself what relationship it will have with us after the country leaves. It will then have to live with the consequences, of course, that is to say with a less closely interconnected economy. If Britain does not want to have rules on the environment and the labour market or social standards that compare with those of the EU, our relations will be less close. That will mean it does not want standards to go on developing along parallel lines.

We need to let go of the idea that it is for us to define what Britain should want. That is for Britain to define – and we, the EU27, will respond appropriately.

The United States has also been rushing to loosen its bonds with Europe. President Trump criticises Germany and wants to withdraw troops. Are you impressed by that threat?

We believe that the alliance is of great value to each of its members. We in Germany know that we have to spend more on defence; we have achieved considerable increases in recent years, and we will continue on that path to enhance our military capabilities. American troops in Germany help to protect not only Germany and the European part of Nato but also the interests of the United States of America.

Advertisement

Has the time come for the EU to gain strategic autonomy and actual sovereignty?

Look at the world; look at China or India. There are compelling reasons to remain committed to a transatlantic defence community and our shared nuclear umbrella. But of course Europe needs to carry more of the burden than during the cold war. We grew up in the certain knowledge that the United States wanted to be a world power. Should the US now wish to withdraw from that role of its own free will, we would have to reflect on that very deeply.

In eastern Europe in particular, the threat emanating from Russia is felt very strongly. Is Germany underestimating that threat?

We recognise misinformation campaigns; the weapons of hybrid warfare, as it is called, are part of Russia’s arsenal …

… even a murder, apparently …

… the murder in Berlin’s Tiergarten park is a serious incident, obviously, the blame for which is currently being ascertained in court. At any rate, we recognise hybrid warfare, methods of destabilisation, as a Russian behaviour pattern. On the other hand, there are good reasons to keep engaging in constructive dialogue with Russia. In countries like Syria and Libya, countries in Europe’s immediate neighbourhood, Russia’s strategic influence is great. I will therefore continue to strive for cooperation.
Если Конституционный суд признает, что граница была пересечена, он обращается в Европейский суд и просит пересмотреть это решение. До сих пор все разногласия были улажены. Теперь у нас конфликт. Такова природа зверя, поскольку национальное государство всегда сможет претендовать на определенные полномочия, если только все полномочия не будут переданы европейским институтам, чего, конечно же, не произойдет.

Президиум хотел найти совместную стратегию для работы с Китаем. Это все еще реально?

Реклама

Из-за пандемии мы не можем провести саммит с Китаем в сентябре, как планировалось. Но мы намерены провести его позже. Его цель-развитие отношений между ЕС и Китаем. У нас есть общие интересы, такие как сотрудничество в области борьбы с изменением климата. Мы уже некоторое время ведем переговоры об инвестиционном соглашении, но на самом деле не продвигаемся вперед в этом направлении. Мы должны обсудить нашу политику развития в Африке, где Китай идет по другому пути в некоторых областях.

В то же время
Если Конституционный суд признает, что граница была пересечена, он обращается в Европейский суд и просит пересмотреть это решение. До сих пор все разногласия были улажены. Теперь у нас конфликт. Такова природа зверя, поскольку национальное государство всегда сможет претендовать на определенные полномочия, если только все полномочия не будут переданы европейским институтам, чего, конечно же, не произойдет.

Президиум хотел найти совместную стратегию для работы с Китаем. Это все еще реально?

Реклама

Из-за пандемии мы не можем провести саммит с Китаем в сентябре, как планировалось. Но мы намерены провести его позже. Его цель-развитие отношений между ЕС и Китаем. У нас есть общие интересы, такие как сотрудничество в области борьбы с изменением климата. Мы уже некоторое время ведем переговоры об инвестиционном соглашении, но на самом деле не продвигаемся вперед в этом направлении. Мы должны обсудить нашу политику развития в Африке, где Китай идет по другому пути в некоторых областях.

В то же время саммит заставляет нас выработать совместную европейскую позицию по отношению к Китаю. Это нелегкая задача. Мы должны разработать политику, которая отражала бы наши интересы и ценности. В конце концов, уважение прав человека, верховенство закона и наша озабоченность будущим Гонконга стоят между Китаем и нами и рассматриваются открыто.

Неужели Китай ставит под сомнение западное, демократическое здание Европы?

Мы должны начать с того, что сделаем все возможное, чтобы сделать себя более устойчивыми. Мы должны держаться вместе, как европейцы, иначе мы только ослабим себя. Китай стал глобальным игроком. Это делает нас партнерами в экономическом сотрудничестве и борьбе с изменением климата, но также и конкурентами с очень разными политическими системами. Не разговаривать друг с другом было бы, конечно, плохой идеей.

Нет-интернет-выходе Великобритании ожидается в конце года. Будет ли это для вас личным поражением?

Нет. Разумеется, в интересах Великобритании и всех государств-членов ЕС было бы добиться упорядоченного ухода. Но это может произойти только в том случае, если этого хотят обе стороны. Важно не то, чего мы хотим, а то, что перед нами реальность, то есть прежде всего то, чего хочет Британия. С премьер-министром Борисом Джонсоном британское правительство хочет определить для себя, какие отношения оно будет иметь с нами после ухода страны. Тогда ей, конечно, придется жить с последствиями, то есть с менее тесно взаимосвязанной экономикой. Если Британия не хочет иметь норм, касающихся окружающей среды, рынка труда или социальных стандартов, которые сравнимы с нормами ЕС, наши отношения будут менее тесными. Это будет означать, что она не хочет, чтобы стандарты развивались параллельно.
Мы должны отказаться от идеи, что именно мы должны определить, чего хочет Британия. Это Британия должна определить-и мы, ЕС-27, ответим соответствующим образом.
Соединенные Штаты также спешат ослабить свои связи с Европой. Президент Трамп критикует Германию и хочет вывести войска. Вас впечатлила эта угроза?
Мы считаем, что альянс представляет огромную ценность для каждого из его членов. Мы в Германии знаем, что мы должны больше тратить на оборону; мы добились значительного увеличения расходов в последние годы, и мы будем продолжать идти по этому пути для укрепления нашего военного потенциала. Американские войска в Германии помогают защищать не только Германию и европейскую часть НАТО, но и интересы Соединенных Штатов Америки.
Пришло ли время для обретения ЕС стратегической автономии и фактического суверенитета?
Посмотрите на мир, посмотрите на Китай или Индию. Есть веские причины сохранять приверженность трансатлантическому оборонному сообществу и нашему общему ядерному зонтику. Но, конечно, Европа должна нести больше бремени, чем во время холодной войны. Мы выросли в уверенности, что Соединенные Штаты хотят быть мировой державой. Если бы США сейчас захотели отказаться от этой роли по собственной воле, нам пришлось бы очень глубоко задуматься над этим.
В частности, в Восточной Европе угроза, исходящая от России, ощущается очень сильно. Неужели Германия недооценивает эту угрозу?
Мы признаем дезинформационные кампании; оружие гибридной войны, как его называют, входит в арсенал России … ... даже убийство, судя по всему …... убийство в берлинском парке Тиргартен-это серьезный инцидент, очевидно, вина за который в настоящее время выясняется в суде. Во всяком случае, мы признаем гибридную войну, методы дестабилизации в качестве модели поведения России. С другой стороны, есть все основания продолжать конструктивный диалог с Россией. В таких странах, как Сирия и Ливия, странах, находящихся в непосредственной близости от Европы, стратегическое влияние России велико. Поэтому я буду продолжать стремиться к сотрудничеству.


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.