Русское Информационное Агентство
 сегодня 11 августа 2020 г. на главную  контакты   
  главная новость

[00.00.00] Судьба ему готовила путь славный, имя громкое народного заступника - чахотку и Сибирь. Видишь, там, на горе, возвышается крест? Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем. А когда надоест, возвращайся назад гулять по воде со мной... Чего вы думаете, что вы их плоше?.. все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь... Встала на ноги, ржанула и пошла. Хвостом помахивала. Рыжий ребенок. Пришла веселая, стала в стойло. [ читать дальше ]


  анонсы

[00.00.00] Ищите Элькина. Григория Иосифовича. Из Роснефти для Ростеха через неприметного посредника? Замкнутый круг! Точнее, не круг, а треугольник. Бермудский треугольник, из которого исчезают бюджетные миллиарды. Что если господа Сечин и Чемезов сумели договориться? [ читать дальше ]

[00.00.00] Ни малейшей надежды, что вас освободят, как только разоблачат следователя, посадившего вас по заказу. Новая плеяда таких же умельцев подхватит покачнувшееся знамя, и воз останется там же. Даже под амнистию попали те, кто был осужден за заведомо ложный донос, лжесвидетельство, фальсификацию и вынесение неправосудных приговоров. Охотно помиловали также расхитителей бюджетных средств в крупных размерах. Амнистия затрагивает тех людей, которые участвовали в организации заказных уголовных дел и причастных к посадке невиновных. [ читать дальше ]

[00.00.00] Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. [ читать дальше ]


  актуальные темы, вопросы, события

[00.00.00]Это происходит ежедневно. В одном из писем Путину объясняют, что по заказу замгендира Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. И хотя даже сама Лозовая не утверждала, что обвиняемый имел отношение к этому факту, следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала обвиняемому в присутствии его адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. [ читать дальше ]

[05.11.19]Попытки самостоятельного расследования уголовного дела, предпринимаемые со стороны адвокатов обвиняемых, свидетелей, подозреваемых или осужденных, рассматриваются в России как препятствие следствию, обвинение в этом сочиняется, точнее переписывается слово в слово с предыдущего случая самим следователем и никем более не контролируется кроме, конечно, начальника по вертикали, передается в суд, слово в слово еще раз копируется судом, который отправляет обвиненного в этом страшном преступлении в СИЗО на два месяца с правом продления, и суд не отказывает следователю ни в том, ни в другом; этот дамоклов меч совершенно запугал адвокатов, так что реальной их способности помочь жертве произвола просто не существует; и они сами прерасно отдают себе в этом отчет. Судьбы некоторых геройских или наивных адвокатов служат полезным примером и демонстрационным эффектом для всех иных причастных к теме. [ читать дальше ]

[15.10.19]Притеснения, преследование и репрессии против предпринимателей, а в более широком плане - против среднего класса нанесли невосполнимый урон развитию страны, и речь идет не только о текущих событиях и явлениях, но и о среднесрочной и уже долгосрочной перспективе: последствия видны во всех без исключения отраслях и разделах экономики и общественной жизни. Вопрос посадки умных и талантливых людей, отягощенный бегством их из страны, уже продолжительное время прямо отражается на экономической состоятельности страны. Уже сейчас не существует отрасли в экономике, которая не сталкивалась бы с дефицитом предложения квалифицированного труда. Общеизвестный дефицит проектов для банковского кредитования, тормозящий кредитную экспансию, имеет в основании не столько низкую рентабельность проектов в РФ или высокую кредитную ставку, сколько недостаток специалистов, которые готовы были бы эти проекты не только осуществлять, но и предлагать. И как вы думаете, куда они подевались, если общеизвестно, что 800 тысяч таких спецов сидит по тюрьмам. То, что дальше будет хуже, всем более или менее понятно — новые группы инициативных предпринимателей и наемных работников, выходящие на рынок, будут сильно меньше присутствующих на нем сейчас. Генералы в тюрьме и в кресле начальника отнять и разрушить могут, но сами-то ничего не создают и не умеют... [ читать дальше ]


  За нами Москва!

[00.00.00] Григорий Иосифович Элькин, скандальный владелец фирм по сточным водам и по совместительству замгендир в структуре Ростеха, снова вляпался. Глава СКР по Москве Александр Дрыманов фигурирует в деле о коррупционных связях руководителей следственного ведомства с вором в законе Захарием Калашовым (Шакро Молодой). В России жертвой политического преследования становится любой человек, занимающий твердую позицию права, простую защиту действующей конституции, потому что он немедленно сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[01.04.20] Я уже почти десять лет обличаю экс-директора Росстандарта Г.И.Элькина и его подельников П.А.Карюхина, Е.Лозовую и известного зиц-председателя и налоговика Кузюру в том, что они незаконно умыкнули государственный и охраняемый лес не где-нибудь, а в столице нашей родины Москве, и все без толку, даже не допросили никого из них, - очень заняты; правда Элькина уволили из директоров и теперь он замдир в системе Ростеха, а Карюхина изгнали из-за служебной несостоятельности из Службы внешней разведки, Кузюру - из председателей СНТ Радость, и он наверное председательствует в другом СНТ Рога и Копыта, а Лозовая лишь строчит новые ложные показания; а писал я об этом всем ответственным и по нормальной логике заинтересованным лицам - Чайке, Путину, прокурору Москвы, множеству начальников полиции, прокурорам, судьям, - и все впустую, воз и ныне там, а рейдеры благополучно пользуются особо охраняемым природным объектом, огородили его забором и выгуливают боевых собак, чтобы случайным прохожим неповадно было соваться на частную территорию. Но все будет иначе, если репрессивные службы сами порешили такое уголовное дело завести, вот тут-то немедленно возникает так называемый свидетель, - Е.Лозовая, например, - в системе права он именуется ложный доноситель, а среди порядочных граждан - стукач, - и в течение трех-десяти дней будет оформлено дело, предъявлено обвинение и обвиняемый окажется в Сизо, куда его отправит самый справедливый суд в мире. [ читать дальше ]

[24.12.19] Уже случилось все, и ничем и никого нельзя удивить во всей России, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. В своем заявлении генпрокурору Ю.Чайке и низложенному прокурору Москвы Куденееву свидетель сообщил: Г.И.Элькин, П.А.Карюхин и компания умыкнули государственный лес, - да не где-нибудь, а в самой Москве, - прибегли к обману госорганов и нанесли ущерб другим участникам рынка. Полиция отказалась возбудить дело. В ответ на жалобу прокуратура ответила, что только вчера во всем разобралась и отменила решение об отказе в возбуждении уголовного дела: так что жаловаться не на что, сами расследуем и решим - в этой связи в жалобе свидетелю отказать. Прошли месяцы - никакого движения. Добросовестный свидетель вновь спрашивает органы: почему не ведется расследование преступления; ему сообщают: оснований возбудить дело нет, а Элькин не допрошен, потому что очень занят; гражданин пишет жалобу, и, как велел Путин, полписывается под нею своим именем, через пару месяцев ему отвечают: отказ в возбуждении дела был неправильным, назначено дополнительное расследование. Он пишет новую жалобу; ему отвечают: извините, только вчера (буквально!) мы отменили прежнее решение об отказе в жалобе и направили на дополнительное расследование. Вновь проходят месяцы, и свидетель сам подает в суд. И что вы думаете? В суд приходит из прокуратуры заявление, что вот только вчера мы отменили отказ на жалобу на отказ на другую жалобу на отказе возбудить уголовное дело и направили на дополнительное расследование вопроса. Каково? Но удивительнее всего то, что этим фактом невозможно никого удивить, в том числе генпрокурора Чайку, любого прокурора сверху донизу, ни одного следователя во всей огромной России. [ читать дальше ]


  Мы были правы - мы ошибались.

[00.00.00] В России нет действенного механизма защиты граждан, сообщивших о преступлении. Более того, зачастую они сами становятся теми, против кого начинается уголовное преследование. В одном из писем Путину объясняют, что по заказу замгендира Ростеха Григория Элькина и его рейдеркоманды - бывшего налоговика Романа Кузюры и уволенного агента СВР Павла Карюхина, по ложному доносу члена группы Е.Лозовой человека оболгали и возбудили уголовное дело на том основании, что будто бы у члена этой команды Е.Лозовой в 2006 году пропали из ячейки Газпромбанка деньги, заложенные в одном из отделений ГПБ. И хотя даже сама Лозовая не утверждала, что обвиняемый имел отношение к этому факту, следователь Мастеренко из Троицкого округа написала обвинительное постановление, хотя накануне сама признала обвиняемому в присутствии его адвоката, что не видит оснований в возбуждении дела, но этого от нее требует ее начальство. Дело тут же перебросили новому начальнику ГСУ Москвы генералу Агафьевой и она с помощью капитана Голикова быстро достряпала блюдо, несмотря на то, что из Газпромбанка пришло официальное письмо, что в 2006 году даже отделения банка, на которое ссылается в своем пасквильном заявлении Лозовая, не существовало, оно было открыто только в 2011. [ читать дальше ]

[00.00.00] Любой человек, занимающий твердую позицию права, защиту конституции сталкивается с самой системой, существование которой есть лицемерное злоупотребление правом, его искажение и наглая формализация. Поэтому совершенно справедливо, законно и необходимо показывать, что большинство заказных уголовных дел в России - это преследование по политическим мотивам, а так называемые свидетели, подозреваемые, обвиняемые, арестованные и осужденные - это по большей части жертвы политического террора: не следует по-страусинному совать голову в песок - уголовное преследование - это политический террор, призванный запугать и дезориентировать население, воспрепятствовать укреплению и организации гражданского обшества. Интенсивно идет слияние чиновничьих горизонтальных групп с наиболее продвинутыми группами криминала. [ читать дальше ]

[00.00.00]Ну, что же вам сказать за Сахалин... Вернее, за Хабаровск и губернатора... В российской судебной системе и практике уголовные дела затеваются не потому что нарушен закон и добросовестный свидетель написал заявление: в 99 из 100 случаев уголовное дело не будет возбуждено, - а совершенно по иным причинам и мотивам. Я уже шесть лет обличаю директора Росстандарта Г.И.Элькина и его подельников П.А.Карюхина, Е.Лозовую и известного зиц-председателя и налоговика Кузюру в том, что они незаконно умыкнули государственный и охраняемый лес не где-нибудь, а в столице нашей родины Москве, и все без толку, даже не допросили никого из них, - очень заняты; правда Элькина уволили из директоров и теперь он замдир в системе Ростеха, а Карюхина изгнали из-за служебной несостоятельности из Службы внешней разведки, Кузюру - из председателей СНТ Радость, и он наверное председательствует в другом СНТ Рога и Копыта, а Лозовая лишь строчит новые ложные показания; а писал я об этом всем ответственным и по нормальной логике заинтересованным лицам - Чайке, Путину, прокурору Москвы, множеству начальников полиции, прокурорам, судьям, - и все впустую, воз и ныне там, а рейдеры благополучно пользуются особо охраняемым природным объектом, огородили его забором и выгуливают боевых собак, чтобы случайным прохожим неповадно было соваться на частную территорию. Но все будет иначе, если репрессивные службы сами порешили такое уголовное дело завести, вот тут-то немедленно возникает так называемый свидетель, - Е.Лозовая, например, - в системе права он именуется ложный доноситель, а среди порядочных граждан - стукач, - и в течение трех-десяти дней будет оформлено дело [ читать дальше ]


  курс валют (ЦБ РФ)
USD 73.78 (+73.78)
EUR 86.83 (+86.83)

  31.07.20 :: новости
Историки будущего, рассказывая о том, как американское руководство не смогло предвидеть нынешние медицинский и политический кризисы, с лёгкостью позаимствуют пару страниц из последней, незавершённой книги Блока. Вступив в движение Сопротивления в начале 1943 года, Блок начал «Апологию истории, или Ремесло историка» (Apologie pour l’histoire ou métier d’historien) – потрясающие размышления об искусстве исторических исследований. Он пытался ответить на вопрос одного из своих детей: «Папа, скажи, какая польза от истории?». Блок не смог завершить книгу: весной 1944 г. его схватили французские власти и передали СС, после пыток он был расстрелян. Но даже в незавершенной рукописи автор, исходя из того, что люди не понимают настоящего, игнорируя прошлое, даёт читателям ответ, который в том числе объясняет странное поражение одной из основных американских политических партий, когда Дональд Трамп стал кандидатом в президенты, а также странное поражение самой мощной мировой демократии, когда её атаковал новый коронавирус. Материальные и ментальные структуры склонны мириться с обстоятельствами, которые дали им жизнь. Американские истории будут изучать поражение республиканского истеблишмента, который, скрывшись за «линией Мажино» из традиционных ожиданий, не увидел, что Трамп способен перевернуть фундаментальные принципы страны и самой партии. Будучи неспособным выйти за рамки традиционного видения и привычных схем материального вознаграждения, правительство США встретило эпидемию коронавируса так же, как Франция – продвижение немецких войск: была объявлена война, но никаких конкретных действий не планировалось, до граждан не удалось донести реальность угрозы, не говоря уже о том, чтобы убедить их пойти на жертвы.

30.07.2020 СТРАННОЕ ПОРАЖЕНИЕ СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВРОБЕРТ ЗАРЕЦКИПрофессор современной истории Франции в Хьюстонском университете, автор книги «Екатерина и Дидро: императрица, философ и судьба Просвещения» (Catherine & Diderot: The Empress, The Philosopher, and the Fate of the Enlightenment).МЫСЛЬ ФРАНЦУЗСКОГО ИСТОРИКА В ПЕРИОД ПАНДЕМИИСегодняшние американцы, возможно, лучше, чем предыдущие поколения, понимают тех, чьи демократии стали коррумпированными или уступили место авторитарным режимам.Этим летом отмечается восьмидесятая годовщина падения Франции. Падение было неожиданным и шокирующим: через шесть недель после того, как немецкая бронетехника преодолела линию Мажино и прошла сквозь Арденский лес в середине мая, новый лидер французского правительства маршал Филипп Петен обратился к нации: «С тяжёлым сердцем объявляю, что боевые действия должны быть прекращены». Среди слушавших радиообращение был французский капитан, который, хотя являлся ветераном Первой мировой и имел военные награды, настоял на том, чтобы вновь вступить в бой. За несколько недель он настрочил «свидетельские показания» о событиях, участником которых он стал.В результате, как говорил сам автор «показаний», Марк Блок, «в раскаленной добела ярости» родилась книга «Странное поражение» (L’Étrange défaite), которая до сих пор остаётся самым характерным анализом падения Франции. Специалист по средневековью, Блок развивал популярную, хотя и иллюзорную идею менталитета – интеллектуальных и асоциальных структур, которые в не меньшей степени, чем материальные факторы, формировали восприятие мира прошлыми поколениями. Поэтому Блок полагал, что для объяснения того, как Франция пришла к «поражению, которое казалось невозможным», нужно изучить менталитет её политической и военной элиты. Спустя восемьдесят лет исследование Блока может оказаться полезным для историков, охваченных «раскалённой добела яростью» сегодняшнего дня и пытающимся понять причины странного поражения США в «войне» с новым коронавирусом.Странная войнаСтранная война продолжалась восемь месяцев – с сентября 1939 года. За этот период Франция мобилизовала миллионы мужчин. У призывников, занявших оборонительные позиции по всей стране, часто не было индивидуальных средств защиты. Холодной зимой не хватало ботинок и одеял, в огромном дефиците были респираторные маски – противогазы. Офицеры, у которых противогазы все-таки имелись, отказывались их носить: курить сигареты, глядя на солдат, считалось особым пижонством. Помимо всего этого наблюдалась нехватка убедительного лидерства. Правительство Эдуара Даладье выпускало пустые обращения вместо того, чтобы чётко объяснить, каких жертв и почему оно требует от солдат и мирных граждан. Чтобы избежать последствий объявленной войны, правительство старалось создать впечатление, что всеми силами стремится к миру. В пьесе Жана Жироду «Троянской войны не будет» (1935 г.) Гектор использует дипломатию, чтобы не допустить падения Трои. Жироду, кстати, был не только самым известным драматургом страны, но и министром информации. В начале 1940 г. солдаты, принадлежащие к определённым профессиональным категориям, были демобилизованы. Тогда, как и сейчас, правительство стремилось создать видимость нормальной жизни. Это было нетрудно. Парижские кафе были заполнены посетителями, театры – зрителями, а стадионы – болельщиками. Город дал новую жизнь старой истории – несмотря на перемены, всё шло по-прежнему. Главным хитом периода странной войны была песня Мориса Шевалье “Paris sera toujours Paris” («Париж всегда будет Парижем»). Блок без колебаний возлагает ответственность за события того периода на правительство. Избранное руководство оказалось неспособным предоставить французам хотя бы «минимум чёткой и ясной информации, без которой невозможно рациональное поведение», поэтому оно виновно в нарушении долга, в котором и заключается «самое чудовищное преступление наших самозваных демократов». В отношении французской демократии Блок был так же суров. Он отмечал, что эффективность любой формы правления, будь то монархия или демократия, страдает, если существует разрыв между заявленными ценностями системы и реальными ценностями тех, кто ею управляет. «Демократия становится безнадёжно слабой, соответственно, страдает и общее благо, если высшие должностные лица, воспитанные в пренебрежении к нему, служат ему вполсилы». В этом вопросе социал-демократ Блок согласен с политиком Анри де Кериллисом, своим суперконсервативным современником, который яростно критиковал правительство за неспособность объединить французов. «Моральная мобилизация Франции – самое важное условие победы, – утверждал Кериллис. – Мы победим, только если захотим пойти на необходимые жертвы». Блок был столь же резок в суждениях о военном руководстве страны. Он негодовал по поводу «полной некомпетентности» военных и безжалостно анализировал её причины. «Они думают о прошлой войне, потому что это воспоминания об их молодости. Те давно ушедшие дни сияют блеском тех событий». Коллективный менталитет, сформированный предыдущей войной, не мог представить себе следующую войну. Они не могли вообразить, что немецкие танки прорвутся через Арденны и разобьют французские войска, как и их предшественники не могли предположить, что маневренная война 1914 г. перейдёт в окопную и затянется на годы. Столкнувшись с новой угрозой, высшее командование Франции «считало правильным ничего не предпринимать и вести себя, как всегда». Польза истории. Историки будущего, рассказывая о том, как американское руководство не смогло предвидеть нынешние медицинский и политический кризисы, с лёгкостью позаимствуют пару страниц из последней, незавершённой книги Блока. Вступив в движение Сопротивления в начале 1943 года, Блок начал «Апологию истории, или Ремесло историка» (Apologie pour l’histoire ou métier d’historien) – потрясающие размышления об искусстве исторических исследований. Он пытался ответить на вопрос одного из своих детей: «Папа, скажи, какая польза от истории?». Блок не смог завершить книгу: весной 1944 г. его схватили французские власти и передали СС, после пыток он был расстрелян. Но даже в незавершенной рукописи автор, исходя из того, что люди не понимают настоящего, игнорируя прошлое, даёт читателям ответ, который в том числе объясняет странное поражение одной из основных американских политических партий, когда Дональд Трамп стал кандидатом в президенты, а также странное поражение самой мощной мировой демократии, когда её атаковал новый коронавирус. Материальные и ментальные структуры склонны мириться с обстоятельствами, которые дали им жизнь. Американские истории будут изучать поражение республиканского истеблишмента, который, скрывшись за «линией Мажино» из традиционных ожиданий, не увидел, что Трамп способен перевернуть фундаментальные принципы страны и самой партии. Будучи неспособным выйти за рамки традиционного видения и привычных схем материального вознаграждения, правительство США встретило эпидемию коронавируса так же, как Франция – продвижение немецких войск: была объявлена война, но никаких конкретных действий не планировалось, до граждан не удалось донести реальность угрозы, не говоря уже о том, чтобы убедить их пойти на жертвы.Блок добавляет ещё одну деталь к старой картине. Изучение прошлого помогает лучше понять настоящее, и одновременно внимание к настоящему ярче демонстрирует факты прошлого. Мы «бесцельно потратим силы, если, стремясь понять прошлое, будем полностью игнорировать настоящее», предупреждает Блок. Много прочитав и написав о военных сражениях, он никогда не знал, что такое поражение, пока «не столкнулся с его ужасной, тошнотворной реальностью».Сегодняшние американцы, возможно, лучше, чем предыдущие поколения, понимают тех, чьи демократии стали коррумпированными или уступили место авторитарным режимам. Вероятно, они ощутят боль унижения, в очередной раз столкнувшись с нацией, которая борется или уже пала жертвой того же идеологического вируса. А взглянув на прошлое Франции и будущее Америки, они, возможно, кое-что поймут благодаря Блоку, который писал, что «не может быть спасения там, где нет жертв, и не может быть национальной свободы в полном смысле слова, если мы сами не будем работать над её достижением».Foreign AffairsКонцептуальная война
Обновленный концепт американского доминирования: подавление через вовлечение юрий Бялый / Газета «Суть времени» / 15 октября 2014 В ходе последнего кризиса начал обрушиваться миф о том, что Америка способна быть лидером движения глобального сообщества к благополучию и процветанию. И, тем более, миф о том, что Америка заинтересована в глобальном процветании Обновленный концепт американского доминирования: подавление через вовлечение. Часть I
На днях мне попалась на глаза статья Михаила Ростовского в «Московском комсомольце» под названием «Байден, ЕС и санкции. На каком крючке США держат Европу?». В ней автор задается вопросом о том, почему сегодняшняя Европа, причем явно во вред себе, раз за разом поддерживает антироссийские внешнеполитические инициативы США?В этой статье я попытаюсь ответить.В рубрике нашей газеты «Концептуальная война» мы уже разбирали ряд концептов, при помощи которых США обеспечивали и обеспечивают свое глобальное доминирование.Однако времена и ситуации меняются, или их меняют. Одним из ключевых факторов перемен стал опыт последнего десятилетия, который выявил, что США всё хуже справляются с задачей сохранения доминирования.Обрушилась официально прописанная в американской военной доктрине способность победно вести несколько локальных войн в различных регионах мира. Военные неуспехи в Ираке и в Афганистане (даже при некоторой поддержке международных союзников Америки) показали, что господство в воздухе и бомбардировки решающих успехов в «борьбе с террористическими режимами» не обеспечивают. И что направить «на передний край» достаточное число солдат, всерьез готовых сражаться с «неистовыми дикарями», США не в состоянии.Выяснилось, что слабеет американский контроль над Европой. Которая совсем недавно, в годы прошлой «холодной войны», практически полностью подчинялась директивам из Вашингтона, но теперь с каждым годом всё больше политически «своевольничает».

Обнаружилось, что неуклонно снижается роль США в глобальной экономике. И по доле в мировом ВВП. И по доле доллара в глобальной торговле. И по доле американской промышленности и сферы услуг в производстве реального глобального валового продукта.

Но главное — в ходе последнего кризиса (и множества организованных США в контексте этого кризиса государственных переворотов и локальных войн в разных регионах мира) начал обрушиваться миф о том, что Америка способна быть лидером движения глобального сообщества к благополучию и процветанию. И, тем более, миф о том, что Америка заинтересована в глобальном процветании.О том, что такие времена «обрушения мифов» близятся, в Америке думали давно. И именно из этих раздумий рождались различные идеи «разделения ответственности». То есть, поиска стратегических или хотя бы тактических союзников США и их «вовлечения» в защиту американских (предъявленных как совместные) интересов. В частности, еще в 1980-х годах один из «гуру» американского «политического реализма», Джордж Кеннан, писал, что «внешняя политика США страдает от невежества, изоляционизма и безответственности». А также призывал Америку отказаться от «политического нарциссизма» и признать необходимость «разделения ответственности» за судьбы мира с другими странами.В конце 1990-х годов группа американских неоконсерваторов (советников и соратников президента Джорджа Буша) во главе с Робертом Каганом указывала, что для США брать на себя полноту ответственности за основные нужные Америке глобальные перемены — и слишком издержечно, и опасно. Поскольку результатом становится не только чрезмерная «военная» нагрузка на американскую экономику, но и то, что слишком многие в мире, включая существующих и потенциальных союзников, возлагают на Вашингтон вину за неблагоприятные последствия американских инициатив. А потому «команда Кагана» советовала гораздо настойчивее, глубже и прочнее вовлекать в обеспечение стратегических интересов США всех союзников.Поскольку Россия в тот период была в глубочайшем кризисе (и, как считали в Вашингтоне, уже практически в «американском кармане»), а Европа была в основном достаточно «послушна» США, то «команда Кагана» формулировала эти предложения прежде всего для «стратегической остановки Китая». В частности, предлагалось использовать для этого «американских сателлитов» в Азиатско-Тихоокеанском регионе.В 2007 г. американский адмирал Майкл Маллен, председатель Объединенного комитета начальников штабов, сформулировал доктрину «Глобального морского партнерства», предусматривающую максимальное вовлечение союзников США в «корпоративное» решение проблем безопасности Америки.

В том же 2007 г. Збигнев Бжезинский выпустил книгу «Второй шанс». Где, в том числе, написал, что «для сохранения своего глобального лидерства» Америка должна научиться искать компромиссы с союзниками и даже, при необходимости, поступаться элементами своего суверенитета.

Тем не менее, администрация Дж. Буша к советам о необходимости «глубокого партнерства» не слишком прислушивалась. Не прислушивалась то ли из-за сомнений в полезности военных «партнерств» с гораздо более слабыми союзниками, то ли из-за самоуверенности (упомянутого Кеннаном «нарциссизма»). Хотя в своих локальных войнах рубежа XXI века США всё же союзников использовали, но только в качестве вспомогательной силы.

Перелом произошел после 2009 г., уже при новом президенте США Бараке Обаме. И, видимо, первым массированным опробованием новой стратегии «союзничества» стали спецоперации «арабской весны» 2010–2011 гг. Где публичную инициативу военной вовлеченности в конфликты — в частности, в Ливии и затем Сирии, — США предложили взять на себя американским союзникам по НАТО (Франции, Великобритании, Германии, Турции) и «дружественным» арабским странам (Саудовской Аравии, Кувейту, Эмиратам). А США подключались к силовым и специальным операциям только на следующем этапе и, как правило, после демонстрации того, что «союзники не справились».

Знаменательно, что это происходило уже в ходе глобального финансово-экономического кризиса. Который (о чем сейчас среди экономистов не говорит только ленивый и ангажированный) был «сконструирован» пулом транснациональных финансовых структур с опорой на глобальные американские банки и Федеральный резерв США.

Не менее знаменательно и то, что полмира (и прежде всего, «союзная» США Европа) в результате «арабской весны» получили мощный и болезненный удар по своим экономическим и политическим позициям.

Все они (Европа, Япония, Китай, Индия, Южная Корея) начали испытывать трудности со снабжением ближневосточной и североафриканской нефтью и газом.

Все они, и в особенности Европа, в той или иной мере ощутили повышение внутриполитических и экономических рисков. В том числе — особенно болезненных в кризисе инвестиционных рисков. И прекрасно видели, что главной причиной выросших рисков становится наплыв беженцев и нелегальных мигрантов из дестабилизированных стран «арабской весны». И, в особенности, достаточно массовый криминальный и исламистский компонент этих беженцев и мигрантов.

Европа, Китай, Индия, в дополнение к перечисленному, потеряли на Ближнем Востоке и в странах Магриба существенную часть своих политических позиций и торгово-экономических связей.

Нельзя не отметить, что все эти обстоятельства в мире, и в том числе в Европе, были хорошо осознаны. Именно поэтому США не удалось «продавить» ни через Совет Безопасности ООН, ни через «мировое общественное мнение» военные санкции против Сирии. Решающую роль сыграла, конечно, Россия. Но военная операция без санкции Совбеза (что уже стало привычной практикой США после первой войны в Ираке и войны в Югославии) на сей раз не состоялась именно потому, что воспротивились многие традиционные европейские (и не только европейские) союзники Америки.

Похоже, данное событие стало «каплей, переполнившей чашу». И в США решили, что пора «на полную мощность» вводить в действие давно готовившуюся новую, существенно трансформированную систему «концептуального оружия» глобального применения.

Похоже, именно это мы сейчас наблюдаем и ощущаем — впервые в истории! — в развитии кризиса вокруг Украины.

Суть трансформации концепта американского доминирования — в том, чтобы максимально вовлечь союзников в решение локальных и глобальных проблем в американских интересах. Причем вовлечь таким образом, чтобы и противников, и союзников США подавить или в необходимой мере ослабить. В полном соответствии с базовым принципом американской политики, согласно которому никто в мире не должен даже пытаться посягать на американскую политическую, военную, экономическую и «моральную» гегемонию. Которые, якобы, даны Америке свыше, от бога, чтобы правильно руководить миром и вести его к благополучию и процветанию (американскому, разумеется, благополучию и процветанию).

При этом не следует думать, будто такой концепт доминирования возник внезапно, как чертик из табакерки. Как уже сказано выше, он давно в той или иной мере обсуждался американскими интеллектуалами — от Кеннана и Кагана до Бжезинского. Он в той или иной мере использовался и в ходе «гуманитарных операций» типа войны в Югославии, и при ведении «контртеррористических» войн начала XXI века, в которые вовлекались — с ущербом для себя — основные американские союзники. Этот же концепт использовался и в ходе введения международных экономических санкций против Ирака и позже — Ирана (от которых, опять-таки, страдали в основном именно европейские союзники США).

Однако во всех этих случаях США старались «играть первую скрипку». И заявляли о своей готовности нести основные издержки, и потому — о своем праве получать основные приобретения.

Теперь же речь идет о том, что США намерены «пропускать вперед» своих союзников в качестве инициаторов политических, военных и экономических кампаний, в которых заинтересована Америка, а сами оставаться позади или даже «в тени». И, соответственно, адресовать союзникам издержки (включая максимальное перекладывание на них разнообразной ответственности за негативный результат).

Далее, не следует думать, что США признали неэффективным свое концептуальное оружие предшествующей эпохи, о котором мы говорили ранее, — от «конца Истории» по Фукуяме до «войны цивилизаций» по Хантингтону, от «мягкой силы» по Наю до «ненасильственного сопротивления» по Шарпу и «управляемого хаоса» по Манну, от «глобального пробуждения» по Бжезинскому до постмодернистского «искусства интерпретаций». Всё это концептуальное оружие в той или иной мере работает и, значит, востребовано.

Концептуальная новизна, видимо, состоит в том, чтобы привести этот концептуальный инструментарий в единую систему с учетом новых возможностей и новых целей. То есть, превратить в полноценный и системный военный инструмент. Использование которого позволяет США оставить за собой разработку стратегического плана нужной Америке кампании и ее информационно-пропагандистское обеспечение, а решающие проблемы и издержки исполнения этого плана возложить на «вовлеченных».

Центральным в новой американской концептуальной конфигурации, видимо, становится ключевой тезис концепта Джозефа Ная: «заставить других хотеть того, чего хотим мы».

Как заставить?

Здесь возникли две фундаментальные (и в основном новые) возможности.

Первая состоит в том, что США уже фактически узурпировали прямое или неявное управление большинством влиятельных глобальных СМИ, а в последние годы распространили свое преимущественное влияние и на интернета. О том, как это происходило (от слияний медиа-концернов до перехватов собственности в независимых СМИ, от создания в администрации США специальных групп и отделов интернет-пропаганды до военного Киберкомандования), в мировой прессе написано более чем достаточно. Мы также писали об этом ранее и в книге «Политическое цунами», и в соответствующих газетных рубриках.

В результате этих целенаправленных приобретений именно США получили воистину подавляющий контроль над глобальным общественным мнением. А это — качественно новая ситуация.

Во время войны НАТО в Югославии для обеспечения информационно-пропагандистского преимущества (оправдания «моральной необходимости» военной агрессии против Сербии) командование блока включило имеющиеся в его распоряжении механизмы прямой информационной войны. То есть неприкрытую цензуру СМИ с запретом на показ/рассказ всего, что не соответствовало позиции натовских агрессоров.

Это, разумеется, дало результат. Так, очевидец рассказал мне о том, что во время войны против Сербии репортаж об антивоенном митинге в центре Рима, на который собрались сотни тысяч человек и который снимали десятки ведущих мировых телеканалов, вообще нигде не попал в эфир. Однако, тем не менее, тогда немало влиятельных СМИ (не только российские, но и китайские, латиноамериканские, индийские и даже некоторые европейские) всё же высказывали или освещали позицию по Югославии, альтернативную натовской.

Теперь же в глобальном медиа-пространстве, включая почти весь Интернет, альтернативу официализированной американской позиции нужно, как правило, старательно искать. Причем находится она в основном в отдельных «высоколобых» журналах, малотиражных газетах или на полумаргинальных интернет-сайтах. То есть публикуется в «гомеопатических» дозах и доходит до ничтожной части глобальной «демократической аудитории».

А демократическая аудитория и ее массовое «мнение» в нынешней мировой ситуации значит очень много. Поскольку западное (и в значительной части мировое) население уже вполне приучили к мысли о том, что оно живет в демократическом обществе, и элита управляет этим обществом сообразно воле «демократического большинства».

Англосаксы — сначала англичане, а затем американцы, — занимались этой проблемой очень давно и вполне успешно.

Британские и американские элиты еще на рубеже ХХ века внимательно читали основополагающих авторов концептов «теории элит» и «теории масс» — от Макиавелли до Джентилле и от Лебона до Ортега и-Гассета.

Крупный американский политический журналист и политолог Уолтер Липпман (который, кстати, был советником президента США Вудро Вильсона) еще в начале 1920-х годов выпустил серию статей, а затем и книгу «Общественное мнение». В которой Липпман, в частности, указывал, что общественное мнение, с одной стороны, крайне важно для устойчивой политической, экономической и социальной системы, но, с другой стороны, «крайне переменчиво и не может быть надежным ориентиром для принятия политических решений». А потому на политическую элиту (власть) возлагается обязанность не только «понимать необходимости» и «эффективно руководить», но еще и «фабриковать согласие». То есть, не руководствоваться общественным мнением, а им целенаправленно манипулировать.

Далее политические элиты Великобритании и Америки очень внимательно присматривались к тому, как задачи «фабрикации согласия» решают политические режимы муссолиниевской Италии и других европейских стран побеждающего фашизма, а затем и нацистская Германия. Так, хорошо известно, что британский премьер Уинстон Черчилль восторгался «пропагандистским блеском» итальянских фашистов, включая Д‘Аннунцио и Муссолини. А американский основатель первой мировой «автомобильной империи» Генри Форд откровенно признавал, что не знает лучшей пропагандистской работы, чем та, которую проводит в Германии доктор Геббельс.

Причем Форд, с его нескрываемыми нацистскими симпатиями и широкими связями в нацистской элите Германии, вряд ли был в неведении относительно ключевых принципов пропаганды Геббельса. Включая такие высказывания Геббельса, как: «Мы добиваемся не правды, а эффекта... Худший враг любой пропаганды — интеллектуализм... Чтобы в ложь поверили, она должна быть ужасающей... Человек был и остается животным... Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней», и так далее.

Все это англосаксонские элиты внимательно изучали. И осмысленно перенимали успешные практики «фабрикации согласия масс». Особенно активно этот процесс пошел после Второй мировой войны, когда в британскую и особенно американскую элиту были инкорпорированы ключевые кадры «специалистов по фабрикации согласия» из нацистской верхушки побежденной Германии.

Именно в ходе наработки теоретического багажа и конкретных практик такого рода на современном Западе возник тот феномен элитного государственного управления, который сегодня социологи обсуждают под названиями «псевдодемократии», «управляемой демократии», «имитативной демократии» и т. п. И именно этот тип социально-государственного управления за счет «фабрикации общественного согласия» сегодня в растущих масштабах используют США при «модернизации» концептуального оружия своего доминирования. Отличие лишь в том, что США, получив, в отличие от доктора Геббельса, глобальный контроль над мировыми СМИ, всерьез претендуют на то, чтобы превратить в «стадо свиней» глобальное общество.

Но есть в нынешней глобальной ситуации и вторая принципиальная новизна. Та самая, краешек которой миру приоткрыл своими разоблачениями ставший знаменитым беглец из американских спецслужб Эдвард Сноуден. И которая заключается в возросшем до невероятных масштабов и возможностей инструментарии электронной разведки США.

Выяснилось, что давно обсуждаемая глобальная спутниковая система разведки «Эшелон» — только «верхушка» американского разведывательного «айсберга». Оказалось, что под контролем американской разведки находится не только подавляющая часть трафика мирового интернета, включая электронную почту и социальные сети, но и большинство переговоров по проводной, спутниковой и особенно сотовой телефонной связи. Включая переговоры по множеству специальных («защищенных» и шифрованных) каналов связи.

То есть, Сноуден показал, что под прочным «колпаком» нынешних американских «Мюллеров» находится не только и не столько «глобальный террористический интернационал» (с этим как раз дело обстоит не слишком успешно), сколько политические, экономические, военные и так далее элиты подавляющего большинства стран мира.

В результате все перечисленные (как и не упомянутые) элиты в своем выборе принимаемых стратегических решений оказываются как минимум под двойным внешним американским давлением.

Первый вектор этого давления — «сфабрикованное» управляемыми США глобальными СМИ в американских интересах глобальное «общественное мнение», которое диктует границы «коридора» принимаемых решений снизу, от «демократического электората». Этот электорат достаточно глубоко «пропитан» американской оценкой правильного и насущно необходимого «для благополучия народа», и предъявляет своим элитам требования «правильное и необходимое» исполнять. А данное обстоятельство в «демократии», даже имитативной, для элиты очень важно. Особенно на очередных выборах.

Второй вектор давления — способность США негласно предъявить элите интересующих стран угрозу «вытащить на свет» обнаруженные американской электронной разведкой «скелеты в шкафу», которые есть у этой самой элиты. А поскольку элиты без «скелетов в шкафу» почти не бывает, этот вектор давления, видимо, оказывается не менее весомым и болезненным, чем сфабрикованное Америкой низовое «общественное мнение».

Отметим, что Сноуден — пока — обнародовал в основном только материалы, касающиеся самого факта помещения глобальных элит (включая элиты ближайших союзников США) под американский «разведколпак». Никаких крупных «скелетов» из чужих элитных шкафов американцы (вновь пока), похоже, не вывалили. И вряд ли случайно. Как нередко говорят военные, политические и экономические стратеги, «угроза всегда страшнее исполнения».

Ведь само осознание наличия угрозы — очень большая психологическая нагрузка. Тот, на кого она ложится, не знает, какой именно компромат на него «нарыли» американские спецслужбы. То ли коррупционные связи, то ли политические махинации, то ли покрытие экономических афер, то ли «неэтичное» (социальное, семейное, сексуальное и т. д.) поведение. А ведь могли даже не столько нарыть, сколько — на основе каких-то обрывков реальных разговоров, текстов, видео, — сфабриковать. Ведь американцы и это могут фабриковать, не только «общественное мнение», не так ли? А что нарыли или что могут сфабриковать — неизвестно. Это ведь просто невыносимо...

Все перечисленное вполне может продиктовать «подударному» элитарию простой и прямой выход из ситуации: «на всякий случай» дать понять, что он не хочет обнародования «скелетов» из своего шкафа и присягает американским интересам.

Именно так, видимо, в нынешнюю эпоху формируется существенная часть нужной США элитной «пятой колонны» и в странах-противниках, и в странах-союзниках. А также в международных официальных и неформальных организациях, региональных политических и экономических блоках и т. д. И именно эта «пятая колонна» оказывается в руках США одним из важнейших коллективных «акторов вовлечения», который заставляет социальные группы, страны, организации, коалиции включать свои разнообразные ресурсы в ненужные — или даже откровенно вредные для себя — проекты и кампании, в действительности преследующие американские цели и интересы.

Подчеркну, что описанный инструментарий «подавляющего вовлечения» в той или иной мере использовался против противников и союзников во все эпохи. Фундаментальная новизна эпохи нынешней заключается в том, что возможности США «фабриковать общественное мнение» стали почти глобальными, а их возможности получать и накапливать компрометирующие материалы в отношении мировых элит — почти тотальными.

ИА Красная Весна
Читайте материал целиком по ссылке:
https://rossaprimavera.ru/article/obnovlennyy-koncept-amerikanskogo-dominirovaniya-podavlenie-cherez-vovlechenie-chast-iКАК ОТВЕТИТ ПУТИН НА ГРОССМЕЙСТЕРСКУЮ ИГРУ ЭРДОГАНА Анкара начинает одновременную игру сразу на нескольких «геополитических досках» Станислав Тарасов
27 июля 2020 Трехдневный вооруженный конфликт на товузском участке границы между Арменией и Азербайджаном изменил ситуацию в Закавказье принципиальным и неожиданным образом. Раньше конфликтующие стороны временами постреливали друг в друга. Но никто не предполагал, что Азербайджан начнет вооруженное вторжение в Армению, не опасаясь столкнуться с соответствующей реакцией ОДКБ. Что касается Армении, то ее аналогичное действие в отношении Азербайджана вообще исключалось.Считалось, что вооруженные осложнения между Баку и Ереваном возможны только на карабахском участке фронта, что и происходило в апреле 2016 года. Но на сей раз все пошло иначе. Как пишет Le Monde, «опять неожиданно конфликтующие стороны близко подошли к точке невозврата, и никто пока не знает, кто, какая силы придавала импульсы такому развитию событий с множеством последствий». По оценке специалиста по Закавказью Нурлана Гасымова, «мы имеем дело с наиболее противоречивым событием после окончания карабахской войны апреля 2016 года», потому что «ни Армения, ни Азербайджан не разъяснили, какие задачи выполняли военные». В этой связи бывший начальник Генерального штаба ВС Грузии генерал-майор Гиви Иукуридзе считает, что возникшая ситуация требует серьезного осмысления и глубокого анализа. Потому что, во-первых, впервые после 1994 года, заключения перемирия между Арменией и Азербайджаном, Турция столь открыто стала проявлять свою заинтересованность в военном присутствии в регионе. Во-вторых, при негативном ходе событий, по мнению Иукуридзе, возникла бы вероятность использования Анкарой территории Грузии в военных действиях для выполнения своих тактических и оперативных целей по поддержке Баку. По словам генерала, «в последний период Турция себя ведет таким образом, что ни во что не ставит международные нормы, поэтому с ее стороны пересечение границы Грузии в военных целях меня не удивит». Действительно, почему-то именно Турция изначально стала придавать повышенное значение «товузскому кризису», несмотря на незначительные масштабы этого противостояния. Как рассказывал сам президент Азербайджана Ильхам Алиев, его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган выходил с ним на телефонный контакт, были интенсивные связи и между оборонными ведомствами двух стран. Эрдоган обещал Алиеву военную поддержку, словно подталкивая его к конфликту, понимая, что в данном варианте вооруженная конфронтация между Баку и Ереваном напрямую затрагивает интересы Москвы. Когда президенту Турции приходилось решать острые проблемы в Идлибе, он выходил на диалог с президентом России Владимиром Путиным. Но сейчас его телефонный разговор с российским коллегой состоялся уже после того, когда определилось отношение ОДКБ к инциденту в Товузе. Так выявился новый курс Турции в Закавказье и роль в нем Азербайджана. По всем признакам, Баку, как и Закавказье, включено в так называемую «дугу напряженности Эрдогана». Как полагают турецкие эксперты, Анкара начинает «одновременную гроссмейстерскую игру сразу на нескольких геополитических досках» от северного Ирака через северную Сирию, через Средиземное море и через Израиль в Ливии, в Катаре и Сомали, в Средиземном море против Греции, Кипра, Франции и Израиля и в Закавказье. Это новое качество турецкой внешней политики и геополитики, без внешней обозначенной прозападной или натовской ориентации. Правда, есть версия, что Анкара всё же координирует свои усилия с определенными западными кругами по части дестабилизации ситуации в Закавказье. Если это так, то «товузский кризис» — только первый звонок. В Москве это, конечно, видят и понимают. В случае необходимости ей есть чем ответить и тоже начать двигать фигуры на шахматных геополитических досках.

Яндекс.Директ
Как успешно зарабатывать на Амазон?
18+
На первых порах необязательно это делать в Закавказье. Несмотря на то, что на северо-востоке границы Армении с Азербайджаном в настоящее время наступило определенное затишье, конфликт может «рвануть» в любой момент.


Ваши коментарии

Уважаемые посетители, ваши коментарии проверяются администратором сайта.
Пожалуйста, избегайте употребления ненормативной лексики. Сообщения рекламного характера также будут удалены.
Спаибо за понимание.
Имя (*)

E-mail (*)

Ваш комментарий (*)


  архив новостей
Показать:
  поиск по сайту
Искать:   
в новостяхв гл. новостяхв анонсахв темахза нами МоскваМы были правы...
© РИА "АРБИТР" 2002-2005. При использовании материалов, содержащихся на страницах электронного издания РИА АРБИТР, ссылка на www.ria-arbitr.ru обязательна.